Электричка

Поздним вечером в подземке может случится всё, что угодно. Особенно — в Мэйнхэттене. От автора: Это поток сознания, навеянный песней «Электричка» группы «Кино».

Бабс Сид

Контакт

Тяга к звёздам привела юную чародейку к удивительному приключению.

Твайлайт Спаркл Спайк Человеки

Погрешность генотипа

Когда Принцессы объявляют тебе, что ты единственный из ныне живущих способен зачать аликорна - это хорошо, но когда они объявляют это тебе, соблазнительно лёжа вчетвером на одной кровати - это повод напрячься.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Мечта

Исполнившаяся мечта одной кобылки...

Другие пони

Обманываться рада

На ферму "Сладкое яблочко" возвращаются родители Эпплджек. Радости детей нет предела, но бабуля Смит не узнаёт в пришельцах сына и невестку.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит

Не дай ей угаснуть

Роковая ошибка способна привести к ужасным последствиям. Как же невыносимо смотреть на закрытые глаза той, которая должна радоваться и жить полной жизнью, чего была жестоко лишена.

Принцесса Луна Другие пони

С чего начинается утро?

Много ли мы знаем про Пинки Пай? Да, она очень открытая и весёлая пони. Но у каждой пони есть свои маленькие секреты.

Пинки Пай

Left4Pony

Хранители попали в будущее человеческого мира. Только вот будущее это не так прекрасно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Как вырвать зуб единорогу/How to Remove a Unicorn Tooth

Три недостающих фрагмента, два любящих аликорна и одно-единственное глупое решение, направившее жизнь юной принцессы Кейденс по новому пути.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Афганистан Экспресс

Рассказ о бойцах армии США, явившихся в Эквестрию прямиком из охваченного войной Афганистана...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Лира Бон-Бон Человеки

Автор рисунка: MurDareik
ГЛАВА 9 "Контакт" ГЛАВА 11 "Выход есть всегда"

ГЛАВА 10 "Тёмная ночь"

ГЛАВА 10 "Тёмная ночь"

Пони продолжали смотреть на гостью, ожидая о неё буквально чего угодно.

— Сегодня я вспомнила какого быть "живой". Та энергия, которую я впитала много веков назад, да боль содеянного... я была вынуждена огородить свой разум от чувств, дабы не сойти с ума. Не стать Иерихоном. Я такая же, как и вы, — улыбалась Селена. — Благодаря дочери, её стараниям, я получила шанс восстановить свою жизнь и наконец... наконец испытать то, что чувствуют другие, постепенно убирая защитный барьер в своей голове. Постепенно... это и есть ключ обрести утраченное и при этом сохранить рассудок, — говорила Призрачная Пони.

Друзья вновь переглянулись.

— Примите меня не как божественную сущность, не как Призрачную Пони, а как... пони, — с надеждой просила Селена.

— Будет трудновато, учитывая что вы принцесса. Мы со своими-то принцессами не можем говорить на равных, — сказала ЭпплДжек.

— Моего мира нет и я давно перестала быть принцессой, — задумалась кобылица.

— Простите, я не хотела вас обидеть, — закраснела ковбойка.

— Эти чувства... я так им рада. Я совсем забыла как же прекрасно их ощущать, столько новых возможностей открылось в одночасье, — мечтательно вздохнула Селена.

Артур просто не узнавал ту роковую Призрачную Пони, свободно вертящую судьбы миров на кончике своего копыта.

— Я не понимаю, почему вы так резко и неожиданно изменились? — спросил парень.

— Когда я потеряла тело, то все мои силы значительно ослабли, в том числе даже защита от эмоций, которые нашли тонкую брешь и просочились наружу. Сейчас я испытываю лишь их малую часть, ибо если защиту резко убрать, то последствия будут ужасными для всех, — пояснила Селена.

Несколько пони напряглись.

— Не бойтесь, я всецело контролирую себя. Вы вне опасности, — успокоила гостья.

— А как же ваша слабость? — напомнила Пинки.

— Силы быстро восстанавливаются, кризис уже миновал. Как я говорила, вы вне опасности, — говорила кобылица.

— А если... — начала ЭпплДжек.

— Девочки, думаю, хватит нашу подругу загружать вопросами. Селена, мы рады видеть тебя в нашем дружеском кругу, ведь верно? — говорила Твайлайт, глядя на одобряющие кивки подруг.

— Спасибо, — скромно поблагодарила Селена.

Призрачной Пони было сложновато общаться с пони, она практически молчала, но слушала с неподдельным интересом, стараясь вникать в диалоги новых друзей. Артур всё время косился на загадочную гостью, всё пытался найти подвох. На его памяти ещё никто так разительно не менялся, хотя, судя по заверениям Селестия относительно Зубарева, то тот поменялся более, чем полностью. Может, Эквестрия действительно волшебная страна, способная пробудить свет даже в тех душах, где он был давно потушен?

Пони побросали свои дела, всем было интересно побыть с необычной гостьей. Таким образом, день пролетел незаметно. Когда гости разошлись, Твайлайт ушла принимать душ, Артур же застилал кровать свежим бельём. Краем уха он услышал пение, причём настолько прекрасным, что у него мурашки по коже пробежали. Он осторожно подошёл к закрытой двери гостевой комнаты и просто не мог удержаться от подслушивания.

— Ну спой ещё раз! — попросила Тия.

— Я уже два раза спела, моя азгардиечка, — посмеялась Селена.

— Ты никогда мне не пела, ну пожалуйста! — умоляла Тия.

— Ну хорошо, но потом спать, ладно? — задорно согласилась Селена. — Я раньше столько песенок знала, а эту придумала только что. Я не мастерица на стихи, не думала что тебе понравится, — нежно говорила Призрачная Пони.

"Спустилась с небес тёмная ночь,

Тёмная ночь, сновидений чудес.

Одеяльцем тебя я потеплее укрою,

Тёмная ночь, я всегда рядом с тобою.

Крылья сложи и ляг на бочок,

Тёмная ночь, тишины ты исток.

Ты моя радость, глазки закрой,

Тёмная ночь, гармонии устой.

Я люблю тебя, мой ангелок,

Тёмная ночь вошла в городок.

Спи, не подглядывай, а отдыхай,

Тёмная ночь, моему ангелку помогай.

Вот она рядышком, вот она в доме,

Тёмная ночь тебя прячет в покрове.

Лети далеко, волшебство ты представь,

Тёмная ночь, лишь крылья расправь.

Спустилась с небес тёмная ночь,

Тёмная ночь, сновидений чудес"

— Приятных снов, мама, — сонно произнесла Тия.

— Приятных слов, — Селена поцеловала дочь в щёку.

В этот момент парень наконец осознал, что Призрачная Пони... больше не Призрачная Пони. Она Селена, такая же живая, как и другие существа. Она изменилась и Гриша, однажды заглянув в её тайны, был прав — Селена прекрасна.


В чайном домике... домище, веселье тоже шло полным ходом, несмотря на севшее солнце. Братья настолько по друг другу соскучились, что трещали без умолку, чем здорово нервировали Рэйнбоу, которая хотела выспаться перед важной тренировкой, чему, судя по всему, не было суждено сбыться. А когда в дело вступил сидр, то весёлые разговоры переросли в весёлую орню. Пегаска, сжимая подушку, думала кому бы первым врезать, да и куда врезать, чтобы было побольнее.

— Олухи, вы можете трепаться потише? Я, вообще-то, пытаюсь заснуть! А если Вандерли разбудите, то... — не договорила пегаска.

— Ты пощекочешь перьями? — посмеялся Эдик.

— Крылатка... — говорил Гриша.

— Я тебе не крылатка, человекр стручковый! — прошипела пони.

— Рэйнбоу, да дай нам посидеть. А Вандерли всегда спит непробудным сном, ты же... — краем глаза Гриша заметил жеребёнка, сидящую в углу комнаты и облизывающую кружку из-под эля. — ...знаешь, — договорил он.

Увы, но и пегаска заметила дочку. Тишина. Два удара, два человека на полу. Тишина.

— Вы совсем рехнулись? Спаивать Вэнди? Совсем? — кричала пегаска, отбирая у жеребёнка кружку.

— Я думал она спит, — тараторил Гриша, поднимаясь с пола.

— Я не пила... ик! — икала маленькая кобылка.

С каждой икотой она становилась то девочкой, то жеребёнком, от чего Рэйнбоу перекосило так, словно по ней Зубарев, держащий за руку Шульмана, пробежался.

— Гриша! — фыркнула Дэш.

— Да там было... всего... пол... кружки, — парень прятался за стул.

— Это просто недразу... — заступился Эдик, и невольно отлетел на диван, стоящий у противоположной стены.

— Мама, папа не виноват, я сама взяла, прости! — говорила жеребёнок-девочка.

— Вэнди, иди спать, — строго сказала пегаска.

Кобылка покорно послушалась.

— Не бей меня, — прошептал Гриша.

— Ох, дурень, — пони прижала копыто ко лбу и покачала головой.

— Ещё никогда не видела, что бы так икали, — улыбнулась пегаска.

— Ага, — заулыбался парень.

— Ничего смешного! — нахмурилась пони. — Утром поговорим и больше никакого эля! И ни звука! — не дожидаясь ответа, пегаска ушла в комнату.

Эдик посмотрел на раскорячившегося у стула брата.

— Теперь ясно кто в доме хозяин и у кого есть... — не договорил он.

— Молчи уж, — буркнул Гриша на Эдика, благополучно свисающего с дивана.


У тёплого огня любили греться не только пони, но и аликорны. Селестия наслаждалась теплом, шедшим из большого очага, украшающего апартаменты гостиной покоев. Она удобно лежала на мягком пледе и терпела то, как её синяя сестра тычет в неё копытом.

— Ну почему ты не пускаешь меня на Землю? Почему? Сама вон, слетала, — спросила Луна, лежащая рядом.

— Уж больно красочны твои приключения. И опасные. Людской мир отличен от нашего и может быть опасен, ты же сама знаешь, — ответила правительница.

Из огня вылетела тлеющая икорка и потухла, чуть-чуть не долетев до пола.

— Сели, — принцесса ночи тыкнула сестру копытом в ягодицу.

— Ох, — вздохнула светлая.

— У тебя с Эдиком роман? — спросила Луна.

У Селестии пересохло в горле.

— Не говори глупостей. Я летала потому что он хотел увидеть брата, не более, — оправдывалась старшая.

— А как же попытки его соблазнить? — Луна коварно улыбнулась, продолжая тыкать сестру.

— Я была в смятении от, окружающих меня, межвидовых отношений и, будучи в "настроении", я... Луна, лучик мой, между нами ничего нет, ему не прельщают такие отношения, — нервничала Селестия.

— А тебе нравятся? Именно твои с Эдиком? — улыбаясь, спросила сестра.

— Перестань тыкать, а то синяк оставишь, — Селестия посмотрела на свою заднюю часть тела.

— Синяк? Тебе? Сели, старая ты шутница, — посмеялась Луна.

— Никакая я не старая. Я слежу за внешностью и за развитием ума, — обиделась правительница.

— Так тебе нравится Эдик? — напомнила синяя принцесса.

— Он же человек. Даже не аликорн, — замялась Селестия.

— Сели! — настаивала синяя.

Селестия промолчала и отвернулась к камину.

— Ладно, понимаю. Тема межвидовых отношений тебя совсем достала, я просто хотела уточнить. Кстати, а ты в курсе что Понивилле объявилась Призрачная Пони? Самое интересное, остановилась у твоей ученицы, — спросила Луна, начиная тыкать сестру в бок.

— Вот как? — повернулась Селестия. — Снова испытание? — спросила правительница.

— Не думаю, "она" в библиотеке уже несколько дней, — говорила Луна.

— И ты только сейчас об этом говоришь? — встрепенулась Селестия.

— Ты же понимаешь, "она" не любит когда её обсуждают. Хотя, её долгое пребывание в деревне меня настораживает, — Луна сменила копыто.

— Мы не можем вмешиваться в её дела. Я завтра сообщу мэру Понивилля чтобы предоставила ей всё, что только она попросит. Да и Спаркл задам пару вопросов, — зевнула Селестия.

Луна, заметив зевоту сестры, не смогла удержаться и тоже хорошенько зевнула. Затем, она встала на ноги, похрустела крыльями, пару раз превратилась в синее облачко, сбросила королевские атрибуты на пол и снова легла рядом с сестрой, вернувшись к любимому занятию: тыкать копытом именно в эту самую сестру.

— Тебе разве не нужно на ночное бдение? — За окном ночь, — Селестия посмотрела на разбросанные серебряные накопытники.

— Я попозже полечу, есть дела и по важнее, — ещё раз зевнула Луна.

— И какие же? — удивилась Селестия.

— Так что у тебя с Эдиком? — хихикнула Луна.

Селестия взяла магически часть хвоста Луны, положила голову на плед и укутала её синим звёздным хвостом, из-под которого донёсся недовольный стон.

— Сели, — Луна тыкнула ногой в ягодицу правительницы. — Сели, — повторила она. — Сели, — третий раз сказала Луна.

— Если не прекратишь, то я превращу тебя в камень, — буркнула светлая.

— А я сделаю тебя жеребцом, — посмеялась Луна.

Из-под звёздного хвоста показался сиреневый ошарашенный глаз, от вида которого, Луна залилась задорным смехом.

— Тебе уже несколько веков, а шуточки всё такие же плоские, — ворчала светлая.

— Молодёжные, — смеялась синяя. — А если серьёзно, сестра, ты давно ходишь эм... одинокой. Разве не хочешь возжелать кавалера? — спросила синяя.

— Я не могу... точнее, не стану по той же причине, по которой и ты не выбрала себе партнёра, — сказала Селестия.

Луна перестала улыбаться.

— Может, я пересмотрю свои взгляды, — прошептала принцесса ночи.

— Может, и я пересмотрю, — раздался голос из-под звёздного хвоста.