FO:E - Схватка в Разломе

Два курьера. Два пони, чьи судьбы неразрывно связаны. Два непримиримых врага. У них разные цели, разные идеалы - но общая история. Которая началась в Разломе. И там же закончится...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Великий ужасный план

В Сталлионграде умирает товарищ Сталлион, и принцесса Селестия созывает совещание, где генерал Мак Арт, глава разведки Дал Ал и другие министры решают, как вернуть Советсвкую Сталлионградскую Республику в лоно Эквестрии.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Прелести чтения под дождём

Порой так приятно на минутку отвлечься от повседневных забот. И Твайлайт не исключение. Правда, у принцессы свой способ расслабиться.

Твайлайт Спаркл

Портрет Трикси Луламун. Пропущенная сцена

Пропущенная сцена из «Портрета Трикси Луламун», писавшегося на конкурс. Местами наглый «кроссовер» с «Повелителем иллюзий» Баркера и одной книжкой Джона Бойтона Пристли, название которой я забыл. Сцена, призванная показать могущество Трикси, как новосотворённого лича, но ещё до конца не утратившего реакции и мотивацию живого существа - по условиям конкурса не вписывалась в «габарит». Несколько раз порывался дописать эту сцену, но всё не было вдохновения.

Похождение демикорна: Сингулярность.

Все в нем. Редактировал Knorke.И скорее всего это его последняя работа на строиесе.

Дорога в Эквестрию

Главный герой - человек по имени Джон. Он живёт в скучном, погружённом в обыденности, сером, дождливом городе. Его жизнь меняется в лучшую сторону, когда он узнаёт про мультфильм My Little Pony. Он начинает мечтать о том, чтобы попасть в Эквестрию. Его жизнь разделяется на сон и реальность. При чём одно, тесно связано с другим. Любые события происходящие с ним в реальном мире, отображаются во сне. Но что происходит, когда Джон начинает путать сны с реальностью?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Энджел ОС - пони Человеки Кризалис

Архетипист

Почему пони снятся сны? Почему наши сновидения настолько похожи? Что, если бы нам стало сниться нечто совершенно новое? Дискорд говорил, что хотел сделать наши сны более интересными. Добавить немножко остроты в наши скучные ночные жизни. Ничего опасного — лишь толику веселья, чтобы было о чём поговорить утром. «Незачем так беспокоиться, Твайлайт Спаркл, — уверял он. — Как-никак сны ещё никому не вредили». Хотелось бы мне, чтобы он был прав.

Твайлайт Спаркл Дискорд Старлайт Глиммер

Подарок принцессы

Принцесса Рарити готовится к самому важному дню рождения в Эквестрии - дню рождения Твайлайт Спаркл. У нее все спланировано, и это будет грандиозный сюрприз. Что, вообще, может пойти не так?! Третий рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

О Дискорде / Рассказ в стихах

Кто есть Дискорд? Откуда взялся? Просто... Просто рассказ о Дискорде. Завершено - 33% (Комментарии ускоряют написание)

Другие пони ОС - пони Дискорд

Как я стала злой.

Самый сложный период в нашей жизни - это переходный возраст. И каждый подросток переживает его по-разному. Рассмотрим случай, когда всё кончается плохо для него и для всех окружающих.

ОС - пони Найтмэр Мун

Автор рисунка: aJVL
Глава 1

Пролог

В свои сто шестьдесят восемь лет (в полном расцвете сил по меркам минотавров) Эбон Тандерхуф успел повидать многое и уже не думал, что Галактика сможет его удивить. Ветеран двух войн с мимикридами, он также участвовал в отражении бессчётного числа разбойничьих рейдов на пограничные миры Конфедерации и был одним из первых, кто спустился на улицы Экууса – столичного мира Империи – в десантных капсулах. За неполных десять лет Войны за Магию, как нарекли её современные историки, конфедератам удалось отбросить имперские войска от своих границ и начать осаду крупнейшего мегаполиса планеты – Канделло.

Так что Эбон крайне удивился, когда “Боевые вепри”, его отряд наёмников, получил заказ с самого Экууса. Слишком свежа была та пролитая кровь, еще не забылись те раны. И преисполнился справедливых подозрений, когда узнал, в чем он заключается. Во время войны ему удалось заработать репутацию холодного, безжалостного, не испытывающего никаких эмоций воина. Но сейчас он был готов признать, что чувствует нечто, похожее на страх. Она была хищником, он – добычей. И он чувствовал, что если хоть на миг отведёт взгляд от этих мерцающих янтарных глаз, то его съедят. Окончательно и с потрохами.

– Что же вы решили, мистер Тандерхуф? – тягучий, словно мёд, голос вывел его из ступора. Минотавр вздрогнул и окинул говорившую тяжёлым взглядом. Ощущение сверхестественного ужаса растаяло как сон златой. Он уже и забыл, когда в последний раз встречался с имперцами. С Пеппер Под, как представилась их потенциальная нанимательница, воитель познакомился всего лишь час назад, но той уже удалось произвести на него определённое впечатление. У него были знакомые из высшего света, периодически подбрасывавшие им работу, но никто из них не был похож на эту единорожку. И дело было даже не в расе. Тёплая, уверенная улыбка говорила о ней, как об умеющей держать себя, глубокой личности. Именно этих качеств и не доставало большинству конфедератской аристократии.

– Что вы решили? – повторила она. – Хоть это дело и является для меня крайне важным, я не могу позволить себе ждать всю ночь. Мне нужно успеть приготовиться к званому вечеру.

– У нас есть старая поговорка, мисс Пеппер, – ответил он, с трудом удержавшись чтобы не закатить глаза. Любовь имперцев к праздникам, вечеринкам и чаепитиям была одной из множества вещей, которые он так и не смог понять. – “Никогда не пытайся поторопить минотавра, обмануть грифона или разозлить зебру. Легче будет поймать ветер.” Я всегда терпеть не мог политические интриги. А Ваше задание в этом смысле уникально. Оно всколыхнёт Империю до основания. Нам ещё не доводилось начинать революций. Так что я спрошу: почему Вы выбрали именно нас? И зачем Вам это?

Эбон не ждал ответа на второй вопрос. Мало кто стал бы откровенничать с солдатом удачи, чьи честь и совесть продавались за деньги. Но именно на него Пеппер и ответила первым. Видимо, ей было крайне важно убедить его. Минотавр задумался.

– Мы живём в неспокойное время, мистер Тандерхуф, – начала она своим глубоким голосом. Тряхнула головой, подошла к окну. Копна рыжих волос и в спокойном состоянии напоминала языки пламени, а теперь и вовсе создалось впечатление, будто её объял огонь.

Далеко внизу мерцали огни Исторического района города. Мегаполис, в который слились столица и разросшиеся деревни у подножия гор, не спал и глубокой ночью.

– Отребье из Ничейного сектора объединяется под чьим-то началом. Их налёты стали наглее и намного организованнее. Речь идет уже не о простых разбойничьих рейдах. Скоро на наших, да и на ваших тоже, западных границах разгорится самая настоящая война. Кроме того, около Туманности впервые за пятьдесят лет заметили мимикридов. Разведчики, конечно, но уж вы-то должны знать, чей приход они предвещают. В такое время последнее, что нам нужно – это лидер, тратящий несметные ресурсы на ему одному известные цели, усугубляющий нашу старую вражду. Ей полагалось быть мудрой, но, по всей видимости, божественное происхождение не является залогом божественной же мудрости. Ее нужно… пацифицировать.

– То есть, убить, – уточнил Эбон. Чего-то подобного он и ожидал.

– Что?! Нет-нет, конечно нет! – Пеппер нервно теребила рукав пиджака. – Мы ведь не убийцы. Просто… просто аккуратно сместить её с трона. Мне жаль это говорить, но она отыграла свою роль. Во время того... кхм… того кризиса её вмешательство оказалось как нельзя кстати. Но теперь пришло время вернуть всё на свои места. Я уверена, она поймет… со временем. И потом ей достанется прежняя роль формального, духовного лидера.

– Понятно, – воитель не позволил эмоциям отразиться на голосе. Власть имущим нужно только ещё больше власти – это он понял ещё очень давно. И было глупо ожидать от этой единорожки чего-то другого. – Но вы не ответили на мой первый вопрос: чем мы заслужили подобную честь? В Системах есть сотни других групп. У тех же “Ангелов” гораздо более длинная и богатая история. В крайнем случае вы всегда можете обратиться к имперским спецслужбам.

– Ну, причины были, мистер Тандерхуф. Я, например, не доверяю разведке. Лишь Безымянная знает, что творится в их уродливых головах. А с моим мнением считаются многие. У меня где-то тут было досье на ваш отряд. Один момент, если вас не затруднит, – Пеппер левитировала из крохотной сумочки техносвиток и коснулась его рогом. Защитная ленточка с печатью мигнула красным и исчезла. Единорожка прокашлялась и мгновенно посерьёзнела. – Вот. В 77 году вашим отрядом была ликвидирована лидер сепаратистов Грим Мейн, что помогло Конфедерации сохранить систему Просперо. Бедолагу раздавило статуей её отца. Иронично, учитывая то, что они терпеть не могли друг друга. В 78 – гибель пиратского вожака Роутендорфа, готовившего налёт на курорты Лунного кольца. Из-за сбоя в навигаторе его корабль прыгнул в центр одной из местных звезд. Ещё одно доказательство того, что наши корабли надежнее. Несколько убитых комендантов имперских крепостей, завербованных вашей разведкой. Та-а-ак. В общей сложности, за эти двадцать лет ваша группа выполнила порядка двадцати контрактов. И это только те, которые мы смогли найти. Для отряда, который возник только после Магии, вы отлично справляетесь, согласитесь. Так что выбор наш, как мне кажется, вполне закономерен и логичен.

– Да уж, логичнее некуда, – пробурчал он, не зная что и ответить. Информированность его собеседницы тревожила, ведь его наниматели из разведки уверяли, что все их операции проходят в полной секретности. Но и западнёй это быть не могло, иначе его встречала бы не симпатичная во всех отношениях единорожка, а отряд легионеров или гвардейцев. Эбон решил разузнать побольше. – Пиратские главари, продажные офицеры – это одно. Но вы же не думаете, что мы сможем пробиться через ряды “Неопалимых”? А они будут сражаться до последнего бойца. И после этого нам нужно “пацифицировать” дамочку, которая одолела самого Фердинанда?

Пеппер зарделась, словно последние слова воителя чем-то польстили ей.

– Укол стилетом, мистер Тандерхуф, не удар кувалдой. Проявите воображение, как в случае с Роутендорфом или Грим Мейн. И кроме того, ночью “дамочку” никто не будет охранять. Уж об этом я позабочусь.

– Я думаю… это может сработать, – признал Эбон и заглушил внутренний голос, твердивший ему, что слишком уж тут все гладко. Слава низвергнувшего Империю стоила риска. – Парализаторы, кольца-негаторы… Проклятье… Мы в деле, мисс канцлер!

– Превосходно! Отлично. Да… – воскликнула та, расцветая искренней и очень красивой улыбкой. В комнате словно взошло солнце. Ненужный больше свиток исчез в недрах сумочки. – Вы, наверное, захотите вернуться на корабль, но я предлагаю вам переночевать здесь. А завтра утром с вами свяжутся. Возможно вскоре мы увидимся вновь, так что до скорой встречи… и удачи.

Не сказав больше ни слова и не тратя понапрасну времени, канцлер кивнула своему стражу, до нелепости огромному земнопони в тяжелой броне, бросила на минотавра последний взгляд и вышла за дверь. Телохранитель безмолвно последовал за ней. Эбон же, с несвойственным ему пылом, хлопнул в ладоши и накинулся на ещё горячую еду. Приличия не позволили ему начать есть раньше дамы и он изрядно проголодался.

– Альтима, ответь, – невнятно проговорил он в коробочку коммуникатора несколько минут спустя. На его огромной ладони передатчик казался совсем уж крошечным. – Готовь “Шип” к вылету и собери остальных. Скоро мы свергнем Императрицу.