Mare of War

Когда справедливая и мудрая правительница оказывается тираном и убийцей, когда все твои друзья мертвы, есть лишь один шанс всё исправить. Но чтобы им воспользоваться, нужно стать настоящим чудовищем. Способна ли на это самая добрая и заботливая пони в Эквестрии?

Флаттершай Принцесса Селестия Дискорд

Вниз

Мир Эквестрии покоится на семи столпах, вечные и нерушимые потоки силы, дарующие миру магию и процветание. Но всё меняется, когда в Кантерлот приходит странник с далёких земель, чтобы принести плохие вести и найти того, кто отправится с ним на дно миров.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Такая сладкая боль

Твайлайт очень любит узнавать что-то новое. Абсолютно все! Она находит книгу с советами по сексу и читает о том, как "наслаждаться болью". Но тут в библиотеку врывается Рэйнбоу Дэш...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Забытое прошлое

Жизнь драконов, их быт и вековой уклад. А так же герои, что не по своей воле оказались втянуты в поле зрения чешуйчатых особей.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия

Прекрасные заграничные рассказы. Избранное.

Изумительные рассказы западных пейсателей в моём переводе. Перевод макисмально близок к оригиналу,хоть и адаптирован. И таки да, разрешения на перевод добиться мне удалось.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Лира Человеки

Новогодняя история

Какие только чудеса не приключались под Новый год. Есть те, кто до сих верит в них, но есть также и те кто перестал, полностью погрузившись в сухую бесцветную реальность своего видения мира, подобную кокону. Но иногда им дается шанс узреть, что есть чудо, которое пробьет его и пустит свет в их души. Так случилось и нашими героями. Но обо всем по порядку.

ОС - пони Человеки

Вещи, что Тави говорит

Мою соседку по комнате зовут Октавия, или, сокращенно, Тави. Она любит марочное красное вино, мягкие подушки и долгие прогулки по пляжу. Но больше всего на свете она любит музыку. Её она любит со страстью, что сияет всеми лучами светового спектра.

DJ PON-3 Другие пони Октавия

Мой брат - зуб

Шайнинг Армор - зуб. На самом деле. Так сказала принцесса Луна.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Стража Дворца

В Эквестрии снова шел дождь...

Печальная история о пони по имени Скрейт. О его приключениях и блуждания в команде в поисках сокровищ древних Клунтов.

На краю

История о судьбе ветерана Великой войны...

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Темна зимняя ночь в Эквестрии, к тому же темнеет быстро, от того, что Селестия раньше опускает Солнце. Именно поэтому даже вечером только серебристый свет луны освещал детскую, проникая через неплотно прикрытое занавесками окно косыми лучами на маленькую кроватку.

— Па-а-ап, а, па-а-ап?! — раздался голосок маленькой жеребёнки из кроватки.

— Чего тебе, малышка? — развернулся к ней практически невидимый вне лучей лунного света силуэт. Только длинные клыки, на мгновение попав под лунный свет, сверкнули в ночи, а горящие пронзительно-синим светом глаза смотрели на лежащую в кроватке поняшку с такой нежностью, что, видя это, никто не мог бы сказать, что перед кроваткой сейчас стоит один из самых жутких ночных кошмаров Эквестрии. Один из тех, о ком среди пони издревле ходили самые жуткие истории, причём рассказывались они исключительно ночью и шёпотом. Впрочем, не лишним будет упомянуть, что с недавнего времени всё сильно изменилось.

— А расскажи сказку, — просительно проговорила жеребёнка, мусоля во рту прядку своей чёрной гривы и лукаво поблёскивая в свете луны зелёными глазками.

— Ох, Лайт Дарк, — вздохнул чейнджлинг, возвращаясь к кроватке, — а скажи-ка мне, кто это совсем недавно утверждал, что уже выросла и сейчас совсем-совсем взрослая?

— Ну как ты не понимаешь, папа! — всплеснула копытцами поняшка, пытаясь состроить самое невинное выражение мордочки. — Это я для манной каши уже совсем взрослая, а для сказки — ещё нет!

— Ну хорошо, хитрюга, — усмехнулся чейнджлинг. — Будет тебе сказка.

— Только про любовь, со злодеями и драками! — поставила условие жеребёнка, последовательно загибая пальцы на руке для придания большей убедительности своим аргументам.

Жеребец только поднял очи горе, решив, что общение с друзьями на влияет на неё сильнее, чем хотелось бы, но ничего не сказав на выходку жеребёнки. Он только очень пристально посмотрел на дочь, пока та, смутившись, не спрятала руку под одеяло. Назад она вытащила уже копытце, демонстративно потряся им перед собой.

— Так-то лучше, — кивнул чейнджлинг. — И если тебе действительно надоело шалить, то я расскажу тебе сказку про прекрасную любовь, про ужасных злодеев…

— И с драками?! — радостно пискнула поняшка.

— И с отличными драками! — сверкнул зубами в ухмылке перевёртыш.

Чейнджлинг поёрзал на месте, устраиваясь поудобнее, зачем-то обвёл подозрительным взглядом комнату, кинул взгляд темноту улицы за окном, строго посмотрел на тут же притихшую под его взглядом дочь и начал рассказывать:

— Было это довольно давно, в такой же зимний вечер, как сейчас. В тот час, когда принцесса Селестия уже опустила солнце, а принцесса Луна подняла вместо него луну, чтобы всепони могли и ночью хоть что-то видеть, если им вдруг взбредёт в голову прогуляться в это позднее время. Конечно, обычно таких пони довольно мало, сама знаешь, что мало кто из пони любит ночь…

— А как же мама и ты? — не утерпев, перебила его кобылка.

— Вот такие как мы с мамой пони и любят ночь, — кивнул рассказчик. — Нам ночью вполне комфортно, потому что чейнджлинги издревле жили в тёмных тоннелях ульев, а таких пони как мама, принцесса Луна специально создала для того, чтобы ей было не так одиноко ночью.

— А ещё бэт-пони охраняют принцессу Луну! — снова прокомментировала Лайт Дарк. — Как наша бабушка!

— Верно, малышка, — кивнул чейнджлинг и продолжил с укоризной. — Только, если ты всё время будешь меня перебивать, то так мы до финала и до утра не доберёмся!

В ответ на это маленькая кобылка молча изобразила как закрывает воображаемым ключом рот на замок, а ключ выбрасывает в окно. Рассказчик только хмыкнул, глядя на эту пантомиму и продолжил:

— Всё это происходило ночью в канун праздника Тёплого Очага, так что не смотря на позднее время, на улице было довольно поньно. И среди всех этих празднующих пони по улице шёл чейнджлинг, и звали его… э-м-м-м… предположи-и-им… Фа…

— Так, стоп! — не выдержав и минуты молчания приподнялась в кроватке кобылка. — Чейнджлинг, да ещё и на «Фа»? Это вообще сказка?!

— Конечно сказка. Ты же, вроде как, сказку просила? — сделал обиженный вид рассказчик.

— Сказку, — подтверждающе кивнула жеребёнка.

— Вот ложись тогда и слушай! — строго глянул на дочь жеребец.

— Хорошо-хорошо, — покладисто согласилась дочь, забираясь под одеяло. —Продолжай.

Чейнджлинг подвинулся, устраиваясь рядом с кроваткой, заботливо подоткнул кобылке сбившееся одеяло и продолжил:

— Так о чём это я? Ах да, уверяю тебя — это точно сказка. Но… скажем так… основанная на реальных событиях, — рассказчик внушительно поднял копыто вверх, чтобы подчеркнуть важность своих слов. — И пусть тебя не смущают некоторые совпадения имён. Будем считать, что мне просто лень выдумывать другие.

❄ 🎄 ❄

— В ту зимнюю ночь, что, как я уже и говорил, была как раз в канун праздника Домашнего Очага, наш герой шёл в театр, в котором он и служил, — продолжил рассказывать чейнджлинг.

— Как и ты? — тут же уточнила жеребёнка, лукаво посверкивая красными глазками.

— Ну да, как и я, — согласился рассказчик, — но если ты будешь меня прерывать…

— Молчу-молчу! — кобылка по самый носик накрылась одеялом, сверкая оставшимися снаружи любопытными глазками, что сейчас отливали яркой синевой, как и у папы.

— Он спешил на праздничную вечеринку, которую его коллеги традиционно решили организовать для себя. Такую, на которой можно было бы спокойно отпраздновать в кругу своих друзей, на время позабыв о всех проблемах и заботах. Надо бы упомянуть, что Фаринкс не очень-то любил подобные мероприятия, и с радостью бы пропустил его, но только не в этот раз! Сегодня он не мог не прийти на вечеринку, потому что там его ждала великолепная Найт Стар!..

— Мама?! — в очередной раз подала голос жеребёнка, откидывая одеяло.

— Так, всё! — нахмурился папа, строго посмотрев на дочь. — Я буду рассказывать сказку только в том случае, если ты будешь спокойно лежать в кроватке, а твои глазки, а главное — ротик, будут закрыты!

— Всё-всё! Я молчу! — выдохнула кобылка, демонстративно накрываясь одеялом и закрывая глаза.

— Молодец! Вот так и лежи, — похвалил её Фаринкс. — Лежи, слушай и представляй.

— Это как? — тут же не выдержала Лайт Дарк, приоткрыв один глаз.

— А вот так! — веско ответил папа. — Если получится, то ты не только услышишь мой рассказ, но и увидишь его.

Жеребёнка тут же старательно закрыла глаза и приготовилась слушать.

❄ 🎄 ❄

Этой ночью в театре было шумно и весело. Пожалуй, даже веселее и шумнее обычного, когда тут собирались целые табуны зрителей, что приходили посмотреть на представление. Только сегодня, в эту праздничную ночь, Большой Кантерлотский Театр был закрыт для обычных посетителей. Этой ночью его двери были открыты только для сотрудников театра и для тех счастливчиков, что смогли достать специальное приглашение. А, надо сказать, что достать его было очень непросто. Все приглашения были именными, да к тому же ещё и хорошенько замагиченными. Специальное заклинание зорко следило за тем, чтобы приглашение ни в коем случае не попало не в те копыта. И если бы понибудь захотел просто продать или обменять такое приглашение, то оно бы сразу же уничтожилось, как и персональное приглашение того пони, что попытался сделать это со своим вторым приглашением. Вместо этого каждый счастливый обладатель именного приглашения мог подарить дополнительный счастливый билет своему Особенному Пони или близкому другу или родственнику.

Впрочем, вошедшему в холл театра Фаринксу некому было дарить дополнительный билет — его брат был очень занятым пони и не мог сейчас приехать в Кантерлот, а та, кого чейнджлинг считал своей Особенной Пони, сейчас должна была находиться где-то здесь, так как тоже служила в театре. Фаринкс огляделся, выискивая знакомую фигурку кобылки.

«Наверняка она снова будет окружена толпой фанатов и воздыхателей, — с неудовольствием подумал он, тщательно обследуя взглядом холл театра. — Неужели они не понимают, что своими действиями только докучают Найт Стар?»

— Фаринкс, наконец-то ты пришёл! — не успел жеребец как следует оглядеться, как на него буквально налетели три кристальные кобылки, служащие в театре гримёршами и костюмершами. — Нам именно тебя и не хватало! Пойдём, ты просто обязан помочь выбрать нам карнавальные наряды!

Троица сестричек-кристаллопонек дружно вцепились в него и попытались куда-то утащить, от чего Фаринкс изрядно напрягся.

«Угораздило же мне сразу по приходу вляпаться в троицу известнейших театральных сплетниц!» — пронеслось у него в голове.

Чейнджлинг принялся лихорадочно соображать, как ему получше избавиться от этой троицы, да так, чтобы не дать повода для проявления их любопытства. В ином случае ему будет очень сложно встретиться с Найти. Впрочем, сплетницы не дали ему достаточно времени на то, чтобы что-то придумать, а принялись тормошить и тянуть его куда-то в сторону гримёрных.

— Э-э-э-э… — чейнджлинг попятился от такого напора и даже задействовал копытокинез. — Простите меня, дамы, но я спешу — мне надо кое с кем встретиться!

— Ого?! — удивлённо воскликнула одна из кобылок, которую Фаринкс ни за что бы не отличил от остальных сестёр, потому что трудно вот так сходу различить этих неугомонных тройняшек. — Неужели ты завёл?!

— Особенную?! — подхватила вторая.

— Пони?! — подытожила третья.

— Познакомишь? — лукаво улыбнувшись, ткнула жеребца в бок копытом первая.

— Наш маленький чейнджлинг стал совсем большим! — подхватила шутку вторая, ткнув жеребца в другой бок, смахивая с ресниц воображаемую слезу умиления.

Что хотела сказать третья, Фаринкс так и не услышал, потому что не стал ждать её высказывания, а просто ринулся прочь, стараясь как можно быстрее затеряться в толпе. Предпочтя банально сбежать от этих приставучих кобылок.

«Как у них только получается всегда появляться в самое неудобное время?», — думал он, протискиваясь сквозь толпу, попутно продолжая выискивать в ней Найт Стар.

Правда, сколько он ни бегал, ни искал, но перевёртыш так и не смог найти свою возлюбленную.

«Плохо, что я не могу никого прямо расспросить о ней, — подумал он, остановившись перевести дух около одной из колонн холла. — И очень жаль, что мы заранее не договорились о встрече в каком-то конкретном месте».

Что ж… ему не привыкать. Он, несомненно, сможет отыскать Найт Стар. Сделать это достаточно легко — она всегда окружена толпой поклонников, и ему просто необходимо найти эту толпу. Гораздо труднее будет сделать так, чтобы потом умыкнуть Найти от толпы её фанатов. Да так, чтобы это не рассекретило их отношений.

«Но сначала мне всё же нужно её найти», — фыркнул про себя перевёртыш и поспешил продолжить поиски.

Внезапно чейнджлинг понял, что вновь окружён тремя кобылками. Как это произошло — он и сам не понял, но факт есть факт — его грамотно окружили, отрезав пути отступления сразу с трёх сторон и прижав к стенке.

— Ну что, мой маленький чейнджлинг, — спросила его довольно миниатюрная «Селестия», скаля зубы в усмешке, — успел ли ты сделать все те дела, исполнить которые так спешил?

— И готов ли ты, — продолжила стоящая слева «принцесса Луна», — уделить внимание трём прекрасным кобылкам?

— Которые просто умирают от скуки! — добавила стоящая справа «Твайлайт Спаркл».

— Твоё Величество, а у тебя рог отклеился! — ухмыльнулся Фаринкс, с некоторой наглостью, на которую точно не осмелился бы, имея дело с настоящей принцессой, глядя на поддельную Селестию.

— Где?! — вскинулась та, после чего подхватила едва не упавший с головы рог. — Конские яблоки! Второй раз уже!

Она завозилась с гривой, что-то делая с ней, чтобы закрепить рог.

— Может тебе его приклеить? — предложил чейнджлинг, демонстративно пожевав губами. — Я могу.

— Ну уж нет! — отказалась «Селестия», отрицательно мотнув головой. — Не хочу потом пол дня твой клей из гривы вычёсывать!

— Ну-у-у… — протянул чейнджлинг, — моё дело — предложить, ваше дело — отказаться.

— И то верно, — тряхнула рогом «Селестия» — рог в этот раз держался крепко. — Ну так что, ты встретил свою… Особенную Пони? — в финале вопроса чейнджлинг уловил какие-то очень зловещие нотки.

Фаринкс поёжился от направленных на него любопытных взглядов самых завзятых сплетниц театра. В воздухе отчётливо ощущался запах сильнейшего любопытства.

— А чего это вы в Каденс не нарядились? — наконец выдал он, постаравшись соскочить с неудобной для него темы.

— Пфе! — синхронно фыркнули кобылки.

— Каждая из нас хотела быть Каденс! — пояснила одна, виде недоумение жеребца.

— Никто не захотел уступить эту честь другой! — добавила другая.

— И не уступим! — решительно тряхнула гривой третья.

— Мда-а-а… как с вами сложно, — протянул чейнджлинг, делая шаг в сторону. — Ну ладно, я, пожалуй, пой…

— Стоять! — приказала «Селестия», а «Принцесса Дружбы» схватила Фаринкса зубами за хвост.

Чейнджлинг испуганно сжался, замерев на полушаге.

— В этот раз ты от нас никуда не денешься! — ухмыльнулась «принцесса Луна».

— Девушки, я бы рад потусить с вами, но сейчас мне точно пора! — попытался отмазаться чейнджлинг. — Меня ждут очень важные пони!

— Кто ждёт?

— Где ждёт?

— Когда ждёт?

Фаринкс аж присел от очереди выстреливших в него вопросов, но всё же как-то собравшись с силами, выпрямился и строго взглянув на любопытных кобылок, спросил:

— Девушки, а вам не кажется, что вы лезете не в своё дело?

Только это ничуть не смутило ехидно смотрящую на него троицу. Они только фыркнули, ясно давая понять, что думают по этому поводу, а потом выстроившись перед жеребцом в ровную шеренгу, провозгласили так, словно неделю репетировали. Что, впрочем, вполне могло быть правдой:

— Если где-то есть тайна, то я сделаю всё, чтобы узнать об этом! — гордо приподняв носик, изрекла «принцесса Селестия».

— Если где-то есть тайна, то я сделаю всё, чтобы её раскрыть! — не менее пафосно выдала «принцесса Луна».

— Если где-то есть тайна, то я сделаю всё, чтобы рассказать об этом всемпони! — не отстала от подруг «принцесса Твайлайт».

— Вот я об этом и говорю! — фыркнул перевёртыш. — Доверять вам тайны — это тоже самое, что растрезвонить их всему миру!

— Информация должна быть свободной! — дружно продекламировали кобылки.

— Ну надо же! — восхитился Фаринкс. — Неужели вас, девушки, Лимбо покусал? Или вы сами в хаккеры подались?

— Н-никто нас не кусал! — пискнула «Твайлайт». — И вообще, нечего нас обижать!

— Да! — поддакнули остальные пони этой троицы.

— Да больно надо мне вас обижать! — возмутился перевёртыш. — Это же вы меня преследуете, а не я вас! А у меня, знаете ли, э-э-э-э… важная встреча!

— Да знаем уже! — фыркнула «Селестия», а подруги поддержали её ехидными ухмылками. — Свою Особенную Пони ждёшь! И мы, если что, ничего не имеем против! Даже помочь готовы! Только скажи кого ищешь, и мы мигом скажем, где её искать! Верно девочки?!

— Да-а-а! — дружно поддержали её подруги.

— Мы тут с самого начала. Самые первые пришли, — тихо проговорила «принцесса Луна». — Всех, кто уже пришёл, видели.

Её подруги дружно закивали, подтверждая её слова.

— Вот как? Всех, значит, видели? — обрадовался Фаринкс. — И режиссёра с художественной копытоводительницей видели? Мне как раз нужно с ними о делах поговорить.

Есть ли тут режиссёр или нет — на это, откровенно говоря, было Фаринксу махать хвостом, но он хитроумно решил пустить трёх сплетниц по ложному следу.

— Падолини пришёл сразу после нас! — радостно сообщила ему «Луна».

— Только он ненадолго тут задержался, почти сразу же ушёл, — добавила «Твайлайт».

— Вместе с Найт Стар! — добила Фаринкса «Селестия». — Видел бы ты, какая она сегодня красивая!

— Падолини рядом с ней и не смотрится совсем! — презрительно фыркнув, добавила «Твайлайт».

— Зачем вообще наша Найти с ним куда-то пошла? — ни к кому не обращаясь, проговорила «Луна». — Неужели они стали парочкой?

— Ну ты это… вообще уже! — постучала по лбу копытом «Селестия». — Совсем уже что ли? Зачем нашей Найти этот манерный хлыщ? Тем более, что он, вроде как, с худкопшей шуры-муры кру…

— Правда, что ли?! — удивилась «Луна».

— Да кто их знает? — махнула копытом «Селестия», — Но она в последнее время часто ходят вдвоём. Да и Лотус всё время так на кобылок смотрит, стоит понибудь из них подойти к Падолини.

Чейнджлинг усилием воли погасил вспыхнувшее внутри него раздражение, и стараясь сохранить на морде спокойную мину, переспросил:

— Ушли значит? А Лотус? Она уже пришла?

— Неа! — помотали головами гримёрши. — Нашу худкопшу мы ещё не видели!

— Вот как? — задумчиво покивал головой чейнджлинг. — Значит придётся подождать. Спасибо, девушки! На самом деле цены бы вам не было, если бы вы передавали известную вам информация точно, не искажая её и не делясь своими странными выводами. Ладно, пойду я, кое-что у себя проверю. С наступающим вас! — последнюю фразу он крикнул уже на бегу, направляясь в сторону гримёрок, где у него, как у одной из звёзд театра, была отдельная комната, совершенно не слушая возмущённые крики троицы сплетниц, несущиеся ему вслед.

❄ 🎄 ❄

Единорог сидел в своём кабинете и тоскливо смотрел в никуда. Сегодня был праздник и у него, казалось бы, должно быть отличное, праздничное настроение. Он должен был присоединиться к той шумной, веселящейся толпе пони, что сейчас праздновали это замечательное событие, но, честно говоря, внутри себя он не ощущал никакого праздника. Скорее наоборот — он чувствовал себя лишним среди всего этого веселья. От этого единорогу становилось ещё мрачнее, ещё тоскливее.

«Наверное, такова доля всех начальников, — подумал он, чтобы хоть как-то успокоить себя, но это не помогало — он прекрасно осознавал, что дело тут вовсе не в занимаемой им должности. — Тогда в чём же? Почему мне так плохо и тоскливо? Может быть дело в том, что я так и не сблизился со всеми этими пони, что служили со мной в театре? Или всё дело в том, что я так и не смог стать отличным режиссёром? Не-е-е-ет! Дело совсем не в этом! Пусть я тут всего лишь по протекции и на самом деле всем заведует единорожка занимающая должность художественного копытоводителя — Лотус, но меня это вполне устраивает! Скорее всего всё дело в том, что я влюблён! Да, несомненно — всё дело именно в этом!»

Перед взором жеребца неожиданно предстал образ белоснежной единорожки с вьющейся мелкими кудряшками гривой цвета воронова крыла. Лотус! Это была она! Та, что уже несколько лет опекала его, пристроила в театр, снабжала деньгами и прочими подарками. Но причём тут она? Да, он принимал её подарки, принимал её любовь, отвечал взаимностью, чтобы отблагодарить за всё это, но не она та пони, в которую он влюблён!

«О несравненная Найт Стар — вот кто причина моей меланхолии! — подумал единорог, энергичным движением изгоняя возникший образ единорожки из своей головы. — Найт Стар и только Найт Стар! Только она — моя желанная пони! Только ей я хочу обладать! Хочу, чтобы она была моей и только моей! Вот самое сокровенное моё желание! Как же меня бесит, когда её постоянно окружают толпы бестолковых поклонников! Все они недостойны даже целовать её копыто! Да что там — они недостойны дышать одним с ней воздухом! Погодите-ка, а что за ночь сегодня? Да та самая ночь, когда сбываются самые сокровенные желания! Так что я тогда сижу? Надо действовать!»

Жеребец решительно вскочил, поправил слегка помятый уже фрак и буквально вылетел из кабинета, окрылённый надеждой на такое наивное, но очень желанное, тёплоочажное чудо.

❄ 🎄 ❄

Лотус Блекхорс прекрасно понимала, что обладает хоть и довольно яркой, но всё же не очень обычной внешностью, далёкой от общепризнанных стандартов красоты. За свои, стоит признать, довольно немало прожитые годы, ей пришлось столкнуться со множеством реакций как на её внешность, так и на её ставшим весьма колючим под воздействием жизненных обстоятельств, характер. Всё это было привычно и неново для неё, так что встреча с молодым, относительно неё, экстравагантным, с весьма импозантной внешностью жеребцом, с весьма правильным воспитанием и манерами пони из высшего света, не сильно удивили её.

«Солнцекрупая Селестия! Да с какими только жеребцами до этого я не встречалась!» — подумала она тогда, когда поняла, что весьма заинтересовала его.

И верно — много кого она встречала в своей жизни. Были у неё и самовлюблённые красавчики, думающие только о себе, и ничем непримечательные жеребцы с целым букетом комплексов, старательно взращённых на этой почве, но среди всего этого табуна жеребцов она так и не встретила того самого — Особенного Пони. Впрочем, именно сейчас у неё вроде бы появился такой. Такого как сеньор Падолини она не встречала никогда в своей жизни! Вот уж кто был очень мил и обходителен с ней, а его великосветские манеры просто сводили кобылку с ума. Конечно, она тоже старалась сделать что-нибудь хорошее для него. Она снабжала его деньгами, которые жеребец принимал с истинным аристократическим апломбом, благодаря и обещая обязательно вернуть ей эти суммы когда-нибудь в будущем. Впрочем, ей это было не нужно — взамен ей вполне хватало его внимания и любви. Лотус даже умудрилась пристроить его в театр, на должность режиссёра, несмотря на то что у жеребца не было никакого профильного образования, да и таланта к этой профессии. Она вполне тянула эту лямку сама, оставляя ему выполнять чисто представительские функции. И надо признать, что стоило его только слегка приодеть и подучить, как он сходу влился в работу, выполняя свои обязанности просто великолепно. Да и почему бы нет? Ему очень шёл фрак! От одного вида Падолини во фраке, у неё захватывало дух и что-то сладко тянуло в груди. Впрочем, к её неудовольствию, такая же реакция была и у многих других кобылок, что знали его не очень хорошо. Впрочем, немудрено! Надо было видеть его в чёрном фраке, чтобы сразу же понять — как он шикарен! А уж как идёт его серый, мышиный цвет к её белоснежно-белому! А как точно совпадают по цвету их гривы! А его тонкие усики? Настоящее украшение жеребца, изящество и красоту которых поймут лишь истинные аристократы! Воистину, они самая идеальная пара!

И надо сказать, что сначала Лотус опасалась, что в театре его уведёт какая-нибудь наглая, беспринципная пони, что будет моложе и красивее её, но вскоре подуспокоилась — никто из местных красоток, кому довелось узнать его чуть подольше, не стремился заполучить режиссёра в свои копыта. Да и надо признать, что у таких красавиц не было недостатка в поклонниках, что буквально табунами бегали за ними. Что ж… это вполне устраивало Лотус — она не хотела делить этого жеребца с кем-либо ещё. Вот и сегодня ночью она искала именно его, надеясь на весьма определённое продолжение вечеринки. Да и что может быть прекраснее, чем встретить начало нового года с любимым пони?

Только вот сколько она не прохаживалась по театру, не оглядывала веселящуюся толпу, но никак не могла найти желанного жеребца среди всей этой пёстрой суматохи праздника. Впрочем, она знала один очень надёжный способ узнать, где шляется её кавалер. Взгляд Лотус оббежал зал и безошибочно отыскал трёх самых ярых сплетниц театра — вот кто всегда знал всё и обо всём, что происходит вокруг! Ни одно, даже самое маленькое событие, не могло избежать их пристального внимания. Так что худкоп театра решительно направилась к сплетницам, с намереньем узнать у них, где прячется её кавалер.

❄ 🎄 ❄

Снаружи кабинета уже было довольно поньно и шумно — целые табуны празднующих сотрудников и их приглашённых друзей радовались празднику и отрывались по полной, не в чём себе не отказывая. Режиссёр с едва скрываемым отвращением смотрел на это, раздумывая о том, где всё же ему следует искать его цель.

«Похоже, мне придётся обыскать весь театр, чтобы найти Найт Стар», — подумал он, а что ему делать, если кобылки не окажется в театре, он старался не думать.

Правда, чудо праздничной ночи всё же случилось — единорог почти сразу наткнулся на желанную кобылку, что стояла недалеко от входа и, похоже, кого-то ждала. Неподалёку от кобылки, на почтительном от неё расстоянии, стоял табун её воздыхателей, что зорко следили друг за другом, чтобы никто из соперников не приблизился, а уж тем более не заговорил с объектом их обожания.

«Дураки! — презрительно скривился единорог, свысока смерив неудачников презрительным взглядом. — Сегодня вам останется только бессильно рыдать в подушку, когда я заполучу этот бриллиант в свои копыта! — самоуверенно подумал он».

Режиссёр принял самый свой уверенный вид и расслабленной походкой пошёл на встречу Найт Стар. Кобылка не сразу заметила его, её взгляд был прикован к входной двери — похоже, она точно кого-то ждала.

— Дорогая Найт Стар, — галантно поклонился ей подошедший режиссёр. — Я безумно рад приветствовать вас на этом празднике! И хочу сказать, что вы выглядите сегодня просто бесподобно!

— Спасибо за комплимент, — перевела взгляд ярко-зелёных глаз на жеребца бэт-пони, и чуть улыбнувшись, закончила. — Я и сама рада быть здесь.

— А я рад вдвойне! — продолжил атаку жеребец. — И знаете почему?

— Откуда ж мне знать это? — закатила глаза кобылка. — Я мыслей не читаю — это прерогатива чейнджлингов.

— К-кхм… э-э-э… — сбился жеребец, но быстро взяв себя в копыта, продолжил. — На самом деле я хотел бы обсудить с вами одно дело, связанное с вашей дальнейшей жизнью и карьерой.

— А это не может подождать до после праздника? — недовольно сморщила носик пони. — Мне не хотелось бы сегодня заниматься делами.

— Поверьте, дорогая Найт Стар, мне и самому не очень удобно беспокоить вас сегодня, но ситуация требует срочных решений.

— Что ж… — задумалась кобылка. — Надеюсь, это ваше срочное дело не займёт много времени? У меня назначена важная встреча и я не хочу её пропускать!

— Уверяю вас — я не задержу вас ни на одну лишнюю минуту! — с жаром уверил её жеребец.

— Тогда ладно, — кивнула кобылка. — Где нам будет удобно обсудить ваше дело? Может быть… вон у той колонны?

Найт Стар изящным кивком указала на дальнюю колонну, что стояла в некотором отдалении и оттого рядом с ней было довольно безпоньно.

— Лучше всего не здесь, — помотал головой режиссёр. — Этот разговор не предназначен для чужих ушей.

— Тогда где же?

— Знаете гостиницу прямо напротив театра?

— Конечно! Но не думаю я, что сейчас там тихо, — фыркнула пони.

— Хозяин гостиницы кое-чем мне обязан, так что всегда держит для меня там номер, — пояснил режиссёр, — на случай важных переговоров, таких как сейчас.

— Ясно, — кивнула кобылка. — Тогда ведите! И помните, что через двадцать минут я должна быть в театре!

— Уверяю вас, несравненная Найт Стар, мне этого вполне хватит! — заверил режиссёр, забегая вперёд, чтобы предупредительно открыть перед кобылкой дверь.

Выходя вслед за бэт-пони, режиссёр буквально физически чувствовал завистливые взгляды, что бросали на него конкуренты, но ему на них было плевать — очень скоро он станет тем, кем они так мечтали стать, но он их опередит!

«Хорошо всё же быть начальником, — со смешком подумал он. — Эти неудачники не посмели меня остановить! Вряд ли бы это сработало, если бы я был обычным жеребцом».

❄ 🎄 ❄

— Привет, сороки! — с улыбкой, предназначенной показать, что это шутка, проговорила Лотус. — Много сплетен сегодня на хвостах разнесли?

— Госпожа Лотус! — обрадовались ей кристаллопони. — С праздником вас!

— Вы сегодня чудо как хороши!

— Вам очень идёт это платье!

Три сестрички просто завалили её комплиментами. Но, как считала сама Лотус — вполне заслуженными. Действительно, Лотус тоже считала, что платье из голубого шёлка, привезённого из самой Седельной Аравии, выгодно подчёркивало её фигуру и оттеняло белоснежный цвет шёрстки. К тому же сложный узор дорогих сталлионградских кружев, что сами по себе являлись произведением искусства, даже самому тупому невежде давал понять о элитарности платья, не говоря уж о его баснословной цене.

— Ладно!.. хорош!.. Не перехвалите! — оборвала она поток комплиментов от трёх сплетниц. — Лучше скажите мне, не видели ли вы где-нибудь режиссёра? А то ищу его, ищу, а он как сквозь землю провалился! А он мне нужен для обсуждения одного очень важного дела.

— Конечно видели! — радостно воскликнула «Селестия».

— Он пошёл с Найт Стар в гостиницу, что напротив театра, — добавила «Луна».

— Наверное, у них там свидание? — как-то неуверенно предположила «Твайлайт».

— Фи! Ну что ты несёшь?! — возразила «Луна». — Разве может наша Найти пойти на свидание с… с этим?

— Точно! — закивала «Селестия». — Она же его еле терпит!

— Но вы же видели, как он на неё смотрел! — не сдавалась «Твайлайт».

Три сплетницы с упоением принялись спорить, но Лотус уже не слушала их. Она, как громом поражённая, отошла в сторону, не в силах поверить в услышанное.

❄ 🎄 ❄

Единорог шёл вслед за вороной кобылкой, с вожделением смотря на мельтешащий перед ним аппетитный круп и едва сдерживал ликование.

«Скоро! Очень скоро она будет моей!», — билась ликующая мысль в его голове.

Он верил и одновременно не верил в это. От переполнявшей жеребца радости ему хотелось летать, бегать по потолку, кричать всякий бред, не обращая внимания на присутствующих вокруг пони. Единорог едва сдерживал это в себе, чтобы его не приняли за сумасшедшего.

«А я и есть сумасшедший! — радостно подумал он. — Сошёл с ума от любви и меня это нисколько не волнует! Надо же, я только сейчас понял это состояние, что возникает у влюблённых! Теперь, когда я сам ощутил это, я вполне могу понять тех пони».

Неожиданно одна неприятная мысль возникла в его голове:

«А вдруг она не согласиться выйти за меня?!», — эта мысль, возникшая как гром среди ясного неба, так испугала его, что он почувствовал, как едва может дышать, цепенея от ужаса.

На ватных, подгибающихся ногах, он еле дошёл до гостиницы, каким-то чудом поговорил с её хозяином и получив ключ, вошёл в номер, краем глаза, тайно, соблюдая все меры предосторожности, наблюдая за следующей за ним кобылкой. Всё! Если он хочет заполучить её, то дальше откладывать нет никакой возможности. Теперь только — пан или пропал! Режиссёр резко передумал что-то спрашивать у кобылки или падать на колено прося её копыта. Зачем ему эти красивые, романтичные ритуалы, если у них всех есть один очень большой недостаток — они не гарантируют стопроцентного результата! Она может отказать ему! Что же тогда ему делать, если она откажет? Падолини стало очень страшно, когда он только подумал об этом. А шансы на отказ, надо признать, очень высоки! Ну а что ещё он мог ожидать от Найт Стар, если она никогда не давала понять, что он ей нравится? И кого-то же она ждала там, в театре? Кто же тот счастливчик, что смог захомутать этот ценный приз?

«Нет, ни за что на свете! Она моя и только моя! — мысленно прокричал единорог и едва захлопнулась дверь номера, он развернулся к кобылке, его обдало холодом, словно он бросился в ледяную воду зимой. — Я заполучу тебя, Найт Стар!»

Единорог наклонил голову, нацеливая рог на спокойно смотревшую на него кобылку, и решительно выдохнув, кинул заклинание в бэт-пони.

❄ 🎄 ❄

Лотус мчалась куда глаза глядят, едва сдерживая слёзы и ни на что не обращая внимание. Единственным её желанием сейчас было где-нибудь спрятаться и поплакать. Когда желание это стало таким сильным, что она едва сдерживала себя, то единорожка обнаружила, что стоит перед дверьми своего кабинета, и даже ключ уже держала в копытах. Она быстро открыла дверь, ввалилась в кабинет и тут же захлопнула дверь, закрыв её на ключ. После чего облегчённо сползла по двери на пол. Теперь можно — здесь её никто не увидит! Можно поваляться, можно в волю поплакать, можно побить копытами об пол, кляня судьбу за такую несправедливость. Только вот… что-то уже не хотелось. Вся её обида куда-то пропала, словно закрыв дверь она отгородилась от источника этой обиды.

«Обида прошла, но осталось желание мести! — подумала она, чувствуя, как где-то внутри неё разгорается холодная злость. — Эта молодая вертихвостка должна понять, как переходить мне дорогу! Я заставлю её страдать! Заставлю навсегда запомнить, что бывает, если ты покусилась на то, что тебе не принадлежит! Как посмела эта мерзавка пойти в гостиницу с моим жеребцом? В тот номер, где мы много раз были вместе! Где я планировала встретить новый год со своим Особенным Пони!»

Лотус поднялась и решительно двинулась к шкафу, где у неё было припасено множество ингредиентов для занятия магией. Сегодня то дело, что она всегда воспринимала лишь как обычное хобби, способное развлечь её в свободное от работы время, сослужит ей отличную службу.

❄ 🎄 ❄

Молодая кобылка едва сдерживала себя от гнева, мчась по узкому коридору театра, что петлял извилистой змейкой в той части здания, где находились служебные помещения. Прошло уже минут десять, но она всё никак не могла успокоиться, чувствуя, как волны праведного гнева переполняют её, пытаясь выбраться наружу, словно пар из закипевшего чайника. Она огляделась, ища что-нибудь, что можно было бы от души лягнуть, чтобы разгромить этот предмет в щепки, в пыль, разнести всё так, чтобы это невозможно было восстановить! Однако, она обнаружила, что стоит сейчас в своей комнате, а в её миленькой, уютной гримёрной не было ничего лишнего. Всё, на что падал ей взгляд, было связно с каким-нибудь замечательным событием, очень важным для неё. Вот этот плюшевый пони был подарен ей Фаринксом на месяц их знакомства. А эта статуэтка подарена им же на трёхмесячный юбилей. Рядом стоящую вазу они привезли с их тайной поездки в Старспайр. Ох и намучался тогда Фаринкс, что вынужден был всю поездку провести в чужом обличье, чтобы не выдать их. Да и мало того — ему пришлось всячески скрываться от толпы фантов, что всё время преследовали её на улицах парящего города.

Мысли о Фаринксе помогли успокоиться, и кобылка уже не так остро реагировала на случившееся.

«Подумаешь! — ухмыльнулась она, вспоминая то, что произошло в номере гостиницы. — Я всегда предполагала, что режиссёр тот ещё… нехороший пони. Вечно он смотрел на меня так, словно я и не пони вовсе, а какая-то еда — едва-едва слюни не пускал. Но если говорить честно и откровенно, то так на меня смотрели и остальные жеребцы-фанаты. Правда, до сегодняшнего дня, а вернее — ночи, никто не осмеливался как-то обидеть меня. Что же тогда произошло с режиссёром, если он решился сделать это?».

Бэт-пони ещё раз проанализировала всё, что случилось в гостиничном номере: вот она оборачивается к режиссёру, от которого вдруг сильно повеяло угрозой. Нацеленный на неё рог заставил мгновенно собраться, сосредоточившись на вероятной угрозе, а тело само отреагировало на опасность, уворачиваясь от заряда магии. В следующее мгновение она, действуя на одних инстинктах, развернулась, продолжая движение, начатое во время уклонения и… изо всех сил лягнула жеребца задними копытами куда-то в бок. После чего просто выбежала из номера и пришла в себя уже у себя в гримёрке.

Кобылке стало немного не по себе от этих воспоминаний — она вдруг подумала, что могла и покалечить режиссёра, а может быть даже убить. От этой мысли ей стало совсем нехорошо, захотелось, как в детстве, спрятаться под одеяло и переждать опасность. К большому сожалению Найт Стар, в гримёрке не было ни кровати, ни одеяла.

«И зачем только мама настояла на том, чтобы я посещала Школу Одарённых Бэт-пони? — подумала кобылка, испытывая невыносимое желание свалить вину на кого-то другого, но тут же решительно отмела это желание. — Я сама ходила туда с превеликим удовольствием! Да и с другой стороны, если бы я не умела постоять за себя, кто знает, чем бы всё это закончилось сегодня?»

Кобылка тяжко вздохнула, жалея о том, что рядом с ней нет Фаринкса. Что ни говори, а с ним рядом она чувствовала себя более уверенно и защищённо. Он как огромная, надёжная стена всегда ограждал её от всяких опасностей, и в отличии от холодной стены, для неё Фаринкс был всегда мягким, тёплым и добрым.

❄ 🎄 ❄

Лотус, выйдя из своего кабинета, чтобы утолить голод, почти сразу же наткнулась на бегущую откуда-то Найт Стар. Единорожка не смогла разглядеть её выражение на мордочке, но ей почему-то показалось, что молодая вертихвостка, соблазнившая её жеребца, была очень рада.

«Иш как задорно рысит, прошмандовка! — подумала она, сопровождая разлучницу злобным взглядом. — Ничего, недолго вам с этим подонком радоваться! Скоро и на моей улице будет праздник!»

Единорожка развернулась, сразу же растеряв аппетит, и поспешила обратно в кабинет — ей нужно действовать, пока её обидчица ещё здесь.

В кабинете она с новыми силами, что дала ей злость, принялась работать над колдовским зельем, что разработала когда-то в чисто образовательных целях. До сего дня она и не помышляла использовать это зелье против кого-то из пони, но сегодня… сегодня всё изменилось! Единорожка с упоением смешивала ингредиенты, чертила печати и творила заклинания. Гнев придал ей упорства и даже, можно сказать, гениальности. Сегодня ей всё удавалось легко и свободно! Даже тот неудобный участок заклинания, над которым она билась уже как года три, сегодня легко поддался её усилиям и встроился в основное заклинание так, словно всегда там был. Не прошло и часа, как зелье было готово. Причём, это было самое сложное и самое совершенное заклинание, что когда-либо создавала Лотус. Единорожка аккуратно перелила получившееся зелье из колбы в бутылку из-под лимонада и задумчиво уставилась на неё — теперь ей предстоит как-то споить это зелье своей обидчице, причём сделать это нужно так, чтобы никто не смог подумать на неё, когда сработает заклинание. Впрочем, об этом она подумает чуть позже, а сейчас ей действительно следует подкрепиться. Да и попить что-нибудь не помешает.

Единорожка осторожно опустила бутылку с зельем в седельную сумку и выйдя из кабинета, решительно направилась в сторону столов с напитками и едой. Ей было куда спешить, ибо хоть и говорят, что месть — это холодное блюдо, но и слишком тянуть тоже не стоит, чтобы не дать блюду протухнуть.

❄ 🎄 ❄

Режиссёр, прихрамывая на все четыре ноги, тихонько поскуливая и одновременно как-то умудряясь держаться за бок, медленно ковылял к своему кабинету. Он молился всем аликорнам и даже Дискорду, чтобы никто не встретился ему на пути, но молитвы его видимо не были услышаны. Неожиданно из-за поворота на него вылетела тёмная пони, чуть не сбив его с ног, и только чудом затормозив перед самым его носом.

— Господин режиссёр?! — изумилась она, движением головы откидывая белоснежную гриву назад. — Что с вами?!

— Вельвет Ремеди? — с досадой простонал единорог. — Что вы тут делаете?

— Праздную, — пожала плечами тёмная единорожка. — Но сейчас речь не обо мне, а о вас. Повторю свой вопрос: что с вами?

— Я... упал, — скривился жеребец, охнув от того, что слишком сильно дёрнул ногой и в результате его словно бы пронзило электрическим разрядом, прошедшим от кончика хвоста до самого носа.

— Да? Скорее похоже на последствия от удара копытами, шикарные следы от которых я вижу у вас на боку, — хмыкнула единорожка.

— Я бы не... хотел распро... страняться об... э... этом, — промямлил жеребец, чувствуя как каждый вздох даётся ему всё тяжелее и тяжелее.

— Ну-у-у... это, конечно, не моё дело, — кивнула медик. — Я не буду вас расспрашивать, коль вы этого не хотите. Но вот ушибы, переломы и многочисленные повреждения внутренних органов — это, как раз, моё.

Единорожка зажгла рог и кинула исцеляющее заклинание в жеребца. Тот дёрнулся было, рефлекторно стараясь уйти от непонятного заклинания единорожки, но она была гораздо проворнее его, так что у него ничего не вышло. Режиссёр только напрасно растревожил свои раны, испытав при этом невыносимую боль. К счастью, после срабатывания заклинания единорожки, боль быстро ушла, а раны, так сильно беспокоящие его, быстро затянулись.

— Ого! — удивился жеребец, неверяще глядя на свой бок, где ещё недавно была здоровенная гематома в форме двойного следа копыт. — госпожа Вельвет, вы просто чудо какое-то!

— Не стоит благодарности — это моя работа, — хмыкнула единорожка, в очередной раз тряхнув белоснежной гривой. — И сделайте мне одолжение…

— Всё что угодно, госпожа! — вскинулся единорог.

— Не… падайте больше, — криво усмехнулась кобылка. — Сегодня в больницах и так ожидается полный аншлаг.

После чего она пошла дальше, никак не реагируя на клятвенные заявления единорога выполнить её просьбу.

Когда медик исчезла за углом, жеребец задумался, что же ему делать дальше. Почему-то, не смотря на чудесное выздоровление, дальнейшее своё будущее он видел исключительно в очень мрачных тонах.

❄ 🎄 ❄

Лотус стояла у стойки бара и думала о том, как ей подсунуть сваренное зелье Найт Стар. Но что-то никаких стоящих мыслей по этому поводу у неё пока не появлялось. Так было до тех пор, пока ей взгляд не наткнулся на фирменные пакеты от одной курьерской компании Каньерлота, что аккуратной стопкой лежали на стойке. Тогда у неё мгновенно созрел план! Единорожка схватила пакет, сунула в него бутылку с зельем и стала оглядываться в поисках троицы сплетниц. Долго их искать не пришлось — троица кристаллопони стояла на другой стороне зала, с упоением вешая лапшу на уши очередной жертве.

Лотус с уверенным видом подошла к ним и сказала:

— Привет, болтушки. Вы видели Найт Стар?

— Конечно, госпожа Художественный Копытоводитель! — почтительно склонив голову ответила «Луна».

— Она совсем недавно пробегала тут, — добавила «Твайлайт».

— Да вон она, у салатницы с оливье! — ткнула копытом в сторону искомой пони «Селестия».

— Отлично! — кивнула Лотус. — Курьер принёс ей этот пакет. Передайте ей его, а я пойду дальше заниматься делами.

Единорожка вручила пакет «Селестии» и поспешно удалилась, делая вид очень занятой пони.

«Жаль, что я не увижу, как эта дурочка выпьет зелье, — с искренним сожалением подумала Лотус, — но зато меня не свяжут с зельем, отравившим этих потаскуху и предателя».

От этой мысли единорожке вдруг захотелось зайтись громким, зловещим смехом, но она сдержала своё, неуместное в этой обстановке, желание и лишь улыбнулась ослепительной улыбкой победителя.

❄ 🎄 ❄

Найт Стар всё же не утерпела и вышла из гримёрки — ей очень, вот прямо очень-очень, захотелось увидеть Фаринкса.

«Первое, что я сделаю, встретив его, так это хорошенько обниму этого обормота! — решила она. — И может быть даже поцелую. — поняшка оглянулась на толпу поклонников, что снова следовала за ней, на почтительном отдалении. — Ну-у-у... поцелую, если мы сможем оторваться от этих приставучих сталкеров».

Артистка почувствовала, что от всех этих волнений она изрядно проголодалась.

«Можно сходить к столам с едой, — подумала пони. — Возможно, я встречу Фаринкса именно там. О, наверняка он сидит рядом со столами с закусками и смакует любовь пони к вкусной еде!».

Подумав о том, что вскоре увидит Фаринкса, поняшка быстро побежала к банкетным столам, уставленным едой и напитками.

Однако и там она не встретила своего любимого. В печали артистка придвинула салатницу с оливье к себе поближе и щедро навалила салат в тарелку.

«Если я после этого вечера потолстею, — подумала она, — то виноват в этом будет этот глупый чейнджлинг, что бегает неизвестно где, когда он мне так нужен здесь!»

— Проголодалась, Найти? — рядом с ней уселись три кристаллопони-гримёрши. — Вот, запей лимонадом! Это тебе курьер принёс.

Бэт-пони вытащила из протянутого пакета бутылку, подумав о том, что эта посылка была сейчас как нельзя кстати.

«Только кто послал мне это? Неужели Фаринкс?» — подумала она, рассматривая этикетку на бутылке и даже заглянув в пакет, в поисках записки. Однако, она так и не нашла никаких подсказок.

Пожав плечами, поняшка свернула пробку с горлышка и поднеся бутылку ко рту, сделала большой глоток. Напиток ей пришёлся по вкусу — не слишком сладкий, не слишком газированный — самое то для утоления жажды.

А несколькими мгновениями позже её словно бы окунули в жидкий азот! Холод сковал тело поняшки, полностью вымораживая все её чувства и моральные принципы. Правда этого она уже не почувствовала, без сил падая на пол.

❄ 🎄 ❄

Фаринкс уже больше часа бегал по театру, по городу, стараясь разыскать Найт Стар, но его любимая словно сквозь землю провалилась. Никто и нигде не видел её в ближайшее время. Разве что хозяин гостиницы как-то замялся перед тем, как отрицательно помотать головой, отвечая на вопрос. Однако, Фаринкс прислушавшись к его мыслям и поняв, что Найти нет в гостинице, не стал тут задерживаться и решил вернуться в театр.

«Вот будет забавно, если она всё время была там, — подумал чейнджлинг, подходя к чёрному входу театра. — Если это так, то Найти меня уб...».

Вдруг что-то произошло, что заставило чейнджлинга остановиться посреди дороги. Словно какая-то холодная волна пробежала по его телу. Всё это заняло какое-то мгновение. Пришло и так же быстро ушло, не оставив и следа. Кроме неприятного воспоминания, конечно. Однако чейнджлинг так и не понял, что случилось, именно поэтому он только пожал плечами и двинулся дальше, войдя в театр, задействовав на входе свой волшебный пропуск. Какое-то необъяснимое чувство тревоги толкало его вперёд, заставляя действовать прямо сейчас, не откладывая всё на потом, даже на секунду.

❄ 🎄 ❄

Режиссёр довольно бодро рысил по практически пустому холлу. Похоже, всепони столпились теперь в банкетном зале, где были приготовлены столы с угощениями. И что ни говори, но чувствовал он себя просто великолепно. Особенно, по сравнению с тем, как он чувствовал себя несколько минут назад.

«Магия Вельвет Ремеди — это что-то с чем-то! — подумал жеребец, недоверчиво ощупывая бок. — Я совсем недавно загибался от боли в сломанных рёбрах, а она исцелила меня в один момент!»

Сам единорог не был так искусен в магии и кроме телекинеза умел использовать ещё всего несколько простеньких заклинаний.

В этот миг его мысли прервал какой-то шум, и единорог машинально развернулся в сторону его источника и замер, буквально оцепенев от ужаса. Впрочем, его можно понять — к нему подходила толпа фанатов Найт Стар, во главе которой вышагивала сама бэт-пони. Единорог судорожно сглотнул — ещё ни разу в жизни он не видел, чтобы Найт Стар глядела на него таким холодным и презрительным взглядом.

Пока он судорожно пытался прийти в себя, группа пони с актрисой во главе, остановилась прямо возле него.

«Это конец! — понял жеребец. — Она пришла публично наказать меня, раз уж я выжил после её удара!»

Он поднял взгляд на кобылку и поёжился от надменного и какого-то уничижительного взгляда её ярко-зелёных глаз с узкими, вертикальными зрачками, что, казалось, просвечивали его насквозь.

— Итак, мистер, — проговорила бэт-пони. — Не соблаговолите ли объяснить мне своё поведение?

«Точно, мне конец! Вся работа Вельвет Ремеди была напрасна, и я не выполню её пожелание», — понял режиссёр.

Он внезапно почувствовал, что его ноги подгибаются, а голова стала совсем тяжёлой, склонившись до самого пола. Так он и стоял перед кобылкой, встав на колени, склонив голову и с ужасом ожидая своей участи.

— Если ты думаешь, что сможешь отделаться молчанием, то могу сразу предупредить, что эти надежды необоснованны! — уверила его пони холодным, пробирающим до самых костей тоном. — Отвечай мне! Быстро!

Единорог снова сглотнул, стараясь смочить слюной внезапно пересохшую глотку, а потом осмелился поднять взгляд на смотревшую на него бэт-пони. Её холодный взгляд натурально обжигал, режиссёр даже почувствовал, как вокруг него понизилась температура.

«Была не была! — вдруг решил он. — В конце концов — терять мне уже нечего!»

— Я люблю тебя, Найт Стар! — выдал он, заламывая копыта в трагичном жесте. — Конечно, то, что я сделал ты никогда мне не простишь, да и нет мне прощения за столь низкий поступок, но... — единорог поперхнулся, увидев, как мордочка пони исказилась в какой-то брезгливой гримаске.

— Избавь меня от этого розово-сопливого бреда! — выдала она. — Кому нужна эта дурацкая любовь?! Если хочешь, чтобы я была с тобой — предложи что-то стоящее взамен!

Эти слова повергли в шок не только стоящего на коленях жеребца, но и находящихся позади бэт-пони фанатов. Все буквально замерли, пытаясь прийти в себя после её слов.

❄ 🎄 ❄

Фаринкс вошёл в банкетный зал и, к своей немалой радости, сразу же увидел Найт Стар. Наконец-то он нашёл её! Наконец-то его цель была прямо перед ним! Он уже было хотел обойти толпу фанатов так, чтобы его Особенная Пони увидела его, но какое-то непонятное чувство, какое-то напряжённое недоумение, что витало в воздухе, заставило его насторожённо замереть, не приближаясь к кобылке и её фанатам.

— Так что же ты молчишь? — неожиданно услышал он голос любимой. — Что готов ты дать мне ради того, чтобы я была с тобой?

Фаринкс с изумлением понял, что его Найти обращается с этим вопросом к господину Падолини, режиссёру театра. Правда, он смотрел на всё происходящее и не верил в то, что видит. Этого просто не может быть! Это не его Найти! Его Найти добрая, скромная, очень застенчивая пони! А эта кобылка, хоть и сильно похожа на неё, но совершенно другая! Её мысли и чувства обжигают холодом, а взгляд способен проморозить до самых костей!

— Я… я… я… — еле слышно промямлил режиссёр.

— Что ты там якаешь?! — надавила на него бэт-пони. — Говори! На что ты готов, чтобы заполучить меня?!

— Р-роли… г-главные, — дрожащим голосом пискнул режиссёр, и съёжившись под грозным взглядом кобылки, продолжил уже громче. — Во всех моих спектаклях!

— Твоих? Я?! — кобылка, фыркнув, залилась оглушительным смехом, сделавшим бы честь какому-нибудь злодею. — Падолини! Или как там тебя на самом деле зовут? Ты на столько вжился в играемую тобой роль, что уже и сам поверил в свои придуманные возможности?! Ты же никто! Ширма, пристроенная сюда лишь затем, чтобы ублажать твою благодетельницу — госпожу Лотус!

Слушающая речь кобылки толпа, дружно ахнула, услышав такое откровенное признание. Конечно, всё сказанное кобылкой было и так известно большинству служащих театра, но высказать всё это вслух, при большом стечении пони — этого, до Найт Стар, нипони себе не позволял.

— А ты задумывался хоть на секунду, что станет с твоей карьерой, когда госпожа Лотус узнает о том, что здесь и сейчас происходит?!

Кто-то из прихлебателей Найт Стар рассмеялся, видимо быстро представив, что теперь ждёт «потерявшего берега» единорога. А вот чейнджлингу было не до смеха, он буквально цепенел от ужаса, не понимая, что тут происходит и что теперь ему делать. Одно ему было ясно, что с его милой найти произошло что-то очень и очень ужасное и её надо спасать!

«И, пожалуй, тут уже не до сентиментов! — решил Фаринкс, быстрым шагом приближаясь к своей Особенной Пони. — К Дискорду всю эту таинственность! Селестии в круп конспирацию! Кризалис под хвост все эти просьбы подождать хотя бы годик! Раз уж Найти не думает, что творит, то и я буду действовать так, как считаю нужным!»

— Ну что?! — между тем продолжила актриса, и глаза её блеснули каким-то особенным, безумным светом. — Раз уж мы выяснили, что синьор Падолини снимает свою кандидатуру, то, может быть, есть ещё желающие? Кто хочет получить моё копыто, сердце и остальной ливер в придачу?!

— Я!

— И я!

— Я тоже хочу!

От криков, буквально взорвавших толпу воздыхателей, у Фаринкса, что обладал тонким, музыкальным слухом, заболели уши.

— Отлично, — продолжила Найт Стар, демонстрируя все свои зубы в широченной улыбке. — Раз желающих стало так много, то предлагаю устроить аукцион! И пусть победит самый достойный!

Радостный рёв толпы был ей ответом, а Фаринкс почувствовал, как нечто тёмное, злобное и ужасное поднимается откуда-то из глубины его сознания. Он быстро преодолел то небольшое расстояние, что отделяло его от любимой, окружённой сейчас ликующей толпой, и бесцеремонно распихивая стоящих у него на пути ликующих жеребцов, пробился к Найт Стар:

— Любимая, заканчивай этот балаган! — буквально прорычал он, все силы отдавая на то, чтобы сдержать рвущегося из него дикого зверя.

Кобылка взглянула на него с каким-то непонятным выражением на морде, от ней повеяло недоумением с частицей раздражения, но чейнджлинг спокойно выдержал её взгляд, не отводя от кобылки взгляд и даже не мигая. Борьба взглядов продолжилась какие-то мгновения, показавшиеся Фаринксу вечностью. Но вот Найт Стар как-то растерянно моргнула, теперь от кобылки шёл устойчивый запах неуверенности и недоумения.

— А ты ещё кто такой? — спросила она, словно бы совершенно не узнавая того, кого ещё вчера уверяла в том, что любит его всем сердцем.

— Точно! — крикнул кто-то из толпы прихлебателей. — Кто ты вообще такой и что тебе тут надо?!

— Неужели не узнали? — осклабился перевёртыш, обводя всю эту толпу своим Особым Взглядом Ночного Хищника. — Я — Фаринкс! Тот, кого ты буквально вчера называла своим Особенным Пони!

После его слов возникла долгая пауза, во время которой всепони обдумывали его слова. Наконец из толпы послышался короткий, неуверенный смешок, потом второй, третий и наконец вся толпа просто залилась громким, обидным смехом. Чейнджлинг смотрел на ржущую толпу, смотрел на его Найти, что сейчас чувствовалась как какая-то совершенно другая пони, и не мог понять, что тут происходит. Тут Фаринкс почувствовал, как на поверхность сознания, выползая из каких-то тёмных глубин, снова выбирается его тёмная сущность. Он раскрыл рот, обнажая клыки и зашипел, едва-едва сдерживая себя от того, чтобы не раскромсать всю это ржущую толпу на узкие ленточки, но тут к нему, еле держась на ногах от хохота, подковылял один незнакомый Фаринксу жеребец, что одобрительно ткнул копытом в плечё чейнджлинга и сказал, утирая слёзы, выступившие на глазах:

— Ну ты и выдал, приятель! Давно я так не смеялся! Пожалуй, с тех самых пор, когда видел выступление Несчастной Подковы! Ох и отжигал он на том родео в Эпплузе!

— Ты что, хочешь сказать, что я клоун?! — прошипел разъярённый чейнджлинг.

— Без сомнений, приятель! Один из самых прикольных клоунов во всей Эквестрии! Только будь осторожен, если о твоих проделках узнает настоящий Фаринкс, то тебе может не поздоровится — говорят, что он не очень-то понимает юмор.

— В смысле — настоящий Фаринкс? — опешил чейнджлинг, чувствуя, как его злость сменяется недоумением от всего происходящего. — А я тогда кто?

— Не знаю, приятель, — пожал плечами собеседник, — но позволь дать тебе дружеский совет: перед тем как выступать с этим номером — сделай костюм получше. А то ни хитина на тебе нет, ни рога, а ещё крылья бы не помешали. Знаешь какие они у чейнджлингов? Прозрачные, как у стрекозы.

Эти слова вызвали ещё большую оторопь у Фаринкса, он машинально бросил взгляд в зеркало, что в довольно большом количестве висели на одной из стен. Из зеркала на него глядел незнакомый ему жеребец-земнопони, самого заурядного вида. Блёклая шёрстка неопределённого, тусклого цвета. Невыразительные, бледные глаза. Всклокоченная грива грязно-серого оттенка. А ещё выдающиеся вперёд зубы без каких либо следов клыков, что виднелись даже тогда, когда он машинально захлопнул рот, чтобы скрыть это убожество.

Паника! Вот то, что испытал чейнджлинг, когда увидел в кого он превратился. Он мог поклясться, что даже и не пытался преобразовать себя в ближайшие несколько дней. Машинально он попытался принять свой истинный вид, но у него ничего не вышло. Мало того — он даже не ощутил своей магии! Той самой, что должна была помочь ему преобразиться! В панике он побежал куда-то вглубь театра, под громкие крики, свист и улюлюканье толпы.

❄ 🎄 ❄

Сидеть одному в безпоньном коридоре служебных помещений театра было тоскливо. Фаринкс как никогда чувствовал это, хотя всегда считал, что он не тяготиться одиночеством. Правда, был в его жизни период, когда он сам отдалился от остальных своих сородичей, не решаясь присоединиться ни к своей королеве, ни к обновлённому сообществу чейнджлингов. Тогда ему было довольно тоскливо, хотя в то время он не признавался в этом даже самому себе. Правда и жить вместе с обновлёнными чейнджлингами ему быстро надоело, и он перебрался в Понивилль, а потом и вовсе в Кантерлот. Последний переезд случился именно тогда, когда он нашёл себя в театре. Ему нравилось участвовать в мюзикле, что тогда ставила Чика. Да и сама принцесса вполне устраивала его в качестве его лидера. Как известно — чейнджлингам нужен лидер, что как хаб объединяет их в одну исправно функционирующую сеть, и в Чике он нашил именно такого лидера. Вместе с ним тогда к театру присоединилось ещё несколько его сородичей, так что у них получилась небольшая, но довольно дружная компания. Правда, потом, после окончания сезона, они все разбежались по разным театрам или вернулись домой…

Чейнджлинг тряхнул головой, избавляясь от остатков так некстати всплывших воспоминаний. К чему вообще он вспомнил об этом? Разве у него есть время, чтобы тратить его на всякую ерунду? Да, вот оно! Вот что он чувствует всё это время! Именно время! Его не покидало чувство, что его у него очень мало! Правда, есть и ещё что-то, что он не мог толком определить. Чувство это было очень знакомое, но вот что оно означает?..

— Привет, Фаринкс! — неожиданно окликнули его со спины.

Чейнджлинг аж подпрыгнул от неожиданности, инстинктивно реагируя на угрозу, мгновенно, ещё в воздухе, разворачиваясь в сторону говорившего. Однако, он сразу же успокоился, стоило только ему увидеть знаменитую на всю Эквестрию клыкастую улыбку принцессы Чики.

— А, это вы, Ваше Высочество! — выдохнул он, немного расслабившись.

Теперь понятно, что это за чувство он испытывал. Вернее, он чувствовал не что, а кого!

— Вижу я, что ты попал в ту ещё переделку, — проговорила принцесса утвердительным тоном. — И, прошу тебя, не называй меня принцессой, высочеством и прочей ерундой. Сам же знаешь, что я этого не люблю. Да и слышать это от пони в твоём теперешнем облике… довольно заба… непривычно.

— Так и есть, — согласился чейнджлинг. — Я действительно вляпался по полной! И самое противное, что так и не понял почему!

— Ну-у-у… — протянула принцесса Чика. — Тут я тебе могу помочь. Но не надейся на какую-то существенную помощь — это, к сожалению, не в моей власти. Чтобы решить эту проблему — тебе придётся действовать самому.

— Внимательно слушаю вас, принцесса Чика, — склонил голову в поклоне чейнджлинг, на что Чика только закатила к небу глаза, протяжно вздохнув.

— Тебе это никогда не надоест, да? — спросила она.

— Не надоест что? — приподнял брови чейнджлинг.

— Все эти твои «высочества», «принцесса» и прочая хренотень! — раздражённо пояснила Чика. — Даже сейчас, когда у тебя изрядные проблемы, а я — та единственная пони, что может тебе помочь, ты не прекращаешь своих шуточек!

— Это лишь дань уважения к Вам, Моя Повелительница! — подчёркнуто вежливо поклонился Фаринкс.

— Р-р-р-р! — прорычала Чика. — Ладно, хватит об этом! Сейчас у тебя реально мало времени на всякую ерунду! Ты вообще хочешь узнать, что происходит, или нет?

— Очень хочу! — выдохнул чейнджлинг, с надежной смотря на аликорну.

— Тогда вот тебе весь расклад, — хмыкнув, выдала Чика: — Уж не знаю кто сделал это с тобой, да это в общем-то и не важно, а важно то, что кто-то наложил на тебя и Найт Стар очень интересное заклятие. Вернее, я думаю, что заклинание было наложено на Найти, а ты попал под его действие из-за того, что между вами есть связь. Уж в этом мне можешь поверить — я всё же Наивысший Чейнджлинг, и в таких делах разбираюсь.

— Я понимаю, — кивнул Фаринкс. — Мы с Найти и сами уже давно поняли, что стали друг для друга кем-то особенными, и эта связь очень хорошо чувствуется даже сейчас. А знали бы вы, принцесса, какой у этой связи вкус! Я никогда раньше не пробовал ничего вкуснее! — чейнджлинг помолчал, потом грустно улыбнулся и продолжил. — Разве что сейчас эта связь стала какой-то зыбкой, словно мы с Найти разделены очень большим расстоянием. Знали бы вы, принцесса, как мне от этого тошно! Так тошно, что хочется просто сесть и завыть на луну!

— Так, давай ты всё это потом расскажешь, — скривилась Чика так, словно раскусила лимон, — и желательно, понибудь другому, а то у меня от этой кислятины зубы сводит! А сейчас тебе нужно действовать, а не разводить нюни! Запомни — сейчас время не на твоей стороне!

— Хорошо, — кивнул перевёртыш. — Расскажете, как мне расколдовать мою любимую?

— А в этом я целиком и полностью положусь на тебя, — ухмыльнулась Чика. — Возможно, ответ ты найдёшь в прошлом? И я очень надеюсь, что у тебя всё получится. По крайней мере, я буду держать за тебя копыта!

❄ 🎄 ❄

Как ни понимала необходимость соблюдения конспирации Лотус, но всё же она не выдержала и решила выйти из своего кабинета, чтобы своими глазами посмотреть на дело копыт своих. К счастью, долго бродить и ждать, среди всех этих праздношатающихся пони, ей не пришлось — почти сразу как она вошла в зал, в котором стояли столы с праздничной едой и напитками, так сразу же уловила какое-то непонятное удивление. Подойдя поближе, она наконец увидела свою конкурентку, ту самую, что самым подлым образом воспользовавшись своей молодостью и красотой, увела у неё жеребца. Лотус почувствовала, как непомерная злоба буквально переполняет её, при виде этой шалавы, и обиженная в лучших чувствах единорожка едва не пальнула в проклятую конкурентку каким-нибудь убийственным заклинанием. Правда. Она всё же сумела удержать себя от необдуманных поступков. Сейчас ей больше хотелось посмотреть на то, что получилось из её затеи.

И, надо сказать, что её сдержанность оправдалась — результат заклинания превысил все её самые смелые ожидания. Селестия, кто бы знал, как она радовалась тому, что произошло с этой прошмандовкой! Единственное, что омрачало её радость – это то, что она не могла ни с кем поделиться этой радостью.

«Да и хуфиг с ним! – решила Лотус. – главное то, что у меня всё сработало! Пусть теперь эта парочка попробует насладиться друг другом! После моего заклинания им никогда не быть вместе – союз между заурядным жеребцом и расчётливой стервой – невозможен!»

Правда, её триумф был омрачён довольно быстро. Тогда, когда Лотус увидела Падолини, что выглядел также, как обычно. Разве что явно был не в своей тарелке, следуя за этой сучкой, словно привязанный.

«Что могло пойти не так? – лихорадочно размышляла единорожка, стараясь понять, где она напортачила с заклинанием. – Неужели нужно было нарисовать ещё один рунный круг, чтобы усилить влияние заклинания на партнёра опаиваемой? Да нет, не может этого быть! Тогда что же пошло не так? Возможно, этот негодяй более сильный маг, чем я считала и смог защититься от подобных заклинаний? Как бы это узнать?»

Единорожка тайно, стараясь не привлекать к себе внимания, следовала за толпой окружающей Найт Стар и лихорадочно решала, что ещё ей следует сделать, чтобы отомстить предавшему её жеребцу.

❄ 🎄 ❄

«Ох уж эти принцессы! — думал чейнджлинг, судорожно мечась по замку в поисках своей любимой. — Нет бы сразу сказать, как расколдовать Найти, но нет же! Будут наталкивать тебя на мысль, делать туманные намёки, подмигивать. И даже наиболее нормальная из них стала такой же! Наверное, им вместе с выдачей короны что-то ещё там такое вырезают из организма, что-то такое, без чего они все становятся чем-то похожи, становятся более соответствующими званию принцессы».

Внезапно чейнджлинг понял, что, задумавшись, влетел в огромный театральный зал, прямо на ярко залитую светом сцену. Прямо перед ним стояла на небольшом возвышении его Найти, что громким, поставленным голосом актрисы, вещала со сцены:

— Три миллиона битсов, особняк в Кантерлоте и каждодневное ношение в копытах… раз!

«Ого! Это у кого из актёров такие богатства есть?! — удивился услышанному чейнджлинг. — Неужели я чего-то не знаю про своих коллег?»

— Три миллиона сто тысяч! — выкрикнул кто-то из зала. — Ну и всё остальное, только в Майнхеттене!

«Да тут не один такой богач, что ли?! — поперхнулся от неожиданности Фаринкс. — Что за богачи тут развлекаются?»

— Три миллиона сто тысяч и всё остальное… раз! — подхватила ставку Найт Стар. — Кто больше, джентелькольты?!

«Ну уж нет! — взъярился Фарринкс, которому очень не понравилось, что его Особенную Пони продают с молотка, как какую-то скотину или вещь. — Не бывать этому!»

Он одним прыжком вылетел вперёд, закрывая своим телом Найт Стар.

— Вы что тут, совсем охренели?! — заорал он, глядя налитыми кровью глазами в зал со зрителями. — С каких это пор в Эквестрии торгуют пони?!

После его вопля наступила мёртвая тишина. Видимо, участники аукциона обдумывали внезапное появление Фаринкса и его слова. Тишина продолжалась довольно долго, а в это время чейнджлинг с вызовом смотрел в зал, чувствуя, как из зала на него глазеют десятки растерянных зрителей. Но нет в мире ничего вечного, так что и этой тишине пришёл конец. Вернее, сначала Фаринкс ощутил, как растерянность зала сменилась гневом, а потом этот гнев сменился злостью, что полноводным потоком шарахнула в него, да так, что чейнджлинг даже присел, едва справляясь с колоссальным давлением.

— Да кто ты такой, чтобы нам указывать?! — раздался какой-то возмущённый вопль из зала.

— Кто тебе дал право прерывать аукцион?! — спросил ещё кто-то из зрителей.

— Снова ты нам мешаешь?! — выкрикнул третий и предложил, обращаясь уже к соискателям копыта и сердца Найт Стар. — А ну, парни, хватайте его! Дадим ему тумаков!

Толпа взревела, дружно соглашаясь с планом последнего оратора, дружно ломанувшись на сцену.

Чейнджлинг зашипел, оскалив зубы на карабкающихся на сцену линчевателей, но в этом невзрачном облике, его оскал никого не впечатлил. Тогда он попытался сосредоточиться, чтобы сменить облик, но, к его глубочайшему сожалению, ничего не получилось! Он попытался ещё раз, но вновь безуспешно — чейнджлинг всё ещё оставался в невзрачном образе простака-земнопони. Зато он почувствовал заинтересованность со стороны Найт Стар, что как-то по-особому смотрела на него, мордочка кобылки в этот момент выражала вопрос, что делало кобылку очень милой.

— На твоём месте я бы бежала отсюда, — наконец предложила она, едва увидев, что он смотрит на неё.

— Чепуха! — возразил чейнджлинг, ударом копыта отправляя первого подскочившего к нему жеребца обратно в зрительный зал. — Я защищу тебя, любимая!

— Кто ты такой, чтобы называть меня своей любимой?! — нахмурила брови кобылка, и Фаринкс почувствовал, что она сейчас серьёзно рассердилась.

— Найт Стар, ты не узнаёшь меня? — проскрипел он, глядя на свою Особенную Пони с затаённой надеждой во взгляде. — Это же я — Фаринкс!

— Да неужели? — с ярко выраженным скепсисом в голосе проговорила бэт-пони. — Тогда прими свой истинный вид — этот тебя совсем не красит!

— Я… я не могу! — выдал чейнджлинг, голос его в конце фразы «дал петуха». — Похоже, меня заколдовали!

— Что ж… тогда приходи, когда сможешь, — разрешила пони, ответив сухим, деловым тоном, — а сейчас прошу прощения, но я спешу — мне нужно закончить аукцион и выйти замуж за победителя. И да, я не хочу, кто бы ты ни был, чтобы ты шёл в моей свите — не стоит портить праздник таким видом. Только без обид, приятель, но ты наверняка сам понимаешь.

— Если он будет рядом, когда мы будем фотографироваться, то фотография наверняка засветиться! — пошутил кто-то из толпы прихлебателей, и толпа эта отозвалась дружным, издевательским смехом.

Чейнджлинг окинул замерших перед ним жеребцов презрительным взглядом, давая понять этим слабакам, что он о них думает. Действительно, их было уже довольно много на сцене, но после того, как он расправился с первым нападавшим, другие как-то не спешили приближаться к нему. Но что же ему делать, когда даже сама Найти, его милая Найти, прогнала его?! Чейнджлинг медленно развернулся и побрёл со сцены, едва перебирая копытами. В след ему раздались свист и улюлюканье толпы соискателей на сердце кобылки.

❄ 🎄 ❄

Вельвет Ремеди с тревогой следила за происходящим на сцене. Торги, прерванные неожиданным появлением Фаринкса, возобновились и она вновь повысила ставку. Кобылка искренне считала Фаринкса другом семьи и всеми силами желала ему помочь, но сейчас единственная её помощь заключалась в том, чтобы как следует затянуть торги, вознося цену за кобылку до невиданных высот, и уж это-то им с Чикой вполне по силам. Обе кобылки, замаскированные надёжнейшим заклинанием личины, успешно торговались, понемногу повышая цену и следя за тем, чтобы их не обошли конкуренты. К счастью, среди актёров мало кто мог конкурировать с ними в богатстве, так что на этот счёт Вельвет была спокойна. Правда, нашёлся всё же среди этих жеребцов какой-то «богатенький Буратино», что перекрывал их с Чикой ставки. По шёпоткам в зале Вельвет поняла, что это какой-то шейх из Седельной Аравии, что, видимо, вознамерился всенепременно увезти Найт Стар в свой табун. Вельвет это довольно сильно беспокоило, потому что она никак не была уверена в том, что они с Чикой смогут перебить его ставку.

«Быстрей бы уже Фаринкс догадался, что надо делать! — с тревогой думала она. — И какого Дискорда этот шейх свалился на наши головы?! Кто вообще смог протащить его сюда?»

Надо сказать, что Чика тоже была обеспокоена всем тем, что происходило на сцене. Сидя в зале, она изо всех сил молилась про себя, вперив взгляд в чейнджлинга, желая только одного — чтобы этот тугодум подумал над её намёком и придумал способ расколдовать свою любимую!

❄ 🎄 ❄

Фаринкс, едва передвигая копыта, медленно брёл по пустому коридору. Сказать, что он был разочарован это словно — ничего не сказать. Его не покидало чувство, что он всё делал не так! Его тянуло к своей любимой поняшке, но попадаться к ней на глаза, не сумев убедить её в том, что он и есть Фаринкс… да ещё и после её жестоких слов о его внешности… чейнджлинг не был уверен, что хочет выслушать такое ещё раз.

«И что же на самом деле хотела сказать мне принцесса Чика? — в очередной раз подумал он. — Ну не могла она просто так упомянуть прошлое! Намёки аликорнов всегда указывают на правильное решение!»

Уж в чём-чём, а в этом Фаринкс был просто уверен. Весь его опыт общения с принцессами и королевой Кризалис, буквально вопил об этом.

«Что в моём прошлом может дать подсказку? — лихорадочно прикидывал он, испытывая большое желание броситься опять в зал и увести любимую кобылку силой, наплевав на недовольство всех… недовольных. — Может ответ находится в прошлом Чики?»

И тут внезапное озарение буквально обездвижило чейнджлинга, заставив его замереть в неудобной позе.

«Есть! Я нашёл! Это должно сработать! — возликовал он, разворачиваясь и бросаясь назад, в зал, где разыгрывали его Особую Пони. — Ну всё, мерзавцы, сейчас я вам покажу, как отбирать у меня то, что принадлежит мне и только мне! — скаля зубы, думал он на бегу».

❄ 🎄 ❄

— Десять миллионов битс! Раз! — скандировала бэт-пони. — Десять миллионов битс! Два!

— Найти, постой! — выбежавший в центр сцены Фаринкс крикнул, что было сил, перекрикивая кобылку.

Тут же к нему ринулся кто-то из группы прихлебателей, стоящих по краям сцены.

— Послушай меня, Найти! — выкрикнул чейнджлинг, отбиваясь от наседавших на него жеребцов.

Правда, их было слишком много, да к тому же чейнджлинг сдерживал себя, стараясь не нанести соперникам слишком серьёзных травм. Так что он явно проигрывал, буквально погребённый под телами наседавших на него фанатов актрисы. Они с каким-то маниакальным фанатизмом наседали на него, при этом даже не стараясь защититься.

— Что такое? — обернулась на шум Найт Стар, после чего обернулась к стоящему чуть в стороне режиссёру. — Что хочет этот пони?

— Не стоит обращать внимания на всяких сумасшедших, дорогая, — как-то нервно проговорил тот. — Фанаты совсем уже обалдели — бросаются на честных пони. Нечего слушать этого оборванца. Да и стоять рядом с ним не стоит — вдруг он заразный?

— Нет! — решительно мотнула головой Найт Стар, и обернувшись к толпе жеребцов, что буквально своими телами придавили чейнджлинга к полу, приказала. — Отпустите его! Пусть он говорит!

— Ну зачем тебе это надо, дорогая? —попытался отговорить кобылку режиссёр. — Пойдём лучше, оформим наш брак как полагается.

— Ты уже решаешь, что мне лучше? — нахмурившись, бросила на режиссёра гневный взгляд Найт Стар. — А не много ли ты на себя берёшь? Тем более, что мы уже выяснили, что тебе нечего мне предложить! Ты даже не один из участников аукциона!

— Н-нет, конечно, нет! Я… ничего такого! — прижал уши к голове тот, отступая куда-то за крупы других претендентов.

— Отлично! — фыркнула бэт-пони. — И раз уж мы это решили, то я требую его отпустить!

В этот раз её гневный взгляд достался удерживающим Фаринкса прихлебателям. Те как-то нехотя начали отходить, стараясь не спускать с заколдованного чейнджлинга глаз. Последний из фанатов так и остался висеть, вцепившись в хвост Фаринкса зубами. Чейнджлингу пришлось хорошенько лягнуть этого придурка, чтобы тот отстал от его хвоста, после чего Фаринкс отряхнулся и выпрямился, вставая с пола, смело глядя в глаза Найт Стар.

—Надеюсь, в этот раз я услышу что-то более интересное! — тут же заговорила та, с каким-то странным выражением на мордочке. — А то, честно говоря, твои выходки стали меня изрядно напрягать!

— Любимая, — выдохнул Фаринкс. — Выходи за меня!

— Кто дал тебе право называть меня так?! — нахмурила бровки бэт-пони. — И что касается замужества — я уже объявила условия. Так что, если тебе это действительно нужно — участвуй в аукционе!

Чейнджлинг усмехнулся, смотря на такую знакомую и одновременно незнакомую пони и ответил:

— Я мог бы сказать, что это ты сама дала мне это право, но, как я понимаю, ты не помнишь этого! Ты даже не узнаёшь меня, хотя, надо признать, что я сейчас выгляжу несколько иначе. Тогда позволь мне спеть песню, возможно — она поможет.

— Э-э-э-э… дорогая, я сомневаюсь, что это так уж необхо… — опять влез режиссёр, но тут же умолк, в очередной раз стушевавшись под гневным взглядом кобылки. — Э-э-э… я, просто хотел, как лучше…

— Пока ещё я сама могу решать, что для меня лучше! И не называй меня дорогой, мерзкий хлыщ! — криво усмехнулась бэт-пони и вновь повернувшись к перевёртышу, приказала. — Что ж… удиви меня своим талантом, незнакомец. Пой!

Фаринкс выпрямился и сделал глубокий вздох. В этот миг в его голове промелькнул целый табун мыслей о том, что у него ничего не получиться, что он напрасно затеял всё это, что голос его сейчас далёк от того, чтобы кто-то захотел слушать его пение. Но, Дискорд его побери, если он упустит шанс вернуть любимую из-за таких мелочей! Потому чейнджлинг вновь вздохнул, глянул прямо и открыто в глаза любимой и… запел.

По земле броди где хочешь
Хочешь к звездам улетай
Лишь прошу ни днем ни ночью
Ты меня не покидай
Лишь прошу ни днем ни ночью
Ты меня не покидай
То, что ты мое дыханье
Никогда не забывай!¹

https://youtu.be/AMmObKkW4wI

Фаринкс всю душу вкладывал в эту песню, он смотрел в глаза своей любимой и песней пытался донести до неё то, что чувствовал. В какой-то момент он ощутил что-то такое… что-то странное… Похожее чувство знакомо практически каждому пони — оно возникает в тот момент, когда всехпони объединяет Единый Песенный Порыв, но чейнджлинг мог поклясться чем угодно, что сейчас это чувство он разделяет только с Найт Стар. Особенно сильно он ощутил это тогда, когда запел припев. Да это было видно и так, без всякой магии — кобылка медленно, словно заворожённая, шла к нему, не сводя с чейнджлинга глаз. Сунувшийся было помешать ей режиссёр, отскочил от кобылки вереща словно поросёнок, когда её накопытник с силой опустился на ногу жеребцу. А Фаринкс пуще прежнего старался, всего себя отдавая песне. В этот момент он не видел ничего, кроме своей Особенной Пони. Он должен завоевать её вновь! И если надо, то он пойдёт против целого мира, чтобы сделать это!

И ночью звездной, и при свете дня
Не покидай, не покидай меня
Пусть все исчезнет и уйдут друзья
Не покидай, мне без тебя нельзя!

Кобылка остановилась рядом с ним, так и не отрывая взгляда от певца. С последним звуком припева чейнджлинг решительно приблизился и… поцеловал Найт Стар. По залу пронёсся дружный вздох, когда целующуюся пару охватило золотистое сияние и они плавно поднялись в воздух, медленно кружась, словно в каком-то странном танце. Да и как тут не удивиться, если этот незнакомый, неказистый пони вдруг превратился в Фаринкса?! Многим из тех, кто участвовал в драке с ним, изрядно поплохело и они захотели срочно куда-нибудь скрыться, пока ещё способны бегать — репутация у чейнджлинга была та ещё. Но им повезло — влюблённой парочке было не до них — они полностью увлеклись друг другом, целуясь и не особо обращая внимание на окружающих. И уже всемпони стало ясно, что великолепная Найт Стар нашла своего Особенного Пони.

❄ 🎄 ❄

— Папа, а, папа? — сонно зевая спросила Лайт Дарк.

— Ну что ещё? — немного недовольно отозвался чейнджлинг.

— А когда мама придёт?

— Когда она придёт, ты уже должна будешь спать, иначе нам с тобой обоим не поздоровится, — ничуть не покривил душой папа. — Да и зачем спрашиваешь? Ты же сама знаешь, что у неё сегодня работа в Школе для Одарённых Бэт-пони.

— Да, она говорила, что будет сегодня экзаменовать выпускников, — кивнула малышка. — Наша мама — лучшая, раз её пригласили делать это!

— Конечно! — кивнул Фаринкс, чистосердечно соглашаясь с дочерью. — Наша мама была лучшей выпускницей школы! Да ещё и её мама — твоя бабушка, очень много дополнительно занималась с ней. А бабушка у тебя, сама знаешь — очень крутая пони!

— Это точно, — уже явно через силу борясь со сном, проговорила жеребёнка, — а какие вкусные у неё пирожки с ежевикой…

— Так что нам с тобой точно не поздоровится, если ты к приходу мамы не заснёшь, — продолжил гнуть свою линию чейнджлинг.

— А я уже сплю, — проговорила Лайт Дарк, — только мне интересно: что там дальше произошло?

— Где?

— Ну… с Фаринксом и Найт Стар из сказки?

— Как это что? Как и в любой другой сказке — стали они жить-поживать, да добра наживать, — закончил историю традиционной присказкой чейнджлинг.

— А потом у вас появилась я, да? — тут же задала очередной вопрос поняшка, — Н-ну-у-у… да, — немного замешкавшись, кивнул папа.

— А как я появилась? — лукавый взгляд жеребёнки, расплавленным золотом стрельнул по папе сквозь полуприкрытые ресницы. — Только не надо мне сказки рассказывать, что меня в капусте нашли… я… знаю как я у вас пояуэ-э-э-вила-а-ась… — под конец фразы жеребёнка не выдержала, протяжно зевнув.

— Как?! — напрягся отец, глаза его, и без того большие, широко раскрылись в ожидании ответа.

— Меня вам принцесса Луна принесла, ночью, — через сон улыбнулась поняшка. — Ведь так?!

— Ну-у-у… — протянул чейнджлинг с явным облегчением в голосе, — это ты потом у мамы спросишь. Сам я этого не видел — проспал, наверное.

Только маленькая пони никак не отреагировала на слова отца — она уже сладко спала, разметав светлую гриву по подушке, тихонько сопя носиком и улыбаясь чему-то. Чейнджлинг машинально отметил, что её улыбка делает мелкую кобылку несомненным эталоном милоты. Он с усилием отвёл взгляд от дочери и тихо, на цыпочках, вышел из комнаты, оставив улыбающуюся жеребёнку одну. Похоже, ей снилось что-то очень и очень приятное.

Комментарии (4)

0

Чейнджлинги = пони?🤨 Ок.
Появление Вельвет было неожиданно.

dsmith
dsmith
#1
0

Угу, насекомовидные пони. :)
В этом фанфике многие из персонажей взяты из других моих фанфиках.
Вельвет Ремеди — появилась в Изгоях. Её появление пояснено в Изгоях 2. Изначально она жила в мире FoE.
Найт Стар там же засветилась.
Лайт Дарк — появляется в фанфике "О новый чудный мир!".

DLRex
DLRex
#2
0

Пальцы?... Ладно...

NiranCanFly
#3
+1

Ага. :-)
Подробнее об этой неординарной поняшке можно узнать в "О чудный новый мир!".

DLRex
DLRex
#4
Авторизуйтесь для отправки комментария.