Дуэтом

В общем, ничего особенного. Лёгкий флафф, не несущий особой смысловой нагрузки. Так, чисто мозгам отдохнуть.

Зекора Другие пони

Крылья меж звёзд

Этот рассказ - совместный труд двух авторов. "Звёзды способны как накликать злую судьбу, так и подарить счастливую долю... Могла ли ты знать, что все перипетии судьбы, несчастья и горе приведут в итоге к радости, о которой не могло и догадаться сердце?.." Велира - молодая рыбачка, прежде относительно спокойно жившая на берегу Марлона - оказывается похищенной работорговцами с других планет... Обретёт ли она свободу? А нечто большее?

Принцесса Селестия ОС - пони

Дочь Принцессы

Радужногривая пегаска - дочь принцессы Селестии, оставившей семью, чтобы не подставлять ее под удар давних врагов

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Мечтай обо мне / Dream of me

Две пони сидят рядом. Одна молчит, другая говорит. «Когда мы говорили... Я слышала тебя, но не слушала. А сейчас, когда не осталось ничего нерассказанного, я больше не слышу тебя. Но все еще слушаю»

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл

Навёрстывая упущенное

Насколько притягательной для двух друзей жеребячества, чьи дороги давно разошлись, окажется мысль вернуть всё назад?

Другие пони

Одна жизнь пернатого солдата

Самостоятельный законченный мини-роман о насыщенной на события жизни одной грифонши. Мини-роман о судьбе, где нашлось место всему, что есть в жизни: и подвигам, и сомнениям, и личным драмам.

Великое Ограбление Амбара

Сидр. Многие пони любят его и готовы наложить на него свои копытца. Но, если для того, чтобы заполучить целый амбар, соберутся вместе три самых знаменитых ценителя сидра, ничто не сможет их остановить! Ну, или почти ничто.

Рэйнбоу Дэш DJ PON-3 Бэрри Пунш

Tonight We're Gonna Party Like it's 999

Сейчас та ночь в году, которая полностью принадлежит Луне - ночь на зимнее солнцестояние. Селестия же пытается выспаться, ибо это ее единственный свободный день(ночь)... в общем, выходной в году. Планы Луны встают стеной перед сладким сном Селестии.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Моя удивительная пони

Дитзи Ду – необычная пони. Неуклюжесть – это не про неё, а вот предрасположенность к несчастным случаям и странным происшествиям – как раз о ней. Забавно, наверное, особенно поначалу, пока не осознаешь, что это заложено самой природой. И вхождение в штопор из-за попытки поймать выпавшую из сумки посылку, завершающееся столкновением с ничего не подозревающим жеребцом – далеко не худшее из того, что могло с ней произойти. Особенно, если этот пони и сам является весьма неординарной личностью.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Падение Эквестрии

Война пришла в Эквестрию. Страна пони подвергается жестокой атаке иноземных захватчиков. Кто они, что привело их в Эквестрию, какие у них цели? Война не обходит стороной и шестерых лучших подруг из Понивилля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Сорен Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 6. Там за облаками Глава 8. Чудо-крылья "чудо-молний"

Глава 7. Заземление для единорога

Везергласс заключает пари и на день лишается возможности использовать магию...

Спор начальника отдела прикладной магии и шеф-повара стэйблриджской столовой разносился, наверное, по всей Меридианной улице.

— Я не говорю, что земнопони ничего не могут, потому что неспособны к свободной магии, – объясняла малиновая единорожка, виновато изучая поверхность подноса. – Я просто заявила, что владение ею как бы даёт нам, единорогам, преимущество.

— Да, позволяет вам заниматься ерундой, на которую любой обычный пони посмотрит пренебрежительно, – изложил своё понимание вопроса упитанный земнопони с чёрной гривой и меткой в виде разделочной доски. Он от природы не был наделён ни рогом, ни крыльями, и такой порядок вещей его не расстраивал.

— Да ладно, ерундой? – взвилась Везергласс. – Вот хочу я взять тот маффин. – Она подхватила означенное кондитерское изделие магией и перенесла на свой поднос. – И вот он у меня.

— Отлично! – притворно восхитился Дейнти Ран. – Ты поленилась сделать ровно четыре шага до этого маффина. Земнопони, вроде меня, делая эти четыре шага, заодно решил бы, какой напиток брать к маффину. А ты стоишь, глаза таращишь и мучительно соображаешь, какой стакан подцепить своей магией, с чем вообще этот стакан, стоит ли пить то, что в него налито… Вопросы, которые мимоходом решит любой не-единорог, потому что он не будет так зациклен на разноцветных искрах вокруг своей дополнительной кости. А так ты иногда звучишь как мой двоюродный брат Джо, который без своей магии не способен сделать нормальный пончик.

Шеф-повар демонстративно поправил чёлку, показывая гладкий лоб без каких-либо наростов. Везергласс вместо того, чтобы обидеться, расплылась в обаятельной улыбке.

— Чтобы мы без тебя делали, Дейнти? Ты единственный, кто регулярно опускает этот научный центр на поле здравого смысла, не давая ему долететь до облаков тщеславия.

— Ну так из-за чего же ещё меня тут держать? – усмехнулся жеребец. – Вовсе не из-за того, что я с отличием окончил кулинарные курсы и занимаюсь какой-то стряпнёй, которая всем нравится.

— Но у магии есть свои преимущества, – не унималась Везергласс. – Любой, у кого есть копыта, должен это понимать.

— Опять двадцать пять, – пробурчал Дейнти Ран, вернувшись к своим повседневным обязанностям, вроде раскладывания еды по тарелкам. – Да если бы сейчас с неба спустилась сама принцесса Селестия и спросила, не хочу ли я обрести магические умения, знаешь, что бы я ей ответил?

— Что у неё в Кантерлоте повара никудышные? – ответила Везергласс, лизнув присыпанную сахарной пудрой верхушку маффина.

— Это да, – кивнул Дейнти. – Но потом. Сначала я бы ответил, что ни за какие блага этого мира не хочу лишаться тех сладких тягот, которые есть у обычных пони. Сказал бы, мол, извините, ваше… как там к ним обращаться надо? А то я на «ты» со всеми, манер так и не набрался…

— «Ваше высочество», – подсказала Везергласс.

Дейнти Ран кивнул и принялся придумывать продолжение своей истории, занимая копыта сворачиванием пучков травы в трубочки.

— Извините, ваше высочество, но не хочу я терять навыки открывания дверей копытами, перетаскивая коробок на спине, навыки подметания пола, мытья посуды и нарезания овощей, которые совершенствовал многие годы. Не хочу их терять ради пары минут лишнего времени и слабых мышц в ногах.

— Это ты сейчас так говоришь, – фыркнула Везергласс. – А вот спросит тебя по-настоящему настоящая Селестия – сразу закиваешь.

— Говорю же, без надобности мне эти ваши магические трюки, – отозвался Дейнти.

Во время этого короткого разговора Дейнти Ран свернул два десятка трубочек и перешёл к украшению бутербродов лепестками цветов. Он торопился, поскольку через полчаса у всего Стэйблриджа был обеденный перерыв. А доктор Везергласс донимала его в рабочее время просто потому, что медики освободили её от обязанностей из-за очередного вывиха, который она получила на очередном испытательном стенде. Освобождение действовало пару дней и было выдано неделю тому назад.

— Но мне как испытателю интересно, – рассуждала она, дожевав маффин, использованный при демонстрации преимуществ владения магическими навыками. – Что было бы, обладай ты хотя бы простейшей магией?

— Что толку гадать? Её у меня как не было, так и не будет!

— Ой, не забегай так далеко… – хитро прищурилась Везергласс. – Зебры из отдела по изучению магических эликсиров не так давно намешали один отварчик, который может очень даже в этом направлении сработать. Они мне кое за что должны, так что могу выпросить у них порцию.

Дейнти Ран оторвался от кастрюли с овощным супом и смерил доктора осуждающим взглядом.

— Предположу, что ты по ночам спать не сможешь, пока этот опыт на мне не проведёшь.

— Не смогу, – честно призналась Везергласс.

— А есть там у этих зебр микстура, чтобы кого-то лишить магии на денёк? – неожиданно спросил заведующий столовой.

— Не интересовалась, но, по идее, должна быть, – ответила Везергласс, быстро смекнув, к чему он клонит.

— Тогда так. – Дейнти Ран придвинулся поближе к доктору. – Ззавтра я выпиваю зелье, дающее магию. А ты пригубишь то, которое её отнимает. Кто первый закричит «не могу так больше», тот моет полы здесь завтра вечером.

— Завтра же пятница! Тут такой бардак будет… – вздрогнула Везергласс. Однако даже такая перспектива не смогла притупить её азарт. – Договорились!

*     *     *

Маленькая колбочка с прозрачной светло-синей жидкостью плавала перед мордочкой доктора Везергласс, сопровождаемая взглядом бордовых глаз. Учёный, закрепившийся в каком-то из полушарий мозга, настойчиво рекомендовал воздержаться от этой затеи, отказаться от пари и вернуть зелье в соответствующий департамент. Правда, это предложение заглушал голос, слушая который Везергласс обрела неисчислимое количество шрамов, отметин и одно не разгибающееся и почти не слышащее ухо. Голос требовал не бояться опасностей, идти на риск и посмотреть на последствия.

Доктор сконцентрировалась на мысли, что она не так уж часто прибегает к магии и один день вполне может обойтись и без неё. Придя к этой мысли, она осушила колбу, с удивлением обнаружив, что зелье совсем не горькое и даже приятное на вкус. «Подсластила себе пилюлю», – усмехнулась частичка учёного.

Магическое сияние вокруг колбы начало издавать нарастающее потрескивание, а потом полностью исчезло. Раздался звук разбившегося стекла.

— Начинается, – вздохнула Везергласс и стала искать совок и веник. Потом вспомнила, что этих предметов в своей комнате не держит, потому что всегда весь бардак убирает исключительно магией. В итоге в качестве совка была использована страница из отчёта по исследованию трёхмесячной давности, а веником послужило правое переднее копыто.

— Ну вот, никаких трудностей, – обрадовалась Везергласс, высыпая куски стекла в помойное ведро. Ведро было практически полным, но выбрасывать его именно сегодня доктор по понятным причинам не собиралась – перспектива нести ведро в зубах до цеха по утилизации, вдыхая по дороге специфические запахи, расценивалась той же частичкой учёного как удовольствие много ниже среднего.

Следующей важной вещью на повестке дня было облачение в рабочий костюм. Опять же, снимать его с вешалки и вытаскивать из шкафа пришлось копытами. Одежда закономерно выскользнула и плюхнулась Везергласс прямо на мордочку. Единорожка замотала головой, чтобы стряхнуть костюм, и при этом стукнулась о полузакрытую дверцу шкафа.

— Да чтоб тебя! – рыкнула она, сбрасывая с себя непослушные шмотки. В процессе борьбы её уложенная с утра грива совершенно потеряла форму, но Везергласс отмахнулась от этой проблемы. Ей ещё предстояло нацепить на себя плотный облегающий костюм, в котором копыта застревали на каждой складке. Обычно она решала эту проблему, чуть растягивая ткань магией, чтобы уменьшить трение о шерсть. Но на этот раз облачение только одной ноги потребовало пары минут ругательств, катания по полу и применения зубов.

Закончив со второй ногой, Везергласс задыхалась так, словно выполнила полный курс тренировочных упражнений в спортивном зале.

— Почему меня никто не предупредил, что это так утомительно? – заорала она в потолок. – В Стэйблридже давно пора с защитных комбинезонов перейти на защитные юбки! Так и скажу Бикер, как только её увижу.

Как назло, именно в этот момент начал трезвонить экстренный будильник, напоминавший, что пора идти на работу. Доктор всегда ставила его на случай, если уснёт после сигнала первого будильника, поднимавшего её с кровати. Везергласс с двумя неодетыми ногами допрыгала до тумбочки и выключила верещащий прибор с третьего удара копытом.

— Может, уж не ходить никуда? – пробормотала доктор, вспоминая про недавний запрет от врачей. Запрет как бы не распространялся на сегодняшний день, но Везергласс всегда могла сказать, что неправильно поняла рекомендации. В конце концов, без магии в своём отделе она рисковала так сильно, что домашний покой прописал бы любой здравомыслящий доктор.

Только это было равносильно поражению. Конечно, если сидеть дома весь день и занять себя книгой, то магия не понадобится. А Дейнти Ран наверняка откроет свою столовую и будет трудиться в ней весь день. Никакая дополнительно приобретённая магия его не остановит. Так что нацепить упирающийся костюм надо было обязательно ради духа честного соперничества. На борьбу с оставшимися ногами ушло где-то минут восемь. И вот тогда начался настоящий кошмар, связанный с застёгиванием молнии.

 

*   *   *

 

Естественно, невзирая на опоздание, которое за ней и так уже числилось, Везергласс решила зайти в столовую, проведать Дейнти Рана и убедиться в том, что он честно использует свои новоприобретённые магические навыки. Благо идти было всего пару домов.

Всегда чистое и опрятное помещение с парой десятков накрытых скатертями столиков сейчас выглядело так, словно его только что покинула орда параспрайтов, от которой неизвестные пони пытались защититься, забрасывая паразитов продуктами. Столики, стены и даже потолок были украшены многочисленными разноцветными пятнами, оставленными явно готовыми блюдами и их составляющими; в этом можно было не сомневаться, так как кое-где снаряды остались в точках попадания, в настоящий момент засыхая неаппетитными комьями. Кто-то попытался отмыть часть из них, но не слишком преуспел в этом, только сильнее размазав грязь и вдобавок покрыв кафельный пол многочисленными лужами.

Отдельное внимание Везергласс обратила на криво разложенные скатерти, часть из которых обзавелась неровными дырами с обгорелыми краями. Некоторые валялись на полу, некоторые украшали опрокинутые столики. В воздухе висел ощутимый запах молотого перца, от которого хотелось чихать, а мешок, из которого приправа просыпалась, висел где-то под потолком. Дополнял картину разгрома сам Дейнти Ран, метавшийся по своей кухне от печки к печке. Вокруг него как намагниченные летали столовые приборы. В одной части кухни из горелки поднималось опасно высокое пламя, в другой из поломанного крана бил приличный фонтан воды.

— Уютно тут у тебя, – заметила Везергласс, перешагивая через осколки двух или трёх тарелок.

Дейнти Ран бросил в её сторону очень невесёлый взгляд.

— Надеюсь, ты счастлива? – произнёс он, пытаясь поймать крутящуюся у него над головой морковку. Едва он задел её копытом, как овощ превратился в кубик льда и шлёпнулся на пол. Дейнти Ран вздохнул и стал собирать ледышки с пола. – У меня к этому времени всегда была готова первая порция холодных закусок. А сегодня я даже ингредиенты не успел подготовить. Не говоря про этот бардак, – шеф-повар неосторожно показал копытом в сторону своей столовой. Штук десять вилок сорвались с места и полетели в ту сторону, воткнувшись в поваленный набок стол.

— Знаешь, мне что-то не особо весело. – Везергласс попыталась выдернуть одну из вилок зубами. Судя по хрусту во рту – ещё один опрометчивый поступок этого утра. – Ой! Видимо, я не вполне учла все последствия нашей затеи.

— Твоей затеи, – поправил Дейнти Ран, пытаясь задуть внезапно вспыхнувшее на одной из разделочных досок синее пламя.

— Если ты хочешь признать свою неправоту, то я слушаю…

— Неправоту? Да всё, что тут творится, только доказывает, насколько проще и удобнее жить без вашей магии, – фыркнул Дейнти Ран. – Тем более что я почти освоился. – Он показал на большую кастрюлю, в которой как бешеный вращался окружённый магической аурой половник.

— У меня тоже дела неплохо, представь себе, – заявила Везергласс, отпрыгивая в сторону, чтобы не оказаться на пути у самодвижущейся швабры. – Не ощутила никаких изменений по сравнению с любым другим днём. Я прекрасно справляюсь со всеми неприятностями, как при помощи магии, так и без неё… И, кажется, надо было как-то иначе мысль сформулировать, – добавила она, заметив ехидную улыбку заведующего столовой.

— Тогда, полагаю, встретимся во время обеда, – сказал Дейнти Ран, пристально уставившись на сковородку, которая тут же поменяла форму с круглой на квадратную. – И обсудим, кому лучше живётся. Потому что мне сейчас отвлекаться нельзя. Я и так много с чем не успеваю, а яблоки для компота надо помыть и почистить.

Он попытался подозвать к себе нож для фруктов. Железное лезвие просвистело в миллиметрах от его носа и воткнулось в дверцу кухонного шкафа, где замерло, дрожа.

— Мелкие неприятности, – тихо для себя повторил шеф-повар. – Не стоит на них обращать внимания… Да чтоб тебя! – Спонтанное телепортационное заклинание перебросило его из кухни на один из столиков в зале, где земнопони, пытаясь удержать равновесие, смял скатерть и раздавил солонку.

Везергласс поспешила удалиться, попутно прорвавшись через непонятным образом появившееся у дверей грозовое облако.

 

*   *   *

 

Оказавшись перед дверями в родной ЛК-1, Везергласс столкнулась с непреодолимой проблемой: запертой дверью. Точнее, отсутствием ключа к этой самой двери. Ещё точнее, ключ был погребён где-то в недрах бардака, который она называла своей спальней, а сделать генеральную уборку, чтобы найти столь необходимый предмет, Везергласс было откровенно лень. Сама доктор давно навострилась открывать замок куском гнутой проволоки или иным подвернувшимся под копыто предметом, но без магии проделать этот трюк было невозможно.

Пришлось терпеливо сидеть и ждать, пока кто-нибудь из работающих в комплексе пони захочет попасть внутрь или выйти наружу. Было непривычно и немного стыдно топтаться под дверью отдела, которым полагалось руководить.

— Доктор, вот вы где! – окликнул её примчавшийся со стороны других комплексов Скоупрейдж. – Мы пытались вызвать вас по интеркому.

— Так я просто из кабинета пройтись выбралась, – выкрутилась Везергласс. – Ноги, знаете ли, иногда так хочется размять… По какому поводу вы меня искали?

— Мы ждём вас, чтобы запустить установку управляемого магического синтеза! – с довольным видом провозгласил единорог, потрясая в воздухе копытом. – Весь месяц над этой установкой корпели, помните?

— Ах, да! Эти суперские скачки магии, от которых гасло освещение на всём этаже. Представьте себе, помню… – Везергласс с сомнением потрепала красную гриву. – А что, обязательно устраивать пробный запуск сегодня?

— Доктор, – обиженно отозвался Скоупрейдж. – Мы и так его отложили из-за вашей последней травмы. Но сегодня, насколько я знаю, врачи разрешили вам вернуться к работе! Поэтому пробный запуск запланирован именно на сегодня. – Лаборант немного стушевался. – И, в общем-то, он пройдёт обязательно, с вами или без вас.

Малиновая пони упорно разглядывала кирпич в стене. С одной стороны, ей очень хотелось пойти и посмотреть на результат длительной работы, первую установку, собранную исключительно на средства, которые отдел прикладной магии заработал своим трудом и оптовыми продажами. Кроме того, управляемый магический синтез был научной теорией, согласно которой можно было получить бесконечный источник магической энергии. Но только теорией, экспериментального подтверждения которой не получили ещё ни в одном научном центре. Если Стэйблридж сегодня осуществит удачный запуск, то он навеки останется в истории эквестрийской науки, а все доктора и младшие научные сотрудники, прогулявшие это событие, так и останутся никому не известными строчками в зарплатных ведомостях.

Однако ни один проект подобных масштабов и подобного значения не мог быть реализован без обязательного возникновения хотя бы одной чрезвычайной ситуации. И именно сегодня Везергласс была абсолютно беззащитна перед любой возможной опасностью. Она была полностью лишена возможности выставить блокирующее поле, отклонить летящий в мордочку предмет или мгновенно переместиться за пределы аварийной зоны. Приходилось полагаться только на свои ноги и быстроту реакции. Хотя на защиту со стороны Скоупрейджа, наверное, можно было рассчитывать.

— Эх, ладно, – вздохнула Везергласс. – Если вы без меня даже кнопку нажать не способны, придётся зайти и показать, как это делается.

Установка управляемого магического синтеза, впрочем, не требовала, чтобы пони нажимали на кнопки, дёргали за рычаги или танцевали вокруг шаманский танец. Всё, что нужно было сделать – отодвинуть непроницаемую для магии заслонку. Дальнейший ход эксперимента заключался в контролировании теоретически самоподдерживающейся реакции магических сил, которая могла либо угаснуть через несколько минут или секунд, либо дать постоянное излучение, для регистрации которого по всему комплексу были расставлены артефакты.

Доктор Везергласс не стала спускаться с балкона, а следила за знаменательным событием, робко выглядывая из-за металлических, выкрашенных в белый цвет перил. Сегодня вся работа лежала на Скоупрейдже и единорогах, которые помогали ему мастерить, клеить, приваривать, вешать на крепления, остеклять и начищать до блеска требующий тончайшей проработки всех деталей механизм.

Из-за своего жалкого укрытия Везергласс наблюдала потенциально исторический момент, когда изолирующая заслонка была сдвинута и в широкое стеклянное кольцо ускорителя, в котором по бесконечному кругу, наполняя лабораторию тихим жужжанием, носилась локализованная частица магии, была выпущена вторая, равная по заряду частица. Через мгновение они встретились, и жужжание тут же стихло, а кольцо наполнилось ярким белым светом. Метаморфоза была встречена радостными криками наблюдающих за экспериментом учёных пони, однако их ликование продлилось лишь несколько мгновений: раздался жуткий скрежет, и наполняющий кольцо ускорителя чистый белый свет превратился в клубящуюся грязно-багровую дымку. Она неравномерно пульсировала и, что было хуже всего, с каждой секундой ускоряла вращение. Непонятно, что именно пошло не так на этот раз, но то, что эксперимент провалился и вот-вот обернётся катастрофой, было несомненно. Учёная половина Везергласс припомнила научную работу, в которой говорилось о последствиях, а также о том, что надо срочно предпринять, чтобы их избежать.

— Отведите резерв магической энергии по заземлённому проводу! – приказала она, малиновой молнией спускаясь вниз по ступеням. Всё желание отсиживаться за спинами других в момент улетучилось, когда дела приняли плохой оборот. Тело взяла под контроль безбашенная половина разума.

— Мы уже, – сообщил Скоупрейдж, показывая на аварийные тумблеры, все как один переведённые в нижнее положение. Тем временем ближайшие к установке артефакты начали с треском взрываться от избытка магии. У присутствующих пони вокруг рогов начали самопроизвольно образовываться облака магических аур. Волевые центры единорогов, отвечавшие за использование заклинаний, моментально оказались перегружены. К несчастью, за этим последовала потеря сознания.

Под треск прекращавших существование артефактов учёные единороги попадали на пол. Все, кроме Везергласс. Она одна наблюдала за тем, как установка под аккомпанемент нарастающего высокочастотного воя начинает вибрировать, а ближайшие аппараты, в связи с экспериментом отключённые, но питающиеся от магии, начинают работать и мгновенно перегружаются, принимаясь сыпать искрами. В соседних комплексах приборы наверняка тоже сходили с ума и превращались в бесполезные дымящиеся ящики.

С криком «Ёлкины иглы!» доктор закружилась в поисках заземляющего провода. Плотный, толстый, серый, он петлял между предметами, ныряя под стеллаж. И именно там, под стеллажом, где он должен был через удлинитель подключаться к приёмнику аварийной системы сброса мощности, его конец сиротливо лежал на полу. Везергласс кинулась к непослушной серой змее и прижала её копытом к полу. Теперь надо было вытащить удлинитель, но другая нога, с трудом пролезавшая под металлическую полку, не могла его подцепить. И именно сейчас, именно в этот момент, магия одновременно стала проблемой, возможным средством решения и недостающим инструментом. Везергласс взвыла, кидаясь двумя передними ногами под стеллаж. Она ударилась лбом о металлическую полку, но её это совершенно не волновало. Куда большую проблему сейчас представляло устройство, зловещее пульсирующее сияние которого превращало лабораторию в подобие ночного клуба.

Инструкция по технике безопасности строго-настрого запрещала соединять два провода при условии, что по ним вот-вот пройдёт заряд магии предельных мощностей. Везергласс, вынырнувшая из-под стеллажа с вожделенным чёрным разъёмом в копытах, во имя спасения всей техники своего отдела решила этот пункт проигнорировать, жёстко состыковав два провода.

Так далеко и так мощно её прежде никогда не отшвыривало…

Очнулась доктор в знакомых ей «палатах врачевания», где Дресседж Кьюр тонкой иголкой проверяла нервную чувствительность её конечностей. Впрочем, Везергласс больше интересовал знакомый пациент на соседней койке.

— А у тебя что? – шёпотом поинтересовалась она.

— Синдром попадания под холодильник, – ответил перемотанный бинтами Дейнти Ран.

— А ещё я убрала ваши искусственно приобретённые способности, – поделилась информацией Дресседж Кьюр. – А то мне не очень приятно работать, когда скальпели летают по всему помещению.

— Извините. – Дейнти Ран попытался пожать плечами и поморщился.

— Кстати, вас хотела навестить профессор Бикер, – добавила Кьюр. – Я докладываю ей о вашем состоянии каждые полчаса. Где-нибудь ближе к вечеру сообщу ей, что с вами всё в порядке.

Везергласс испуганно дёрнулась, и отнюдь не из-за неудачно воткнутой иглы.

— То есть, с нами пока не всё в порядке?

— В принципе, несмотря на случившиеся события, – нахмурилась Кьюр, – вы в поразительном здравии. Но профессор Бикер говорила таким тоном, что лучше я её какое-то время к вам пускать не буду. Потому что воскрешать мёртвых я пока не научилась.

 

*   *   *

 

Вид профессора Бикер не предвещал ничего хорошего. Она по очереди прожигала взглядом то начальника отдела прикладной магии с подгоревшей гривой, то начальника столовой, ставшего полосатым из-за многочисленных повязок.

— Здесь у меня, – профессор положила правое копыто на стопку бумаг, покоящуюся на медицинском столике, – жалобы от сотрудников, которые сегодня не смогли пообедать из-за, цитирую, «хаоса, творящегося в столовой». Здесь же рассчитанная стоимость пострадавшей посуды и кухонной техники. До кучи ещё сведения о травмах, нанесённых летающими вилками, кипятком и… – профессор ещё раз глянула на край верхнего листика, чтобы убедиться в реальности жалобы, – ковшиком, у которого выросли зубы и когти.

— Я оплачу весь ущерб, – заверил Дейнти Ран.

— Да вы-то ладно, – отмахнулась Бикер. – Для вас это уникальный случай, я даже не знаю, как его классифицировать. Скажем так, сегодня в столовой был санитарный день. Жаль, что я вовремя не направила туда санитаров…

— Я компенсирую материальный ущерб из своего жалования, – не унимался земнопони.

— Хватит! Забыли про это! – потребовала Бикер. – Хочется – возмещайте. На здоровье. Главное, чтобы после выздоровления вы работали в нормальном режиме, а не в… дискордовом.

— Будет исполнено.

— Везергласс, – вздохнула руководитель Стэйблриджа, переходя к чуть меньшей стопке бумаг, – сегодня у меня из вашего отдела идёт поток нехороших новостей. Отчёты говорят, цитирую: «Катастрофа», «Полный провал», «Неуспех», «Отказ всего оборудования», «Эксперимент удачен»… – Бикер сбилась и покрутила бумагу. – А, это вчерашний. С запозданием принесли… Никогда бы не подумала, что у вас там всё держится только на вашей магии.

— Я тоже, – призналась малиновая пони, вздрогнув от воспоминаний о пережитых за день событиях.

— Ваше идиотское пари обошлось Стэйблриджу в такую сумму, что ещё месяц назад мы бы разорились. К счастью, ваше идиотское пари, а точнее, ваша полная невосприимчивость к магии, спасла всех сотрудников и две трети оборудования в научных комплексах. Но, – глава научного центра резко повысила голос, – это не даёт вам право устраивать лишённые смысла соревнования на территории Стэйблриджа.

— Они не были лишены смысла, – начала оправдываться Везергласс. – Как выяснилось, обладание магией без предварительной подготовки так же разрушительно, как её внезапная потеря.

— Так что мы оба проиграли, – подмигнул ей Дейнти Ран.

— Нет, я всё-таки была права в том плане, что магия даёт преимущества…

Доктору следовало почаще коситься в сторону профессора Бикер. Та сначала тихо закипала от ярости, а потом с ехидной ухмылкой отправилась изучать содержимое ближайшего медицинского шкафчика.

— Раз мне пришлось разбираться с бардаком, который вы устроили, – сообщила она, перебивая спорщиков, – то же я и выступлю в качестве судьи. Дейнти Ран будет отмывать свою столовую.

— Да! Ха-ха! Магия рулит! – не удержалась Везергласс.

— Доктор, а вам я приказываю осушить вот этот пузырёк. – Бикер вытащила из ящика небольшую бутылочку из тёмного стекла.

— А что там? – с осторожным интересом поинтересовалась Везергласс.

— Рыбий жир, – невозмутимо произнесла Бикер. – Вы у нас, как я понимаю, любите хлебать всякие сомнительные зелья. Так что и это вам должно понравиться.

Здоровое ухо доктора прижалось к голове, придав мордочке полную симметрию.

— Эту гадость? Ой, нет, не надо, – жалобно попросила она.

— Может, поменяемся? – заинтересованно предложил Дейнти Ран. Везергласс недолго колебалась между очень противным вариантом и отмыванием столовой.

— Да, непременно, – тихо шепнула она. Вернувшаяся магия, которой Везергласс была рада как пропавшей и нашедшейся дочери, медленно перенесла пузырёк на койку шеф-повара.

— У меня с рыбьим жиром никогда проблем не было, – заявил он, зубами поймав пузырёк на лету. – Я его по чуть-чуть в некоторые блюда добавляю. Для специфичности вкуса… Ну, доктор, вы в курсе, где у меня швабры хранятся?

Доктор Везергласс приподняла брови, наблюдая за хладнокровным поглощением противнейшей с её точки зрения субстанции, после чего отвернулась к стенке медицинской палаты и положила копыто поверх подкопчённой красной гривы. Она не получила доказательств того, что жить без магии лучше, чем с магией. Но дважды за день убедилась в простой истине: с заведующим столовой Дейнти Раном пари лучше не заключать вовсе – он даже поражение способен обернуть себе на пользу.