Безумная мечта

В кругах, еще менее близких к здравому смыслу нежели почтенная публика, данный текст, вероятно, назвали бы квентой.

ОС - пони

О драконочке-модельере...

Это был обычный рабочий день: во всяком случае, так казалось Анону. Придя в себя после довольно-таки постыдного случая с Оцеллией, он постарался как ни в чём не бывало жить дальше и выполнять свои обязанности уборщика в Школе Дружбы. Однако во время ежевечерней уборки кое-что привлекло его внимание в кабинете Рэрити...

Другие пони Человеки

Селестия остается пауком, а общество рушится

Селестия – паук. Это единственная истина, один неопровержимый принцип, что правит Эквестрией. Общество, как известно современному понимиру, построено и сформировано этим и только этим. Никто, ни один пони или другое существо, не осмеливается оспаривать идею, что та, кто движет Солнцем, имеет восемь ног, шесть глаз и два клыка, и она действительно гигантский паук. Потому что это правда, и все это знают.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Винил Скретч: Спокойная и Вежливая? / Vinyl Scratch: Polite and Calm?

Октавия возвращается домой и обнаруживает вежливую и добрую Винил Скретч. Она понимает что что-то не так..

DJ PON-3 Октавия

Пергамент

Визит в королевство грифонов обернулся трагедией для Эквестрии – был узнан страшный секрет пергамента. Правда, он никогда не был секретом. Да и Эквестрии от этого плохо не стало, но принцесса Луна во чтобы то ни стало решила исправить положение и найти замену варварскому материалу.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Откуда появляются маленькие пони?

Метконосцы решили сегодня узнать, откуда берутся дети. Смешной юмористический рассказ.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Большая Проблема Макинтоша

История о том как Макинтош осознал кто он на самом деле и пытался с этим справиться

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Эплблум Биг Макинтош Лира Бон-Бон Другие пони Карамель

Луна делает тост

Одно ничем не примечательное утро, одна обычная принцесса, одна кухня и не более одной упаковки свежего ароматного пшеничного хлеба в нарезке... Что может пойти не так? Ваншот о том, как любимая многими принцесса Луна справляется с самыми обычными житейскими задачами.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Гостья дальних земель

Пони, живущие в Эквестрии рады каждому новому дню. Они безмерно дружелюбны и отзывчивы. А что, если заглянуть в глубь их душ? В то место страха и ужаса, которое затянуто радужной оболочкой счастья. В Эквестрии есть и другие «дороги» и по невольному случаю, некая кобылка была брошена на чёрную тропу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Древний страж

Иногда тяга к знаниям и любопытство может пробудить от долгой спячки прошлое, которое должно было оставаться в прошлом, машину, созданную для борьбы за жизнь давно погибшей цивилизации.

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 2 – Луна Ночных Кошмаров

Глава 3 – Глядя на ночное небо…

Армстронг почувствовал, что его тело плавно парило над поверхностью Луны. Нил попытался открыть глаза, но тут же зажмурился, когда в них ударил ослепительно белый свет. Пару секунд спустя он попробовал приоткрыть свои глаза снова. Космонавт, окружённый голубоватым облаком, действительно летел в паре футов над поверхностью Луны. Шлема на нём не было. Нил находился по левую сторону от белоснежного аликорна с разноцветной гривой и золотой диадемой на голове. Приятель космонавта, Базз Олдрин летел с правой стороны от Селестии. Он был без сознания. Над ними простирался громадный белоснежный купол, опоясанный еле заметными серыми полосами, словно глобус. Его вершина находилась очень высоко, примерно в двухстах-двухстах пятидесяти метрах над ними. Нил запрокинул голову и увидел лунный модуль “Орёл” – их с Баззом билет на Землю! Нил расслабил мышцы шеи, и голова словно сама по себе вернулась в горизонтальное положение. Селестия заметила движение и наклонилась над Армстронгом.

            — Теперь всё хорошо, — спокойно произнесла аликорн. — Вы в безопасности.

И Нил снова провалился во тьму.


Майкл Коллинз был несказанно рад, когда, спустя полчаса после потери сигнала с космонавтами, на экране его радаров вновь появился “Орёл”. Пилот орбитального модуля тут же поделился радостной вестью с ЦУПом, и услышал восторженные крики Чарльза Дьюка и других операторов связи. После сорока минут ожидания, астронавт и правда испугался, что остался единственным выжившим членом экипажа Аполлона-11. После потери сигнала с космонавтами Хьюстон разрешил “Колумбии” оставаться на орбите ещё полтора часа, после чего, если бы контакт с Нилом и Баззом так и не возобновился, Коллинз отправился бы на Землю, навсегда распрощавшись с двумя лучшими друзьями детства. Бортовой компьютер доложил, что все системы “Орла” работали стабильно, и что тот только что оторвался от поверхности Луны и начал выходить на орбиту “Колумбии”. Чарльз попросил Майкла доложить о показаниях его приборов. Коллинз наклонился над монитором и раскрыл глаза от удивления, с тем ускорением, с которым поднимался “Орёл”, кораблю никогда б не хватило силы вырваться из поля тяготения Луны, однако лунный модуль взлетал по невероятной, чуть ли не баллистической траектории. Информация с “Колумбии” принималась непрерывным потоком, но ни Нил, ни Базз на свои позывные не отвечали. Показания систем искусственного жизнеобеспечения скафандров оставались для Коллинза и для НАСА по неясной причине также недоступными. Спустя какое-то время Майкл увидел в левом иллюминаторе и сам “Орёл”. Лунный модуль выровнялся с орбитальным, и невероятно легко состыковался. Майкл Коллинз открыл шлюз, намериваясь поздравить космонавтов с успешным выполнением их миссии, и потерял дар речи: Нил Армстронг и Базз Олдрин мирно спали в своих эргономических креслах. Майкл разбудил их обоих и спросил, каким образом состыковались корабли, если не они управляли лунным модулем, и что произошло с космонавтами на Луне после потери контакта. Нил и Базз, перебивая друг друга, возбуждённо рассказывали о встрече с Найтмер, о её тысячелетнем заточении, о том, каким образом она оказалась на Луне, о том, как лунная кобыла предложила им стать первыми членами её личной охраны, и о том, как Селестия спасла их от неминуемой гибели. Майкл с раскрытыми от удивления глазами слушал невероятный рассказ двух своих лучших друзей, а когда Армстронг с Олдрином закончили, он внезапно сообщил им, что не понаслышке знаком с белоснежным аликорном с гривой цвета Северного Сияния. Базз и Нил обменялись недоумёнными взглядами, а Коллинз тем временем выглянул в ближайший иллюминатор. Он увидел, как тонкая бирюзовая полоска зигзагами взлетела с поверхности Луны и с невероятной скоростью устремилась к Земле. Майкл впервые в жизни решил поделиться своей самой сокровенной тайной, историей из своего прошлого, которую ещё никому никогда не рассказывал. Оказалось, что в первые космонавт встретился с Селестией в далёком 1939 году, когда ему было всего девять лет. Это произошло в августе. В ту великолепную ночь Майкл со своим отцом стали свидетелями невероятно красивого природного явления – метеоритного дождя. Но двадцати минут любования сгорающими в атмосфере звёздами было явно мало маленькому Коллинзу. Он взял бинокль, фонарик и, перебарывая чувство страха, пошёл в лес, в надежде отыскать место, с которого бы открывался наилучший вид на ночной небосклон. На обратном пути он заблудился, и тогда, впервые в жизни увидел великолепного белого аликорна. Это была его первая встреча с Селестией. Принцесса проводила Коллинза до дома, а впредь попросила больше не гулять по ночам, тем более в тёмном лесу в одиночку. Базз недоумевал, почему его приятель не рассказал об этой встрече раньше, ещё тогда, когда они втроём стояли на крыше здания в полнолуние. Майкл ответил, что он не сделал этого по просьбе самой Селестии.

Аполлон-11 отправился в обратный путь. Глядя на быстро удаляющуюся Луну, троица впервые заметила изображение Найтмер Мун, будто бы искусственно составленное из серых кратеров спутника.

            — Ты тоже её видишь, Базз? Изображение чёрного аликорна в профиль?

            — Разумеется.

            — Сколько раз ни смотрел на Луну, никогда не видел единорога, а теперь вижу. Как думаешь, это всего лишь моё воображение или раньше кратеры располагались несколько по-другому?

            — Какая разница, Нил. Мы-то знаем, что она всё равно там…

На обратном пути Майкл Коллинз время от времени рассказывал и о других своих последующих встречах с Селестией. После ночного звездопада, изменившего жизнь Майкла навсегда, принцесса продолжила навещать Коллинза, но уже не наяву, а только во снах. Селестия помогала Майклу перебороть ночные кошмары, нагнанные Найтмер Мун, а после они перемещались в точную копию одной из комнат дворца Кантерлот, воссозданную аликорном в голове Коллинза и заводили разговоры на различные темы. Селестия практически всё время молчала, а вот Майкл в отличие от белоснежного аликорна болтал без умолку. Принцесса выполняла своего рода роль слушателя, и успокаивала Коллинза, когда того что-то сильно беспокоило. Базз и Нил внимательно слушали приятеля и представляли, будто бы они вновь сидели втроём у небольшого костра тёплым июльским вечером и жарили на огне пастилу. Армстронг любил запугивать Базза страшными историями, а Майкл часто хохотал, видя, как его двенадцатилетний друг прятался за бревном и трясся от страха.

24 июля Аполлон-11 зашёл в плотные слои атмосферы и четвертью часа позже приводнился в трёх километрах от авианосца “Хорнет”. Нил, Базз и Майкл надели скафандры биологической защиты, переданные им аквалангистом, прыгнули в надувную лодку, и их на вертолёте доставили до авианосца, где всех троих поместили в мобильный карантинный фургон. 28 июля Армстронг, Олдрин и Коллинз были доставлены в Хьюстон. Миссия Аполлона-11 была признана успешной.

В один из последующих дней Чарльз Дьюк случайно наткнулся на Базза Олдрина в коридоре сектора D-2. Главный оператор связи сказал, что в правом наружном кармане его скафандра был обнаружен странный позолоченный предмет ромбовидной формы с синим драгоценным камнем посредине. Олдрин, не мешкая, ответил, что это был личный талисман Юрия Гагарина, который Базз ненароком чуть не оставил на Земле. Олдрин добавил, что во время предстартовой суматохи, у него не было времени положить амулет к остальным мемориальным вещам, поэтому он сунул его в наружный карман скафандра за час до запуска Аполлона-11. Олдрин понял, что Дьюк вряд ли поверил его бессвязному вранью, однако мужчина без лишних вопросов добавил, что в таком случае Базз сможет забрать талисман завтра утром сразу после финальной дезинфекции.


11 Августа 1969 года. 10:45 PM

В этот день, когда космонавтов официально сняли с карантина и отпустили домой, Армстронг, Олдрин и Коллинз провели первую послеполётную ночь у небольшого озера, в паре миль к югу от Центра пилотируемых полётов. Это тихое местечко было примечено Баззом ещё за несколько месяцев до их полёта на Луну. Небольшая полянка, выходившая прямиком к озеру, окружённая редкими деревьями, понравилась космонавтам, как только они её приметили, и ещё в середине апреля, Нил предложил отпраздновать успешную высадку Аполлона-11 здесь, в скромной компании из трёх человек. Будущий космонавт уже тогда был уверен, что с таким блестящим командиром, как он, экспедицию просто не мог ждать провал.

Армстронг, Олдрин и Коллинз лежали на ещё не остывшей от солнечного зноя траве, любуясь волшебным небом, усыпанным бессчётным количеством звёзд. Невероятно, но такой немыслимый для живых существ срок, как тысяча лет, разделявший космонавтов с их прежними телами, был лишь мгновением для “небесных алмазов”. На юге располагалась убывающая после полнолуния Луна, усыпанная серыми кратерами, воссоздающими профиль встреченного на спутнике чёрного аликорна. Да уж, о той кошмарной встрече космонавты точно не забудут никогда.

            — Волшебно… — произнёс Базз, наблюдая за падающими метеоритами.

            — Теперь ты понимаешь, почему меня потянуло в лес, тогда в тридцать девятом? — усмехнулся Майкл.

            — Угу. Только подумайте, прошла тысяча лет, а мы всё видим те же звёзды, что видели в далёкой древности…

            — Откуда ты знаешь, что те же? —  спросил Нил. —  Может, в том параллельном мире и созвездий-то наших не существовало?

            — Нет, Нил. Я помню ту ночь, когда мы с Селестией “дефибриллировали” твоё бездыханное тело, измазанное грязью селевого потока и оглушённое валунами. Поверь, в ту ночь звёзды были точно такими же.

            — Моё… ЧТО?! — вскочил с места шокированный Армстронг.

            — Тебя что-то удивляет? Ты и в тысяча девятом году часто лез на рожон, — произнёс Олдрин, как ни в чём не бывало пожёвывая пшеничный колосок.

            — Некоторые вещи не меняются веками, — усмехнулся Коллинз.

            — Да… НО!.. КАК?.. и ты это помнишь? — только и смог произнести Нил.

            — После встречи с Найтмер я начинаю медленно вспоминать некоторые вещи из нашей с тобой прошлой жизни… В частности, я помню как ты выглядел. Забавный был жеребец, ничего не скажешь! — Майкл тут же расхохотался, услышав это.

            — Пошёл ты, Базз!

            — Не веришь – спроси у принцессы.

            — Да? И как я, по-твоему, с ней свяжусь? Она не оставила мне своего номера телефона, прикинь?

            — Очень просто. Я Вам ещё не рассказывал, но после того, как нас разбудил ты, Майк, я обнаружил один необычный предмет в наружном кармане скафандра. Погодите-ка… — Олдрин полез рукой во внутренний карман куртки. — Вот он!

Коллинз и Армстронг удивлённо склонились над небольшим ромбовидным слитком золота с идеально гладкой поверхностью и синим драгоценным камнем посредине.

            — Что это ещё за хрень? — не понял Нил.

            — Это что-то среднее между телефоном, телевизором и портативным коммуникатором. Но, в отличие от них, он позволяет связаться и с параллельными мирами.

            — Э-э-э… Не понял?

            — Сейчас всё покажу…

Базз дважды нажал на синий камень, и перед астронавтами завис в воздухе полупрозрачный голографический экран синего цвета. С правой стороны в столбец располагалось несколько сенсорных кнопок с указанием населённого пункта, среди которых фигурировал и Кантерлотский дворец.

            — Что это за место? — спросил Майкл. — Шатры, фонтаны, дома и… пони?

            — Ну да. Если компьютер не врёт, мы сейчас глядим на небольшой городок под названием Понивилль в паре часов езды от Кантерлота.

            — А эти пони меньше Найтмер. Намного меньше.

            — Ещё бы, она ведь всё же аликорн.

            — И разноцветные, будто Скиттлс. Хочешь сказать, мы были такими же… контрастными?

            — Ну, не совсем…

            — А что это за фиговина у них?

            — Где?

            — На крупе.

            — Кьютимарка. Мне Селестия объяснила, что это вроде отражения особого таланта каждого из пони… ну или как-то так. Я уже и не помню точно всех подробностей.

            — Ты уже разговаривал с принцессой? — спросил Коллинз.

            — Один раз. Мне было интересно, что это за штука, и сам того не ожидая, я вызвал её и провёл первый пробный сеанс связи.

            — Я вижу, среди них есть и единороги и пегасы… — вставил Нил, любопытно вглядываясь в полупрозрачный экран.

            — Да. Насколько я понял, пегасы типа управляют погодой. У них даже есть собственный цех по производству облаков. В Клаудсдейле. Единороги по большей части завязаны на магии, но есть и исключения. Эквестрия – это целый мир со своими принципами и физическими законами. Далеко не все природные явления происходят сами собой. Думаю, у меня уйдёт не один месяц, а то и год на детальное изучение их мироздания.

— Просто нет слов… — произнёс завороженный Майкл.

— У тебя нет знакомого режиссёра? — спросил Нил, — Ты только подумай, а что если нам написать сценарий к мультсериалу, взяв за основу их мироздание?! Кантерлот, Найтмер Мун, Селестия, Клаудсдейл… блин, да, смешав всё это, у нас получится ядрёная смесь! Это будет бомба, вот увидишь!

— Нил, ты забыл? Мы вообще-то подписали документ о неразглашении информации о контакте с лунной кобылицей в течение следующих тридцати лет.

— Блин! Придётся ждать, пока нам не стукнет шестьдесят девять. А сколько денег мы бы смогли на этом заработать…!

            — Вот, смотри; думаю, тебя это точно заинтересует, — Базз несколько раз повёл пальцем по экрану, и на нём появились портреты двух пегасов-стражников в золотых доспехах: тот, что стоял слева был белый с синей гривой и хвостом, а тот, который справа – тёмно-серый, практически чёрный, с красным хвостом и гривой с золотистой полосой. Подписи к ним гласили: “Национальные герои Эквестрии: Брейви Харт и Спарклинг Болд. 1009 год”.

            — Вау, парни! Да это ж вылитые вы! — произнёс Майкл. — Я и не удивлён, что Найтмер узнала вас. У Брейви взгляд такой же рассеянный… кхм, я имел в виду мечтательный взгляд, как у тебя, Базз, а Спарклинг это просто вылитая копия Армстронга! Нил, да ты только глянь! Улыбается твоей фирменной улыбкой, чуть оскалив зубы и сощурив глаза. Просто вылитый ты! Ну, прямо точь-в-точь!

            — Согласен с тобой, Майк, Спарклинг и правда моя точная копия.

            — Как и Брейви – моя, — подтвердил Базз. — Сейчас я попробую настроиться на принцессу…

Через пять минут ожиданий на голографическом экране появилась и принцесса Солнца.

            — Принцесса, это Вы… — пробормотал Базз. — Рад новой встречи с Вами.

            — Взаимно, Брейви Харт, — белоснежный аликорн улыбнулась ему. — Я вижу, что Нил Армстронг тоже с тобой.

            — Да, он здесь. Но в отличие от меня, он не помнит, как мы выбирались из темницы Кантерлота после того, как Луна завладела артефактом.

            — Я не помню… чего? — переспросил Нил.

            — Ничего страшного. Мы всегда можем… Эй, я смотрю и ты, Майкл Коллинз, тут!

            — Здравствуйте, принцесса, давно не виделись.

            — Ну не дольше, чем с Брейви и Спарклингом. — произнесла Селестия. Они вчётвером рассмеялись.

            — Принцесса... — начал Нил.

            — Да?

            — Может быть Вы напомните мне, что произошло… Нет, я не хочу сказать, что забыл. Просто… я хотел уточнить пару деталей, и… только лишь всего!

            — А ты совсем не изменился за все эти столетия, Спарклинг Болд, — улыбнулась принцесса. — Именно таким я тебя и запомнила.

            — Таким? Каким “таким”? Мямлей, хотите сказать?

            — Нет. Гордым и всегда убеждённым в своей правоте.

            — Да, у Нила есть такое… — Базз обхватил приятеля за шею и взъерошил ему волосы. — Если уж нашёл себе новую цель, то его ничто не остановит!

            — Эй! Перестань! — Нил с большим трудом, но всё-таки вырвался из крепкого захвата Олдрина.

            — И ты всё такой же, Базз Олдрин. Фантазёр и мечтатель. Часто летаешь в облаках, но при этом преданный и целеустремлённый.

            — Кхм, спасибо за такую характеристику, — усмехнулся покрасневший Базз.

            — Что ж, ну если Вы сейчас втроём не заняты, то я бы могла рассказать эту историю прямо сейчас.

            — Историю? Какую историю?

            — О том, кем вы были тысячу лет назад, и через что нам с вами пришлось пройти, чтобы овладеть Кристаллами Гармонии.

            — Вы соизволите оказать нам такую честь? — спросил Армстронг. Базз и Майкл переглянулись. Они ещё не разу за всю жизнь не слышали столь красивой фразы из уст Нила.

            — Несмотря на всё твоё безрассудство, Спарклинг, Вы оба заслужили это своим самопожертвованием, — улыбнулась Селестия. Нил чуть отвёл пристыженный взгляд.

Базз обнял двух своих лучших друзей за плечи и сказал:

            — А знаете что, парни? Мне кажется, это только начало наших с вами невероятных приключений!