Семейные ценности

Небольшой проступок Марбл заканчивается для её сестер ссорой, но способна ли эта ссора и этот поступок повлиять и на их дальнейшее отношение?

Лаймстоун Пай Марбл Пай

Флаттершай защищает Шотландию от вторжения белок пришельцев

Чужаки пересекли границу и угрожают выживанию местных животных. Сможет ли Флаттершай спасти Южную Шотландию от такого вторжения?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Паутина

Что же там, за поворотом?..

Подоконник

О самоуничижении, страхах и самолично удушенной мечте

ОС - пони

Антифуррь

Вдохновлено произведением "Антигеймер" Денисова с использованием вселенной этого автора. Вот скажи, читатель, не желаешь ли ты стать фуррём? Да не просто фуррём, а таким, каким захочешь - хоть антропоморфным лисом, хоть тавром, хоть... Пони-пегасом? Мне вот нравится последний вариант, в конце концов, я же Хеллфайр! Проблема только в том, что за новое тело тебе нужно будет заплатить упорным трудом, несущим опасность для жизни, здоровья и психики. Но оно того стоит, уж поверь.

Другие пони ОС - пони Человеки

Твайлайт Спаркл откладывает яйцо

Однажды утром Твайлайт узнает кое-что новое о размножении аликорнов.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Когда вокруг лишь рога да нимбы

Из сборника "Эквестрийские истории 2019". Однажды Пинки Пай задалась вопросом: «А что сказала бы на это Рэрити?» — и рядом с ней появились две крошечные единорожки, точь-в-точь похожие на ее подругу: ангел-хранитель и демон-искуситель. Чем это закончилось, мы знаем из сериала. А вот если у каждого пони были бы две мини-версии самой себя: Хранитель и Искуситель? Это уже неплохая задумка для рассказа, но автору этого показалось мало. Он снабдил ангелов и демонов несколько несвойственными им функциями: отныне они не только хранили или соблазняли подопечных, но и вели подробную летопись всех их поступков, как хороших, так и не очень. Получилось забавно, необычно и местами довольно трогательно.

Рэрити

Байки Эквестрийской Зоны

Коротенькие рассказики по кроссоверу со S.T.A.L.K.E.R. "Лишь во тьме заметен свет". Когда писать что-то крупнее тупо нет времени / желания / сил...

ОС - пони

Гардениан

Незадолго до начала полномасштабной войны в небольшом городе объявляется таинственный южанин. Цепь последующих событий приведёт главного героя рассказа к пугающему финалу.

Другие пони ОС - пони

Тот неловкий момент, когда...

Насколько сложно может быть взять книгу в библиотеке?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

Автор рисунка: MurDareik
Глава 13,5.(Нежелательна к прочтению) Акт 2. Глава 2. Песни и Сказки Смерти

Акт 2. Глава 1. Love Will Tear Us Apart

После долгой... большой... ОГРОМНОЙ (как окрус) паузы я таки продолжил писать, оправдываться глупо, скажу лишь то, что эта глава переписывалась огромное количество раз (около 23).

Наша дорога вела нас через лес, мы старались лишний раз не выходить на открытые пространства, поэтому я, Ватер и Джонни стремительно продвигались под покровом теней. Наши взгляды были направлены в сторону столицы клана Бури. Этот город на горе был убежищем нашего врага и нашего будущего друга, как на то надеялся я. Однако, для этого необходимо было добраться до него и ещё постараться убедить в том, что эта война абсолютно лишена смысла и попытаться обратить его взор на гораздо более важного противника, нежели клан Змеи.

Ватер Шарк, которая до сих пор не оправилась от того, что произошло ещё три дня назад, продолжала бросать на меня виноватые взгляды. Лазури была в ярости и запретила мне общаться с ней, золотистая пегаска не хотела слушать и единого довода в пользу того, что Ватер была не виновна. В то время, сама Ватер Шарк считала, что она действительно виновата в том, что её смогли обвести вокруг копыта. Сам я считал, что этот пони, который выдавал себя сначала за Бига, потом за Дайса, а уже потом и за того жеребца, который был близким другом Ватер Шарк. Кто он такой? Верней, что оно такое, я был уверен, что это существо просто не может быть производным от пони какой-либо расы. Скорей оно было создано Дрази и подослано как шпион. Обладало ли оно собственным интеллектом? Вне всякого сомнения. Встретимся ли мы с ним ещё? Почему-то, меня в моменты, когда я задавался таким вопросом, посещало самое надоедливое и зудящее “Да”.

— Блек, можно тебя на минуту? — Ватер слегка приостановилась.

— Надеюсь, это не связано с “тем самым” случаем?

— Да, связано…

— Ватер, мы это уже обсуждали тысячу раз!

— Что она тебе сказала?

Я промолчал.

— Ну? Она ведь просила тебя бросить меня, да?


Я смотрел на золотистую пегаску, которая, обнимая Шарко, лежала на кровати. Всего каких-то пару часов назад эта малышка лежала в полумёртвом состояний у своей матери на ногах. Мне ещё предстоял тяжелый разговор с Ватер Шарк, когда я видел её в последний раз, она боялась на меня посмотреть. Надеюсь, что она ещё не повесилась… черт, как бы не накаркать.

— Лазури?

— Что? — хрипло отозвалась пегаска.

— Я отойду, мне надо…

— Я не хочу что бы ты приближался к этой суке хотя бы на метр.

— Ч… что?!

— Она пыталась утопить нашу дочь.

— Ей управляли!

— Заметь, мной никто никогда не управлял.

— Это просто случайность, я не смогу так просто бросить Ватер.

— Тогда… — голос Лазури дрогнул. — Оставь нас с Шарко, я воспитаю её одна.

Моё сердце ушло в ноги. Я с ужасом посмотрел на лежащую ко мне спиной пегаску.

— Мне… послышалось?

— Нет, — я не видел её лица, но по голосу я мог сказать, что она была на грани того, что бы разреветься. — Я не хочу больше делить тебя, это была последняя капля, выбирай, или я, или она.

— Я не хочу выбирать между вами.

— Придётся.

— Но…

— Ты вообще любишь меня, ты любишь... нашу дочь?! — она развернулась ко мне.

— Да!

— Тогда докажи это! Знаешь, как тяжело будет объяснить Шарко то, что у неё две мамы?

— Это не причина…

— Блек! У каждого жеребца может быть только одна кобыла, одна, Блек!

— Но…

— Либо я, либо она.

— Но…

— Ты был сиротой, ты знаешь, что такое не знать своих родителей, так неужели ты желаешь своей дочери подобную судьбу?

— Нет…

— Тогда брось её! Она переступила эту черту слишком много раз!

Горькое чувство обиды овладевало мной. Я был подавлен.

— Давай мы подождём до завтра, не стоит принимать такие решения на горячую голову.

Лазури лишь фыркнула, отвернувшись. Конечно, она была права. Даже я прекрасно это понимал...


Огонь плясал передо мной, я сидел у костра. Ватер вышла из палатки, взгляд её был слегка размыт, а глаза заплаканны. Всё было кончено. Как бы она меня не умоляла, я был непреклонен. Всё было… кончено. Никто из нас троих не хотел нарушать молчание. Никто ничего не хотел говорить, складывалось ощущение, что кто-то наложил на нас заклинание молчания. Ватер присела около костра, прямо напротив меня. Она тяжело вздохнула и посмотрела на луну. Кажется, дать её ещё секунду и она взвоет, как волчица. Джонни, в свою очередь, был так же грустен. Несмотря на недавнюю победу, все мы понимали, что ситуация критическая и шансов у нас становилось всё меньше и меньше. Какая-то невидимая депрессия нависла над нами.

На утро мы выдвинулись. Никто так не проронил и слова. Молчание прервалось лишь единожды, в тот момент, когда на нас напал патруль клана Бури. Молчание оборвалось, что бы продолжиться уже после угрозы со стороны клана Бури...


Таверна была пустой. Я был единственным посетителем. Оно и не удивительно, если вспомнить, в какой дыре я оказался. Слипшиеся серебристые локоны моей гривы ещё больше злили меня. Сколько недель я уже нормально не ел? Сколько недель я не принимал ванны?

— С вас 3 бронзовых пестоля.

Я брезгливо посмотрел на официантку, слегка полноватая кобыла с короткой гривой лениво подошла ко мне и потребовала плату. Я со вздохом вытряхнул на стол всё, что у меня было в сумке. Отсчитав ей необходимую сумму, я запихнул всё обратно в сумку. Допив своё пойло, я вышел из таверны. Улицы этого города были пусты, как мои карманы. Такие не радужные аналогий возникали у меня в голове всякий раз, когда меня заставляли задуматься о деньгах. Следующие 2 часа я шатался по улицам.

— Извините, вы не видели здесь единорога? — слегка грубоватый голос, который привлек моё внимание, раздался неподалеку от торговой площади.

Привлек меня скорей не голос, а вопрос. Во время войны, на территориях клана бури единорогов найти можно было разве что под заключением. Я с любопытством посмотрел на того, кто задал этот вопрос. Это был довольно крупный земнопони с седой гривой и двумя мечами за спиной. Я сразу узнал в этом пони охотника на магов. Во времена былых войн и сражений такие наёмники были весьма востребованы. Насколько я помню, первая группа таких наёмников была создана где-то в клане Стали. До недавнего времени о них никто ничего не слышал, говорят, что многие кланы отказались от них и некоторые даже начали их истребление. Вероятно, среди этих кланов есть Змеи или клан Весны.

— Да вы что! Какие единороги! — старый пегас, которому был адресован вопрос, охнул.

— Стало быть, в этом городе вы не замечали единорогов?

— Нет! Война же! Какие ещё единороги в наших землях?

Наёмник, получив ответ на свой вопрос, прошел мимо старого пегаса и направился в сторону таверны. Я направился за ним стараясь не привлекать внимания. Он дошел до таверны, после чего огляделся и зашел внутрь. Я заглянул в окно.

— Единорог у вас тут не останавливался?

— Что? — официантка удивленно посмотрела на истребителя магов, как на идиота. — Какие нахрен единороги? Война же, их бы ещё при входе в город повязали бы и в тюрьму отправили.

— Хм, ладно, спасибо.

Седой пони вышел на улицу, где он очень пристально начал всматриваться в меня.

— Чего? — я чувствовал себя крайне неудобно, когда на меня смотрели подобным образом.

— Вы следуете за мной от самой площади.

— И?

— Что вам от меня надо? — он прищурился.

— Ничего.

— Тогда, почему вы за мной следите?

— Интересно.

— Что же вам интересно?

— Откуда в такой откровенной жопе взяться охотнику за магами.

— Это не ваше дело, если я тут, значит у меня тут свои дела.

— А я то думал, что вы все поголовно умные пони.

— Вы хотите меня оскорбить?

— Не вас, а ваши методы поиска, — я фыркнул.

— Что же вам в них не нравится?

— Вы ходите по улицам города клана Бури и спрашиваете пони о единороге, которые, скорей всего, не показались бы никому на глаза, так как они находятся на враждебной для себя земле.

— Ваша правда, однако, лишний раз лучше перестраховаться и пройтись по основным точкам, где бывает больше всего пони и поспрашивать, вдруг чей-нибудь рог всё же мелькнул в одном из таких мест.

— Маловероятно.

— У вас есть какие-то предложения или информация?

— Смотря сколько у вас золота.

— Хм, а всё же, вы что-то знаете о местонахождении единорогов в этом городе?

— Нет.

— Быть может, вы скажите, как их найти?

— Не думаю, у меня нет ритуалов или ещё чего-нибудь, что смогло бы мне указать путь к ним.

— Тогда, как вы можете мне быть полезны?

— Ну, я мог бы дать вам пару подсказок.

— И что же это за подсказки?

— В этом мире ничего не бывает бесплатно.

Наёмник хмуро глянул на меня, после чего фыркнул.

— Я не буду платить за бесполезные слова. Сначала говори, потом я возможно дам тебе деньги.

— Ну хорошо, допустим, если бы я был тем, кому надо найти единорога, я бы для начала проник в тюрьму и посмотрел там, ведь, если в этом городе и был кто-то с рогом на голове, то он скорей всего именно там. Дальше, я бы перестал спрашивать об этом всех и каждого, ведь это может коснуться не тех ушей и друг того единорога, которого вы ищете, может сказать своему другу, что его ищет одна очень сомнительная личность.

При слове сомнительная, кажется, я слышал скрип зубов.

— Ну и, в заключений, могу вам сказать, что в этом городе не так много мест, где единорог мог бы спрятаться от посторонних глаз. Может стоит искать не там, где больше всего пони, а там где их меньше всего?

Я выжидающе посмотрел на него. Со вздохом, он достал из сумки две серебряных монеты и кинул их мне. Я схватил их своим крылом и быстро положил в свою сумку.

— Ловко, — он, видимо не ожидая от меня такой скорости, слегка удивился.

— Спасибо, — я кивнул.

— Мне бы пригодился напарник на время, кто-то, кто мог бы прикрыть мне спину во время моего похода в тюрьму.

— Раз уж мне всё равно делать особо нечего, то, так уж и быть, я помогу вам.

— Разумеется, это будет не за бесплатно.

Мы обменялись кивками и зашли в таверну.

— Сильвер Лайт, — я протянул ему копыто.

— Седой.

— Интересное имя.

— Это не имя.

— Хм, а каково же ваше имя?

— Какая разница?

— Просто интересно.

— Пусть те два золотых пестоля, что могут оказаться в вашей сумке в ближайшее время, утолят ваше любопытство.

— О, конечно, значит, Седой?

— Да.

— Ладненько, каков план?

— Не здесь.

Седой слегка покачал головой после чего подошел к официантке и снял комнату. Распрощавшись с полноватой пегаской, мы поднялись наверх и зашли в снятую Седым комнату.

— Итак?

— Сегодня вечером заглянем в тюрьму, сегодня же я начну варить зелье, которое поможет нам в обнаружении магии.

— Кого мы ищем?

— Помимо того, что у него есть рог на голове, он должен выглядеть как королевская особа.

— Королевская особа? В таком месте? — я слегка улыбнулся.

— Я не люблю шутить, — Седой хмуро посмотрел на меня.

— Ещё какая-нибудь информация?

— Это очень сильный маг.

— Ну, драться я с ним уж точно не собираюсь. Думаю, что оставлю это вам.

Он кивнул, после чего мы начали планировать план проникновения в тюрьму. Благо, я уже бывал в этой тюрьме, не как заключенный, а как гость. Закончив с этим, мы разошлись с уговором, что вечером, при заходе солнца, мы встретимся у городских ворот. Я направился к торговцу припасами. Им была очень жадная грифонша.

— О, Сильви, привет, что деньги объявились?

— Да, при чём, похоже, я всё же смогу попытаться отыграть у тебя свой меч! — я с улыбкой кинул на стол две серебряных монеты.

— Жду с нетерпением, — промурлыкала Докси, собирая деньги со стола.

— Мне бутылку вина из клана Весны, хочу слегка расслабиться.

— Хах, может, угостишь даму? — Докси достала и поставила бутылку на стол.

— Даму? — я удивлённо посмотрел на неё. — Какая ты дама? Ни речи, ни осанки, ни внешности!

— Так-то говорят с противоположным полом? — она обидчиво посмотрела на меня.

— Уж прости, но говорю как есть, ты, может быть, и хороший друг, но даже при сильном усилий я не представлю тебя в высшем свете без смеха.

— А что со мной не так?

— Ты говоришь не так, стоишь не так, да и прическа у тебя не та. Может быть, при долгих тренировках и при должном усердии, ты станешь похожа на тех куриц, что обычно тусуются на вечеринках при дворе.

— Кажется, у кого-то был неприятный опыт?

Я поморщился.

— Скорей неприятное знакомство. Грифоны по натуре своей гордые создания, а грифоны-аристократы это вообще головная боль. На такого не так посмотришь, так сразу на дуэль зовет.

— А если бы я тебе заплатила, ты бы смог сделать из меня настоящую даму? — она мечтательно посмотрела на меня.

— Возможно, — я кивнул. — Зачем тебе это?

— Ну, я давно хотела попасть на королевский бал, представляешь? Танцевать на балу в платье! Ах, это же прекрасно!

— Никогда не понимал этого, — я фыркнул. — Бал это скучно, поверь, вот вечеринки это весело! Когда тебя ничего не ограничивает, тебе не надо держаться какого-то там кодекса и правил, ты просто отрываешься на полную катушку так, как хочешь!

— Это тупо, кроме того, я хочу хоть раз побывать в перьях светской особы.

Я лишь пожал плечами, взяв бутылку, откупорил её и перелил содержимое во флягу. Пустую бутылку я отдал Докси.

— Ну так что? — грифонша пожирала меня своим взглядом.

— М?

— Сможешь сделать из меня светскую особу?

— А ты платишь?

— Прощу долг.

— И не дашь мне отыграться?

— А сможешь ли?

— Конечно!

— Уже сколько играли? Ты выигрывал всего два раза и оба раза, когда я была в дрова.

— Ну, может мне, наконец, повезёт!

— Хорошо, я заплачу, если к этому времени отыграешься.

— Так.

Я задумчиво посмотрел на взъерошенные и грязные волосы Докси, затем прошелся по её кривой осанке. Видимо, по моему взгляду было всё совсем понятно, потому что Докси как-то приуныла.

— Всё совсем плохо, да?

— Ну, если ты встретишь на балу пару особ твоего вида, то ты узнаешь очень многое о себе, о своей семье и о своём древе.

— В смысле?

— В прямом, грифоны не смущаются обсуждать внешние качества других грифонов у всех на глазах, особенно, если этот грифон им не знаком и имеет тот же пол, что и они сами. Второе, пожалуй, гораздо более определяющий фактор, нежели первый.

— Тогда я начищу им клювы!

— К сожалению, ты только подпортишь себе репутацию, при чём конкретно, тебя больше не пригласят ни на одно светское мероприятие.

— Но…

— Тут нужен интеллект и умение красиво парировать аргументы оппонента. Скажем так, если тебя пытаются унизить, то ответить нужно ещё более тонко, чем соперник и да, делать это надо с грацией.

— Мы только начали, а всё уже становится таким запутанным…

— Это ты ещё кодекс чести не читала, — я угрюмо усмехнулся.

— Кодекс чести?

— Да, то, как подобает вести себя грифону на светском мероприятии, что бы не ударить клювом в грязь.

— И где его взять?

— Он лежит у тебя за спиной.

Я с ироничной улыбкой ткнул в маленькую белую книжку, которая пылилась на столе за спиной у грифонши. Она с опаской посмотрела на книгу когтем подтянула её к себе. Раскрыв её, она с ужасом посмотрела на первую страницу.

— Шрифт маленький, да? — я с ухмылкой смотрел на неё.

— Он… крошечный!

— Да, это ещё, я так понимаю, укороченная версия кодекса.

— У… укороченная? — Докси сглотнула.

— Ага.

— Боюсь спросить, что тогда полная версия?

— Ну, когда я в детстве занимался изучением кодекса, то у меня он был в виде большой белой книги на двести триста страниц шрифтом чуть побольше этого.

Докси, кажется, уже начала жалеть о том, что заимела такую мечту.

— И что, все на балу знают в точности этот кодекс? — она недоверчиво покосилась на меня.

— Разумеется, — я утвердительно кивнул. — Знаешь, у клана Бури давно не было войн, у всех одно развлечение, балы да пиршества, а там хочешь не хочешь, а придется вызубрить все правила, что бы не упасть в глазах общества.

— Вот жеж блять.

— Кстати, так там не выражаются, да и акцент там другой.

— Мы ещё не начали…

— Привыкай, теперь я всегда буду тебя поправлять, по-другому никак.

— Мать твою…

— Обычно, если хочешь оскорбить чьего-то сородича, тебе следует не переходит на личности, а сказать о каком-то провальном поступке сородича. Например, если у чьей-то матери было несколько мужей, ты можешь указать на блуд матери и на то, что она, наверное, была ужасной матерью и совсем не уделяла времени своей дочке или сыну. Но тебя, скорей всего, вызовут на тайную дуэль после этих слов.

— Ты же сказал, что кодекс…

— Да, кодекс не разрешает дуэли, верней, закон не разрешает дуэли, в кодексе про это нет и слова, что странно.

— Ты уже бывал в таких дуэлях?

— Доводилось быть секундантом. Участником дуэли нет.

— Почему?

— Ну, я не слишком конфликтный пони, обычно я предпочитаю не лезть в драку, а пытаюсь всё решить словом.

— Это глупо, медведя нельзя убедить словом.

— Но можно улететь.

— Отступить?

Я поморщился.

— Можно и так сказать.

— А что по поводу этого говорит кодекс?

— Прочитай и узнаешь, — я слегка улыбнулся.

— Короче, вали давай, пока у меня мозги не вскипели.

— Хорошо-хорошо.

Я забрал свою фляжку и вышел из небольшого магазинчика Докси. Затем я уселся на травку возле ворот и принялся вяло смотреть на всех входящих и выходящих пони, вместе с этим выхлёбывая то, что было у меня во фляге. Ближе к концу дня, я заметил очень интересную группу приближающихся к городу пони. А интересную потому, что она состояла из двух пегасов и одного грифона. Верней, интересной она была из-за одного пегаса.

— Неужели сам Джонни Дэш будет петь в нашем городе? — я с улыбкой поднялся с земли и пошел навстречу группе пони.

— Хм, неужто меня так быстро стали узнавать? Я даже в город не вошел.

— Ну, для поклонника узнать своего кумира, как два копыта облизать. Кстати, ваша спутница мне почему-то знакома, — я с интересом посмотрел на привлекательную красногривую пегасочку.

— Не думаю, что мы встречались.

— А мне кажется, что я мог увидеть вас на одном из балов. Правда, я давно на них не было. Я такую красоту обычно не забываю.

— Ты обознался.

— Возможно.

Я ещё пару мгновений разглядывал эту пегаску, после чего переключился на оранжевого пегаса в черной шляпе.

— Так что, вы у нас будете концерт давать или просто проездом?

— Проездом.

— Куда едете?

— Боюсь, это тайна, — он измученно улыбнулся. — А сейчас, позвольте пройти, мы устали с дороги и хотели бы посетить местную таверну.

— Да, конечно.

Я ещё несколько минут смотрел на уходящую троицу. Что-то мне в них не нравилось. Грифон повернул голову назад и мы встретились с ним взглядами. Что-то было в нём не так. Его взгляд. Он не выражал привычную грифонам гордость и напыщенность. Да и Джонни Дэш в клане бури... помнится он покинул наш клан с громким скандалом, его не особо любят у нас. И третья пегаска, которую, как мне кажется, я уже мог где-то видеть. Красная грива… черт, не так много пегасок именно с таким оттенком гривы. Где же я тебя видел, аргх! Я потер лоб, после чего посмотрел на солнце. В принципе, солнечный диск уже достиг горизонта, а небо окрасилось в оранжевые тона. Ещё пару часиков и можно будет выдвигаться…


Я стоял у назначенной точки в назначенное время. Солнце уже почти зашло, а Седого всё нет и нет. Неужели он решил всё провернуть без меня? Однако мои сомнения рассеялись, когда слабый кашель заставил меня повернуть голову. Седой стоял в метре от меня, я чуть не подпрыгнул от неожиданности.

— Идём?

— Ты бесшумный или невидимый? — я нервно сделал шаг назад.

— В смысле?

— Как давно ты стоишь возле меня?

— Только что подошел. Ты не заметил?

— Нет.

Он слегка приподнял бровь.

— Ладно, идем.

Я кивнул и мы выдвинулись к тюрьме. План был не особо сложным, особенно, если учесть умение Седого бесшумно подкрадываться к другим пони. Мы, подошли к тюрьме, как обычно в это время тут стоял Рейн.

— О, привет, Рейн!

— Хм, что ты тут делаешь, Сильвер?

— Прогуливаюсь, дай думаю зайду посмотреть, как поживает мой старый друг?

— Мы с тобой не друзья, — недовольно буркнул Рейн. — Тот раз был просто сделкой, тебе ясно?

— Да-да, конечно.

Пока я отвлекал этого идиота Седой времени не терял. Он уже успел проникнуть вовнутрь и вовсю осматривался. Как я и предполагал, Рейн слишком ленив, что бы закрыть за собой дверь в свою каморку, а оттуда и к тюремным помещениям..

— Можем немного выпьем? — я с улыбкой достал флягу.

— Я на посту…

— Как будто тебе это когда-то мешало?

— Ладно, проходи.

— Ты когда-нибудь закрываешь за собой дверь?

Стражник слегка покраснел и, не сказав и слова, зашел вовнутрь. Я прошел следом. Мы уселись за столом и я начал разливать вино по стопкам, единственная посуда, что тут была помимо пары грязных тарелок.

— Ты один на посту?

— Конечно, с тех пор, как у нас началась война больше половины стражников забрали на войну, я остался, сам знаешь, я не боец.

— Всё из-за ноги?

— Да, я только и годен, что караул нести в такой глуши, где никогда ничего не происходит.

— Понимаю, ну, за дружбу? — я поднял стопку, но остановился, когда заметил взгляд сторожа тюрьмы.

— Мы не друзья.

— Ну что ты, я же к тебе с добротой, ну хоть немного повеселей будь, а?

— Я… просто не могу.

Он тяжело выдохнул, опрокинув в себя вино. Я пожал плечами и последовал его примеру.

— Рейн, если есть какие-то проблемы, я могу помочь.

— С чего вдруг такая доброта?

— Ну, тебе так же не повезло как и мне. Удача, мой друг, крайне капризная кобыла. Когда-то и я был другим.

— Ага, складывается ощущение, что после той сделки и ты и я лишились всего, что имели.

— Да уж, — я задумчиво смотрел на почти пустую фляжку.

— Нет.

— Что?

— Нет, для меня ты ничего не сможешь сделать, — пегас с грустной миной посмотрел на стопку.

Между тем, короткий кашель с улицы дал мне понять, что седой уже закончил обыск.

— Ну, тогда я пойду, пожалуй.

— Что так?

— Дела у меня через час, я думал к тебе заскочить буквально на полчасика, погреться, да проведать тебя.

— Ясно, — он грустно вздохнул и поднялся со стула. — Иди, тогда, раз дела тебя ждут. А я и дальше буду тут сычевать.

— Удачи.

Попрощавшись со стражем, я вышел наружу. Что-то внутри меня жалело этого старого стражника, но вместе с тем, я понимал, каким был этот стражник раньше. Снаружи меня ожидал сильно задумавшийся наёмник.

— Пусто, ни одного единорога.

— Хм, в таком случае, остаётся только искать в городе.

— С этой частью я и сам могу справится.

Седой достал небольшой мешок и кинул его к моим ногам.

— Хм, ну хорошо, говори, если помощь нужна будет.

Я взял мешок крылом и слегка приоткрыл его. Насчитав в нём около десяти серебряных, я кивнул наёмнику и направился восвояси. Целых десять монет, это же какую вечеринку можно закатить? Я улыбался от мысли, что после долгого перерыва, я соберу опять всех своих друзей и мы все вместе, как в старые добрые, набубенимся по самый бубен.


Я, Докси, Раф и Леон играли за столом в карты и попивали вино, взятое из недров лавки Докси. У меня был Король земных и король пегасов. На столе лежала Дама единорогов, пятёрка, Король зебр и Дама пегасов. Оставалась последняя карта.

— Повышаю, — Докси докинула ещё одну серебряную монету в кэш.

У меня оставалось всего две серебряных. Я задумчиво посмотрел на Докси, она хладнокровно смотрела на восемь серебряных монет, лежавших по центру стола.

— Пасую, — Раф, коричневый пегас с лиловой гривой положил карты, после чего начал хмуро наблюдать за происходящим на столе.

— Удваиваю, — Леон, рыжий грифон, если бы удваивать попытался бы кто-либо другой, то я бы уже пасанул, но от Леона ожидать чего-то другого было глупо. Он постоянно пытался взять блефом и крайне редко у него действительно получалось собирать нормальную комбинацию.

— Принимаю, — я положил две своих последних монеты на стол. — Это всё, у меня больше ничего нет.

Докси, кивнув, добавила ещё одну серебряную монету и потянулась к колоде карт.

— Эй, вы тут играете? — черный грифон, который ещё вчера сопровождал Джонни и ту красногривую пегаску, с интересом посмотрел на наш столик.

— Да, как видишь, — я задумчиво смотрел на Докси.

— С вами можно?

— А деньги есть? — я с интересом посмотрел на грифона.

Он кивнул.

— Тогда, отчего бы и нет?

Я улыбнулся и пригласил его за стол, а потом внезапно спохватился.

— Как ты?! В смысле, откуда ты узнал про это место?

— А? Ну, меня сюда Докси позвала. Я у неё купил сегодня довольно много.

— Много? Да ты принес мне больше половины того, что я обычно получаю за месяц! Надеюсь, что у тебя ещё остались деньги, что бы с нами сыграть!

— Не сомневайся, — грифон ухмыльнулся.

— Уверена, мы подружимся!

— Король Единорогов.

— Ч...чего? — черный грифон остановился на месте, едва задев когтем стул.

— Ну ривер, последняя карта, — слегка смущенно пояснила Докси.

Не знаю, что меня удивило больше, реакция грифона или то, что я в кой-то веки мог поднять неплохой кэш.

— А, да, конечно.

Черный грифон сконфужено сел за стол и начал наблюдать.

— Итак, как тебя зовут? — я кивнул Докси, напоминая ей, что не могу больше делать ставку.

— Спироу.

— Сильвер.

— Поднимаю, — Леон никак не успокаивался. — Леон.

— Принимаю, — Докси докинула ещё две серебряных.

— Спиро, ты и твои спутники, случайно не видели единорогов по пути в этот город? — я внимательно следил за реакцией грифона.

— Вскрываем карты, — показав свои карты, сказала Докси.

— Н… нет, что за странный вопрос? — нервно ответил черный грифон.

С этими словами я открыл карты.

— Вот же черт! — в сердцах воскликнула Докси, наблюдая за моими двумя королями.

У Леона была пятерка и шестерка, то бишь одна пара, а у Докси собрался неплохой фулл хаус из трёх дам и двух пятерок. Однако, моё Карэ из четырех королей было выше. Я сгрёб все монеты, не отводя при этом взгляда от Спиро. Этот грифон всё больше начинал меня интересовать. Он точно что-то знал, что-то, что интересовало моего недавнего спутника.

— Ну что, начинаем? — Докси начала раздавать карты.

Я отвлекся на секунду от рассматривания Спиро и посмотрел на свои карты. Дама пегасов и десятка земных. Не густо. Докси, вроде. сидела оживленная, остальные пока молчали и почти не двигались. Леон даже приуныл как-то, видимо, понял, что сейчас ему никого не получится надурить. Сделав ставки, мы вскрыли первые три карты. Дама единорогов, десятка пегасов, стражник земных.

— Итак, Спироу, так ты охранник Джонни?

— Ну, да, вроде как.

— Вроде как? — Докси, слушая нас вполуха, продолжала смотреть на стол.

— Пас, — Леон отложил карты и превратился из игрока в безмолвного наблюдателя.

— Поднимаю, — Раф положил три серебряных монеты.

— Пас, — Докси сложила карты.

— Принимаю.

Четвертой картой был король единорогов единорогов. Все постучали дважды по столу и мы перешли к риверу.

— Джонни мой старый друг, он просто попросил меня провести его до столицы.

— Зачем ему туда?

— Он не сказал.

— Повышаю, — глаза грифона на секунду сверкнули, когда он увидел упавшего на стол стражника единорогов.

Спиро выкинул на стол золотой пестоль. В этот момент все чуть было не подавились от своей слюны. Я в том числе.

— Эээ, Спиро, у нас… — Докси слегка смущенно смотрела на грифона. — Нет таких денег, ставка обычно не поднимается выше десяти серебрянных пестолей.

— Оу, но у меня нет меньше…

— Хм, давай разменяю тогда…

Грифон только кивнул, а цепкие когти Докси уже убрали золотую монетку в недра своих денежных запасов и вынули двадцать пять серебряных пестолей.

— Вот.

— Спасибо, — Спироу выкинул на стол десять серебряных пестолей.

Чёрт.

— Пас, — Раф, нервно покусывая свои усы, сложил карты.

— Хм, — я смотрел на девятнадцать серебряных монет, лежащих на столе. — У меня нет таких денег.

— Давай займу, — грифон ухмыльнулся.

— Недавно в клане бури, да?

— Что? — Спироу недоумевающе посмотрел на меня.

— Да так, мысли вслух, — я ещё раз посмотрел на свои карты и на стол. — Принимаю и беру у вас в долг.

Спироу улыбнулся и докинул из своего кармана недостающую сумму.

— Вскрываем? — я холодно смотрел на грифона и на его ухмылку.

— Да.

— У меня две пары, — я выкинул на стол свои карты.

Грифон лишь улыбнулся и положил на стол то, от чего у всех игроков отвалилась челюсть.

— Черт! Да ладно!

Докси ошарашенно смотрела на Флеш-рояль. Я же смотрел на грифона, который сгребал свои отыгранные деньги.

— Как возвращать будешь? — он, спустя пару мгновений, переключился на меня.

— Пока не знаю. Что-нибудь придумаю, когда вы уходите отсюда?

— Завтра утром.

— Ладно, постараюсь вернуть до твоего ухода.

Грифон кивнул, а мои ноги уже несли меня подальше из этой комнаты.

— Ты куда?

— За деньгами.


Я взлетел и упал на крышу рядом с комнатой седого. Лёгкий стук в окно заставил его открыть окно.

— Кажется, нашел что-то.

— Что же?

— Грифон…

— Мне нужен был единорог…

— Да, дослушай.

— Я слушаю, — Седой пропустил меня в номер и закрыл за мной окно.

— Грифон, сильно нервничает при любом упоминаний единорогов или клана Змеи, при фразе король единорогов вообще чуть не взлетел. Разбрасывается деньгами, как будто грязью, разговаривает с акцентом и ведёт себя не так, как должен себя вести грифон наёмник.

— Хм, достаточно интересно. Где он сейчас?

— Что-то я совсем забыл, где же я с ним буквально пару минут назад играл в карты…

Наёмник вздохнул и дал мне золотую монету.

— Сейчас сидит в подвале одного магазинчика, завтра утром собирается вместе с двумя спутниками-пегасами отправиться в другой город. Я ему проиграл немного денег, поэтому мог бы тебе ещё немного помочь.

— В плане?

— Ну, побыть приманкой, быть может, заманить его куда-нибудь, где тебе было бы удобно с ним расправится.

Седой ухмыльнулся.

— Ты мне нравишься, мыслишь в правильном направлений.

— Ну так что?

— Мне надо подготовиться, завтра утром скажи ему, что бы зашел ко мне в эту комнату, передай, что это твой текущий дом и тут ты отдашь ему деньги здесь.

Я кивнул и направился к окну. Спустя ещё пару минут, я вновь был в подвале.

— Куда мотался? — Докси грустно смотрела на большую кучу пестолей, которые вновь ушли в лапы черного грифона.

— Договаривался о деньгах…

— И как? — Спироу, сложив всё в сумку, заинтересновано начал смотреть на меня.

— Я нашел где их взять, но будут они у меня только завтра утром, ты сможешь зайти ко мне в комнату, я снимаю её в таверне на втором этаже…

— Да ладно, забудь, — грифон махнул лапой в мою сторону.

— В каком… смысле забудь? — мой голос дрогнул.

— Ну, забудь про долг, он не такой уж и большой.

— Нет! Я не могу просто так забыть!

Докси, Раф и Леон удивлённо посмотрели на меня. Я редко когда отказывался от таких предложении.

— Что такого?

— Я проиграл, значит, должен отдать долг!

— А я, тот кто тебя выиграл и дал тебе денег, говорю тебе, что прощаю долг. Что непонятного?

— Это не честно! Я…

— Забудь уже, мне просто лень будет завтра с самого утра заходить в таверну к тебе.

— Может, я тогда хотя бы у ворот тебе их отдам?

— Не надо, — с этими словами черный грифон встал из-за стола.

Я лишь слегка скрипнул зубами. Мои друзья хмуро смотрели на меня, им явно это не нравилось.

— Ладно, так уж и быть, — моя улыбка заменила мою задумчивую мину.

— Вот и хорошо, — грифон поднял сумку и уже было направился к выходу.

— Э, постой, — я преградил грифону путь своим копытом.

Он непонимающе посмотрел на меня.

— Ты сможешь выпросить для меня автограф Джонни?

— Ну, возможно…

— Я заплачу, если надо.

— Да ладно, что уж там, приходи завтра к воротам. На чём тебе расписаться?

— Эээ, — мои копыта начали судорожно копаться в моей сумке и я вынул платок.

— Хм, ну ладно, надеюсь, Джонни умеет писать.

Грифон ухмыльнулся и спрятал платок в недра своей седельной сумки, после чего его черное оперение перестало мелькать в моём взгляде и он покинул нас.

— Что это была за херня сейчас? — глаза Докси наливались злобой.

— Да так, просто не хотел лицом в грязь ударить…

— Брехня! Думаешь, я поверю в то, что тебе вдруг начал нравиться предатель-Дэш? Что у тебя за дела с этим грифоном!

— Ничего особенного, — я раздражённо оттолкнул лапу грифонши и повернулся к выходу.

— Сильвер!

— Докси?

— Ответь мне! Чего ты хочешь от этого грифона!

— Он тебе понравился?

— Н...нет! — Докси слегка покраснела.

— Видать всё же да.

— Ну хорошо, возможно!

— Эм, мы тогда покинем это судно, — Раф и Леон, понимая к чему скоро приведёт этот разговор намеревались свинтить.

— Да-да, конечно, — Докси провела их хмурым взглядом, после чего перевела его на меня.


— ЕДИНОРОГ?! КОРОЛЬ?! ОХОТНИК НА МАГОВ?!

— Да, — я спокойно наблюдал, как грифоншу раздирают на части её совесть, честь и долг.

С одной стороны, единорог, враг нашего клана, тем более, что король, однако он светская особа, на которых наша Докси была падка. Ну, а с третьей грани на Докси давил не совсем честный способ победы. А именно ловушка вместо открытого боя.

— Я надеюсь, что ты никому не растреплешь, так ведь?

— Но… как же…

— Он враг нашего клана, Докси, да, мы не особо любим наше правительство, иногда даже идём против него, однако, враг нашего врага наш друг, так ведь? Кроме того, тут замешаны неплохие деньги, я просто совмещаю приятное с полезным.

— Да, наверное.

— Вот и отлично, по окончанию этой истории я угощу тебя бокальчиком красного, идёт?

— Угу…

Грифонша выглядела потеряно. В таком состоянии я и оставил её, вновь отправившись к Седому.


Я стоял у главных ворот хмуро наблюдая за идущей ко мне троице. Седой сказал, что нападёт не в городе, а за его чертой, так будет проще, моей задачей было отвлекать внимание. Изменив кислую мину на довольную рожу верного фаната, я с благоговением припал к платку и первые пять минут благодарил Дэша за оказанное внимание.

— Да, всегда пожалуйста, но нам уже пора, извини.

Музыкант явно что-то понимал и не хотел задерживаться в этом городе. Я шел следом.

— А вы не возьмёте меня с собой в турне? Я хочу послушать ваши песни! Мне столько о вас рассказывали. А в детстве, как-то раз, я слышал ваше выступление!

— Боюсь, что нет, тебе с нами не по пути, — грубо оборвала меня красногривая пегаска.

— Но я могу вам помочь!

— Мы не нуждаемся в твоей помощи, — пегаска одним движением приставила арбалетный болт к моему горлу.

Я сделал испуганный шаг назад и плюхнулся на зад, ошарашенно смотря на злую, выражающую все виды ярости морду.

— Ватер, успокойся.

— Да-да, извини.

— Я… я…

— Прости за это, — Грифон слегка улыбнулся и мотнул головой в сторону уже почти незаметных за небольшим леском ворот города.

— — Тебе лучше вернуться…

Джонни не успел договорить, резкий, как стрела дерзкий, Седой выпрыгнул из кустов, на ходу ударяя пегаску под правый бок и надевая на грифона странный ошейник. Я в этот момент уже находился в соседних кустах. Внезапное свечение, возникшее вокруг грифона, поглотило две фигуры. Когда оно погасло, перед наёмником стоял черный единорог. Хм, всё же я оказался прав. Седой мощно ударил единорога по подбородку и отшвырнул в сторону, уворачиваясь от атаки музыканта. Джонни бил простым копытом, однако скорость его удара поражала, но поражала она только меня, ибо Седой почти сразу отпарировал атаку и, подпрыгнув, вдарил по груди Джонни своим задним копытом, отталкиваясь от того и заодно уворачиваясь от летящего в него копыта красногривой пегаски. Опустившись на копыта, наёмник вновь ринулся в атаку, уходя в сторону от атаки красногривой и припадая правой стороной тела к земле, после чего резко отталкиваясь передним копытом и делая грациозный удар задней левой ногой прямо в морду пегаски. Послышался смачный “Бам” и пегаску припечатало к дереву. Джонни, достав откуда-то длинный меч, ринулся в атаку, нанося точные удары. Седой вновь оказался на порядок быстрей и точней, на каждую атаку мечом, он отвечал уворотом и ответным ударом по атаковавшему его музыканта. Спустя десять секунд Джонни отшатнулся и, крякнув, сел на свою филейную часть. Пегаска, хрипя и поднимаясь на ноги, вышла вперёд.

— Кто ты?!

Лёгкая ухмылка и красногривая вновь отправилась в дерево. Резкое движение за спиной Седого заставило того обернуться и уйти в сторону от атаки единорога. По какой-то причине он не использовал магию, а рубил своим мечом, весьма неплохо, для единорога. Наёмник одним быстрым движением уронил единорога на землю и сильно приложил его голову об камень. Поднявшись над поверженным противником, он повернулся в сторону идущего к нему пегаски. Её голова, кажется, была пробита, её слипшаяся от крови грива закрывала её взгляд, наверняка наполненный ненавистью. Джонни стоял слегка поодаль от пегаски, он опирался на свой меч и зло смотрел на Седого. Наёмник напрягся и готовился вновь атаковать пегаску, но неожиданная атака сверху свалила его на землю, а быстрые клинки Докси пустили кровь охотнику на магов.

— Докси, какого хрена ты творишь! — я выпрыгнул из кустов, зло тараня взглядом грифоншу.


Голова болела так, словно меня неплохо приложили сразу обо все камни этого мира. Я резко открыл глаза и, поднявшись, начал искать взглядом быстрого противника. Легкий треск костра и голоса заставили меня слегка успокоиться. Я вышел из палатки и оглядел сидящих полукругом пони и грифона. Кажется, это была та самая грифонша, у которой я вчера выиграл… или не вчера?

— О, Блэк, ты проснулся! — Ватер почти столкнула меня на землю своей тушкой, но я удержался на ногах, лишь пошатнувшись.

— Прости…

— Ничего, бывает, — сейчас мне было не до этого, я хмуро смотрел на краснеющую от моего взгляда грифоншу и виновато улыбающегося пегаса.

— Привет, у нас как-то не заладилось знакомство…

— Да, это слабо сказано, — я сел около костра, отстраняя от себя Ватер.

— Ну, тот охотник на магов, в общем, это я его на тебя вывел…

— Это я уже понял, ибо слишком уж ты настырно крутился около нас и не хотел выпускать из виду, да и тот отказ от прощения долгов…

— Да, наверное, это было заметно.

— Зачем ты это делал? И почему вы ещё не сражаетесь друг с другом, мы же вроде как враги клана.

— Да, но мы не клан, — грифонша гордо подняла клюв, но заметив на мне заинтересованный взгляд, она покраснела и прикрыла свою гордость.

— Вот как…

— Вообще, я это делал просто потому что тот наёмник обещал денег много, вот и всё, — так-то я скорей против клана Бури, чем за него.

— Хм, интересно, почему же?

— Скажем так, — пегас замялся. — Я уже побывал в знати, мне там не понравилось, все слишком лживые и лицемерные, заботятся только о себе, делают то, что предписано кодексом и нормами поведения, шаг влево от норм общества и ты уже изгой.

Ватер оторвалась от меня и с удивлением посмотрела на серебристого пегаса.

— А я… — грифонша смущенно подала голос. — Я просто не люблю несправедливость.

— А ещё она любит аристократов, — пегас едва заметно подмигнул мне.

— Как вас зовут? — Ватер продолжала смотреть на серебристого пегаса.

Внешность серебристого в первую очередь ассоциировалась у меня с подраным котом, имеющим хорошую родословную. Грязные серебристые локоны, белая запачканная шкурка и скрытая сумками кьютимарка. Его проницательные синие глаза цепко вылавливали любую полезную для их носителя информацию, а длинные и слегка потрепанные уши всегда стояли торчком и ловили любой звук, который был для них доступен. На вид ему было лет 25.

Его спутница же была простенькой грифонихой, без особо выделяющих её внешних данных. Короткая стрижка, аккуратная кисточка на хвосте, коричневые глаза, бело-коричневое оперение. Она заметно краснела как только я начинал смотреть в её сторону. Сказать сколько ей было лет я не мог, ибо не слишком хорошо разбирался в грифонах.

— Я Сильвер, это Докси, — пегас представился сам и представил подругу.

— Какое у тебя полное имя? — Ватер сощурившись, смотрела на серебрянногривого.

— Какая разница? — он ворчливо отмахнулся от неё.

— Мне кажется, я тебя где-то видела.

— Хм, какое совпадение! — пегас улыбнулся.

— Так какое у тебя полное имя?

— Сильвер Лайт, — скромно вставила своё слово Грифонша.

— Лайт?! — в один голос проорали я, Ватер и Джонни.

— Ну надо было тебе говорить, а? — пегас зло шикнул на Докси и с тяжелым вздохом кивнул. — Да, я родной брат того самого Лайта, который сейчас правит на троне.

— Но как ты оказался в таком месте?

— Надо ли мне говорить, что меня всегда считали несерьёзным кандидатом на трон? — пегас усмехнулся, откидываясь на траву.

— Кажется, я тебя вспомнила…

— Мидвей Янг.

Ватер вздрогнула и сорвавшись с места поднялась на ноги.

— Да, я тебя вспомнил. Где-то до 16 лет ты была образцом для подражания любому войну, должна была выйти замуж за Флейм Браво…

— Хватит.

— Но убежала, — решил закончить свою мысль Сильвер. — Причины были неизвестны, блистательный воин, который легко мог стать одним из самых молодых командоров клана Бури решил стать вечным изменником и беженцем…

— ХВАТИТ! — рявкнула красногривая пегаска, после чего отправила арбалетный болт в дерево над головой Сильвера.

— Хм, видимо я не знаю всей истории, — слегка приподняв бровь, сказал пегас.

— ДА! ТЫ… не знаешь и половины…

Ватер опустила арбалет вместе со своей головой. Кажется, мне опять придется побыть подушкой для нытья.

— Ну, ладно, извини, если обидел.

— Сильвер, — я приобнял Ватер и потихоньку опустил её на землю, поглаживая её по гриве.

— Да?

— Как так получилось, что принц из королевской семьи сейчас беседует с королём враждебного клана и не пытается его убить?

— Хм, понятия не имею!

Пегас рассмеялся, но заметив мой серьёзный настрой, он поубавил обороты.

— Кхм, в общем, с детства из меня пытались сделать настоящего принца. Обучали всяким наукам, языкам, искусству владения кучей оружия, чего только там не было. Кодекс, правила и прочая белебердень.

Сделав короткую передышку, он продолжил.

— Я никогда не любил всё это, часто сбегал из дворца и бродил по улицам, часто проводил всякие вечеринки вне дворца и без этих наглых аристократических морд. Много времени я жил у бабушки в этом городе, где и познакомился с Докси. Годы шли и одним плохим днём меня выставили на посмешище и изгнали из королевской семьи, это вкратце.

— Ты забыл добавить, что ты сам выставил себя посмешищем, а твой брат просто заострил на этом внимание всей знати, — грифонша едва заметно хихикнула.

— Это не обязательная часть истории.

— И что, долго ты в изгнании?

— Около года.

— Ясно.

— Всё? Допрос окончен?

— Да, — я улыбнулся и левитировал Ватер в её палатку.

— Тогда можно и вам вопросец?

— Ну?

— Кто вы такие и куда идёте?

Я переглянулся с Джонни. Он неодобрительно помотал головой.

— Я Блэк, король клана змеи, это Джонни, а это Ватер. Нашей задачей является донести до текущего короля клана Бури бессмысленность этой войны и указать ему на настоящего противника.

— Настоящего противника? — Докси и Сильвер непонимающе посмотрели на меня.

— Вам будет трудно в это поверить…


Пегас и грифонша потеряно смотрели на небо.

— Если всё это правда…

— То мы просто обязаны вам помочь! — закончила грифонша.

Сильвер видимо хотел сказать что-то другое, потому что он резко повернулся к Докси и посмотрел на неё, как на сумасшедшую.

— В целом, нам бы не помешала ваша помочь, я думаю.

— Я против, — Джонни хмуро смотрел на парочку. — Один раз они попытались сдать тебя этому охотнику на магов, который вообще неизвестно откуда взялся. Он один из семьи Лайта, изгнанник, таких следует опасаться. Он может просто предать тебя и выдать его брату в обмен на восстановление своей репутаций. Она, я вообще не знаю кто, может всё это было подстроено, что бы втереться к нам в доверие?

— Джонни, мне кажется, ты слегка перегибаешь, — я улыбнулся положа копыто на плечо музыканту.

— Возможно, но мы на территории врага, нам нужна осторожность, а не доверие.

— Лично я и сам не особо хочу вам помогать, — Сильвер помотал головой. — Нет, надрать зад своему братишке я всегда за, но борьба с истребителями миров… я не представляю, как с ними бороться? По твоим рассказам они похожи скорей на богов, чем на простых смертных существ!

— Понимаю.

— Сильвер! Ты только подумай!

Грифонша толкнула своего друга в плечо.

— Это же какое приключение! Ты же сможешь себе вернуть и репутацию и доверие других пони! Ты станешь героем, который стоял у истоков феноменальной победы над пожирателями миров!

— Или глупцом, который погиб…

— Ты в любом случае погибнешь, — слегка раздражённо заметил Джонни. — Все мы тут погибнем, если проиграем Дрази эту войну.

— Вот же… какого хрена! — Сильвер сплюнул на землю и поднялся на ноги.

Он зло стукнул дерево, обрушивая на нас его листву.

— Да, такова истина, какой бы горькой она не была.

Я грустно улыбнулся глядя на потерянное выражение лица серебристого пегаса.

— Хорошо, я помогу вам…

— Блэк! — Джонни негодующе смотрел на меня.

— М?

— Ты действительно готов довериться им?

— Почему бы и нет?

— Ты рискуешь судьбой этого мира! Ты…

— Джонни, я это понимаю лучше тебя, ты и сам это знаешь. Но что-то мне подсказывает, что эти ребята нам нужны.

Я прекрасно понимал опасения моего друга и разделял их. Но что-то внутри меня заставляло принять этих двоих в нашу партию. Оранжевый пегас хмуро осмотрел двоицу и хмыкнув что-то себе под нос, ушел в палатку…