Забвение

Голубое небо, прекрасные подруги и добрые соседи. Идеальный мир для идеальной единорожки. Идеальный и... беспощадный.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Кожаная Пони

Страшные приключения ожидают Флаттершай. Выдержит ли её невиная душа испытания или сдастся на милость судьбы и Охотника? Любая ошибка может стоить жёлтой шкурки.

Флаттершай

Темные души. Край почившей магии дружбы

Проходит год за годом. Столетие за столетием. Время неумолимо движется вперед, пожирая последние следы былой цивилизации. Отныне этот мир не принадлежит пони. Лишь злому року, глумливой судьбе и силам, что находятся за пределами земного разумения. Эквестрия сдалась последней, но и ей было суждено пасть. Золотой купол, последний оплот пони, словно путеводный маяк, привлекает к себе тысячи страдальцев. Но лишь боль разочарования и смерть ждет тех, кому хватит сил ступить в эти проклятые края...

Другие пони ОС - пони

Копилка

О накоплении денег и любви.

Принцесса Луна Дерпи Хувз Кэррот Топ

Caelestia, aeterna regina

Небольшая зарисовка из жизни Принцессы Селестии, сразу перед и во время ежегодного праздника Летнего Солнца.

Принцесса Селестия Другие пони Стража Дворца

И засияет радуга...

Санбим - так зовут главную героиню рассказа. Единорог, есть своя собственная семья. Мужу приходится много работать, чтобы зарабатывать деньги на жену и детей. И однажды он приносит домой весть. Нет, его не уволили и не повысили. Его отправили на войну. Но Санбим подозревает, что с этой войной что-то не так...

Эплджек Эплблум Принцесса Селестия Биг Макинтош Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Брачные ритуалы пони

Королева Кризалис напала на Кантерлот, промыла мозг брату Твайлайт Спаркл, похитила её бывшую няню, сразила её наставницу в поединке и покорила её королевство. Она похитила сестрёнок подруг Твайлайт, натравила их друг на друга и пыталась вытянуть всю магию Твайлайт. При каждой возможности королева Кризалис изо всех сил старалась вконец разрушить жизнь Твайлайт Спаркл. И почему-то у неё НЕ получилось вот так влюбить в себя эту пони. Как бы то ни было, из-за непонимания Твайлайт обычаев чейнджлингов она и Кризалис оказались женаты. В конце концов, Твайлайт рассказала правду королеве, но не учла, что чейнджлинги покоряют не только страны, но и сердца.

Твайлайт Спаркл Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Мой дом - моя крепость

Фик, набросанный в последние пару вечеров двухнедельного срока на дуэль с Эскапистом. Маленькая фантазию на тему того, что могло бы произойти, если бы Старлайт Глиммер и Великая и Могущественная Трикси в какой-то момент решили жить вместе.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Последние секунды Эквестрии

Лишь крошечная вероятность. Крошечная вероятность того, что это закончится.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Гильда Другие пони

Призраки на кладбище

В Понивилле снова Ночь Кошмаров, и Меткоискатели приглашают свою новую подругу Даймонд Тиару присоединится к одной из их любимых традиций — классической игре о призраках на кладбище! Правила просты, а игра проста и увлекательна для всех. Но на кладбище, как и в игре, тоже есть свои правила. А когда правила нарушают, последствия никогда не останутся безнаказанными...

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Снипс Снейлз Другие пони

Автор рисунка: MurDareik

МЛП: Месть Волка

Глава №6 Сталь и Пламя – Свобода с привкусом крови!

Однажды наступит день расплаты. Но как отличить правду от лжи? Что делать, если в итоге начинаешь сомневаться даже в собственной правоте?

ЗЫ: Благодарю за чтение. (c) Gregory Mars

Судный день. Так можно было его окрестить, учитывая всё, что должно было произойти. День, когда независимо от исхода всё измениться, резко и навсегда. Казалось бы, даже солнце не очень-то и хотело вставать сегодня, словно предчувствуя надвигающуюся беду. Словно зная, что сегодня оно, возможно, в последний раз было поднято магией принцессы. А может быть и вовсе, в последний раз заходило над Эквестрией. Буря готовая разразиться. Небо над Понивилем было в беспорядочном состоянии, слегка хаотично разбросанные облака и отсутствие осознания грядущих погодных явлений. Всё потому, что пегасы Клаудсдейла перестали работать ещё в прошлую ночь. В этом больше не было необходимости, ведь сегодня им предстояло вновь вернуть своё наследие и распрощаться с прежней жизнью. Так или иначе, все они уже были заняты в это утро, чем-то, что в будущем может стать столь же рутинной работой, как и пинание облаков.

Поле, разделявшее Евергрин Форест и Понивиль, уже пару часов как стало местом для расположения военного лагеря. Жители городка, с самого утра, слышавшие какой-то калейдоскоп звуков и уже проснувшиеся к этому времени, наверняка решили даже не выходить на улицу. Совсем уж любопытных и отчаянных отваживали пегасы, стоявшие на страже и объясняющие всё происходящее «какой-то военной постановкой». Странно, но такая отговорка срабатывала практически постоянно. Видимо и в правду, тот инцидент, когда Тирек забрал у всех их силу, оставила свой отпечаток. Но лучше всего это сказывалось на Элементах Гармонии…

— Как идут дела по вооружению? – спросил Фенрир у одного из своих подчинённых, прохаживаясь по лагерю и смотря по сторонам. Сотни в едином порыве, готовившиеся к предстоящему бою. Прекрасная картина, великолепие которой вряд ли кто смог оценить по достоинству. То же самое было и с ночью Луны.

— Всё проходит хорошо. Пегасы отлично справляются со своей задачей, так что мы укладываемся в сроки. – отчитался волк. Большая часть взваленной на могучие плечи пегасов работы и в правду была выполнена на высоте. Всё-таки работа на погодных фабриках и заводах не прошла дарам, и даже сменив поле своей деятельности, они всё равно остались отличными специалистами, ответственно подходившими ко всему, чем они занимаются. А сейчас, наверное, они как никогда ранее гордились плодами своей плодотворной работы. Хоть и под чутким и строгим надзором драконов. Ведь выковать столько разнообразной брони было под силу не каждой расе. К тому же, если броню на пони или грифонов ковать было ещё просто, просто потому, что с этими существами они общались постоянно и знали, как они выглядят, то вот броня для волков или медведей и вовсе была эксклюзивом. Так или иначе, все остались довольно.

— Налётчики, на крыло! – послышалась команда и тут же в небо взмыли около двадцати грифонов. Приглядевшись и слегка поразмыслив над «знакомостью» голоса, Фенрир пришёл к выводу, что его обладателем была Марго. Не смотря на сложность запоминания столь большого количества новых личностей, она всё же смогла занять нужное место в сознании воликорна и, в принципе, ассоциировалась у него вообще со всеми грифонами. Впрочем, а как иначе? Она была их командиром, не смотря не на что, да и знакомиться и запоминать каждого солдата в своей армии, было глупо. Конечно, возможно, но глупо. Да и к тому же, чем хуже ты знаешь тех, кого ведёшь на возможную погибель, тем проще тебе будет с ними прощаться.

— Налево и пикируем! – раздался очередной приказ, и грифоны последовали за своим командиром. Конечно трюки, что они выполняли, не в какое сравнение не ставились с тем, что умели Вандерболты. Но им предстояла битва, а не конкурс талантов, а в битве умение красиво летать столь же полезно, как умение танцевать.

— Марго! – выкрикнул в небо Фенрир и помахал лапой, чтобы его было легче заметить. Увидев «зов начальства», грифон раздала приказы своим подчинённым и тут же подлетела к звавшему её воликорну. Она приземлилась рядом, сложив крылья. Грифоны в отличии от своих собратьев пегасов не любили понапрасну хлопать крыльями, тем более во время разговора, что являлось дурным тоном.

— Сэр Фенрир, вызывали? – спросила она, начав медленно двигаться вслед за воликорном. Он посмотрел на свою подопечную и улыбнулся. Она так напоминала ему об одной прекрасной ночи в Грифонхарте многие годы назад. Кто бы мог подумать, но грубые и суровые грифоны оставались такими даже в пастели, в большинстве случаев.

— Прости, отвлёкся. – убирая улыбку и загадочный взгляд произнёс Фенрир. – Как обстоят дела с твоими «птичками»? – перешёл он на более деловой тон. В конечном счёте, сейчас было не время придаваться воспоминаниями распутного прошлого. Однако вся эта «сборная солянка» из грифонов разных мастей и родов деятельности не предвещала нечего хорошего. Да и как та, кто привык быть в гуще событий и командовать двадцатью, сможет командовать двумя сотнями?

— Простите сэр, но надеюсь, вы понимаете, что невозможно воспитать воина за пару дней? – попыталась было оправдаться Марго, но увидев понимающий взгляд своего командира, решила позволить себе немного расслабиться. – Их дисциплина сильно хромает, а знание различных манёвров оставляет желать лучшего. Благо хоть они перестали драться между собой после того, как я переназначила составы эскадрильей.

Подобные новости явно были лучше, чем могли бы быть. Судя по всему Марго, была из числа умных грифонов, умеющих думать головой, а не только клювом и когтями. Это был отличный знак. Фенрир любил в своём окружении умных существ, ведь, в конечном счёте, таким существам не только можно дать совет, к которому они могут и прислушаться, но и они сами могут дать совет воликорну.

— Надеюсь, ты понимаешь, какая ответственность лежит на тебе? Одно дело вести за собой два десятка, другое – командовать двумя сотнями. Тебе придётся думать за каждого из них во время боя. – выступил Фенрир с небольшим отеческим наставлением. Марго сильно задумалась над его словами и даже остановилась, чем заставила прошедшего чуть вперёд воликорна тоже остановиться и оглянуться на свою собеседницу. Скорее всего, она ещё не ощущала всей той ответственности за две сотни жизней, рассчитывая лишь на своих самых близких подопечных. Но ситуация складывалась не в её пользу, и теперь ей придётся стараться в несколько раз сильнее.

— Я понимаю. Я сделаю все, что в моих силах, или умру, пытаясь, сэр! – твёрдо и решительно ответила она. Подобное рвение было похвальным, главное, чтобы и оно было в меру. – С вашего позволения сэр, я полечу, проведаю, как там проходит подготовка моих подопечных к битве. Да и, Старвинд сказал, что у него есть специальная броня для командира. Не терпится её примерить. – наконец улыбнувшись откланялась грифон. Фенрир лишь с улыбкой покивал головой в знак одобрения и посмотрел в след улетающей Марго. Ему хотелось верить в то, что она справиться со своей задачей намного лучше, чем того от неё ожидают.

Пока всё складывалось довольно хорошо. Ну, кроме одного большого «но», которым являлось появление последнего гонца прошлой ночью. Как оказалось, не на все когда-либо заключённые союзы можно было рассчитывать. Фенрир знал это, когда сотни лет назад заключил альянс с Сапфироссой, матерью драконов. А сейчас Девятью драконьими горами правил её внук, с отвратительным характером. Чудо что он вообще прислал трёх драконов для всей этой затеи, но этого явно было мало. Хотя воликорн ловил себя на мысли о том, что, не смотря на своё глубокое желание пролить как можно меньше крови, он собрал одну из самых смертоносных армий за всю историю Эквестрии. Да и к тому же, в случаи неудачи он собирался не только стереть Кантерлот в пыль и пепел, но и отступая, оставлять после себя лишь выжженную землю. Если уж проигрывать, то с огоньком.

— Ого, гляжу у вас тут всё серьёзно. – послышался голос юной принцессы, подлетевшей к Фенриру со стороны. Для себя воликорн отметил, что это утро уже насыщенно на всякого рода встречи. Впрочем было бы глупо надеться не увидеть хотя бы одного аликорна до начала всего того ужаса.

— Твайлайт, что ты тут делаешь? – слегка настороженно спросил он, стараясь не подавать виду. На самом деле он достаточно переживал из-за её прихода, ибо надеялся, что разобрался со всей этой ситуацией ещё вчера. И хотя половина Элементов гармонии обещали не использовать свою силу против него, Фенрир понимал, что Твайлайт нечего не стоит переубедить их.

— Да. Я просто пришла сказать, что Селестия вызывает меня с девочками в Кантерлот. Немедленно. Что мне делать? – отчиталась юная принцесса. На самом деле, ей наверняка и не нужен был ответ, ибо для себя она и так уже всё решила. Но, так или иначе, она пришла за советом к воликорну, что, безусловно, льстило ему. Вот только он боялся, что у неё могут быть и скрытые мотивы. Что если этот аликорн окажется достаточно умным, чтобы разыграть обратное представление?

— Вот как. Что же, было бы глупо надеяться, что она не почувствует приближения ЭТОГО. – окину взглядом большую часть военного лагеря произнёс Фенрир. Но по крайней мере было бы куда опаснее, если бы принцесса солнца начала снимать охрану, а не усиливать её. – Отправляйтесь. Ведь именно так бы ты и поступила, не будь этих дней в твоей жизни, разве нет? Веди себя естественно, а когда всё начнётся, стой и смотри.

Легко было сказать такое, но Твайлайт до сих пор металась в сомнениях. Она так и не смогла найти другого пути в данной ситуации и надеялась… Юная принцесса уже и сама не знала, на что надеется и перестала понимать, что происходит. Где-то в глубине души она не могла поверить, что готова предать Селестию и не оправдать её ожиданий.

— Я до сих пор не могу понять, как же так вышло? – спросила перед уходом Твайлайт. На самом деле это был риторический вопрос. Но мысленной Фенрир всё же ответил ей: «Да, это загадка», вспоминая о том, что ему пришлось прибегнуть к помощи магии, чтобы достичь даже такого хрупкого сомнения в своей наставнице у юной принцессы. Конечно, он понимал, что однажды обман вскроется и объяснить причины будет нелегко, но сейчас воликорн жил лишь этим днём, лишь ради него.

— Всё почти готово, сэр Фенрир. – произнёс только что подошедший волк. Воликорн обернулся на него, стараясь хотя бы подчинённым не показывать свои сомнения по поводу всего происходящего. А их было много.

— Отлично. Передай всем, пусть поторопятся. Выступаем через час.


Когда всё было готово, а каждое существо заковано в броню, вся эта военная машина выдвинулась на Кантерлот. Сияющие доспехи, непреодолимая жажда долгожданной битвы и лёгкий страх возможной неудачи. Оно и понятно, шансы на удачу были равны шансам на провал. В конечном счете, именно битва Фенрира и Селестии будет главным событием. Эти два магических существа. Они были равны друг другу по силе. Воликорн, конечно же, считал что сильнее своей оппонентки, но понимал, что тот факт, что принцесса солнца в последнее время не сражалась на полную силу и постоянно «сливала» судьбу Эквестрии на Элементы гармонии, скорее всего, было лишь игрой. Но сегодня всё будет иначе, сегодня всё будет по-другому. В этот день Элементы гармонии не встанут на защиту Селестии, и она познает праведный гнев Фенрира.

Путь до столицы Эквестрии из Понивиля оказался не долгим, даже с учётом продвижения такой армии. Время играло свою злую шутку, и нужно было начинать действовать, пока не поздно. Пока они не успели достаточно подготовиться. Так считал воликорн, надеясь на то, что для подготовки к битве у стражи уйдёт много времени, не смотря на то, что не заметить издалека приближающуюся армию было практически невозможно. Пока войска всё ещё подтягивались к нужному месту, на встречу Фенриру из леса вышло несколько пони, а за ними кобольты, верхом на троллях, что выкатывали осадные орудия на позиции. Место было выбрано подходящее – небольшой холмик отлично подходил для катапульт и требушетов, чтобы обстреливать город. Тут же неподалёку находился и вход в город. Вот только одно смущало воликорна – тишина. Не смотря на то, что было ещё достаточно рано, было слишком тихо для столицы. Фенрир подозвал одного из волков и с помощью магии взял бинокль, чтобы лучше рассмотреть город. Его худшие подозрения оправдались в одночасье. Улицы города наводнили пони, но их доспехи резко отличались от золотых доспехов Кантерлотской стражи. Это была армия Кристальной империи, пришедшая на помощь. Но вряд ли они просто проходили мимо, а это означало, что их позвала Селестия, что в свою очередь означало, что она заранее знала о штурме. Неужели Твайлайт всё же не смогла удержаться и сдала заговорщиков?

— Удивительно как они умудрились расквартировать целую армию так быстро. Ты посмотри, лучники на крышах и в окнах, улицы почти забиты, да и количество пегасов в воздухе сравнимо с роем мошкары. – с небольшим трепетом пополам с восхищением произнёс Болгор, внезапно оказавшийся рядом и тоже наблюдавший в бинокль всё это ужасное великолепие.

— Не важно сколько их, главное завязать бой в городе. – ответил воликорн с уверенностью в голосе и взгляде. Он вернул бинокль стоявшему рядом волку и повернулся к своей армии. В первых рядах на него смотрели офицеры, а за ними и всё остальные. Фенрир не умел «толкать» вдохновляющие речи, но сейчас ему нужно было сказать что-то воодушевляющее.

— Я хочу поблагодарить всех и каждого, кто решил пойти за мной. Сегодня великий день, день, когда Эквестрия измениться в лучшую для нас сторону! Мы должны лишь постараться изо всех сил. Не все пришедшие смогут уйти, но это та цена, что должна быть уплачена! Мы все не убоялись смерти, отстаивая свои убеждения, и сегодня нас ждёт награда! Так давайте войдём в город и возьмём то, что наше по праву!

Громких аплодисментов сорвать не удалось, но хотя бы армия не пала духом, что уже было хорошим знаком. План боя уже был обсуждён и каждый знал, когда и каким образом выступать его подчинённым. Зеро и Ночная длань затаились в городе, подготовили диверсии, Найт Сейбер и Саблезубая Гильдия зайдут по тайной тропе через горы в город и нападут с крыш. Старвинд и Айсэйдж уже увели пегасов за гору для операции СкайФолл. Дело оставалось за основным действием.

— Ну и что будем теперь делать? План не меняется? – переспросил Болгор. Ему нужно было точно знать, что всё ещё в деле, хотя он и понимал, что поворачивать было уже поздно. Воликорн вгляделся вдаль, пытаясь что-то рассмотреть, что-то вокруг города.

— Будем зажигать! – твёрдо ответил Фенрир, отходя чуть назад. – Орудия к бою! Ориентир – главная башня. Давайте зажигательные снаряды! – скомандовал он и все тут же зашевелились. Заряженные камни полили маслом и подожгли, а орудия навели на цель. Кивком воликорн дал разрешение на стрельбу и с десяток горящих камней полетели в сторону Кантерлота. Однако, предположение Фенрира подтвердилось, ведь снаряды не долетев до цели врезались в еле заметную магическую сферу, окутавшую город. Воликорн негромко порычал в сторону столицы Эквестрии, мысленно пообещав прибить Шайнинг Армора когда всё закончиться. Понятное дело, что разрушение такого заклинания при помощи магии отобрало бы у Фенрира много сил, чем он не мог жертвовать. Правда он предполагал, что может столкнуться с подобным, так же как и Кризалис. Только вот времени ослаблять защитную магию единорога, попросту не было.

— Готовьтесь к новому залпу, я хочу, чтобы вы вели непрерывный обстрел в одну точку, друг за другом. Только от вас зависит, как долго мы будем тут стоять. – обратился он к обслуживающим осадные орудия существам. Но только воликорн понимал, что из-за времени, что тратиться на перезарядку, достичь достаточного постоянства не удастся. Благо у него был туз в рукаве. А точнее три.

— Так, вы трое, хватит стоять тут как декорации и давайте за мной. – обратился к драконал Фенрир и взлетел. Драконы, хоть и нехотя, но последовали за ним. План был довольно прост: в момент, когда катапульты будут перезаряжаться, драконам придётся продолжать наносить урон по щиту при помощи своего дыхании. Но только делать это всё нужно было в одну точку. Дело в том, что подобные щиты могли долгое время сдерживать переменный урон по всей своей поверхности. Но их слабых местом было именно получение постоянных повреждений в одной точке. Этот план был хорош и в конце концов, после почти получаса поливания огнём одной и той же точки, щит сдался.

— Ну, наконец! Мы начинаем! – закричал спустившийся на лапы Фенрир. Получив, наконец, долгожданный приказ к атаке, вся основная масса его войска отправилась в бой. За исключением тех немногих мастеров осадного дела, что остались на своих позициях и наконец, занялись своим делом – разрушением одного и красивейших городов на планете, и Чейджлингов, оставшихся по просьбе воликорна вместе с ним. По его же просьбе выкатили две баллисты, к снарядам которых были прикреплены длинные цепи. Залп и оба снаряда попали прямиком в замок принцессы, образуя таким образом цепной мост прямиков к входу в замок. Заручившись помощью Грега и его подопечных, Фенрир отправился по цепям вглубь города. Все эти сложности нужны были для того, чтобы не пробиваться сквозь заполненные враждебными пони улицы. Так или иначе это не отменяло того факта, что небо тоже было заполнено врагом. Особенно сильно на всём этом фоне выделялись Вандерболты, не пожелавшие менять свой обычный костюм на доспехи, жертвовать скоростью в угоду выживаемости. Заметившая странное существо, перепрыгивающее с одной цепи на другую, и тем самым пробирающееся к входу в замок, Спитфаер тут же ринулась на перехват. У неё наверняка бы удалось обойти летающих вокруг Фенрира Чейджлингов и сбить воликорна вниз, прямо в гущу событий, если бы не Марго, появившаяся как раз вовремя. Она словно призрак появилась непонятно откуда и резко остановила все планы капитана Вондерболтов.

— Мы прикроем сэр, спешите! – крикнула она и отбросила пегаску от себя на пару метров. Тут же на помощь обеим слетелись их подопечные. Напряжённый момент обещал быть интересным противостоянием, но времени наблюдать это, у Фенрира не было. Нужно было двигаться далее. Площадь что вела во дворец как и предполагалось была заполнена стражей, которые в добавок ко всему смогли перебить цепи, тем самым заставив воликорна спуститься на землю и подумывать об обходном плане. Благо Грег знал, что ему делать.

— Идите дальше, мы их отвлечём. Время отомстить. – произнёс он и тут же принял облик самого Фенрира. Другие последовали его примеру и так же стали двойниками воликорна, а спустя пару прыжков друг перед другом, настоящего вряд ли смог найти даже он сам. По крайней мере, этот план сработал, и пока стражники были втянуты в бой с Чейджлингами, воликорн удачно проскочил в замок и отправился по направлению к тронному залу. Но всё не могло быть так просто. Коридор перед тронным залом был заполнен стражей, во главе с молодым пегасом оранжевого окраса. Фенрир остановился, понимая, что следующий витраж в этом коридоре будет о его фееричном провале. Однако произошло кое-что неожиданное, та часть в плане, что отводилась на импровизацию, сработала в нужный момент и в нужном месте. С весёлым криком «Банзай!», с правой стороны коридора, влетела Мунлайт Эклайпс и вверенные ей в командование бэтпони. Влетели они конечно через витражи, что способствовало их полному уничтожению, однако так же и эффекту неожиданности. По крайней мере, округлившиеся глава стражи выражали глубочайшее удивление, когда ночная стража буквально смела их, прижав к другой стороне коридора.

— Идите босс, мы тут разберёмся! – радостно произнесла Мунлайт. Фенрир не собирался упускать шанс и тут же последовал к дверям в тронный зал через получившийся просвет. Стражникам, коими командовал Флэш Сентри, не понадобилось много времени, чтобы оклематься от такого поворота событий. Бэтпони отступили ближе к двери в тронный зал, чтобы наверняка не пустить туда не одного стражника.

— Предатели! Как жаль, что вас всех не перебили сотни лет назад! – послышался гневный голос одного из стражников. Однако такие обвинения не имели под собой никакой почвы.

— Мы служим лишь принцессе Луне и всегда останемся ей верны! – ответила Мунлайт и приготовилась к бою. Видимо у неё были и свои причины недолюбливать обычных пони из стражи Кантерлота. Впрочем, после всех гонений, которым подверглись бэтпони, это было не удивительно. Но у Фенрира не было времени даже поблагодарить свою спасительницу, так как он уже добрался до заветной двери. Осталось только открыть её.


Дверь в тронный зал приоткрылась и Фенрир не спеша вошёл внутрь. Он сразу же подметил тот факт, что помимо его главной цели в зале присутствовала Луна и Твайлайт с друзьями. Впрочем, отсутствие «посторонних» не могло не радовать. Момент истины. Воликорн перевёл на восседавшую, на троне принцессу солнца. Она словно бы ждала его прихода, но вот только выглядела она не самым лучшим образом. По крайней мере, её грустный глаза говорили о многом, но в тот же момент не говорили не о чём.

— Вот мы и встретились. Наконец. Мы покончим с этим сегодня! – грозно прорычал Фенрир, закрывая за собой дверь на засов при помощи телекинеза. Его сердце трепетало от важности момента, ведь не смотря на всё то, что он знал о Селестии, он практически нечего о ней не знал. Не знал, как она поведёт себя в бою, и какими заклинаниями будет пользоваться, чтобы достичь победы. Но больше всего он боялся, что она воспользуется Луной или одной из новоиспечённых подруг воликорна в качестве живого щита.

— Фенрир, прошу, давай поговорим! Это всё не к чему, мы ещё можем всё исправить! – с грустью в голосе и наворачивающимися на глазах слезами произнесла принцесса солнца. Это было словно стрела, пущенная в воликорна и пронзившая его сердце насквозь. Он ожидал от неё гневных речей и страстного боя, но никак не дипломатических бесед в то время, как их подопечные за окном проливают кровь и разрушают город. Неужели она была настолько хорошей актрисой, чтобы заставить Фенрира усомниться в собственной правоте? На мгновение он действительно поверил в правдивость её слов, но потрясся головой, он вспомнил, с кем имеет дело. Ещё большая злоба охватила его только от мысли, что она чуть было не провела его, за счёт эффекта неожиданности, но теперь он понимал с чем имеет дело и больше не поддастся.

— Хватит с меня твоих лживых речей! Теневой шар! – выкрикнул Фенрир. Тут же на кончике его замысловатого рога появилась маленькая сфера, постепенно растущая за счёт накачки её тёмной магией. Когда заклинание достигло полной силы, воликорн взмахнул головой и отправил его в полёт, прямиком в голову принцессе солнца. Однако дальнейшее ещё сильней начало путать мысли Фенрира. Дело в том, что Селестия даже не попыталась увернуться, а лишь зажмурилась, перед тем как сфера ударила её в лицо. Конечно, это было не очень сильное заклинание, но медленно затягивающиеся ссадины на щеке принцессы, говорили о том, что она даже не пыталась, как-либо защититься. Это взбесило воликорна ещё сильнее.

— Твоё фальшивое благородство не спасёт тебя на этот раз! – вновь выкрикнул Фенрир и принялся колдовать очередное заклинание, собирая магическую силу для новой атаки. Он решил использовать кое-что более обыденное для единорогов, но более мощное, чтобы заставить Селестию поднять свой круп и начать действовать. Он направил рог по направлению к принцессе солнца и выдал залп лучом тёмной энергии. Как бы ни хотелось Селестии в доказательство своих слов принять на себя и этот удар, всё же она не могла, понимая, что от её действий зависят судьбы жителей Эквестрии. Вспышка и принцесса солнца переместилась чуть ближе и левее, чем самым избежав столкновения с магическим лучом. Чего нельзя было сказать об её троне, принявшем весь удар на себя и разлетевшимся вдребезги. Твайлайт было хотела рвануться на помощь своей наставнице, понимая, что больше не может смотреть на всё это, и что глупо было надеяться, что конфликт разрешиться миром. Однако поймав на себе взгляд Фенрира, она поняла, что по какой-то причине не может сделать этого, а посему осталась стоять на прежнем месте.

— Прошу, Фенрир, выслушай меня! Нам незачем сражаться, мы можем жить вместе! – вновь начала оправдываться Селестия. Но всё это злило воликорна всё больше и больше. Он знал, что она хорошая актриса, но что она будет так переигрывать ради него… В конечном счёте, её мотивы были понятны: она была загнана в угол и перед угрозой потерять всё была слишком напугана, чтобы биться, а так, она могла договориться о перемирии и уничтожить армию Фенрира когда будет готова. По крайней мере, он сам видел эту ситуацию именно так, а все её попытки высказаться принимал за хорошую игру. Вот только её глаза…

— В устах твоих яд! – вновь выкрикнул воликорн, стараясь не давать себе и пары секунд для того, чтобы задуматься о происходящем. Он повторил предыдущее заклинание и пустил новый луч в Селестию, но она, все больше разочаровываясь в своих дипломатических способностях, вновь избежала попадания. Вот только кусок пола поплатился за это своим уничтожением. Принцесса понимала, что не сможет вечно бегать, а значит, рано или поздно ей придётся принять бой. И лучше бы этому случиться рано, иначе замок может оказаться полностью разрушенным к тому моменту как она решиться нанести ответный удар.

— Зачем ты делаешь всё это? – дрожащим голосом спросила Селестия, смахнув остатки слёз копытом. На самом деле она наверняка знала истинные причины, но почему-то этот вопрос всё же вырвался наружу. Так или иначе, решив, что в его промахах виновато расстояние до цели, Фенрир решил подойти ближе, попутно продолжая диалог.

— Зачем? Затем, что ты это заслужила! – вновь прорычал воликорн. Казалось бы, его злоба и так была на приличном уровне, но как дело дошло до личной встречи, её становилось больше и больше. Она переполняла его, не только из-за причин, почему всё это началось, а из-за того, что Селестия строила из себя жертву, делала вид, что не понимает причин.

— Я не понимаю… — ответила принцесса солнца. Если бы только она знала, как сильно вся эта её игра в «белую, невинную овечку» бесила Фенрира, наполняла гневом и злостью, и лишь усиливала его непреодолимое желание завершить всё это. Впрочем, если уж она игра на публику, то и воликорн решил последовать её примеру и быть более конкретным в своих выражениях.

— Не понимаешь? Луна, Терроса, мой дед, отец, моё королевство… Мне продолжать? – с лютой злостью посмотрев на белого аликорна, произнёс Фенрир. Он телекинезом схватил одну из опорных колонн, и с силой выдрав её, раскрутил в воздухе и бросил прямиков в свою оппонентку. На этот раз Селестия не стала убегать, а лишь использовала защитное заклинание, создавшее вокруг неё светлую защитную сферу, об которую колонна разбилась на две части и упала позади. Кажется, она была готов действовать.

— Ты нечего не знаешь о том, что тогда произошло! – слегка повысив голос? поспешила оправдаться принцесса солнца. Действительно, произошедшее тогда, чуть более тысячи лет назад, до сих пор оставалось загадкой для Фенрира. А всё потому, что в роковой момент его не было рядом. Неделя в истории, навсегда изменившая судьбу Эквестрии. И воликорн не переставал винить себя в том, что его не было рядом тогда, будучи убеждённым, что смог бы справиться с любой напастью.

— Ты права, не знаю. Но я знаю последствия твоих действий! – ответил Фенрир, остановившись где-то на середине зала, уже недалеко от самой Селестии. В конечном итоге, самым страшным её грехом он считал именно то, как она поступила со своими сёстрами. Даже падение Стоунборна в глазах воликорна не было такой весомой причиной. Наверное, одной из главных проблем было то, что он напрочь отказывался даже попытаться узнать другие варианты того, что же могло сподвигнуть Селестию на такой ужасный поступок, кроме жажды власти.

— У меня не было выбора! Я сделала всё, что могла! Я любила их больше чем ты. – продолжала оправдываться принцесса солнца, повышая голос. Действительно, Фенрир припоминал то, как им всем было весело и хорошо вместе, тогда. То, насколько сильно была привязана Селестия к своим сёстрам. Но это лишь ухудшало ситуацию: он не мог понять, как та, кто любил своих сестёр так сильно, кто была такой жизнерадостной и доброй могла сотворить такое, для чего и ради чего она поступила так.

— Выбор есть всегда. Ты свой сделала. – более спокойным голосом произнёс воликорн и при помощи магии выхватил две меча из ножен. Он тут же хотел нанести перекрёстный удар, но на пути у мечей встала красивая алебарда, стилизованная под принцессу солнца белым цветом и золотом. Фенрир ухмыльнулся. Теперь она официально была готова к битве, раз осмелилась вытащить оружие, которым зачастую не пользуются такие существа.

— Зачем ты делаешь всё это? Луна снова с нами, мы можем начать сначала! – продолжила Селестия, сделав пару шагов назад и раскручивая алебарду для удара. Это был хороший вопрос, и по правде говоря, Фенрир и сам не знал на него ответа. Он понимал, что месть не приведёт не к чему хорошему, но просто не мог остановиться. Он не мог просто взять и забыть тысячу лет, что он копил в себе злобу и ненависть, не мог просто взять и забыть то, что произошло, те обрывки, что ему удалось заполучить. Селестия резко нанесла вертикальный удар, но воликорн успел уклониться, а весь урон на себя принял пол.

— А что делать с Терросой, а?! Её ты уже не вернёшь! Да и как быть со всем тем временем, что прошло? – продолжал наступать в диалоге Фенрир. На самом деле это был риторический вопрос, ибо воликорн как никто другой знал, что прошедшее время невозможно было просто взять и перечеркнуть. Он уже пробовал, неоднократно, но постоянно возвращался к тому, что привело его сейчас сюда, на смертельный бой.

Селестия нечего не ответила, лишь опустила голову и закрыла глаза. По всей видимости, она тоже понимала, насколько сложная сложилась ситуация, и что просто договориться уже не получиться. Скорее всего, ещё она чувствовала вину, ведь в какой-то степени она была виновата в том, что всё дошло до этого. Но это была совершенно другая картина. Фенрир не стал церемониться и повторил свою атаку, пока Селестия слегка отвлеклась, однако магический луч вновь встретился со щитом. Однако, не смотря на всю печаль и грусть, что терзали принцессу солнца, и все её тщетные попытки остановить уже разгулявшееся кровопролитие, она понимала, что сейчас обязана защищать своих подданных. Защищать даже ценой собственной жизни, собственных мыслей и эмоций, не смотря на её большое желание изменить всё к лучшему.

— Мне очень жаль. Правда. – произнесла Селестия и в следующий момент уже отважилась атаковать. – Солнечный Луч!

Довольно мощное заклинание не смотря ни на что, но к тому же применённое так быстро. Воликорн даже не успел поставить защиту, за что поплатился прямым попаданием и полётом обратно к дверям. Принцесса солнца чуть было не сорвалась, чтобы побежать на помощь своему старому другу, её тело даже слегка подалось вперёд, но всё же она смогла сдержаться, лишь отводя взгляд в сторону. Впрочем, такая магия не сильно била по воликорну, наоборот, лишь раззадоривала и подталкивала на ответные меры. Селестия могла больше, Фенрир знал это, и он хотел расшевелить ее, наконец, чтобы подраться в полную силу, пусть и с сильно заниженными магическими способностями…

— Думала, сможешь вечно прятаться здесь с помощью запрещённой магии? В любом заклинании есть лазейка. – продолжил воликорн поднимаясь на лапы. Он всё выжидал момент для того, чтобы сказать Селестии о том, что нашёл Чёрное время. А это значило, что вместе они могли бы уничтожить почти всю Эквестрию в бою, дойди всё до её апогея, ведь насколько знал Фенрир, у принцессы солнца был фолиант Белого времени. В конечном счету, лишь наличием подобной книги можно было объяснить ту запрещённую белую магию, что использовала аликорн. Одно дело её попытка оградиться от интервенции при помощи этой магии, но наделять единорога крыльями, делать из неё принцессу. Она вообще понимала, какие колоссальные последствия возымеют её действия? Фенрир бросил взгляд на стоящую вдали Твайлайт и улыбнувшись перевёл его обратно на свою оппонентку.

— Тёмный пульс! – выкрикнул воликорн, и тут же в принцессу солнца отправилось его заклинание. Оно представляло собой луч тёмной энергии, состоящий и чёрных пересекающихся и вращающихся обручей. Однако Селестия не заставила себя ждать и тут же ответила уже применённым ране заклинанием. Просто и эффективно, без лишних выдумок, однако это не то, чего добивался Фенрир. Два заклинания соединились где-то по центру зала, столкнувшись, словно два хлынувших потока магической энергии, коими они и являлись.

— Я не собиралась прятаться. Я лишь хотела защитить Эквестрию от злых сил, любой ценой! – вновь оправдывалась принцесса. Воликорн предполагал, что она скажет что-то подобное, так что он не удивился, а лишь слегка порадовался тому, что его оппонентка становиться предсказуемой. Сейчас он был в таком состоянии, что не поверил бы ей, скажи она даже чистую правду. Всё это сейчас попросту не имело значение. Фенрир верил в то, что он сильнее Селестии, верил в это, а посему жаждал лишь утолить жажду мести.

— С меня довольно! – прорычал в ответ воликорн и сбросил заклинание, что в свою очередь прервало так же и заклинание белого аликорна. Фенрир оскалился, а его рог внезапно начал словно полыхать чёрным магическим пламенем. Недолго думая он побежал вперёд. Селестия не заставила себя ждать и, хоть и нехотя, применила подобное заклинание, после чего отправилась навстречу своему старому другу. Через пару мгновений они столкнулись, а их рога скрестились. Вспышка. Высвободившаяся в виде небольшого магического взрыва энергия в мгновение ока прошлась волной по залу, разбив вдребезги все витражи. Самих противников слегка отбросило друг от друга, но это не помешало Фенриру сделать рывок и вцепиться клыками в шею принцессе солнца. Хруст. Из места соприкосновения клыков с с плотью струилась кровь, стекавшая сквозь пасть воликорна на мраморный пол, который явно видал деньки и получше. Луна закрыла глаза и отвернулась. Похоже, она хотела всего этого намного меньше своего чёрного друга, возможно даже простила свою сестру, но понимала, что даже останови она его сейчас нечего этим не кончиться. Твайлайт стояла спокойно, хотя внутри она металась из стороны в сторону, пытаясь найти всему происходящему правильное объяснение. Она не могла понять, кому верить, да и не смотря на её желание бросить уже всё и просто помочь своей наставнице, она не могла этого сделать. Хотела, но просто не могла. Всякий раз как она думала о том, чтобы вмешаться, чтобы сделать хотя бы шаг вперёд, тело отказывалось её слушаться. С остальными ситуация была хуже. Флаттершай обняла Пинки и тихонько плакала, упёршись лицом в её бок. Эплджек и Рейнбоу метались между желанием помочь обоим, но осознавали, что в одиночку, даже если захотят, то не справятся. А Рэрити и вовсе не понимала, что происходит и почему её подруги бездействуют. Она пыталась расшевелить их, достучаться, но все попытки были тщетны.

Тем временем, схвативший свою оппонентку за горло Фенрир, повел ее вправо, слегка наклоняя вниз и резко развернувшись, бросил через пол зала прямиком туда, где до недавних пор стоял трон принцессы солнца. Она явно не очень-то любила летать в последнее время, а тем более вот так вот. Но всё же этого было маловато, чтобы так запросто сломить её. Через пару секунд, оклемавшись от броска, она уже поднималась на копыта. Укус на шее затягивался на глазах, тем самым намекая на бессмысленность всего этого насилия. И хоть кровь остановилась, но белая шёрстка принцессы уже запачкалась, словно напоминание о том, что первый ход за оппонентом. Битва бессмертных в принципе не имела смысла, ведь их способность к регенерации позволяла даже вернуть отрубленную конечность обратно на место. Но подобные битвы, зачастую, отличались именно тем, что решались не с помощью грубой физической силы, а хитрых магических манипуляций.

— Живя столько лет здесь, ты ослабла. Потеряла былую сноровку и силу. Поэтому ты вновь обратилась к Элементам гармонии? – продолжил диалог Фенрир как только белый аликорн смогла уверенно стоять на копытах. Если уж в чём-то воликорн и был прав, так это в том, что Селестия ослабла. Она, конечно, оставалась достаточно сильным магическим существом, но всё равно это было несравнимо с её молодостью. Сила это то, чем ей пришлось пожертвовать в защиту своих верноподданных, в защиту всей Эквестрии. Вот только Фенриру была всё равно, какими бы благородными не были её цели, всё же, она скрыла правду, а за этим воликорн видел лишь вину. За окном, а точнее дырками, что раньше были витражами, виднелся Кантерлот. Разрушенный и горящий, будучи местом для битвы тысяч, которую начал один. С неким присущим ему воем, снаряд катапульты прилетел прямиком в тронный зал, обвалив часть потолка. Луна прикрыла подруг магическим щитом от падающих обломков. А вот Фенрир решил воспользоваться этим, а точнее, дырой, что образовалась в потолке. Он пару раз взмахнул крыльями и повис в воздухе, как бы приглашая Селестию на танец. Она не могла отказаться от столь щедрого предложения и тоже взлетела. А дальше они оба стали взлетать вверх, попутно приближаясь друг к другу, покуда не сцепились в едином танце, кружась в воздухе над замком. И хотя это и было похоже на какой-нибудь красивый танец, это всё ещё была битва, и Фенрир лишь выжидал нужный момент.

— Прошу, остановись! Всё это нечем хорошим не закончиться. – в очередной раз попыталась образумить своего старого друга Селестия. В её наполненных грустью глазах, один из которых то и дело скрывался за её развивающейся гривой, до сих пор сиял огонёк, называемый надеждой. Видимо она до сих пор свято верила в то, что даже сейчас, после всего, может быть другой путь. И это рвало Фенрира изнутри, поскольку он знал лишь один путь – вниз. Воликорн схватил телекинезом свою оппонентку и камнем бросился вниз, обратно в тронный зал. Он держал её перед собой, не то чтобы крепко, но она почему-то даже не пыталась сопротивляться. Лишь смотрела ему в глаза, словно заглядывала в душу. В этот момент внутри Фенрира что-то окончательно сломалось. Удар. Падение получилось таким, каким и планировалось. Мраморный пол прогнулся под натиском двух магических существ, словно бы на него сбросили огромную наковальню. Воликорн навис над принцессой солнца, лежавшей под ним в небольшом кратере от их падения, пытаясь отдышаться. Он начал сомневаться в себе, в самом себе, в собственной правоте, а это самое последнее, чего он хотел сейчас. Так или иначе, для себя он всё уже решил. Идти до конца, не сворачивать, чтобы не случилось.

— Ты проиграла. Я уничтожу всё, чем ты дорожила. Я уже обратил Твайлайт и её подруг на мою сторону, а дальше, я подчиню себе Эквестрию! Она больше никогда не будет прежней. – прошептал он ей на ухо. Для Селестии это было словно ведро ледяной воды, обдавшей её и заставившей проснуться. Слёзы наворачивались на глаза. Она не могла поверить, что это правда. Только не Твайлайт, она не могла. Принцесса солнца повернула голову на бок, чтобы попытаться достучаться до своей протеже, но та, при виде молящих глаз своей наставницы лишь отвернула взгляд в сторону. Не без помощи Фенрира, конечно. Он знал, что поступает достаточно жёстко, ведь за последнее множество лет эта единорожка стала для Селестии практически дочерью, которой с лёгкой подачи воликорна у неё никогда не было, нет, и не будет. Кто бы, что не говорил, но большинство чёрной магии было действительно чёрной. Во всех смыслах.

— Нееет! Прошу тебя, нет! Это всё, что у меня осталось! Неужели тебе мало того, что ты наказал меня тогда!? – отчаялась принцесса солнца. На самом деле ей тоже было очень одиноко всё это время. Твайлайт была первой за всё тысячелетие, кто смог разбавить жизнь белого аликорна, принести в неё немного счастья. А теперь у Селестии отбирали то последнее, единственное, чем она дорожила больше своей жизни. Она не могла этого допустить, а потому, собравшись с силами, всеми четырьмя копытами она отбросила воликорна с себя. Бросок получился неожиданным и сильным, так что Фенрир осознал что произошло лишь когда встретился с потолком. Падать обратно вниз уже не имело смысла, так что воспользовавшись собственными крыльями, про которые воликорн то и дело забывал, он спланировал на некоторое расстояние от своей оппонентки. Судя по всему это нужно было заканчивать, ведь чем дольше тянется их небольшой диалог, тем больше крови проливается там, в городе. А ведь Фенрир не меньше Селестии не хотел лишних жертв. Если бы он знал, что может так запросто придти в замок, наверное, и не стал бы собирать армию. Хотя и у всей этой волны клыков, когтей и копыт, захлестнувших город, была своя скрытая цель.

Чёрное стояло против белого. Зло против добра, тьма против света. Таким запомнят этот момент в Кантерлоте ближайшие поколения. Да и кто станет разбираться в чувствах и мотивах, когда всё можно было помазать одним цветом? Фенрир стоял напротив Селестии, и понимал, что теперь она в полном отчаянии, теперь она не только готова убить своего старого друга ради собственного блага, но и готова оступиться. По крайней мере, воликорн хотел видеть принцессу солнца именно такой: заплаканной, отчаявшейся, готовой на всё ради сохранения осколков своей судьбы, что тесно переплелись с судьбой самой Эквестрии, переставшей быть олицетворением добра и света. Ему нужно было, сейчас, как никогда раньше, наверно именно это и послужило тому, что ему тоже пришлось врать ей в лицо. Но это было необходимо, для самого Фенрира, чтобы прекратить сомневаться, чтобы Селестия вновь стала врагом номер один в его глазах.

Воликорн вытащил свои мечи и приготовился к бою. Продолжать и дальше этот разрывающий душу диалог у него не было причин и желания, в конечном счете, он хотел, чтобы его сомнения усиливались. Ему и раньше приходилось сомневаться в собственной правоте, на жизнь расставляла всё на свои места, вновь и вновь убеждая воликорна в том, что он почти всегда прав. Почти всегда. Селестия подняла свою алебарду. Она до сих пор не могла поверить в то, что кому-то удалось обратить Твайлайт против неё. Мысленно она пыталась найти ответ на вопрос «Почему?». Хотя один вопрос тревожил её сильнее остальных – «За что?». Ставки сделаны, ставок больше нет. Оскалившись и рыча, Фенрир бросился вперёд. Его мечи летели впереди него, словно он держал их в вытянутых лапах, что, по сути, тоже являлось правдой. Селестия тоже не заставила себя ждать. Найдя в глубине своего сердца злость и гнев, она нахмурилась и тоже ринулась в бой, раскручивая алебарду в воздухе. Момент столкновения. Воликорн уже понимал, что продолжать атаку не имеет смысла, ибо момент был не подходящий, так что он просто скрестил мечи для блока. Тщетно. За счёт кручения алебарда набрала достаточно силы и мощным восходящим снизу ударом разбила блок, заставив мечи отлететь по сторонам. Впрочем, это было вполне ожидаемым ходом, и в этот момент принцесса солнца открылась для контратаки, чем воликорн поспешил воспользоваться. Мечи тут же поспешили обратно к своей цели для того, чтобы нанести ей пару неприятных ран. И если от одного меча Селестии удалось защититься длинной рукояткой своего оружия, то второй всё же нанёс горизонтальный разрез по правому копыту принцессы солнца, ближе к груди. Неприятными такие раны были из-за жгучего ощущения, оставляемого любым оружием, что выковано в пламени драконов. Но помимо этого, подобные раны затягивались намного дольше любых других. Селестия слегка разозлилась и в ответ нанесла пару размашистых ударов, которые Фенриру было тяжело блокировать. За лязгом металла, оба оппонента замечали за собой некую усталость и истощённость, хотя сказать, что они использовали много магии за сегодня, нельзя было. Так или иначе, всё следовало закончить до того, как оба упадут без сил, не в состоянии продолжать бой дальше. Воликорн отпрыгнул назад, чтобы перевести дух, и тут же поспешил нанести удар обоими мечами сверху вниз. Как и ожидалось, Селестия заблокировала удар, рукояткой алебарды, развернув её горизонтально перед собой. Возможно, знай она, что произойдёт дальше, то лучше бы приняла этот удар.

— Фазовый сдвиг! – прозвучал голос Фенрира. Это было одно из тех заклинаний, которые должны быть использованы в нужный момент и правильным образом. Схоже оно было с заклинанием Перемещения, с одной лишь разницей, что позволяло заклинателю поменять своё текущее положение в пространстве в замедленном режиме. Таким образом, оно словно бы замедляло время вокруг, позволяя магу выбрать более удачную позицию для контратаки. Воликорн так и поступил. Он сдвинулся влево, оказавшись справой стороны от принцессы солнца. Дело оставалось за малым. Заметив подобное перемещение, Селестия тут же поспешила нанести размашистый удар по своему противнику.

— Фазовый сдвиг! – повторил Фенрир и тут же переместился на противоположенную сторону от принцессы солнца. Воликорн в принципе не любил оружие, а особенно такое сложное в управлении как копья, косы и алебарды. С подобным оружием всегда нужно быть настороженным, ведь если ты промахнулся, то остался практически беззащитным. Так и произошло. Селестия, лишь заметив отсутствие своего противника в точке встречи с её оружием, поняла, что уже всё было кончено. Она повернула голову, а следом увидела лишь пересекающиеся перед её глазами мечи и звон. Через мгновение она почувствовала резкую острую боль, не сравнимую не с чем, что могло бы почувствовать любое другое существо. А следом – невероятной силы магическим выброс в виде вспышки и последующей белой волной, разошедшейся от Кантерлотского замка по всей Эквестрии. Большинство пони, ещё не подозревало, что эта белая волна знаменье наступающих тёмных времён. Селестия не сразу поняла, что произошло, поскольку продолжала чувствовать всё своё тело. Поначалу ей даже показалось, что Фенрир промахнулся. Осознание произошедшего произошло через несколько секунд, когда мечи вернулись на боевые позиции. Увиденное далее словно убило что-то внутри принцессы солнца, не говоря уж об покинувшей её надежде и панической атаке, которой она подверглась. Это был рог. Её рог. И он лежал на мраморном полу, прямо перед принцессой. Фенрир и сам не мог поверить в то, что у него получилось. Он посмотрел на практически задыхающуюся оппонентку и ему пришлось собрать воедино все остатки ненависти и злобы, что ещё остались в нём, чтобы самому не ужаснуться от содеянного.

— Ха… Я победил! Теперь ты просто пегас-переросток. – постарался усмехнуться воликорн, хотя внутри он понимал, что даже представить себе не может, какой ужас испытывает сейчас Селестия. Оружие, выкованное в пламени драконов, было единственным способом лишить единорога его магии, отрубив ему рог. Так поступали с пленными единорогами волки Стоунборна многие столетия назад, в качестве высшего наказания, ведь лишиться магии для единорога было хуже смерти. Принцесса солнца пошатнулась, её копыта тряслись и переставали держать свою хозяйку. Они подкосились и позволили Селестии рухнуть на мраморный пол. Её глаза помимо слёз наполнялись отчаяньем. Она, в попытке вернуть себе надежду, попыталась сотворить какое-то слабое заклинание, но, даже напрягшись, из остатка рога на её голове виделась лишь маленькая искра. Она лишилась своей магии, а это означало, что и то защитное заклинание тоже перестало действовать.

— П-прошу, Фенрир, молю! – в последний раз посмотрев на своего старого друга своими заплаканными, но всё ещё прощающими и просящими помощи глазами, произнесла Селестия. Это было ужасно. Воликорну сделалось не по себе от её взгляда, он хотел пропасть на месте. Она словно проникала сквозь его душу. И хотя самым милосердным в данной ситуации, наверное, была бы смерть, Фенрир всё же смог остаться собой. Вспоминая всё то, что пришлось выстрадать её сёстрам, ему, и ещё тысячам существ… Он не мог просто так всё закончить. Принцесса солнца должна страдать, сильнее, больше, дольше… Морда воликорна исказилась от злобы, а сам он зарычал. Ещё один взмах мечами в сторону Селестии, и рядом с ней упала её длинная магическая грива. Оставшаяся часть перестала развиваться и сменила цвет на розовый – её истинный цвет. Принцесса солнца поняла, что это был конец. У неё больше нечего не осталось. Весь мир восстал, чтобы наказать её, наказать за то, что произошло тогда, наказать за её слабость…

— Ты будешь жить. И страдать. Страдать как твои сёстры. – начал свою прощальную речь Фенрир. Он чувствовал, как проникается сочувствием к Селестии, а посему старался закончить всё поскорей, пока он ещё твёрдо уверен в своих решениях. Сглотнув, он продолжил. – Отправляйся к богу чёрных снов! – выкрикнул он и поднялся на задние лапы, расправляя крылья, чтобы не упасть. На конце его рога начала образовываться чёрная сфера. По-настоящему чёрная, без каких либо оттенков, отблесков или других магических сопровождающих, это словно была эссенция чёрного цвета. Когда заклинание достигло апогея, но по размерам не превышало и мяча, Фенрир резко опустился на передние лапы, и подавшись вперёд коснулся этой сферой до Селестии. Тут же, при контакте с целью, сфера увеличилась до необходимых размеров, полностью скрывая в себе принцессу солнца, а после резко уменьшилась и пропала. Перед Фенриром, убирающим мечи обратно в ножны, лежало то малое, что осталось от белого аликорна: её рог, до сих пор сохраняющая остатки магии грива и алебарда. Он смотрел на это и так сильно задумался над свершившимся, что не заметил, как к нему подошли Луна и Твайлайт. Он до сих пор тратил свои силы на то, чтобы поддерживать внутри юной принцессы своё заклинание. Наверно именно поэтому она до сих пор не набросилась на воликорна, а лишь с грустью смотрела на всё оставшееся от своей наставницы. К собственному удивлению Фенрир обнаружил, что остальные Элементы гармонии спят в дальнем углу зала.

— Давно ты их…? – спросил он Луну. Он понимал, что сами они заснуть не могли, даже не смотря на то, что кому-то этот бой мог показаться скучным. Так же он понимал, почему принцесса ночи сделала это, но ему нужно было понять, как давно это произошло, и сколько они успели увидеть.

— Почти сразу после того, как она встала после твоего укуса. – спокойным голосом ответила Луна. Да, конечно она возможно и простила Селестию, да и произошедшее выглядело ужасно, но где-то в глубине принцесса ночи наслаждалась тем, что видела, наслаждалась даже мыслью о том, что, наконец, её сестра поймёт хотя бы частично, какого было ей на протяжении тысячелетия. – Ты в порядке? Выглядишь неважно.

Фенрир действительно чувствовал, что силы покидают его. На то было несколько причин, но так или иначе, ему нужно было закончить войну, что он развязал. Да и к тому же, что-то нужно было делать с Твайлайт на случай, если он не сможет и дальше держать её под контролем. В конце концов, если бы она осознала происходящее до конца, то ей, наверное, не понадобились бы и подруги чтобы закинуть воликорна на какую-нибудь далёкую звезду.

— Идёмте девочки, пора закончить, что я начал. – произнёс Фенрир и телекинезом подхватив три «символа власти» Селестии, отправился на к дырке в стене, что осталась от попадания из катапульты. Луна и Твайлайт последовали за ним, но всё же держались позади. В конечном итоге воликорн одержал долгожданную победу, и сейчас готовился к своей финальной речи перед тем, как провозгласить себя новым королём. Вот только Луна, как и её друг, уже начала понимать, что Селестия практически не сражалась. Всё было не так. Всё должно было быть намного суровее.

— Остановитесь! – закричал Фенрир так громко, как только мог. Этого оказалось достаточно, чтобы обе армии, хоть и не сразу, но всё же прекратили сражение. – Защитники Кантерлота! Вы сражались достойно и храбро, но пора остановить это бессмысленное кровопролитие! – начал свою речь воликорн, стараясь говорить так, чтобы его слышало как можно больше существ. А те, кто не услышит его слов напрямую, наверняка получат информацию из уст своих соратников. Фенрир же в свою очередь смотрел на сильно потрёпанный город, и две армии, уставшие от столь напряжённого сражения. Возможно, слова воликорна не были бы услышаны, и не смотря на желание стражи остановиться, они бы продолжили сражаться за свою принцессу. Но…

— Селестия повержена! Вашей принцессы больше нет! – продолжил Фенрир и поспешил представить доказательства толпе. Оружие, рог, и даже грива, до сих пор развивающаяся, словно она всё ещё находилась на прежнем месте. Произошедшее вызвало двоякую реакцию среди существ, что стали свидетелями этому. Сторонники Фенрира возрадовались знамению, что победа была на их стороне. Всё, чем они пожертвовали ради этого момента, теперь оправдалось, для большинства, а все они, наконец, достигли желанной цели. Сторонники принцессы же не могли поверить своим глаза, их боевой дух резко упал от осознания, что, не смотря на все принесённые ими жертвы, они так и не смогли защитить свою принцессу. – Всё кончено! Сложите оружие и сдайтесь, и я клянусь, что больше никто не пострадает! – продолжил он. Впрочем, основной целью этой речи и была капитуляция войск, ведь оставлять воинственную армию на своей новой территории перед тем как идти отдыхать было просто глупо. Так или иначе, это сработало. Сначала единицы, но следом многие начали бросать своё оружие, понимая, что нечего уже не изменить, и надеясь на милость нового правителя к себе. В конце концов, у многих стражников были семьи, и в первую очередь после принцессы и столицы, им нужно было думать о родных. Основные цели были достигнуты, но растянувшаяся ухмылка на морде воликорна говорила о том, что он приготовил сюрприз для всех. Это была та часть, где нужно было переставать действовать по плану и начинать импровизировать. Впрочем, такого не ждал никто.

— Жители Эквестрии, друзья, я бы хотел представить вам нового правителя вашей страной. Прошу вас поприветствовать – Сумеречная королева Твайлайт Спаркл! – произнёс он, магией резко подведя аликорна ближе к дыре, чтобы все могли разглядеть её, столь же ошарашенное лицо. Словно волна непонимания прокатилась по лицам всех присутствовавших существ, никто явно не ждал такого поворота. Фенрир и сам не ожидал, но хорошенько поразмыслив и до этого, и в последние несколько минут, он всё же решил что это самое правильное решение. Да и замешкавшиеся взгляды пони, волков и прочих лишь подтверждали, что это была отличная идея. В конечном итоге воликорн никогда не хотел власти, ему было достаточно собственного авторитета.

— Дальнейшее оставляю на своих офицеров, действуйте по ситуации согласно инструкциям! – закончил Фенрир и медленно стал отходить от дыры по направлению к выходу из зала, но если Луна была готова принять любое решение своего друга без вопросов и вполне понимала все его действия и поступки, то Твайлайт была другой.

— П-погоди! Фенрир! Что ты только что сказал? – поспешила переспросить она, в надежде на то, что ей послышалась предпоследняя реплика воликорна. Она не понимала, как такое вообще может произойти, была крайне против и понимала, что не готова к такой огромной ответственности.

— Что тут непонятного? Поздравляю с повышением, моя королева. – слегка ехидно ответил он. Казалось, он начинает привыкать к вечному вопросительному знаку, что читался в глазах Твайлайт. Но на самом деле, из всех оставшихся бессмертных, что были знакомы и близки Фенриру, именно юная принцесса магии дружбы лучше всего подходила на роль нового правителя Эквестрии. Воликорн не мог позволить, чтобы принцесса Каденс и Шайнинг Армор претендовали на это место. Сам же Фенрир после всего случившегося, был не только не знаком жителям Эквестрии, за исключением своих союзников, но и не ассоциировался у них не с чем хорошим. Луна же, ещё не так давно собиравшаяся устроить вечную ночь, и отсутствовавшая в делах мира тысячу лет тоже плохо подходила но роль новой правительницы. Так что самым лучшим вариантом была именно Твайлайт. Та самая, кто неоднократно спасал Эквестрию от различных напастей, что была рядом с Селестией и вообще была в основном крайне положительной персоной на слуху у большинства пони. Да и к тому же, погружённая в заботы на новом посту, она станет куда более зависимой и легче контролируемой.

— Эй, Твайли, не беспокойся, мы с Луной будем помогать тебе во всём. Да и твои подруги, думаю, не оставят тебя. Просто ты нужна Эквестрии. Я верю, что ты сможешь справиться. – обняв крылом новую королеву произнёс Фенрир, в попытке подбодрить её. Пока, по всей видимости, выходило не так хорошо как хотелось. Твайлайт явно нервничала и металась в своём сознании из стороны в сторону, понимая, какая большая ответственность легла на её хрупкие плечи. Она начала скучать по временам, когда была ещё единорогом, далёким от всех этих проблем.

— Я не знаю… Я не смогу! Это же такая ответственность! А я не прочла не одной книги о том, как быть королевой… — продолжала переживать из-за свалившегося на неё титула Твайлайт. Она видимо даже не осознавала, что в истории Эквестрии она будет первой королевой, а не принцессой. Попросту, Фенрир решил, что такой титул звучит гораздо сильнее и более величественно, чем титул принцессы. В конце концов, ей предстояло завоевать уважение и авторитет не только среди пони, но и среди других существ, что теперь встанут под её знамёна.

— Послешай, Твайли, всё ты сможешь. Мы с Луной верим в тебя, тебе просто нужно отдо… — не успев закончить фразу, воликорн свалился на пол. Силы в конец покинули его, выведя тело из игры. Луна с улыбкой заметила, что падать без сознания входило её другу в привычку.

— Думаю, он хотел сказать, что тебе стоит отдохнуть. Завтра у тебя сложный день, у всех нас. – с улыбкой произнесла Луна. Её приятный слуху голос умел успокаивать, хотя Твайлайт не помогло и это, но всё же она начала переживать чуточку меньше. Она явно была не готова начать править страной и боялась всех подвести. Только вот ей было невдомёк, что она, сочетая в себя знания как у Фенрира, и шарм Луны, но при этом, оставаясь белой и пушистой, была идеальным кандидатом на это место. По крайней мере, так будет лучше для всех.

А тем временем, под чутким руководством своих офицеров, армия Фенрира принялась тушить пожары и разбирать завалы. Теперь им предстоял тяжёлый труд – отстроить город, что несколько минут назад они рушили. Благо волки ещё не забыли, как строить из камня. Лишь одна проблема оставалась: отступившие войска Кристальной империи, не пожелавшие сдаваться.