Сага о Синдри Белобородом

Сага о Синдри Белобородом сыне Хакона Длиннорогого

Розовое на розовом

В День Сердец и Копыт Спайк, отчаявшийся из-за того, что Рэрити упорно считает его маленьким ребёнком, вдруг обнаружил, что в Эквестрии существует кобылка, которая любит его, и которую он вполне может полюбить в ответ. Ведь Пинки Пай, оказывается, всё время хотела, чтобы он был счастлив.

Пинки Пай Спайк

Две лучшие сестрёнки гамают в Bendy and the Ink Machine

Даже принцессам порой нужен отдых, а что может быть лучшим средством провести время в комфорте, но при этом с острыми ощущениями, как не видеоигры? А вдвоём играть ещё веселее!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Печать Эфира

Это время легенд и героев. Эра Раздора позади, но планеты Эквестрийского Содружества всё ещё остаются отрезанными от колыбели своего родного мира, погрязшие в упадке и декадентстве. Королева, чьё настоящее имя сокрыто в давних веках, ведёт кампанию по Воссоединению утерянных миров Содружества, но для успеха этой авантюры ей предстоит найти 12 своих дочерей, что являются олицетворениями добродетелей самой Гармонии.

Другие пони ОС - пони Чейнджлинги

Жить без крыльев ...

Грустная история о Рейнбоу ...

Рэйнбоу Дэш Скуталу

От рассвета до рассвета

Один обычный день из жизни принцессы Селестии в шести сценах. Что он принесёт уставшей за неделю принцессе? Смех и радость? - да. - Новых друзей? - конечно же. - Врагов? - это вряд ли. - Ужасный адский труд? - несомненно. - Новые приключения? - разумеется. - А может Мэри Сью разобьёт её любимый витраж? - увидим...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Флаттервшоке

Твайлайт Спаркл узнаёт о личной жизни Флаттершай чуть больше, чем ей самой хотелось бы. Флаттершай не может выдержать смущения и каменеет от стыда. Теперь для того, чтобы вернуть пегасочку к жизни, её друзья должны сделать нечто такое, о чём и говорить потом будет нельзя.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Держись, Бон Бон!

Скромная и милая земнопони-кондитер, живущая в Понивилле, имеет ещё и другую работу. По этому роду деятельности она часто совершает поездки в разные места в Эквестрии — а то и за её приделы. Увы, рассказывать об этом соседям она не имеет права. Зато выполнение заданий таинственного Агентства вносит разнообразие в размеренность повседневной жизни. Вниманию читателей предлагается один такой день из жизни бежевой кобылки и её подруги-единорожки, каким его увидел автор.

Лира Бон-Бон ОС - пони

Закон Эквестрии

Мистическая детективная история, начинающая с, казалось, пустякового для двух агентов-специалистов дела, обернувшись в эпическое расследование масштабных преступных планов и раскрытия древних тайн. Тайные Общества, секреты прошлого, мистические загадки, преступные синдикаты и в центре два разных, но дружных агента Королевского Отдела Искоренителей Криминала готовые ударить по морде Зла своим оптимизмом, дедукцией, циничной философией и парочкой сильных ударов!

Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Письмо с сердцем

Твинклшайн случайно поднимает выпавшее у кого-то письмо.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Автор рисунка: Siansaar

September

Глава 3

Я обнаружил, что мир уже разрушен,
Кто-то сильный вдруг напал, очень страшно, так и знал!
Для чего пришло оно, так кончаться не должно…

Почему именно у Понивиля меня одолела такая тоска? Горящий город словно говорил со мной. Он делился со мной своими муками, своим горем. Как, впрочем, и весь остальной мир. Черные клубы дыма поднимались в небо и заполняли его. К счастью я наблюдал за всем этим с весьма большого расстояния и был в абсолютной безопасности. В темноте это был отличный источник света и тепла, но слишком опасный, поэтому я и остался у своего костерка. Спать было негде, и потому холодная земля сейчас для меня была единственной кроватью. Засыпать с видом на горящий город, где когда-то пони счастливо жили, и даже не могли представить, что такое могло произойти. На огонь можно смотреть вечно, но не на этот. Словно души горели в гигантском костре. Боль утраты слишком велика, но почему мне так тоскливо именно за этот город? Возможно я жил тут? Даже если так, уже точно не смогу. И снова тот самый звук, издаваемый моим “старым другом”. Хорошо, что я предусмотрел его появление и расположился также далеко от леса. Разглядеть его во тьме было не просто, но возможно.

— И тебе спокойной ночи. – Видимо тварь манил свет от пожара. В надежде, что эта ночь обойдется без приключений, я закрыл глаза. Наивные попытки выгрызть из своего разума хоть кусочек воспоминания. В уме лишь начали мелькать воспоминания о реке. Трупы, лица призраков. И тот белый светящийся огонек. Этот яркий теплый свет надежды. Но что это? Что было там, в воде? Мое сознание? Галлюцинации от зловония? Возможно, надышавшись, мне просто стало плохо, и я чуть не утонул, но вода привела меня в чувство. Но если бы мне показалось, я бы не видел призраков под водой, а сразу бы пришел в себя. Возможно это какая-то магия, оберегающая меня? Возможно я должен что-то доставить? Какую-то информацию. Информацию. Возможно я знаю, как спасти всех? Даже если так, из моих воспоминаний лишь тот кошмар, повторяющийся каждую ночь. И больше никаких снов. Лишь этот кошмар. Кем я был? Кем я стал? Скитающимся по пустой Эквестрии бродягой. Вот, кто я сейчас. С каждым днем смысл моей жизни теряется. С каждой минутой желание бороться угасает, как бы не прискорбно было это признавать. Что будет, если окажется, что никого больше нет? Что будет, если окажется…что я виноват в этом? Я не смогу себе простить такой поступок. Что мне делат ь? Хватит с меня на сегодня вопросов, пора спать!

На утро город уже почти выгорел до конца и вместо яркого пламени я видел лишь черные клубы дыма. Ночью почти каждые два часа мне приходилось вставать, чтобы поддерживать огонь. Мне снова не удалось нормально поспать, впрочем, как всегда. Собирать мне было нечего, потому я просто встал, бросил последний взгляд на догорающий Понивиль и продолжил свой путь до Кантерлота. Если я правильно иду, по пути должен быть Клаудсдейл. Перед взглядом снова предстали холмы. С такой же замечательной травой. Вот только очередное мое наслаждение природой прервал внезапный теплый ливень. От быстрого намокания стало неприятно двигаться, но останавливаться и искать какое-то место, чтобы переждать дождь нельзя. На это просто нет времени. Так кто же управляет погодой? Быть может Клаудсдейл еще живет? Возможно то, что погубило всех не задело его, потому что это парящий город. Но я не видел, чтобы пегасы двигали облака сегодня утром. Пока я размышлял я дошел до последнего холма, за которым и располагался Клаудсдейл. Пока я не поднялся, я видел лишь несколько птиц, летающих по кругу. И вот, передо мной предстал парящий город. Моей ошибкой было взглядом искать город где-то в небе. Но тогда я решил опустить голову и увидел это зрелище. От ужаса я закрыл рот копытом и едва смог сдержать слезы. Больше город не парил в воздухе. Сейчас его гигантский обломок лежал на земле. Вокруг города образовалась лужа из радужной спектры, словно его кровь. Я долго не мог пошевельнуться, так как был ошеломлен увиденным. Этого не может быть! Раз за разом я пытался убеждать себя в этом, пытался вбить себе в голову, что мне показалось, но как бы сурова и печальна не была реальность, она оставалась реальностью, и означала она, что когда-то великий и прекрасный город теперь пал. Его больше нет. Когда я оглядел обломки мой взгляд пал на труп пегаса, насаженный на торчащую арматуру. На лице трупа был шок, и от такого вида, меня вырвало. Когда мне немного полегчало, я спустился с холма, и подошел поближе к руинам. Поднялся странный гул, похожий на толпу. Не знаю в какой момент это началось, и что пошло не так. Земля начала уходить из-под ног, мир вокруг начал сжиматься. Спустя несколько мгновений я уже лежал на земле, и тяжело дышал. Мир вокруг меня кардинально изменился. Трава начала покрываться ржавчиной, а обломки обросли зеленью. Движения давались с огромным трудом. Обернувшись на холме я увидел три черных силуэта, смотрящих на меня. Небо было болотно-зеленого цвета. В моей голове прозвучал очень необычный голос.

— Ошибки. Все мы совершаем…ошибки. Все мы исправляем их. – Слова звучали медленно, и отдавались эхом в моем разуме. За фразой последовала яркая вспышка и я оказался в каком-то крупном городе. Жизнь в нем протекала как обычно. Суета, у всех свои дела, все куда-то торопятся. Обыкновенный час пик рабочие дни. Пони проходили мимо меня, не обращая никакого внимания. Снова вспышка. Теперь я нахожусь в месте, которое я видел только на картинках. Это тронный зал Кантерлота. В него вбегает очень знакомый мне жеребец. Тот самый жеребец из снов, который вел меня по коридору. Он поклоняется принцессе и что-то шепчет ей, после чего звучит приказ страже покинуть тронный зал. Когда он и принцессы остаются наедине, завязывается диалог.

— Значит, ты не отказываешься от своей затеи? – Принцесса с недоверием смотрит на жеребца.

— Вы только подумайте! Вам не придется поднимать и опускать солнце и луну! Эта машина избавит вас от лишней работы, и у вас появится больше свободного времени! – Принцессы обсуждают услышанное между собой. Жеребец с надеждой смотрит на них и ждет одобрения.

— Мы посоветовались и решили, — Жеребец затаил дыхание. – что пока мы живы, Эквестрия не нуждается в такой машине. К тому же, оно работает на весьма редком и очень взрывоопасном топливе, а это слишком большая трата рабочей силы и к тому же угроза жизни всей Эквестрии!

— Но я потратил пол жизни на разработку этой машины, и…– Селестия грозным голосом перебила жеребца.

— Довольно! Наше слово сказано. Машина подлежит уничтожению. – Эти слова были ударом для жеребца. Он, растерянный и подавленный, покинул тронный зал. Опять вспышка. Теперь я внутри сырого и прогнившего коридора. Вновь иду за обезумевшим жеребцом. Он снова оборачивается и произносит все те же восхищенные слова о том, что завершил дело. Мы заходим в комнату, и я вижу перед собой аппарат внушительных размеров. Он напоминает гигантскую металлическую капсулу. К ней подсоединяется огромное количество проводов и шлангов, уходящие куда-то в потолок. Прямо в её центре висят огромные часы. Снизу, почти у основания расположена еще одна капсула более меньших размеров, на которой написано: “топливо”.

— Эта машина великолепна, не правда ли? – Жеребец проводит по ней копытом. – Ничего моя маленькая. Ты скоро заработаешь!

— Но ведь завтра её уничтожат…

— Замолчи! – Обезумевший перебил меня и продолжил ласкать механизм. – Мы запустим её, и тогда принцессы поймут, что я был прав! Все наконец поймут!

— У тебя нет топлива для неё!

— Это то, зачем я тебя сюда позвал...

Когда я очнулся, был уже полдень. Голова раскалывалась от боли, но зато я смог еще что-то вспомнить. Неужели я выполнил задание этого безумца? Выходит, из-за меня погибли все? Не может такого быть! Я отказался! Я точно отказался! Это кто-то другой, или же он сам украл топливо. Но это не мог быть я. Ни за что не поверю в это! Из-за боли я с трудом поднялся на копыта, и попытался идти дальше. Голову словно сжимали в тиски. Неподалеку от обломков я заметил одинокое дерево. Пожалуй, стоит слегка передохнуть и прийти в себя после увиденного. Я доковылял до дерева и сел около него, прижавшись спиной к стволу. Дождь еще шел, но был уже не таким сильным. Намокшая челка лезла в глаза. Что же все-таки произошло? Неужели я правда достал для этого безумца топливо? Выходит, два дурака погубили целую страну? Или, целый мир. Но кто он? Близкий друг? Теперь вопросов стало еще больше. Боль постепенно ушла, и я поднялся. Как оказалось, дерево, под которым я устроил небольшую передышку, это яблоня. Добыв пару яблок, которые мне уже успели надоесть, и перекусив я пошел в сторону Кантерлота. Однако спокойно дойти до него мне не удалось. Спустя пол часа ходьбы я снова задумался. А что если Кантерлот также разрушен, как и Клаудсдейл? Почему на той карте Кантерлот был отмечен как источник опасности? Вдруг я погибну там, и окажется, что в Мейнхеттене собираются беженцы? Но я должен узнать, что произошло! Должен вспомнить! Лучше умереть зная правду, чем жить всю жизнь с ложью! И пусть это глупо, но я так решил. Еще более шести часов пути, и вот наконец, цель достигнута. Вот он великий город! Столица Эквестрии, некогда легенда, теперь просто куча пустых зданий. Первое в чем я убедился, жизни тут нет. Но и особой опасности я не разглядел, хотя неизвестно, что ждет меня внутри. Подъем наверх дался мне с трудом, но к счастью без приключений. Сейчас я смотрел на главные ворота. Все-таки этот город был и будет самым красивым во всей Эквестрии! Видно, что над ним работали лучшие архитекторы. Еще будучи ребенком я мечтал попасть сюда. Вот только не при таких обстоятельствах. Войдя в него, мои легкие словно сковали невидимые цепи. Дышать было невыносимо трудно. Каждый вдох и выдох стоил огромных усилий. А страх, который внушал внешний вид города, заставлял пытаться дышать чаще и потому я быстро уставал, делая привалы почти каждые десять или пять минут. Пустые дома с распахнутыми окнами, внутри которых, вопреки солнечному свету стояла невероятная тьма, из которой за мной словно кто-то следил пристальным взглядом, тоже не внушали особого доверия. Здесь стоял запах гнили. Во время очередного моего привала у дома я заметил, что дверь внутрь покрывается льдом. Воздух вокруг в разы холоднее. Сердце едва не выскакивало из груди. Я быстро подорвался и посмотрел в сторону замка. Позади стало слышно хлюпанье. Я медленно развернулся. Тварь была ко мне буквально в упор. Вот только это существо было противнее чем то что я встретил в лесу. Из его тела местами торчали копыта, иногда головы мертвых пони. Щупальцами тварь прикоснулась к моим бокам и меня передернуло. В упор я разглядел два маленьких серых глаза, очень похожих на паучьи, которые смотрели прямо в мои глаза. Когда я попытался сделать маленький шажок назад тварь дернулась, и я тут же замер на месте. Если я и дальше буду бездействовать она скрутит меня. Я очень медленно поднял камешек с земли. Глаза следили за моими движениями. Затем я кинул камень за тварь, и та на мгновение обернулась. Воспользовавшись моментом я тут же как можно быстрее побежал в сторону замка. Тварь взбесило, что её добыча уходит, и она с криками поползла за мной. Убегать сейчас намного сложнее из-за этого воздуха. Пока я бежал, я услышал что-то вроде ответа на зов. Это напугало меня еще больше и заставило выложиться на полную. Я услышал позади звук, словно жиле уронили на пол. Обернувшись, я обнаружил что за мной гналось уже две таких твари. Чуть правее спереди на землю плюхнулась еще одна. Из окон домов начали выстреливать щупальца, от которых мне приходилось уклоняться всяческими способами. Когда я уже вбежал в замок, меня преследовало около шести тварей, но к счастью я вовремя захлопнул ворота и сел, спиной подпирая их. Твари с другой стороны врезались в них, но не смогли выбить, так как я закрыл их. Сейчас нужно отдышаться и прийти в себя. Просто успокоится, как бы сложно это не было. Просто закрыть глаза, и вспомнить лучшие моменты своей жизни. Эх, если бы они были. Если бы я их помнил. Единственное хорошее что я вспомнил, это те холмы, где я наслаждался природой. Чуточку передохнув, я направился в тронный зал. Встав перед дверью внутрь я глубоко вдохнул и распахнул дверь. Передом мной было много трупов стражников и трон. Сперва мне показалось, но позже у трона я разглядел мертвого белого аликорна. Слезы сами навернулись на глаза. Я узнал этого аликорна. Узнал её кьютимарку. Когда я подошел ближе, в моей голове словно прошелся ураган. Вихрь из воспоминаний. Все произошло из-за этого аппарата, позволяющего солнцу и луне перемещаться самим. Я не приносил никакое топливо. Я ничего не крал! Но то что я вспомнил, лучше бы всегда оставалось секретом. Это я создал эту машину. От шока я упал на пол и копытами обхватил голову. Душа разрывалась от боли. Из глаз хлынули слезы.

— Что же я натворил!..

Но не забылось, что в сентябре случилось,

Это я убил их всех, одержав над всем успех!

Мейнхеттен. 5 дней до катастрофы.

Я как обычно работал над своей машиной в подвале. В дверь кто-то постучал.

— Войдите! – Оторваться я не мог, ведь сейчас я устанавливал топливный бак. Обернувшись на секунду я увидел Билли, моего брата. – А, Билли это ты? Чего тебе?

— Слушай, ты уже почти три дня отсюда не выходишь! Ты хоть что-то ешь? – Действительно, я так увлекся машиной, что забыл про еду вовсе.

— Да ем конечно! – Отмахнулся я от брата.

— Послушай, ты можешь прерваться на секунду? – Я не слушал брата и продолжал доделывать машину. – Пожалуйста! – В итоге Билли взбесило, что я игнорирую его, и он силой оттащил меня от аппарата.

— Ну что?

— Сколько лет ты уже строишь эту фигню?

— Это не фигня! Это научное открытие! – Билли продолжал настаивать на своем.

— Мама почти не видит тебя! Она волнуется! – Брат увидел безразличие в моих глазах и выдержав небольшую паузу сказал. – Видел бы тебя сейчас отец! – Это действительно задело меня. Отец умер, когда мне было десять. Я любил и обожал его.

— Послушай и пойми меня! Это наш шанс разбогатеть! Это мой шанс…стать кем-то больше, чем простой парень из Мейнхеттена!

— Это проблема для всей нашей семьи!

— Но эта проблема может принести нам деньги! Поверь в меня! Хоть раз, прошу! – Билли глянул на меня недоверчивым взглядом и все-таки согласился.

— Ладно, но обещай. Если тебе откажут, прекрати изобретать, и найди себе наконец работу!

— Обещаю! – Я обнял брата, и он покинул подвал. Я же вернулся к работе.

Кантерлот. 3 дня до катастрофы.

Я вбежал в тронный зал. Селестия и Луна с недоумением глянули в мою сторону. Я поклонился и прошептал принцессе на ухо.

— Она готова к работе! – После этого Селестия приказала страже покинуть помещение.

— Значит, ты не отказываешься от своей затеи? – Селестия с недоверием посмотрела мне в глаза.

— Вы только подумайте! Вам не придется поднимать и опускать солнце и луну! Эта машина избавит вас от лишней работы, и у вас появится больше свободного времени! – После этого Луна и Селестия начали что-то обсуждать между собой, а я с надеждой ждать ответа. Сейчас решалась судьба моей семьи. За те восемь лет, потраченные на разработку аппарата, я не раз представлял, как брат и мать смотрят на меня и гордятся мной. Как отец бы гордился. Сейчас я представлял тоже самое.

— Мы посоветовались и решили, — Я затаил дыхание. – что пока мы живы, Эквестрия не нуждается в такой машине. К тому же, оно работает на весьма редком и очень взрывоопасном топливе, а это слишком большая трата рабочей силы и к тому же угроза жизни всей Эквестрии! Даже если после взрыва все выживут, вы разбудите древних тварей, что спят под землей! Мы не можем допустить такой риск! Я сожалею. – Это было настоящим ударом для меня. Восемь лет ушли в пустую. Надежды на какое-либо уважение и деньги также растворились в воздухе. Это ударило по моему разуму.

— Но я потратил пол жизни на разработку этой машины, и…– Селестия грозным голосом перебила меня.

— Довольно! Наше слово сказано. Машина подлежит уничтожению. – Я опустил голову и покинул тронный зал. Как теперь мне возвращаться домой.

Мейнхеттен. 2 дня до катастрофы.

Я смотрел на машину в последний раз. И вот тогда ко мне в голову пришла идея. На лице появилась широкая улыбка, а душу переполнила безумная радость.

Мы с братом шли по темному и сырому коридору. Я обернулся и с восторгом произнес:

— Наконец-то это закончено! Наконец-то это закончено! Я сделал это! – Брат с недоумением глянул на меня. – Пойдем, я все покажу! – Я привел брата к машине, и сорвал с неё накидку.

— Эта машина великолепна, не правда ли? – Я провел по ней копытом. – Ничего моя маленькая. Ты скоро заработаешь!

— Но ведь завтра её уничтожат… — Это вызвало гнев во мне, и я перебил брата.

— Замолчи! – Я снова продолжил ласкать механизм. – Мы запустим её, и тогда принцессы поймут, что я был прав! Все наконец поймут!

— У тебя нет топлива для неё! – Мой взгляд пал на брата.

— Это то, зачем я тебя сюда позвал. На станции, вырабатывающей электричество для города, на складе есть несколько баков с топливом.

— Стой-стой-стой, ты предлагаешь нам украсть топливо? Ни за что!

— Брат! Ты опять в меня не веришь? Ты думаешь я сошел с ума?! Все просчитано! – Билли до последнего не хотел верить в мои слова.

— А что если что-то пойдет не так? Это топливо крайне взрывоопасно!

— У меня все под контролем! Помоги мне, и нам хорошо заплатят!

— Брат. Прости, но за то, что ты вопреки приказу запустишь машину, тебе не заплатят. Тебя арестуют.

— Нет! Иногда вы не знаете, чего хотите! Вам надо показать это, ткнуть носом, и вы скажете: “Дискорд возьми, а этот парень оказался прав! Он гений!”. – Билли лишь опечаленно глянул на меня и ушел. – Что ж, ладно. Если хочешь что-то сделать, сделай это сам!

Я незаметно проник на склад и увидел канистры с тем топливом, которое мне нужно было. Позади я услышал стук копыт и затем знакомый голос.

— Брат, что ты здесь делаешь? – Взяв одну из канистр я обернулся. Там стоял Билли. Он разочарованно смотрел на меня.

— Ты пришел помочь мне?

— Нет. Останови это! Это может убить нас всех! – Попытка остановить меня вызвала приступ гнева, и я перебил своего брата.

— Нет! Нет, это поможет тебе! Это поможет нам всем! Не пытайся остановить меня!

— А я попробую! – Билли прыгнул на меня в попытке схватить, но получил канистрой по голове и отлетел в сторону.

— Прости меня брат. – Я выбрался со склада и быстро помчался в свой подвал.

Мейнхеттен. День катастрофы.

Я все подготовил и был готов запустить машину. С улицы я услышал голоса:

— Он там! Выбивай! – Дверь отлетела в сторону, и в подвал ворвались солдаты из Кантерлота. Я попытался нажать на кнопку старта, но меня оттащили от неё и скрутили двое жеребцов. В подвал вошла разъяренная Селестия и подошла ко мне.

— Ты обвиняешься в измене родине! Вопреки моему приказу ты попытался запустить машину, которая могла убить всех нас!

— Ну давай, покажи свое истинное лицо! Великая принцесса Селестия, сама доброта, которая изгнала свою сестру на луну. – Селестия лишь с презрением смотрела на меня.

— Что ты хочешь этим сказать? – Тогда я поднял свой взгляд на неё.

— Неужели вы никак не поймете? Я создал машину, способную менять день и ночь, способную генерировать погоду! Вы нам больше…не нужны! – Эти слова ошеломили принцессу, а у меня вызвали безумный громкий смех. – Ваше время закончилось! Пришла пора технологий! – Принцесса неловко сглотнула, но потом пришла в себя, и покинула подвал, отдав приказ заковать меня в кандалы и бросить в самую глубокую темницу Эквестрии. Когда солдаты принялись за дело я начал еще громче смеяться. – Принцесса не хочет вставать на сторону прогресса? Какая жалость! – На секунду один из солдат отпустил меня, чтобы достать кандалы. Не воспользоваться этим для меня было непростительно. Я ударил задним копытом солдата в живот, тот скорчился от боли и рухнул на пол. Второй едва успел среагировать, как тут же получил копытом по морде. Остальные солдаты и Селестия услышали драку и начали быстро спускаться вниз по лестнице.

— Не дайте ему запустить машину! – Доносился с лестницы женский голос.

— Это день вашего искупления пони! Уходи от меня! Держитесь от меня подальше! Слишком поздно пытаться остановить меня! – С лестницы показалась Селестия. – Видишь эту кнопку? Я нажму на неё!

— Нет! – Солдат успел схватить меня уже после нажатия. Машина застучала и загудела. Из неё начал идти пар. Никаких признаков опасности она не подавала. Сперва образовалась неловкая тишина, все ждали чего-то от машины, но она просто работала и все.

— Ха! Видите! Она работает! Я знал! – Но радовался я недолго. Прозвучал небольшой хлопок и из машины стрельнули искры. Затем еще несколько таких. Затем провода с потолка оборвались. От перенапряжения в городе потух весь свет. Солдаты вместе со мной и Селестией покинули подвал. Оттуда раздался громкий взрыв и вырвалось пламя. Затем прямо из подвала вырвался огромный голубой луч, уходящий в небо. Весь город наблюдал за этим лучом. Он медленно сжимался, словно накапливал энергию для взрыва. Чуть позже он начал издавать характерный звук сжатия. Селестия с испугом смотря на луч сказала:

— Эвакуировать всех! – Пони начали в панике метаться по городу в отчаянной попытке убежать. Не отрывая взгляда от луча Селестия сказала – Что же ты натворил! – Селестия исчезла, а я остался один на один со своим братом и мамой. Они с разочарованно посмотрели на меня, и я понял, что ошибся. Далее последовала вспышка и грохот.

Когда я поднялся с пола, позади я услышал звуки тварей, что гнались за мной. Замок шатнулся. Я подобрал меч одного из стражников и приготовился к появлению тварей.

— Брат, мама, отец. Друзья. Эквестрия. – Замок вот-вот должен было рухнуть. С потолка сыпалась штукатурка. Дверь распахнулась и одна из тварей показалась в ней. – Я сожалею. – Я с криками побежал на тварь. На глазах навернулись слезы. Пол подомной и тварью провалился и замок рухнул.

Давно забылось…что в сентябре случилось…