Флами

Ночью, посредине лесной поляны лежит маленький пегас. Он удивлённо рассматривает местность, как вдруг в кустах что-то затрещало и оттуда вышел большой древо-волк...

Другие пони ОС - пони

Красота и красоты.

Фик писался на массовую дуэль писателей. Куда я все фики обещал себе писать, только если немного... Ebrius.Надеюсь качество от этого не страдает :3

Рэйнбоу Дэш

Охотник и жертва / The Hunter and The Prey

О читатель, не хочешь ли услышать скорбную повесть об Эпплджек и Пинкамине Диане Пай, живущих в мире, где проклятье — не сон, но явь, разъедающая умы? О, сколь безумен, сколь трагичен, сколь терзает он сердце! Ибо даже «бездонная чёрная бездна» — лишь самое ничтожное из слов, коим можно выразить горестный сказ о двух старых друзьях, охотнике и жертве.

Пинки Пай Эплджек

Пони в поисках правды

Принцессу Селестию похищают. Все думают что она просто в отпуске. Но только три пони думают по другому. Узнав кто вор. Главный вопрос почему? Это то и предстоит им узнать...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Жизнь, которая тебе дана

Вечером после грандиозного Воссоединения Семьи Эпплов Эпплджек остаётся один на один со своими мыслями в своей комнате. Здесь, перед усыпаным звёздами небом, она, наконец, может открыть сердце перед двумя важнейшими пони в своей жизни - своими родителями.

Эплджек

Двойной переполох

Пинки Пай далеко не первый год в вечериночном бизнесе и, кажется, её уже ничем не напугать... Или так только кажется?

Пинки Пай Другие пони

Вещи, что Тави говорит

Мою соседку по комнате зовут Октавия, или, сокращенно, Тави. Она любит марочное красное вино, мягкие подушки и долгие прогулки по пляжу. Но больше всего на свете она любит музыку. Её она любит со страстью, что сияет всеми лучами светового спектра.

DJ PON-3 Другие пони Октавия

Триксе

Триксе. Однажды утром всё стало Триксе. Потому что Триксе.

Спайк Трикси, Великая и Могучая Другие пони Старлайт Глиммер

Флаттершай в мэры!

Рейнбоу Дэш очень хочется помочь своей подруге, Флаттершай, побороть свою стеснительность. Поэтому, в тайне от нее, она начала заполнять одну бумагу...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Луна Мэр Другие пони

Магия

Вера толкает пони на странные деяния, но именно такие деяния, как правило, меняют историю

ОС - пони Найтмэр Мун

S03E05
Глава 1. Анти-закрытие Глава 3. Диоптрии

Глава 2. Самосовершенствование

Скоупрейдж вместе в бывшей подругой пытается создать механического пони, но не учитывает особенности отдельных материалов.

Доктор Везергласс, закусив губу, рассматривала лежащий на полу и превосходящий её по размерам чертёж. Два лаборанта, один из которых и привёз эту бумагу издалека, придерживали уголки, чтобы чертёж не свернулся обратно в трубочку.

— Не знаю, Скоупрейдж, – задумчиво протянула Везегрласс, с сомнением взглянув на «своего» чертёжедержателя и вновь принявшись изучать густо покрытый линиями и надписями лист. – Честно, не знаю, как я могу такое одобрить. Мы только начали выходить в финансовый плюс по итогам месяца, а это отнимет тучу ресурсов.

— И вы мне про финансы, – уныло упрекнул начальника чёрный единорог с бело-коричневой гривой. – Профессор Бикер сегодня утром отшила Велдингбид подобными речами. Я посоветовал подойти дополнительно к вам, а вы… Куда делась доктор Везергласс, готовая затеять рискованный проект просто ради удовольствия?

— Скончалась от голода, наверное, – ответила доктор, делая ещё один обход вокруг чертежа. – Потому что с подобными расходами нам есть стало бы нечего через два дня. Я образно, конечно, ибо бесплатную столовую для учёных никто не отменял, но суть вы, Скоупрейдж, надеюсь, поняли.

— Можно использовать в качестве сырья металлолом, – произнесла лаборантка, что держала лист бумаги за правый край. – Это разом решит ряд проблем с утилизацией повреждённого и выработавшего свой срок оборудования, которая, как я поняла, существует в вашем научном центре. А материалы, из которых данное оборудование было изготовлено, по характеристикам вполне подойдут для прототипа уменьшенных масштабов.

— И вы, Велдингбид, уверены, что вдвоём справитесь с конструированием чего-то подобного?

— За себя я полностью уверена, – задрала украшенный веснушками серый нос Велдингбид. – А ваш ассистент весьма талантлив, спектр его умений и работоспособность идеально подходят для моих задач.

— Вы же знаете, – включился Скоупрейдж, – что работающие шестерёнки я могу собрать из кучи мусора и дорожной пыли. Паровые двигатели я изучал на курсах повышения квалификации в том полугодии. С гироскопами разберусь по книжкам.

— Ну хорошо, – нехотя произнесла Везергласс. – Соберёте вы из складского хлама эту штуку. Вопрос: зачем?

— Позвольте, – моментально ответила Велдингбид, – как можно не видеть здесь неоспоримой пользы? Речь идёт о расчётной грузоподъёмности в пять тонн и запасе хода на семьсот тысяч километров без ремонта. Эта штука может заменить собой столько физических усилий со стороны отдельных пони, что мы будем удивляться, как раньше без неё жили. Если бы от неё не было никакой пользы, то я бы не приехала с этими чертежами к вам в Стэйблридж и не попросила бы помощи в реализации проекта.

— Не в привычках нашего центра отказывать металлургу с красным дипломом, – насмешливо скривилась Везергласс. – Особенно если он так убедителен… Даю вам добро на строительство прототипа, но не просите ничего, кроме инструментов и железяк со склада. У меня сейчас пять параллельных разработок ведётся, и то волнуюсь, что придётся одну заморозить из-за нехватки средств. – Она воспользовалась тем, что проходила мимо Велдингбид, и шепнула ей: – Если станет сложно контролировать этого ротозея, то сообщите мне, ладно?

Велдингбид удивлённым взглядом проводила доктора до выхода, потом отпустила свой край чертежа.

— Сказала докладывать ей о том, насколько сложно тебя контролировать, – поделилась она со Скоупрейджем, который с интересом косился в её сторону.

— Будешь докладывать?

— Будто оно мне надо! – хмыкнула серая пони. – Если что, я знаю, где ты живёшь… – с присвистом произнесла она и почти тут же звонко рассмеялась.

— Твоё чувство юмора с колледжа ставило меня в тупик, – признался Скоупрейдж.

— Так привыкай, – посоветовала Велдингбид, – нам же с тобой много дней ещё работать метка к метке. – Она подняла с пола чертёж и зафиксировала его в свёрнутом виде при помощи двух скрепок. – Давай, потопали на склад за деталями… Ничего ржавого или эмалированного не берём, я не хочу неприятностей при переплавке.

 

*   *   *

 

— Так что, со времён колледжа много у тебя было кобыл? – внезапно поинтересовалась Велдингбид, рассматривая приподнятый её копытом увесистый металлический рычаг. Где-то сзади раздался грохот – для Скоупрейджа вопрос был слишком внезапным.

— Это так важно сейчас?

— Ну, мне интересно, как поживает мой поставщик шпаргалок, которого я лет шесть не видела. – Велдингбид поскребла копытом следы машинного масла, кивнула своим мыслям и забросила механизм в стоящую у дверей склада большую тачку.

— Хорошо поживаю, – донеслось из-за груды бывшего оборудования, – устроен здесь на постоянную работу.

— Ой, не юли, юлист! – попросила серая пони. – Расскажи, сколько дам сердца ты успел найти?

— Наука – моя леди! – попытался отбиться Скоупрейдж.

— Ну да, конечно, – фыркнула Велдингбид. Она разгребла небольшой завал у себя на пути и нашла на полке за ним что-то вроде треугольника со скруглёнными вершинами, лежащего отдельно от прочего отработанного сырья.

Это была маленькая тусклая деталь от неизвестного механизма, полная мелких легко движущихся частей. Велдингбид потрясла находку, наморщила лоб, взвесила её в копыте и отправила в ту же тачку, что и предыдущие материалы.

— Мне показалось, что твой начальник очень живо тобой интересуется, – сказала она, убедившись, что снова попала предметом точно в цель. В прямом смысле – железяка прилетела в тачку – и в переносном – Скоупрейджа аж передёрнуло.

— Слушай, я здесь не хочу никаких проблем с карьерным ростом, поэтому не завожу никаких непрофессиональных отношений с коллегами!

— А давние подруги считаются? – подмигнула синим глазом Велдингбид.

— Ну, это немного другая категория. Но всё равно нет, – задумчиво ответил Скоупрейдж. Груда металла под его копытом начала быстро разъезжаться, так что он отпрянул, не удостоив серую пони ответным взглядом. Та тихо хихикнула.

— Кстати, почему ты после колледжа ни разу мне не писал? – продолжала допрос Велдингбид.

— Был очень занят.

— Вот меня и интересует, с кем это ты был так занят?

— Да что ты прицепилась, Велди? Я же тебе говорю – наука, стремление к знаниям, реализация всяких проектов для научного центра… Иногда я пытался написать тебе пару строчек, но меня постоянно отвлекало новое ответственное поручение.

— Велди, – почти зачарованно повторила серая кобылка. – Давно меня никто так не называл. А ты меня, видимо, вспоминал постоянно, раз прозвище из головы не выветрилось.

— Прозвище, прозвище… – бурчал в своём углу Скоупрейдж. – Какое прозвище дать той штуке, которую мы собрались ковать и скреплять сваркой?

— У меня на чертежах написано «Механич. пони». Давай так и будем произносить – Механич-пони, – ультимативно заявила Велдингбид. Её товарищ предпочёл внести свою лепту в процесс выбора имени для совместного проекта.

— Слишком длинно выговаривать. Сократим до Меха-пони? – предложил он.

— Ладно, – кивнула серая пони, вытаскивая широкий лист железа. – Значит, ни с кем никаких шашней?..

— Да ну хватит уже, Велди!

Молча, однако, она работать не собирались, и они долго обсуждали детали предстоящего проекта, Стэйблридж, времена колледжа, при этом собирая по всему складу годный для работы металл. Им было некогда заметить, как на треугольнике со скруглёнными вершинами, лежащем в тачке, самопроизвольно менялись местами мелкие детальки.

 

*   *   *

 

Белое покрывало торжественно сползло на сторону, открывая взгляду доктора Везергласс доведённую до презентабельного вида конструкцию. Доктор стояла и любовалась на механического пони, набитого внутри маленькими моторчиками, проводками и гидравлическими трубками, укрытого сверху листами железа, заменявшими шкуру. Изделие было немного ниже доктора, но производило впечатление весомости и массивности даже при таких параметрах и общей угловатости фигуры, которую явно подгоняли кувалдой.

— Это превосходит то, что я представляла, глядя на ваш чертёж, – отметила Везергласс, повернувшись к стоящим рядом Скоупрейджу и Велдингбид.

— Мы умеем удивлять, – ответила серая пони. Кивком она попросила напарника вытащить из седельной сумки смастерённый в последний день пульт управления.

Скоупрейдж очень долго спорил на тему мобильности первичного прототипа, ссылаясь на то, что внутри непременно что-то загорится, застрянет или сломается. Его давняя подруга отмахнулась от подобных доводов и настроилась на презентацию с максимальным раскрытием возможностей Меха-пони. Пульт и принимающий механизм она паяла сама и теперь, положив его под копыта, начала планомерно нажимать кнопки.

По её указке механический пони, выпустив пару облаков пара, со скрипом и скрежетом поднял левую переднюю ногу. И так же медленно опустил её обратно. Потом поднял правую, передвинул немного вперёд. Велдингбид старалась заставить своё изобретение сделать шаг, но задние ноги не желали отзываться. Впрочем, целевая аудитория была в достаточной степени удовлетворена.

— Калёны пассатижи! – выдала Везергласс, заглядывая под металлического земнопони. – Вы там точно никого внутрь не сажали? А то, если вы жульничаете с этим, я вам устрою!

— Всё честно, – ответила Велдингбид, показывая пульт, – пар, вода, шестерёнки. Плюс примитивный командный модуль для распознавания сигналов.

— Использовали только утилизированные предметы, – напомнил Скоупрейдж.

— Горжусь вами, ребята, – сказала Везергласс. При помощи магии она притянула к своей мордочке левую переднюю ногу Скоупрейджа и посмотрела на его часы. Спросить, конечно, было проще, но Везергласс лёгкие пути искала редко. – Думаю, сегодня поздно, но завтра вашу работу представим доктору Бикер. Пусть выделит дополнительную премию на развитие.

Велдингбид накинула на Меха-пони покрывало. Результат многодневного кропотливого труда двух лаборантов остался стоять в центре пустующего одноэтажного лабораторного комплекса за номером семь. Никто не работал здесь, никто не охранял помещение, поэтому никто не увидел, как спустя несколько минут после ухода последнего единорога под белой тканью вспыхнуло красно-оранжевое сияние. Вспыхнуло, заставило покрывало слегка дёрнуться, и почти сразу угасло.

 

*   *   *

 

— С тех пор как я ввела новую схему финансирования, – говорила профессор Бикер, шагая через Белый зал, – вы, Везергласс, не перестаёте меня удивлять. Общая продуктивность ваших сотрудников повысилась, а число травм и инцидентов сократилось. Теперь я узнаю, что вы даже начали сотрудничать с внешними специалистами, – последовал быстрый взгляд в сторону серой пони с лазурной гривой.

— После того, как вы отказали ей в реализации замысла, – напомнила Везергласс.

— Дорогая моя, подготовленная ею презентация идеи меня не слишком очаровала. Как вы понимаете, в нашем деле умение говорить открывает больше дверей, чем умение измерять и строить.

— Нам в ЛК-7, – напомнил опередивший группу Скоупрейдж. Он первым открыл дверь комплекса, забежал внутрь, потянулся магией к белому покрывалу и сдёрнул его. После чего запнулся на бегу и замер, пытаясь определить, насколько близко к полу опустилась его челюсть. Где-то в дверях так же с непониманием в глазах замерла Велдингбид.

Металлический пони никуда не делся, стоял неподвижно в центре помещения. Но выглядел совершенно иначе. Никаких торчащих уголков металла, никаких вмятин и выпуклостей. Это был блестящий гладкий железный монумент неизвестного конструкторского гения, на котором можно было разобрать даже гравировку зрачка в глазу.

— Что ж, это впечатляет, – произнесла Бикер, не замечая признаков удивления на мордах своих спутников. Взгляд её оранжевых глаз был прикован только к изящному механическому пони, замершему в ожидании приказов. – Он умеет что-нибудь?

— Ну, вроде как, шагал вчера… – неуверенно выдала Везергласс, оглядываясь на лаборантку, таскавшую с собой пульт. Та прекратила хлопать глазами, вытащила контролирующее устройство и осторожно коснулась кнопок.

С тихим гудением металлический пони поднял блестящую ногу и перенёс её вперёд, стукнув копытом по жёстком полу. Без каких-то проволочек и трудностей и повторил действие с тремя остальными ногами. Ничего внутри него не хрустнуло, не заскрипело, даже облачко пара не вырвалось из швов между листами металла.

— Да ладно, – тряхнула лазурной гривой Велдингбид и исполнила новую «симфонию» на кнопках пульта. Её изобретение с тихим скрежетом расставило передние ноги и склонило голову.

— А где та конструкция, которую вы мне вчера показывали? – шёпотом поинтересовалась Везергласс. – Можете ответить честно, я так поражена этой вашей работой, что ругаться по поводу небольшого обмана не собираюсь.

— Мы только одну мастерили, – также шёпотом поклялась Велдингбид. – Именно эту, которая реагирует на простейшие команды с пульта. Я не знаю, кто её ночью доработал, но я тут вообще ни при чём.

— Господа учёные… Лаборанты, – подала голос профессор Бикер. – Я вас искренне поздравляю со столь тщательно выполненной работой. Она достойна первых мест на любых научных выставках. И я горжусь, что вы собрали её в стенах Стэйблриджа! Из мусора, говорите?.. Феноменально. – Бикер восторженно тряхнула гривой. – Доктор, вернёмся в мой кабинет, обсудим небольшую премиальную надбавку для вашего отдела.

Везергласс, с недоверием посматривая на механического пони, вышла из комплекса вслед за начальством. Велдингбид убрала пульт и подбежала ближе к напарнику, который всё ещё поедал взглядом железную конструкцию.

— Во имя хаоса, что стало с нашим Меха-пони? – спросила она, оглядывая помещение.

— Не знаю.

— Неужели? – фыркнула Велдингбид. – Всю ночь, наверное, крутился здесь со шлифовальным станком, а теперь скромничаешь?

— Я то же самое про тебя думаю, Велди.

— Кстати, я не вижу здесь следов металлической стружки или чего-нибудь подобного, – заметила серая пони. – Либо тут похозяйничали и очень хорошо убрали за собой, либо я вообще ничего не понимаю.

— А я теперь даже не знаю, похвалить мне товарища, который привёл его в порядочный вид, или задать ему трёпку? – скривился Скоупрейдж.

Он поискал у металлического пони лист железа, который был специально поставлен так, чтобы его можно было снять и заглянуть внутрь. Этот лист принял правильную форму, соответствующую понячьему крупу, и был приварен еле заметным швом. Снять его теперь было невозможно. Скоупрейдж почесал загривок и ещё раз окинул взглядом металлическую конструкцию.

— Очень хочу посмотреть, не оставил ли этот умелец какую-либо улику внутри нашего Меха-пони, но не могу его по-нормальному вскрыть, – вздохнул чёрный единорог.

— Давай прикатим из соседней лаборатории аппарат и просветим его насквозь, – предложила Велдингбид. Скоупрейдж кивнул удачному решению.

 

*   *   *

 

Два лаборанта пристально изучали маленький чёрно-белый снимок, который им только что выдал прибор. Скоупрейдж заметил, что начинает всё чаще чесать себе загривок.

— Я не собирал таких сложных деталей, – заявил он. – Даже не намеревался. У меня на одну такую ушло бы три дня. Из-за мелких зубчиков и плотности компоновки элементов. А тут их десяток и они ещё должным образом сконфигурированы.

— Если это та энергетическая топка, которую я ставила, – подхватила его напарница, – то я пегас без одного крыла. – Она на всякий случай обернулась, чтобы убедиться в отсутствии крыльев на спине.

— Кто бы ни копался внутри нашего Меха-пони, но в механике у него научная степень, как минимум. Велди, ты только посмотри, гидравлика везде замкнута, никаких разрывов, никаких утечек, смотрится со стороны как кровеносная система.

— Ты в голову ему загляни! – попросила Велдингбид. – Этот модуль контроля раза в четыре больше и сложнее моего. Если пульт пересобрать, он сальто тройное проделать сможет.

— Итак, кто-то ночью залез в лабораторный комплекс, сделал работу, на которую у нас ушло бы два года минимум, и теперь не хочет показаться и снискать славу.

Они продолжали внимательно вглядываться в снимок, словно ожидая, что где-то в уголке проявится надпись «Да, это сделал я, имя-такое-то». Внезапно комнату озарила вспышка красно-оранжевого сияния, заставившая единорогов прерваться.

— Что сейчас полыхнуло? – спросила первой Велдингбид. Скоупрейдж, прищурившись, посмотрел на механический результат их совместной работы.

— Велди, помоги-ка мне ещё пару снимков сделать, – попросил он, магией передвигая прибывшую из соседнего комплекса аппаратуру. Через несколько минут он держал в копытах ещё несколько тёмных квадратиков. Теперь он всматривался в них сверхпристально.

— Вот эта штука что делает внутри конструкции? – поинтересовался он у напарницы, при этом едва не ткнув ей снимком в глаз. Указывал чёрный единорог на треугольник со скруглёнными вершинами, к которому были подведены почти все цепочки деталей механического пони.

— Я добавила её для баланса и устойчивости, – спокойно поведала Велдингбид. – Она была очень тяжёлая и больше всё равно никуда не подходила.

— Надо вытащить её немедленно! – крикнул Скоупрейдж. Как назло, ни одного ящика с инструментами он рядом не видел. За ними тоже надо было бежать в соседний комплекс.

— Почему? Что это вообще такое?

— Это амулет самосовершенствования, – деловитым тоном рассказывал Скоупрейдж, направляясь к выходу. – Железное основание с кучей мелких деталей. Был создан примерно триста лет назад одним магом. Маг хотел с его помощью улучшить свои навыки колдовства.

— Ему помогло? – спросила шедшая следом Велдингбид.

— И да, и нет. С одной стороны, он получил прибавку к физическим и магическим силам, стал умнее, здоровее, выносливее. Но однажды этот пони переоценил себя и надорвался. Прежде чем в записях мага отыскали информацию об амулете, его как безделушку успели перепродать в третьи или четвёртые копыта. И благополучно потеряли.

— А что такая важная вещь делала у вас в металлоломе?

— Вот это уже не ко мне вопрос, Велди. – Скоупрейдж скрылся за дверью с табличкой «ЛК-6» и вскоре показался оттуда вместе с солидным ящиком, набитым инструментами. – Но некоторым бездельникам из отдела артефактов я мозги потом прочищу.

— А что ты делать собираешься? – Велдингбид прижалась к стене, чтобы напарник мог пройти мимо неё в узком коридоре.

— Вытащить эту штуку, пока всё не стало совсем плохо!

Велдингбид вцепилась ящик с инструментами копытами и потянула в обратную сторону. В это время щель под дверью ЛК-7 на мгновение озарилась красно-оранжевым.

— Не вижу в этом смысла, – сказала она. – Если эта вещь улучшает наше с тобой изобретение, то лучше её оставить. Тогда наше изобретение станет идеальным.

— Я специалист по артефактам и то не знаю, какой эффект амулет окажет на металлическую конструкцию! Я не могу рисковать, оставляя его внутри. – Скоупрейдж тянул инструменты к лабораторному корпусу номер семь.

— Ты не имеешь право единолично принимать решения относительно моего Меха-пони! – повысила голос Велдингбид, не ослабляя хватки.

— Вот-вот! – поднял копыто Скоупрейдж. – Та Велди, которую я знаю. Так и не исправилась за минувшие шесть лет. Именно поэтому я не написал тебе ни строчки. Ты с самого колледжа взяла за норму считать своей собственностью даже то, что ею не является. Я не был твоим личным жеребцом, поэтому и сбежал, как только смог. И эта механическая штука тоже не твоя личная.

— Нет, моя, – яростно мотнула головой серая земнопони. – Я принесла чертежи, я предложила идею. Я могла бы взять в помощники любого ассистента. Просто решила по старой памяти выбрать тебя. Не знала, что ты настолько изменился… Э-э-э, – она заметила, что из других корпусов выглядывают привлечённые шумом учёные пони. – Вы не обращайте внимания, у нас тут творческие разногласия.

— Угу, творческие, – буркнул Скоупрейдж. Воспользовавшись замешательством давней подруги, он вытащил из ящика пару крайне нужных ему инструментов и кинулся в следующий по коридору лабораторный комплекс.

Он замер на подлёте к молчаливому результату многодневного труда. Замер по той причине, что тот резко развернулся в сторону единорога. Стоял и покачивал своей железной головой.

— Здрасьте, – оторопело пробормотал Скоупрейдж.

Меха-пони сдвинул выгравированные у него на морде брови. Похоже, магия амулета действовала на него куда активнее, чем представлял Скоупрейдж. Она не просто улучшала конструкцию, она уже добавила от себя возможность слышать идущие из коридора разговоры и оценивать отдельных единорогов с инструментами в копытах как угрозу. Металлическое копыто приземлилось на пол туда, где только что было живое органическое копыто старшего лаборанта.

— Ты бы ноги-то не распускал, – попросил Скоупрейдж, медленно отступая к двери. – У всех бывают неудачные дни. Ой!

Механический пони внезапно рванулся вперёд и боднул единорога. От дальнейшей расправы Скоупрейджа спас тихий вкрадчивый голос.

— Ах ты мой маленький, – приговаривала Велдингбид, заходя в комнату, – как оживился, как разбегался! Что, напугали тебя большие и страшные единороги?

«Большой и страшный единорог» тем временем пытался подняться с пола на все четыре копыта. В процессе он с изумлением наблюдал, как металлический пони движениями головы общается с его напарницей.

— Не пугайся, я не дам им ничего тебе сделать, – продолжала увещевания Велдингбид. – Они все злые и вредные, они тебя боятся и тебе завидуют. Как же тебе не завидовать, ты ведь у меня получился такой красивый и блестящий? – Она с некоторой опаской провела копытом по металлической морде.

«Чего только на рабочем месте ни увидишь», – подумалось Скоупрейджу. Ему подумалось, что коллега подобно требовательной мамаше сейчас успокоит разбушевавшегося цельнометаллического сыночка. Но на всякий случай он стал фиксировать на копытах припасённые инструменты.

— Я не хочу, чтобы с тобой сделали что-то плохое, – не останавливалась серая пони. – Ты прекрасен такой, какой есть, и растёшь, становишься ещё лучше, ещё совершеннее. – Как нельзя некстати в глазах у неё промелькнул огонёк алчности. – Прошу тебя, маленький мой, постой спокойно пару минут, пока я не возьму пультик и не нажму пару кнопочек…

Велдингбид потянулась к своей сумке за пультом управления. Это была огромная ошибка. Металлический пони, не пойми чем рассмотрев свой электронный поводок, взбрыкнул и развернулся. Возвращаться под чей-либо контроль Меха-пони не хотел совершенно. Он отвесил Велдингбид мощный удар задними копытами, от которого она отлетела к дальней стенке. Он повернулся снова, чтобы посмотреть на поверженного создателя, и начал топтать копытами пульт, превращая его в плоский блинчик. В этот момент на спину ему запрыгнул Скоупрейдж, сразу зацепившийся накопытным магнитом за железную гриву.

— Значит, пряников мы не хотим! – буркнул он, наблюдая, как раскручивается прикреплённая к другой ноге циркулярная пила. – Сейчас я тебе кнут покажу! – Дикий скрежет ударил ему в уши, когда пила встретилась с шеей механического пони.

Это было самое бешеное родео, какое приходилось видеть в этой части Эквестрии. Скоупрейдж методично распиливал железные листы, стараясь при этом не оттяпать ногу себе, а Меха-пони под ним носился из угла в угол, вставал на дыбы, заглушая топотом даже вой циркулярки. Нашлись у родео даже зрители – почти все учёные, работавшие в соседних комплексах, сбежались посмотреть на источник грохота и лязга.

Во время одного из резких манёвров изрядно продырявленная железная голова подломилась, и металлический пони кувырнулся вперёд, едва не придавив невольного всадника. В неистовом неповторимом прыжке Скоупрейдж успел отцепить магнит от стальной гривы, зацепить им же металлический треугольник, хорошо заметный через дыру в шее, и, вырвав артефакт, брякнуться на спину. Замедляющаяся циркулярная пила оставила на полу заметную борозду. Где-то совсем рядом на пол грохнулась распадающаяся на отдельные детали металлическая конструкция. Чёрный единорог, отчаянно пытаясь привести в норму дыхание, изучал тяжёлый артефакт с ошмётками сложных сервомоторчиков, прицепившийся к его копыту.

— Никогда… больше… я этого… повторять… не буду! – выдал Скоупрейдж окружившим его коллегам.

 

*   *   *

 

— То есть мне оштрафовать отдел по описанию артефактов? – переспросила доктор Бикер, разглядывая лежащий на столе перед ней треугольник со скруглёнными вершинами.

— Этой штуки по определению не должно было быть на складе, где хранится металлический мусор, – настаивал на своей точке зрения Скоупрейдж.

— И вы проглядели то, что он оказался внутри вашего… устройства?

— Я не мог увидеть его из-за окружавших его деталей. Если бы увидел, то немедленно остановил бы всю сборку и отнёс реликвию в соответствующий департамент.

— Вы что скажете? – обратилась Бикер к находившейся в кабинете Велдингбид. Серая пони, грудь которой был туго забинтована, глядя в пол, произнесла:

— Я тоже ни о чём не догадывалась, пока не стало слишком поздно.

Бикер ещё какое-то время смотрела на специалиста по металлургии, но больше та не проронила ни слова.

— Мне предстоит явиться в Научный совет по поводу утверждения на посту руководителя Стэйблриджа, – сказала профессор. – А у вас тут бардак такой. Страдают приезжие пони, срываются научные эксперименты… Ещё и кадровые перестановки ожидаются. Ваше лечение, мисс Велдингбид, будет произведено полностью за счёт нашего центра. Вам же, Скоупрейдж, поручаю перебрать на складе весь металлолом. Чтобы там больше не оставалось ничего опасного, мистического или неуместного!

Бикер замолчала, обдумывая очередное решение, которое представлялось единственно верным, очевидным, но от этого не переставало быть сомнительным.

— Когда закончите, приступайте к новым обязанностям. Я назначаю вас руководителем отдела по регистрации артефактов. У вас будет полный доступ к Хранилищу Артефактов, но теперь вы полностью ответственны за каждую вещь в нём. Вам ясно?

Чёрный единорог удивлённо подёргал ушами.

— Эмм… Да, ясно, – произнёс он.

— Тогда ступайте. – Бикер указала ключевому сотруднику центра и травмированному иногороднему эксперту на дверь.

— Спасибо, приятель, – произнесла Велдингбид за дверями кабинета, – что промолчал о моём немного безрассудном упрямстве. Рада видеть, что ты прикрываешь мой круп после всего случившегося…

— Я не прикрываю лично твой круп, – сурово ответил Скоупрейдж, покосившись на упомянутую часть тела. – Мои действия, чтобы ты знала, никак не связаны с чувствами, которые у нас когда-то были, и с которыми ты совершенно не умеешь обращаться...

— Говори, что хочешь, – хихикнула серая пони, – я ведь чувствую скрытую за маской твоей неприступности правду. Ты всегда будешь ко мне неравнодушен.

— Извините, мисс Велдингбид. – Старший лаборант возле одного из выходов остановил серую пони, чтобы она за ним дальше не шла. – Как я раньше говорил, теперь наука – моя леди… Дорога в больничное здание вам уже известна, дойдёте сами. – Добавил он, оставляя бывшую подругу одиноко стоять в Зелёном зале.