Автор рисунка: aJVL

Глава первая и единственная

Ссылка на гуглдок

Музыка, шедшая из дорогих граммофонов, гремела, заполняя дальнюю сторону комнаты популярными ритмами. Светло-желтый ДиДжей кивал головой в такт, а пони на танцполе зажигали, кто в одиночку, кто с партнерами. Большинство делали это не очень умело, потому что были они здесь по той же причине, что и ты.

Ты был в "Тягловой Лошади" — недавно открывшемся после подъема экономики в Понивилле заведении. Вообще это был бар, нацеленный на посетителей высшего класса и туристов. Однако сегодня тут был весь городок, да и тебя самого привела сюда та же цель, что и остальных — дешевая выпивка. Всего монетка за бутылку дешевого пойла.

Однако, это не очень-то помогло. Пони вокруг либо танцевали с кем-то, либо собирались по трое и болтали в относительно тихой комнате, в которой находился и ты. Неудивительно, что ты был один — и правда, ты был относительно новеньким в городе — да и вообще в этой вселенной — да еще и совершенно другим видом. Впрочем, твоими сильными и ловкими руками было очень удобно держать стоившее своих денег сладкое забвение.

Владелица, темно-оранжевая пони с изображением бокала вина на боку, зашивалась, обслуживая одного клиента за другим и сгребая их деньги. Местная экономика взлетела вверх благодаря усилиям местных дельцов, расширивших свой бизнес и вновь вернувших Понивилль на карту. Благодаря вывозному товару Акров "Сладкое Яблоко" и Бутика Рэрити, продававшего стильные вещи по всей стране, все, от элиты Кантерлота до обывателей из Мэйнхэттена, знали о том, где находится Понивилль.

Для тебя же все это обернулось крайне удачно. Местный спа-салон просто разрывался от клиентов, и твои умелые ловкие руки, способные достать до тех мест, куда копытца коснуться даже не мечтали, пришлись как нельзя кстати. Конечно, быть лучшим массажистом в Эквестрии было не так уж и сложно, учитывая, что у всех остальных существ с подобием рук были либо когти, либо птичьи лапы. Но пони не знали лучшего, а посему были счастливы отдавать тебе монеты в обмен на избавление от стрессов и болей.

Грохот и визг упавшего проигрывателя привлек твое внимание к дальнему концу комнаты. Нетрезвая многоцветная пони растянулась на полу, пытаясь подняться, а ДиДжей спрятался за одной из огромных колонок. "Упс... извиняйте" — разнесся ее голос по ставшему в один миг тихому залу. Рэйнбоу Дэш. Любой в городе знал, что наливать ей много выпивки — плохая идея.

Тишину разбил тихий вздох позади тебя, и вскоре комната вновь наполнилась гудением разговоров. "Иногда просто ума не приложу, что делать с этой пегаской" — расслышал ты позади себя. Хорошо поставленный, шикарный голос, явно принадлежавший какой-то знатной особе из столицы. Ты старался не подслушивать, чтобы не показаться грубым, но голос, судя по всему, настойчиво требовал внимания и не желал быть проигнорированным, словно бы обращались именно к тебе. Это, конечно же, был полный абсурд — ты не знал никого достаточно хорошо, а те, с кем ты был хоть как-то знаком, сейчас тряслись на танцполе или, как в случае Берри Панч, глушили поило в дальнем углу.

Бокал вина скользнул над твоим столиком и покачался из стороны в сторону, привлекая твое внимание и вновь отлетев тебе за спину. Следя за бокалом глазами, ты обернулся и увидел сидевшую в нескольких метрах от тебя пони-единорожку. Ее тело было зефирно-белым, а пурпурная грива струилась словно поток, бравший начало из ее головы и проходящий по ее телу. Она смотрела прямо на тебя ожидающим взором.

"Я, знаете ли, уже несколько минут разговариваю с вами, и мне определенно не нравится, что вы меня игнорируете!" — протянула кобылка гипсового цвета — "Но к счастью для вас, сегодня я в хорошем настроении и поэтому вас прощу".

К этому моменту твой бокал вина уже приземлился на противоположный край столика, за котором сидела единорог, напротив ее собственного. Что ж, несмотря на образовавшуюся компанию, отказываться от бесплатной выпивки ты не собирался. Поэтому ты подсел к ней и представился.

"Приятно познакомиться, я — Рэрити." — провозгласила она, делая акцент на своем имени, словно ты просто обязан был узнать, кто она. И ты, разумеется, знал ее. Эта пони была чем-то вроде местной знаменитости. Тебя удивило, что она пришла одна, ведь красота ее поражала и была неоспорима никем, во всяком случае, в окрестностях Понивилля. Она засмеялась, благодарным взглядом приняв комплимент и сделав глоток из своего бокала. "Что ж, на самом деле все достаточно просто. Я праздную! Недавно мною был закончен большой заказ, и мои подруги пригласили меня... сюда. И я подумала "Почему бы и нет, возможно, будет весело!". Хотя друзья мои уже порядком пьяны и оставили меня совсем одну. И я заметила, что вы тоже совсем один. Возможно, мы могли бы помочь друг другу и составить компанию".

Должно отметить, ты не думал, что яркий свет надежды Понивилля окажется такой... Стервозной. Однако Рэрити, и сама заметила это и тут же осеклась, извинившись, "Ох, вы только послушайте меня. На самом деле я рада, что они весело проводят время, однако это... Как там выразилась Рэйнбоу? Не "моя тема"? Может кое-кому и достаточно дешевых напитков и громкой музыки, но у некоторых из нас все же есть принципы!"
Как оказалось, она не может перестать быть маленькой стервой, даже поймав себя на этом. Однако тебе, почему-то не было до этого дела. Большинство пони, с такой привлекательностью и умением подать себя, были пустышками, скрывающими свою сущность за притворными улыбками и витиеватыми высокопарными словами. Однако Рэрити казалась иной. Ты видел это в ее глазах. Тот блеск, когда она говорила с тобой, словно ей и впрямь было не все равно и это не просто беседа ради времяпровождения. Ты видел в меняющемся выражении ее лица естественность, а не смену лживых масок, придуманных чтобы показать надуманный интерес. Большинство не замечает таких мелких деталей, однако они и не провели последние несколько месяцев в очень близком контакте с представителями этого вида.

"Но довольно о старой и скучной мне, расскажите мне о себе! Я видела вас в городе пару раз, весь такой темный и загадочный. Но я всегда была в такой спешке, да и Флаттершай, благослови богиня ее маленькие копытца, вас слегка боится. Поэтому прийти к вам на массаж тоже было совершенно невозможно. Но вот вы здесь, и я вся внимание". В голосе ее не было фальши, она и впрямь была заинтересована. Ты начал рассказ. Ты не знал, много ли ей известно о тебе, а потому рассказал ей многое — о своей работе, о том, где ты живешь сейчас и где жил до этого. Разумеется, ты поведал ей не все, ибо история всей твоей жизни была бы, мягко говоря, более длинной, чем то количество времени, которым ты располагал. Рэрити поддакивала и кивала головой на протяжении всей речи, до тех пора пока ты не закончил.

"То есть, вы хотите сказать, что носите эту одежду каждый день?" — внезапно спросила она. Вопрос был довольно глупым, потому что ты не мог бы найти одежду, подходящую тебе по фигуре, даже если бы захотел. Тебе показалось забавным, что Рэрити не задавала тебе вопросов о твоем прошлом или хотя бы о том, как тебе нравится в Понивилле, а решила перейти сразу к одежде. Она явно была поражена до глубины души твоим утвердительным ответом на ее вопрос.

"Нет, нет, нет, так не пойдет. Я не позволю! Давайте допьем эту бутылку, и я сниму все необходимые мерки. Нельзя оставлять вас без должной одежды".

Вы оба посмотрели на бутылку. Она была пустой — за беседой вы даже не заметили, как прикончили ее. "Ну ладно" — заключила Рэрити — "Идемте".

Рэрити не могла уйти, не попрощавшись с друзьями. Она решила сделать это на танцполе, направившись туда и стараясь при этом не столкнуться ни с кем. Она привлекла внимание своих друзей, прервав неловкие выпады и повороты нетрезвой Дэш и... дерганье Твайлайт, которое, по-видимому, она считала танцем. Белая единорожка сказала, что направляется домой, однако надеется, что ее подруги прекрасно проведут ночь. Рэрити не стала беспокоить Пинки, которая лежала в углу в обнимку с Берри, тихонько похрапывая в окружении десятка бутылок. Да уж, Пинки не могла оставить кого-то скучать в одиночестве.

Вы выбрались на прохладный ночной воздух, оставив громкую музыку позади. Тишина оглушала, однако тебе, как и твоей спутнице, это было в радость. Все же, дешевые напитки и громкая музыка тоже оказались не "твоей темой". Хоть вы и выпили бутылку на двоих, миниатюрный размер Рэрити работал против нее, и она испытывала некоторые проблемы с ходьбой по прямой линии. Большую часть времени, пока вы добирались до ее дома, она шла, слегка навалившись на твою ногу.

"Итак, какой фасон ты хочешь? Я могу сделать все — от простого до шикарного, никаких проблем!"
Хоть тебе и не хотелось злоупотреблять ее щедростью, ты все же отметил, что тебе прекрасно подошла бы практичная одежда. Дождливые дни были настоящим бичом для тебя, практически всегда оставлявшим тебя насквозь промокшим до того, как ласковое солнце не выглянет из-за туч и не высушит твою сырую одежду. Хотя иногда какой-нибудь мимо пролетавший пегас сжаливался над тобой и пробивал небольшую дырку в облаках над твоей головой. Иногда.

"Практичная. Ты разговаривал с Эпплджек? Ладно, не важно. Я могу сделать практичную одежду, и я ее сделаю!" — провозгласила она, говоря не столько с тобой, сколько сама с собой. Добравшись до бутика, она открыла дверь и поманила тебя внутрь, озарив внутреннее помещение светом.

"Ладно. Теперь немедленно снимай это старое тряпье и встань вот здесь" — скомандовала она и указала на небольшой подиум, доставая измерительную ленту из под небольшого куска ткани.

"Давай же, не стесняйся. Если ты еще не заметил, я хожу голая почти все время, тут абсолютно нечего скрывать" — нетерпеливо протянула она после нескольких секунд неловкого неподвижного молчания.

Ты-то точно заметил. На пути к ее дому ты не раз пытался слегка отстать от единорожки, чтобы рассмотреть ее, не привлекая внимание. Ты ничего не мог с собой поделать и всю дорогу думал, как смотрелся бы этот великолепный круп, ярко порозовевший после хорошей порки всю ночь напролет.

"Ох, да прекрати ты уже" — засмеялась она — "Леди никогда не сделает ничего такого..."

"...на первом свидании"
Это тебе не послышалось. Ты мысленно проклял те полбутылки. Казалось, что каждая капля крови сейчас приливает к твоим щекам, заставляя их мерцать от смущения. Хотя Рэрити похоже была скорее заинтересована и польщена такой реакцией, нежели шокирована.

Ты сдался под ее настойчивостью и начал раздеваться, сняв с себя старую, дурно пахнущую одежду и свалив ее в грязную кучу на ее идеально чистом полу. Пройдя к подиуму и запрыгнув на него, ты покраснел еще сильнее, осознав, что стоишь совершенно голый прямо перед Рэрити. К тому же твои недавние мысли не могли не сказаться на твоей..."твердости". По-видимому, не заметив этого, Рэрити развернула ленту и, держа ее перед тобой, взобралась на удобно подставленную стремянку, чтобы измерить тебя во весь рост. Кивнув и отпустив удовлетворенное "У-гум", она спустилась вниз и посмотрела на тебя.

Тыча в тебя кончиком рога, она строго сказала — "Подними эти руки, мне нужно замерить ширину твоей груди". Туго обернув измерительную ленту вокруг тебя, она забралась повыше, чтобы увидеть точный результат. Опять покивав, она записала цифры и продолжила.

"Руки вниз, пожалуйста" — скомандовала она, все еще стоя сбоку от тебя. Единственное место, куда ты бы мог опустить руки, была ее грива, но она либо не возражала, либо вообще не заметила этого.

"А теперь вокруг живота!" — прошептала она, проводя лентой вокруг тебя, прежде чем захватить ее кончик ртом и натянуть ее, касаясь своей белой мягкой шкурой твоей кожи. Тепло ее тела, передавшееся тебе, было великолепным, шелковистый мех прижимался к тебе, контрастируя с ледяной поверхностью измерительной ленты. Она вновь закивала, проведя гривой по твоей спине и ногам, и отпустила ленту.

"Еще совсем немного, дорогой, не волнуйся — и я не стану заставлять тебя скучать еще дольше" — прошептала она тебе, удерживая один кончик ленты на твоем бедре, а другой держа во рту. Она медленно и чувственно провела ее вдоль твоей ноги. Вместе с этим, хвост ее обвился вокруг твоей второй ноги и спускался вместе с ее лицом, следуя за лентой. Быстро записав длину с любопытствующим "Хммм..", она вновь посмотрела на тебя.

"Всего одна...".

Она выпрямила измерительную ленту.

"Последняя...".

Переместилась тебе за спину.

"Мерка".

И провела ее между твоих ног, натянув ее ближе к телу и снимая последние значения. Ее способ снятия мерок не оставил тебя спокойным. На самом деле, пытаться скрывать это, было бесполезно, но все же это было довольно смущающе. Ты тихо соскользнул с подиума, и хотел было надеть одежду обратно, но почувствовал, что копыто Рэрити остановило тебя.

Засмеявшись, Рэрити покачала головой — "Дорогой мой, я думаю лучше это сжечь. Можешь остаться сегодня на ночь, я начну работу утром, и ты выйдешь отсюда выглядя и чувствуя себя превосходно. Моя спальня за этой дверью, третья справа, а в доме еще полно комнат для нас обоих. Просто дайте мне минутку, чтобы... избавится от этой... одежды".

Это было не тем приглашением, от которого ты мог и посмел бы отказаться, поэтому ты побрел в тускло освещенную комнату в дальней части магазина.

Третья дверь слева и впрямь была комнатой Рэрити. Дверь в нее открылась легко и свободно... Пока не наткнулась на беспорядок, царивший на каждом квадратном дюйме помещения, кроме, разве что, кровати и двери, ровно настолько, чтобы ее можно было открыть наполовину. Материалы, инструменты, куски бумаги с уникальным, незаконченным или непонятным дизайном и много других вещей, которые ты не смог узнать. Ты мог поклясться, что видел недоеденный сэндвич где-то под этим беспорядком. Рэрити не упоминала, что с ней живет кто-то еще, но, похоже, так оно и было, ведь весь этот непорядок совершенно не сходился с тем, что ты знал о Рэрити.

"Что-то не так, дорогой?" — услышал ты позади. Голова Рэрити выглядывала из-за двери, ожидая, пока ты не пройдешь дальше и не позволишь ей протиснуться внутрь.

"Да, да, я знаю, кажется, что тут дичайший беспорядок, но я тебя уверяю, что я точно знаю, где и что тут лежит. Вот смотри, там у меня все новые фасоны, вон там мой центр идей, вон там можно перекусить, ну а там самое главное на сегодняшнюю ночь — моя кровать. Давай, вперед".

Осторожно находя путь среди "организованного хаоса" ("Да! Так и есть!" — возмущенно ответила она на твой шутливый вопрос) к ее кровати, ты забрался на нее, отметив, что ее огромный размер подходит даже для человека. Ты скользнул к дальнему краю, поймав неодобрительный взгляд Рэрити, которая поправляла кровать. Она расправила пуховое одеяло, после чего забралась под него, каким-то образом умудрившись не помять простыни. Ты тоже забрался под одеяло, однако ее мягкие и высокие вздохи не прошли незамеченными для тебя, и вскоре одеяло над тобой все же слегка оттопырилось.

Рэрити, похоже, ничего не заметила. Она лежала к тебе спиной, нежно положа голову на подушку. Она прошептала "Спокойной ночи" и тут же затихла. Уснула. После всех этих заигрываний она уснула. В той же кровати, меньше чем в футе от тебя. Ты уже смирился с ролью простого компаньона, нужного лишь для того чтобы было не так одиноко спать, когда услышал нетерпеливое "Кхм-Кхм?" и понял, что она смотрит прямо на тебя. "Можешь приобнять меня, я думаю это вполне приемлемо для первого свидания".
"Первого свидания"! Ты, подумав, решил, что это было именно оно — вы двое довольно хорошо поладили в баре. Странно, что событие, от которого ты ожидал так мало, закончилось вот так — лежа на кровате с шикарнейшей и популярнейшей кобылкой Понивилля, обнимая ее двумя руками. Это было великолепно. Ее грудь слегка поднималась и опускалась, ее хвост удобно устроился между вами, не давая ей почувствовать, насколько сильно ты рад быть так близко к ней. Засыпать с таким волнением было трудно, однако вскоре ты все же погрузился в теплое, нечеткое забвение, наполненное сладкими снами и не менее сладкими запахами.

Ты проснулся много часов спустя от ослепительного луча утреннего солнца, ударившего в твои сонные глаза, который пробивался сквозь небольшой зазор между ставнями в окне. Рэрити еще не проснулась и все еще лежала в твоих руках, оперившись тебе на грудь. Ее божественный запах наполнял комнату и составлял какую-то невообразимую смесь дорого пахнущих кремов и лосьонов. Ее мягкая грива за ночь потеряла свою великолепную скульптурную форму, и теперь бессвязно лежала между вами, обеспечивая идеальное место для головы и позволяя зарыться в нее, пока единорожка не проснулась.

Неумолимая полоска света вскоре, наконец, достигла дремлющего тела Рэрити, медленно разбудив ее. "Ммм, уже утро? Ох, моя голова, почему ты не остановил меня, когда мы пили прошлой ночью?"

Прежде чем ты смог пожаловаться на то, что тебя обвиняют в том, что она выпила свою же бутылку вина, Рэрити встала с постели, аккуратно прокладывая себе дорогу из комнаты. Единорожка выглядела намного более растрепанной, грязной и, очевидно, менее бодрой, чем прошлой ночью. Словно пораженная запоздалой мыслью, она бросила тебе, выходя из комнаты — "Ох, чувствуй себя как дома. На кухне полно всего. Я пойду в ванную ненадолго"

Звук захлопнувшейся двери в ванную разнесся по дому, после чего ты оказался в полной тишине. Поднявшись с кровати ты, ворча, начал было искать свою одежду, однако вспомнил, что ее, скорее всего, уже не существует. Ворча еще сильнее, ты голышом направился на кухню и пошарился по шкафчикам и тумбам, найдя миску, хлопья и ложку. Ты не понимал, для чего единорогам ложки, если они просто могут брать еду горстями при помощи телекинеза, но ты был слишком голоден, что бы размышлять над такими мелочами. Ты быстро наполнил миску хлопьями и жадно уплел их.

После того как ты закончил с едой ты задумался, чем можно заняться в чужом доме, чтобы не скучать. Ты уже помыл миску, вытер ее и поставил на место, словно так все и было, но, кроме этого, делать было совершенно нечего. Будучи голым, ты даже не мог выйти на крыльцо бутика, так как боялся быть застуканным в таком виде какими-нибудь пони "жаворонками" или Рэйнбоу Дэш, для которой спать в такое время было, по всей видимости, чуждо.

Твои мысли были прерваны звуком открывшейся двери, за которым незамедлительно последовал голос Рэрити, напевавшей до боли знакомый, но при этом совершенно неопределимый мотив. Она прогарцевала на кухню и взяла те же хлопья, что ел ты на завтрак. Ты подумал, что самое время спросить, зачем же ей все-таки нужна эта ложка. "Как зачем? Использовать рог было бы просто варварством, дорогой. Я не варвар. Я — леди! Теперь иди, помойся. Я не могу позволить, чтобы моя новая одежда стала грязной еще до того, как ты переступишь порог моего магазина"

Ты послушно встал и направился в ванную комнату. Стены были словно сделаны из различных емкостей с косметикой. Каждый свободный дюйм был заставлен гелями, макияжными принадлежностями, скрабами и непонятной жижей. Сконфуженно выйдя из комнаты, ты хотел было спросить, чем именно тебе воспользоваться, но на полпути по коридору тебя догнал голос Рэрити: "Я там оставила один для тебя, используй его. Только немного, он очень дорогой и очень хороший".

И действительно, одна из бутылочек стояла на краю раковины. Душ Рэрити, к счастью, оказался простым в использовании. Ты постарался как следует вымыться и управился в три раза быстрее, чем сама единорожка. Выходя из ванны, обмотанный слегка неподходящим по размеру полотенцем, ты чувствовал себя довольным от возможности вновь прикрыться.

"Сюда, дорогой, не стесняйся" — позвала тебя единорожка из передней части магазина — "У меня есть для тебя одежда на примерку". Ты поспешил к ней, желая, наконец, вновь одеться и обнаружил Рэрити, державшую совершенно новый, пусть и слегка грубоватый, набор одежды, ждавший твоего внимания. Надев каждый предмет одежды: исподнее, носки, штаны и рубашку, ты опробовал их. Материал был, очевидно, высокого качества. Он лежал к твоей коже словно шелк, но при этом был очень теплым, хотя и не слишком, даже в хорошо обогретом доме Рэрити.

"Ну, давай, покрутись" — настояла она, наблюдая, как ты поворачиваешься и записывая несовершенства кройки и провисающие области. "Это лишь образец, дай мне пару часов, я подошью все это как следует, и ты будешь предметом зависти для всего города, уверяю".

Ты не мог принять такой дар. Даже твоему непосвященному уму было ясно, что только материалы стоят больше, чем твоя недельная зарплата. Ты никак не смог бы ей отплатить или просить тратить такой ценный материал на тебя. "Не будь глупцом, я не хочу от тебя денег. Одежда сделана из обрезков и если они не пойдут на тебя, Свити Белл сделает из них куклы или что-то типа того. И вот тогда это будет растратой. К тому же на твоей фигуре наряд выглядит просто божественно".

Однако даже так ты не мог отплатить ей. Она вздохнула, пока ты продолжал сопротивляться, и сняла очки. "А что если ты заплатишь за ужин сегодня вечером, и мы будем в расчете, мм? А теперь, пожалуйста, оставь меня с моей работой и зайди за мной сегодня вечером" — сказала она, открывая дверь и выставив тебя за нее, подгоняя магически двигавшимися иголками, прежде чем ты сумел что-то сообразить.

Ты не мог поверить в свою удачу — красивая, талантливая успешная кобылка не только сделала для тебя нечто, что практически невозможно найти или купить, но еще и прямым текстом сказала, что ты поведешь ее на еще одно свидание. Это сделало твой день на работе практически невыносимым от нетерпения.

К счастью, Лотос много знала о местных ресторанах, в том числе и их владельцев. Ты ей нравился достаточно, чтобы она потянула за несколько ниточек и достала тебе столик в одном и самых модных мест в городе — а также выдала тебе зарплату заранее ("Только не проболтайся Алоэ!"), чтобы ты смог как следует поухаживать за Рэрити. После целого дня наблюдения за мучительно медленно двигавшимися в сторону "сегодня вечером" стрелками часов, ты, в конце концов, дождался окончания рабочего дня. Вновь поблагодарив Лотос, вы вместе закрыли спа, и ты направился домой для последних приготовлений.

Некоторое время спустя, ты, приведенный в порядок и с букетом цветов, дождавшись, наконец, подходящего времени, направился к своей партнерше. Ты постучал в ее дверь и подождал. "Кто там? Я закрываюсь, будьте любезны, побыстрее!" — прокричала Рэрити. Зайдя внутрь и увидев ее сосредоточенную на работе, ты оставил свои планы на романтическое преподнесение цветов единорожке. Ты прочистил горло, чтобы дай ей понять о своем присутствии и протянул цветы в ее сторону, чтобы она увидела их, когда обернется.

"Оу, это ты! Изви... Цветы? Мне? Ох, разве это не мило, спасибо тебе большое. У меня будет прекрасный завтрак утром! Твоя одежда в той куче, дай мне минутку, чтобы поставить цветы в воду, а потом уноси меня куда угодно!". С этими словами она аккуратно взяла букет из твоих рук и направилась вглубь магазина. В указанной Рэрити куче было несколько нарядов разной толщины, цветов, один моднее другого, но все достаточно практичные. Рэрити явно вложила в них много усилий, что несколько смущало тебя тем, что сам к вечеру ты подготовился не так тщательно.

"Отлично! Итак, куда идем?" — спросила она, натягивая плотную куртку, прежде чем выйти наружу. "Не волнуйся насчет одежды, можешь забрать ее утром. Теперь идем! Куда же ты меня поведешь?"
Стильности, шикарности и постоянно исходящей от Рэрити сексуальности было достаточно, чтобы заставить тебя волноваться и чувствовать себя не в своей тарелке. Однако зарезервированный в "Чешском Сене" столик придавал тебе уверенность в себе. Лотос заверяла тебя, что не было кобылки в стране, которая не запрыгала бы от радости, узнав, что ее ведут именно туда.

Ведя свою спутницу, ты игнорировал ее просьбы и требования — "Куда мы идем? Я слишком приоделась? Или недостаточно? Ох, мой образ висит на волоске!"
Но ты так и не проронил ей ни слова. Ей придется подождать и увидеть своими глазами — ты наслаждался легким чувством власти, которое тебе давало твое положение. В конце концов, она перестала спрашивать вежливо и начала жаловаться, что она устала, надела подковы не для долгих прогулок, так что "может быть ты уже, ПОЖАЛУЙСТА, скажешь, куда мы идем?" Но нет, ты не скажешь.

"Чешское Сено", к счастью, не был так уж далеко, и когда ты повернул за последний угол и ресторан показался на виду, ты услышал удивленное "Огооо!" позади себя и маленькие взволнованные прыжки, которые ты предпочел не заметить. "Я обожаю это место, хоть мне почти ни разу не удалось найти повод прийти сюда! Как ты узнал? Ох, ты должен попробовать их суп с сеном, он просто божественен!"
Словестный поток изо рта Рэрити продолжался до тех пор, пока вы, наконец, не заняли свое место — столик на двух персон в темной части одной из комнат, освещенной свечами. Очень шикарно и уединенно.

Меню были сделаны "вкопытную" на высококачественной бумаге, шрифт был маленьким, но хорошим и легко читаемым. Однако это было ненужно, у Рэрити было много предложений — она уверяла тебя, что суп сеном намного лучше на вкус, чем тебе кажется, и что даже если ты не сможешь переварить траву — там полно других ингредиентов. А еще к нему дают хлеб. Уговорив тебя, Рэрити взяла то же самое, не желая переедать на первом свидании и четко намекнула, что она надеется, что вы двое сможете повторить поход сюда и попробовать еще что-нибудь необычное. Рэрити заказала вам по бокалу красного вина, причем ее был намного меньше, чем твой. Видимо, чтобы не повторилась прошлая ночь.

Обслуживание было быстрым, и ты должен был признать, что Рэрити была права. Суп был действительно очень вкусным и содержал удивительно небольшое количество сена, которое Рэрити выловила с помощью телекинеза и переложила себе в миску. Ужин прошел хорошо, вы болтали о прошедшем дне — единорожка рассказала, что быстро расправилась с пошивом твоей одежды и начала новый большой заказ. Сроки не поджимали, но быть активной в работе не помешает никогда. Твой же день был такой же, как и все остальные. Ты зашивался с массажами, душистыми ваннами и другими вещами в которых ты не особо много понимал, а просто делал свою работу.

Рэрити кивала и изредка поддакивала в нужных местах. Не понятно, была ли она и впрямь заинтересована или же просто хорошо притворялась. Тебе, все же казалось, что первое — Рэрити нечего взять с тебя, она была богаче, более знаменитой, умелой, социально активной и превосходила тебя еще во многих других вещах. Так что интерес мог быть настоящим. Тебе она тоже, разумеется, нравилась по-настоящему. Она была красива, умна и воспитана, с энтузиазмом стремилась к искусству и вообще была птицей высокого полета. Кого бы не привлекла такая девушка?

Вести разговор стало сложнее, так как Рэрити потихоньку терлась об твою ногу хвостом и задним копытцем. Выражение ее лица не изменилось — она по-прежнему внимательно смотрела на тебя выразительным взглядом, слегка улыбаясь.

Вскоре ужин был закончен и официант быстро принес счет. Ты молил Селестию, чтобы Рэрити не увидела, как твое лицо побелело, когда ты увидел циферки на бумаге. Ты лишь надеялся, что оно того стоило. Заплатив, что сделало твои карманы заметно легче, вы вышли из ресторана.

"Ох, ты только посмотри как поздно. Ты просто не можешь ночевать один в такой холод. Ты должен остаться на ночь, я уверена, что найду способ согреть тебя" — сказала Рэрити полушепотом. Приглашение, от которого ты точно не собирался отказываться. По пути в бутик, Рэрити водила кончиком своего хвоста по внутренней стороне твоего бедра. Тонкая ткань одежды прекрасно передавала ее прикосновения. "Давай, заходи внутрь и согревайся" — прошептала она, открыв дверь и поманив тебя.

Свет, ярко светивший прошлой ночью в бутике, был выключен. Рэрити закрыла дверь, и комната теперь озарялась лишь светом звезд, идущим из окон, расположенных вдоль стен. "Итак, я думаю, ты понимаешь, что я пока не подарила тебе одежду, и она все еще моя. Ты должен снять ее, если не хочешь попытаться оскорбить даму" — тихо сказала она низким шепотом. Ее полузакрытые глаза и сосредоточенный взгляд выдавали намного более чувственный, но тот же по своей сути, приказ — "Снимай одежду, немедленно".

Ты стянул с себя одежду и бросил ее на пол, тихо смеясь над тем, как Рэрити поспешно сложила ее и положила рядом с кучей, не отрывая от тебя взгляда. Совсем скоро приятные ощущения от прекрасного шелка одежды заменила прохлада ночного воздуха, и ты начал дрожать.

"Право, не понимаю, почему у человеков нет шерсти, она же очень полезна. Подойди ко мне, я поделюсь с тобой своей" — скомандовала она, ложась на свой "диванчик для обмороков". Она обмотала хвост вокруг себя, чтобы придать себе каплю скромности и поманила тебя копытцем. "Можешь поцеловать" — настойчиво сказала она, помахав им перед тобой. Опустившись на колени, ты сделал, что тебе велели, взяв ее за голень и легко поцеловав кончик копыта. Оно было твердым, но не совсем каменным. И совершенно не похожим на ее ногу выше, где была тонкая шкурка покрытая мехом, за которым, как ты и ожидал, была плоть. Копытце, очевидно, было чувствительным, причем довольно сильно, потому что Рэрити растаяла от твоего прикосновения, приняв положение, в котором ты привык видеть других кобылок на своей работе. Правда там ты был больше заинтересован в их деньгах, нежели в их теле. Но не сегодня.

Воспользовавшись временной слабостью Рэрити, когда она закрыла глаза и вздохнула, ты подался вперед, подведя свою голову к ней. Когда ее глаза вновь открылись, она увидела, как ты наклоняешься, а через мгновение твои губы коснулись ее, приоткрыв их, а твой язык скользнул в ее рот. Она, на мгновение, попыталась сопротивляться, но ты был настойчив и преодолел ее слабое сопротивление, взяв контроль. Ее глаза сомкнулись, и она в очередной раз отдалась твоему прикосновению, вздохнув тебе в рот, пока ты проводил своим языком в ее рту, наслаждаясь ей.

Целовать Рэрити было... Неописуемо приятно. Ее приятный ротик был прекрасной формы и вполне соответствовал всему остальному телу. Ваши головы практически впечатались друг в друга, настолько вы были близко. Твои губы свободно двигались, не прерывая при этом поцелуя, а ее голова прекрасно подходила для того, чтобы удерживать ее в своих руках, пока вы слились вместе на эти несколько минут.

Нехотя отрываясь, вы оба тяжело выдохнули и задышали в унисон, жадно заглатывая воздух после вашего длительного слияния. Вы смотрели друг другу в глаза. Никто из вас не мог говорить, но в том не было ​​необходимости, Страстные глаза Рэрити говорили больше, чем когда-либо могли выразить слова. Она хотела, прямо тут, прямо сейчас. Огонь в ее глазах бушевал сильнее, чем когда-либо, и она наклонилась вперед к тебе, приподнявшись с диванчика.

"Прости мою бестактность, дорогой, но тебе совершенно ясно, чего я хочу, и я надеюсь, ты не планируешь разочаровать меня" — прошептала она, сгибая свой волнистый хвост и обвив его вокруг одного из твоих запястий. Она потянула тебя, оставив твои руки покоится на ее боку, и положила голову обратно на ее "диванчик для обмороков". Ты не мог противостоять искушению и крепко сжал ее идеальную задницу, чувствуя, как ее шелковистая шерсть скользит под пальцами, передавая страстный поток тепла от ее кожи. Сама задница была бы достаточной наградой, но тот небольшой стон, который ты выдавил из Рэрити, был как мед в уши. Ее отточенный выговор стал исчезать, передавая низменные чувства, а не ее обычные идеи и идеалы.

Твоя вторая рука была свободной, и, как ты слышал от пони прежде, "Найтмэр Мун находит занятие для праздных рук". А чем занять свободную руку у тебя было. Пройдя по ее задней ноге, рука нашла путь к ее телу, ты, с умением мастера, прополз по ее ноге, прижимая и сжимая ее зефирную фигурку. Ей нравилось — "Ах, милый, твои руки. Еще, прошу!"

Ты не мог проигнорировать такую просьбу, и прекратил дразнить ее, намереваясь серьезно ублажить все ее тело, так, как она этого давно заслуживала. Проведя пальцем вниз до конца ноги, ты ужалил ее прямиком в тонкую розовую линию, прорежавшую ее идеально белую шерсть. Волосы вокруг были немного пропитаны сладкими каплями желания, а кожа вокруг набухла. Плоть, казалось, горит, закипая внутри и излучая тепло из-под поверхности.

Дразня, ты медленно провел пальцем сверху вниз. Рэрити корчилась от твоих прикосновений. Она издала тихий, долгий стон, что было бы незаметным, если бы не полная тишина темной комнаты. Это был он, момент, которого ты ждал весь этот день в своих мечтах. Первое проникновение. Но не последнее. И не самое глубокое. Один палец скользнул без усилия, ее естественной смазки хватало для того, чтобы войти внутрь без особого сопротивления и сильного трения. Ее внутренние стенки горели, и тебя удивило, как смазка умудряется попросту не испаряться от такого жара.

Палец был далеко не легким испытанием для Рэрити. Ощущение проникновения сводило ее с ума, и только быстро закусив губу, она смогла сохранить хрупкую тишину, стоявшую в комнате. Но ласки ее неподготовленного тела вызвали заметное напряжение, от которого тишина начала заполняться тихими звуками. А ведь это был всего лишь один палец...

Аккуратно скользя другим пальцем по ее животику, ты ухватил круп с другой стороны, даже крепче чем в прошлый раз, подтолкнув ее возбужденное тело и двигая и вертя пальцем внутри ее, наполняя ее тело еще большими ощущениями. Тебе показалось несправедливым, что ты делаешь всю работу, а она получает все веселье, так что ты начал двигать двумя пальцами внутрь и наружу. Липкая влага хлюпала от твоих движений.

Ее тело дрожало под твоей рукой, ее бедра тихонько лягали тебя в такт твоим движениям. Хвост ее лежал неподвижно на краю софы, словно она забыла о нем. Кончик его слегка подрагивал, когда неподвластные ее воле спазмы сотрясали ее тело. Горячая липкая жидкость теперь покрывала твою руку, делая звук шлепков, раздававшихся при каждом проникновении, все громче. Комната заполнилась ритмичными звуками, чья частота все нарастала. Тело Рэрити с каждой секундой обуревали все более и более сильные эмоции.

Непрекращающиеся содрогания проходили сквозь Рэрити, становясь все сильнее. Она стала немного менее сдержанной, откинув голову и махнув гривой. Та потеряла свою форму в воздухе и рассыпалась сеткой тонких пурпурных прядок по ее лицу и груди. Ее спина выгнулась дугой, на мгновение приподняв ее над диваном, после чего она рухнула на свою прекрасную мебель, которая с готовностью поглотила охваченные экстазом формы разгоряченной кобылки.

Ее голос разнесся по всему магазину, когда наслаждение все же побороло ее разум и тело. Пульсации усилились, особенно там, где была твоя рука, туго сжимая ее и кончая липкой жидкостью, стекавшей на диванчик под ней. Ты отвел руку, и единорожка бесшумно опустилась на подушки, тяжело дыша и глядя затуманенным взглядом куда-то в сторону со счастливой улыбкой на лице.

"Это было просто невероятно! Не удивительно, что народ платит за то, чтобы ты использовал эти великолепные пальцы!" — в конце концов вымолвила она между тяжелыми вздохами, лежа и утирая копытом выступивший от твоей прекрасной работы пот на лбу.

Рэрити все еще тяжело дышала, ее измученное тело ныло, но она извернулась и легла на живот. Слегка сползя вниз до того как ее задние ноги не свесились с дорогой софы и не коснулись пола. "Мы, конечно, еще не закончили", слабо сказала она. Голова модельерши покоилась ничком на диване, но тело ее явно хотело намного большего, чем отдых.

Рэрити лежала прямо перед тобой. Ее зад был повернут на тебя, а ее подрагивающая петля была удобно расположена напротив тебя. Ее голова покоилась на небольшой куче подушек, а ее хвост непроизвольно поднялся. Тело ее изогнулось, и она полностью предоставила себя твоей власти. Тяжело дышащее тельце Рэрити неподвижно лежало перед тобой, и ты усомнился, смогла ли бы она сопротивляться, даже если бы разум не был бы затуманен страстью, а тело желанием. Она хорошо отнеслась к твоему проявлению силы в прошлый раз, возможно и в этот раз все будет прекрасно.

Короткий, резкий и довольно сильный шлепок эхом пронесся по комнате, сопровождаемый отрывистым стоном Рэрити, которая не успела уткнуться носом в подушку. Через мгновение, ее хвост нетерпеливо дернулся, словно ее тело требовало добавки. Твоя вторая рука быстро приземлилась с другой стороны крупа, в этот раз более уверенно и с большей силой. В ответ ты почувствовал острую боль на своей груди — это не было неодобрением Рэрити твоих действий, но ее бешено махающий хвост превратился в опасный хлыст. С этим нужно было что-то делать.

Схватив его и туго обернув вокруг ладони несколько раз, ты хорошенько дернул фиолетовый хвостик. Хоть ты и мог видеть и слышать только намеки, но ты чувствовал, что уткнувшаяся в подушку Рэрити становилась все более нетерпеливой. Ее измождённые глаза закатились от боли, которая в разы увеличила наслаждение. Выплюнув изо рта подушку, она прокричала "Да!" в тишину ночи и попросила, "Назови меня плохой пони!", потеряв последние остатки стыда и рассудка.

Шлепая ее круп свободной рукой, ты "наказывал" свою "плохую маленькую пони", не сказав ей даже того, каким именно будет ее наказание. Она лишь вновь закусила подушку и покрепче вцепилась в софу.

Опустив свою руку и направляя ей член, ты коснулся головкой своего штыря ее гнезда и закрыл глаза. Потянув ее хвост для лучшего вхождения, ты протолкнул себя внутрь. Ее влажное лоно и тугая щель боролись между собой за право решить, насколько легко ты сможешь войти. Несколько секунд спустя твоя кожа коснулась ее шкуры, и покалывающее чувство наслаждения прошло сквозь вас обоих. Даже просто стоя, погрузившись в нее и не двигаясь, ты слышал биение ее сердца и как тело ее движется, ведомое тяжелым дыханием. Ты чувствовал жгучий жар внутри нее и небольшие капли смазки около входа.

Когда ты начал двигаться, ощущения превозмогли твой разум. Чувства были похожие на те, когда ты работал пальцем, однако во много раз сильнее. Ее хвост дергался под твоей властью, практически умоляя, чтобы ты за него потянул. Каждый твой рывок ее хвостика отдавался единорожке болью, смешанной с наслаждением, которое передавалось через нее и тебе. Ее спина выгнулась еще больше, чем в прошлый раз, а ее передние ноги напряглись, загнав тебя в нее сильнее и глубже, чем ты бы мог представить.

Стоны Рэрити начали прорываться даже сквозь плотно заткнутый подушкой рот. Она зарылась мордочкой глубже, и продолжала приглушенно стонать все громче и громче. Вскоре ее голос заполнил комнату, практически заглушив твое собственное безудержное рычание. Ее глаза плотно сжались и она начала забывать, что мир вокруг существует, теряясь в собственном мире, где нет ничего, кроме секса и вкуса перьев из подушки, которую она случайно прогрызла. Но последнее ее даже не волновало.

Ее, уже ослабленное, тело не могло проявлять чудеса выносливости и скоро ее тонкие стенки сжались вокруг тебя, достигнув второго за эту ночь оргазма. Мощного сжатия было достаточно, чтобы ты последовал за ней. Твои бедра непроизвольно прижались к ней, и ты кончил, выстрелив тугими струями горячей спермы прямо в нее, наслаждаясь тем, как ее тело извивается под тобой.

Когда ты вновь ощутил себя в этом мире, ты вытащил, позволив тугой струйке вытечь из петли единорожки, пока она лежала, глубоко дыша, с закрытыми глазами и ртом, полным перьев. Она заснула — заботы рабочего дня и напряженная ночь одолели ее. Софа не была достаточно большой для вас двоих. Однако Рэрити была лишь маленькой пони, которую ты без проблем сумел поднять. Ее грива, все такая же неопрятная, трепетала под ней, пока ты нес ее в комнату, проклиная кучи "организованного хаоса", которые были именно там, куда ты наступал и об которые ты постоянно запинался. Но ты не уронил поняшу. Слишком уж она была ценна.

Положив ее на кровать, ты улегся рядом, вновь прижав ее к себе и накрыв вас обоих одеялом. Кровать была словно осиное гнездо, мех, волосы и хвост Рэрити были растрепаны, а все, что ты мог учуять, был запах ваших перемешанных соков. Однако ты был убежден, что лежать с ней в твоих руках было совершенством само по себе. А засыпать с ней в обнимку… Больше чем совершенство.

""Дорогой" — услышал ты голос, много часов спустя, почти разбудивший тебя ото сна. "Дорогой!" — вновь услышал ты, почти проснувшись, но, все же, не совсем. Однако последовавший за этим удар копытом по предплечью быстро привел тебя в чувство. Ты разомкнул веки и увидел ее глаза, слегка прикрытые прядями пурпурных волос. "Замечательно, ты проснулся. Дорогой, скажи, моя грива выглядит так же плохо, как я думаю?"

Ты сказал, что она выглядит великолепно. Это не было ложью — растрепанная, неряшливая грива напоминала тебе о событиях прошлой ночи, когда она выглядела точно также после того как она откинула голову с тем лицом, наполненным блаженством. Это было приятное воспоминание. "Это, конечно, очень мило с твоей стороны, но, боюсь, что я выгляжу просто пугающе. Давай, нам нужно помыться, ох, Селестия, я до сих пор чую этот запах на нас" — она осеклась, и щеки ее запылали, так как запах вернул воспоминания о прошлой ночи.

Она явственно чувствовала, что твой стояк начинает давить на нее, отчего лицо ее покраснело еще сильнее. Увы, как ты не надеялся на повторение событий прошлой ночи, она вместо этого начала пихать тебя копытом, сгоняя с кровати на пол. Перепрыгнув через тебя, она посмотрела на грязную, запятнанную кровать и пробурчала "Это нужно срочно почистить".

Она развернулась и вышла из комнаты, в этот раз даже не подумав сказать тебе, чтобы ты "чувствовал себя как дома", как прошлым утром. Несколько секунд ты лежал в тихой комнате, полной вещей, которые не были твоими. Холодный, слегка побитый и неудовлетворенный. А потом ты услышал ее голос — "Давай уже, дорогой, я не могу ждать тебя весь день! Нам нужно помыться, я больше просто не вынесу, не могу быть грязной. И да, я хочу, чтобы ты опять использовал свои руки".