Подарок на День Матери

Твайлайт — ученая душа, а ученая душа — занятая душа, и занятая душа, возможно, забыла, что в ближайшие выходные будет День Матери. К счастью, Селестия приходит ей на помощь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Час визита

Бон-Бон навещает Лиру в психлечебнице.

Лира Бон-Бон

Хроники семьи Джей: Все те же, но при других обстоятельствах.

Экрид Смоук повержен, и вся Эквестрия может, наконец, вздохнуть с облегчением. Так же, казалось бы, и Эр Джей, которого провозгласили всенародным героем. Но, стоило ему вернуться из комы, как на голову ему сваливается слава, огромное внимание со стороны жителей Эквестрии и... его друзья детства. Не все в них так просто. Не все они такие как раньше. С чем же столкнется пегас после встречи со старыми приятелями?

ОС - пони

Shooting Star

Твайлайт стремится к звездам.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Падение в бездну: Магия войны

Прошло больше десяти лет с тех пор как закончилась магическая война, погубившая сотни тысяч чародеев. Тёмный Лорд стал историей, а Пожиратели Смерти уже давно прекратили своё существование... Но что если это не так? Что если тёмные маги нашли лазейку и смогли вновь обрести силы? Что если они начнут новую войну, и что будет, если эта война затронет мир, в котором дружба и любовь - ценнейшая магия, победившая немало коварных злодеев и жестоких тиранов? Ответы найдёт лишь прочитавший...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия Человеки

Охотник и жертва / The Hunter and The Prey

О читатель, не хочешь ли услышать скорбную повесть об Эпплджек и Пинкамине Диане Пай, живущих в мире, где проклятье — не сон, но явь, разъедающая умы? О, сколь безумен, сколь трагичен, сколь терзает он сердце! Ибо даже «бездонная чёрная бездна» — лишь самое ничтожное из слов, коим можно выразить горестный сказ о двух старых друзьях, охотнике и жертве.

Пинки Пай Эплджек

My Little Дебил: Lopata Is Magic (148 проблем Биг Мака)

Внимание: Серьёзное отношение ко всему ниженаписанному наприемлимо! ЭТО ПРОСТО СТЁБ! НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ОТНОСИТЬСЯ К ЭТОМУ СЕРЬЁЗНО! Биг мак попадает в глупую ситуацию из которой ему надо найти выход, заручившись помощью единственного союзника – лопаты.

Биг Макинтош Другие пони

От первого лица

Несколько зарисовок, в которых повествование ведётся от лица второстепенных персонажей.

Другие пони

Сад Рэрити

Я непохожа на других пони. Я пыталась жить, как другие сказали бы, приличной жизнью. Я не смогла. Что я сделала со Свити Белль, с Сильвер Спун — со всеми — я не стану просить прощения. Я тоже страдала будучи ещё жеребёнком. И только через эти страдания я смогла увидеть путь, что позволил мне быть собой. Меня зовут Рэрити, и я — монстр.

Рэрити

Fallout:Equestria. Под светом солнца

Порою в жизни, мы совершаем поступки о которых потом жалеем. Принимаем решения, которые принесут не одну бессонную ночь. И если судьба дает тебе шанс, начать все заново не оглядываясь на содеянное тобою ранее, то стоит ли гнаться за фантомами былого? И, что если твое прошлое намного ужаснее твоего настоящего.

ОС - пони

S03E05
Глава №5.1/2 Подготовка к штурму – Волчий Гамбит! Глава №6 Сталь и Пламя – Свобода с привкусом крови!

Глава №5.2/2 Подготовка к штурму – Последний из своего рода!

Некоторые проблемы можно решить лишь силой и никак иначе. Встаёт лишь вопрос, стоят ли принесённые жертвы того. А вдруг сделанная ставка слишком велика?
ЗЫ: Благодарю за чтение. (c) Gregory Mars

Утро нового дня. Солнце, как и обычно поднимаемое Селестией, начинало озарять своими лучами Понивиль. Небо обильно застилали облака, оставляя надежду на то, что этот день будет прохладнее предыдущих. Фенрир проснулся достаточно рано и обнаружил себя в гостевой комнате, лежащим на кровати. Вот только он никак не мог припомнить, каким это образом он попал сюда и почему вообще уснул. Неужели после всего он так устал? Последнее, что смог вспомнить воликорн об этой ночи, так это то как он сидел на балконе с Луной, и она пела ему колыбельную. Да, эта песенка, он не слышал её очень давно. В детстве ему пела его мама, убаюкивая и помогая отправиться в мир грёз. Так много лет прошло с тех пор.

Фенрир повернулся на бок, после сел на край кровати с сонным выражением морды. Он давненько не высыпался так хорошо, в мягкой пастели и уютном помещении, где было так тихо и тепло и его не мучили бы видения. Протерев лапами глаза, воликорн сполз с кровати и встав на лапы побрёл прочь из комнаты. Этот день должен был быть куда более предсказуемым и судьбоносным, чем предыдущий. Всего-то нужно было отправиться к северным границам Эквестрии, туда, где недавно вновь объявился один из городов бывшей Кристальной империи, и убедить Свободные стаи выступить войной на Кантерлот. Задача была бы довольно простой, если бы не Бладфанг. Это довольно большой белый варг, последний варг в мире, жестокий и деспотичный. Но, к сожалению, по некоторым причинам, его влияние на волков было гораздо сильнее, чем авторитет Фенрира. Это означало, что против воли Бладфанга не один волк не посмеет покинуть северные земли. Чтобы заручиться поддержкой белого монстра, воликорн заключил с ним сделку в ходе которой он должен был… Впрочем теперь это было не важно, ибо кое-что пошло совсем не так и старику оставалось надеяться лишь на благоразумие варга, в жизни которого он принимал непосредственное участие. Уйдя довольно глубоко в размышления о дне грядущем, Фенрир слегка забылся и совершенно не заметил перед собой маленький огнедышащий комок неприязни, до того как коснулся его лапой.

— О, малыш, прости. Я тебя не заметил, витаю в облаках знаешь ли… — с улыбкой на морде произнёс воликорн, пытаясь всё свести в шутку. Вот только маленькому ассистенту Твайлайт явно было не до смеха. Видимо он злился из-за произошедшего вчера вечером, ну и ещё из-за инцидента чуть ранее. Тогда Фенриру удалось его запугать, но сейчас малыш явно собрал смелость в кулак, он стоял перед своим оппонентом скрестив лапы с явно недовольным видом и глазами полными желания высказать всё.

— Вообще-то у меня есть имя, Спайк, как ты можешь помнить. И если ты не забыл, я – дракон. И у меня большое желание спалить тебя моим пламенем за то, что произошло вчера. Думаешь, я так просто всё забуду? – негромко, но с уверенностью в голосе произнёс дракончик. Теперь он явно был готов рискнуть в схватке с «неизведанным злом», лишь бы отомстить за случившееся с Твайлайт. Фенрир даже улыбнулся, ведь подобное рвение заслуживало уважение. Всё-таки, как оказалось, воликорн ошибся насчёт этого малыша при первой встрече.

— Успокойся Спайк. Ты бы скорее сжёг самого себя. Слушай, если помнишь, в этом есть немного и твоей вины. Я ценю твоё рвение, и это достойно похвалы, но первый на кого тебе нужно злиться, это ты! – ткнув лапой дракончика в грудь, произнёс Фенрир. Отчасти он был прав, и вина за произошедшее лежала так же и на Спайке, от осознания чего он опустил взгляд и задумался. Ему не хотелось признавать, что он тоже виноват в произошедшем. – Мне кажется, конфликт исчерпан, Спайк. Да и даже если ты и захочешь мне отомстить, тебе придётся встать в очередь.

Воликорн с лёгкой ухмылкой проследовал мимо дракончика, оставляя малыша наедине со своими мыслями. Так или иначе, разжигать пламя конфликта, что уже потух, и лишь угли дотлевают от него, не имело смысла. Было и так достаточно врагов и поводов для драки, чтобы ещё раз устраивать распри со своими будущими соратниками. Фенрир проследовал до спальни Твайлайт и к собственному удивлению обнаружил, что она тоже уже встала. Юная принцесса сидела напротив зеркала заканчивая приводить в порядок свою гриву.

— Уже проснулась, Твай? – спросил он, волнуясь из-за того, что вчера их, так сказать, первая встреча, прошла не совсем гладко. Да и то, что гостеприимный аликорн так долго глядел в зеркало тоже было поводом для волнения. Наконец Твайлат оторвала свой взгляд от собственного отражения и повернула голову к входу в комнату. По её глазам было понятно, что она не очень-то была рада видеть своего посетителя.

— А, Фенрир. Я всё надеялась, что это был просто дурной сон. – с уныньем в голосе произнесла Твайлайт вставая и направляясь к выходу из комнаты. Ей видимо, в самом деле, не хотелось верить, что всё это правда. Воликорн понимал, что она сейчас чувствует, в его жизни было немало моментов, когда он хотел, что бы всё оказалось сном. Но каждый раз реальность оказывалась реальностью, суровой и жестокой, без прикрас и розовых очков. Впрочем, такие моменты наступали не слишком часто.

— Так, что ты решила? – спросил Фенрир, отходя на пару шагов назад, чтобы дать аликорну выйти из комнаты. Услышав этот вопрос, она остановилась, поравнявшись с собеседником. Твайлайт явно не хотела делать судьбоносные решения с утра пораньше.

— Я не знаю… Всё сложно. Я не могу взять и отказаться от всей своей жизни. Я боюсь ошибиться с выбором. – негромко ответила юная принцесса. Её можно было бы понять, всё-таки не каждый день тебя пытаются убедить в том, что вся твоя предыдущая жизнь враньё, что все случайности не случайны, а твоя наставница – настоящий монстр. – Может быть эта поездка, о которой ты говорил вчера, поможет нам всем понять правду. – добавила она с надеждой в голосе. Возможно, она и в правду так считала, а возможно просто хотела воочию узреть масштабность сложившейся проблемы.

— Нам? Нет, ты не поняла. Поехать со мной можешь только ты. Больше никто…

Но не успел Фенрир закончить мысль, как послышался звук открывающейся двери, а после чего взволнованные голоса подруг. Пришлось прервать беседу до лучшего времени, а пока, отправляться на встречу с взволнованными пони, пришедшими проведать свою подругу с утра пораньше. Воликорн явно не ожидал, что они все нагрянут прямо с утра, не смотря на то, что солнце только начинало показываться в Понивиле. Да и, честно говоря, ему было немного стыдно показываться им на глаза сейчас, после произошедшего. Наверно поэтому он решил остаться возле лестницы, не спускаясь в тронный зал вслед за Твайлайт. Он просто решил подождать более удачного момента.

— Сахарок, ну как ты себя чувствуешь? – произнесла Эплджек. Все они разом обняли Твайлайт со всех сторон, переполняемые радостью, что ей уже намного лучше.

— Я так рада вас видеть, девчонки. – утопая в объятьях радостно произнесла аликорн. – Всё в порядке, правда. – успокоила их юная принцесса. Этот душевный момент подошёл к концу, но кое-кто кое о чём забывать не спешил. С Рейнбоу всё было понятно ещё вчера, Флаттершай и Пинки хоть и находились под вопросом, но всё же ждать от них крайне негативной реакции не приходилось. Даже Рэрити в итоге могла бы всё замять, намекни ей Фенрир о том, что она задолжала ему за спасение сестры. Оставалась только Эплджек. Эта простая, но в тоже время очень сложная пони. Нужно было что-то делать.

— А где этот волчара? Уже ушёл или мне повезёт самой вышвырнуть его за пределы Понивиля? – произнесла фермерша, оглядываясь по сторонам. Она была полна решимости предпринять всё, что в её силах, чтобы огородить своих подруг от этого монстра. Вот только, видимо она не учла один маленький факт – она уже опоздала с этим.

— Прекрати Эплджек, Фенрир не так уж и плох. И он скоро уедет на встречу. Ну и… Я тоже еду. – нехотя произнесла аликорн, понимая что за этим последует. А конкретно, крики, в стиле «Что?», «Ну уж нет!» и «Мы поедем с тобой!». Впрочем, всё это было справедливо, даже сама Твайлайт не могла до конца объяснить мотивы такого решения. Ведь со стороны здравого смысла эта поездка легко могла оказаться ловушкой, ведь даже если слова воликорна правда, и она является оружием, то это лучший шанс схватить и уничтожить главную защиту Эквестрии. Впрочем было что-то, что тянуло юную принцессу на эту поездку. То ли любопытство, то ли жажда знаний, на самом деле было не важно. Так или иначе, нужно было прекращать это представление.

— Она должна поехать одна. – уверенно произнёс Фенрир выйдя из своего укрытия и начав спускаться по лестнице. Он сразу же поймал осуждающий взгляд Эплджек, сопровождавший его всю дорогу, пока воликорн не спустился в тронный зал.

— И ты думаешь, что после случившегося мы отпустим Твай одну с тобой? Клянусь яблоками, этому не бывать! – воспротивилась фермерша, делая несколько шагов вперёд, как бы вклиниваясь между Фенриром и своими подругами. Она явно была полна решительности пойти на всё, лишь бы предотвратить очередное повторение вчерашнего инцидента. Но она не осознавала, что тем самым лишь помогала планам воликорна.

— Хорошо. Как акт доброй воли, я могу позволить одной из вас поехать вместе с Твайлайт. – произнёс Фенрир. Он достаточно хорошо всё обыграл, чтобы эта импровизация казалась таковой. На самом деле его планы пошли крахом почти с самого начала, и импровизировать единственное, что он мог делать, для того чтобы остаться в игре. – Но предупреждаю, это не прогулка, мы едем не развлекаться. Там может быть довольно опасно и очень холодно. Если повезёт, мы сможем решить все вопросы дипломатией.

— А если не повезёт, придётся улепётывать сломя голову? Я в деле! – произнесла Эплджек с ухмылкой на лице. Воликорн был доволен что хоть на этот раз его план сработал. Он достаточно хорошо просчитал, что в подобной ситуации именно элемент честности, как яркий представитель смелых пони, решиться вызваться добровольцем. Просто, Флаттершай явно не отличалась смелостью и силой, Пинки хоть и была бесстрашной, но когда дело доходило до серьёзных встреч, ей явно там было не место. Рэрити пришлось бы тащить с собой огромную гору багажа, только вот пришлось бы тащить его самостоятельно, ввиду отсутствия Спайка. А Рейнбоу видимо до сих пор не отошла от вчерашнего вечера, что было видно по её вялому виду и задумчивому выражению лица.

— Тогда решено! Когда отправляемся? – радостно спросила Твайлайт. Это был хороший вопрос, ведь путь на север был довольно не близким, а нужно было ещё успеть вернуться до конца дня. Конечно, можно было бы использовать магию и просто перенестись туда, но подобный магический всплеск был бы слишком заметен, и операция, и так находящаяся в шатком положении, могла бы сорваться окончательно. Так что единственным оптимальным решением данной задачки был поезд.

— Скоро отправляется утренний Экспресс. Советую поторопиться, если хотите успеть. – произнёс Фенрир и отправился на железнодорожную станцию. Ему просто напросто не хотелось быть ещё более подозрительным, а посему он решил, что оставить их наедине будет правильным ходом. Да и мешать собирать необходимые вещи он тоже не хотел.

Придя на станцию, воликорн подметил практическое отсутствие пассажиров. Хотя поезд уже стоял и ждал назначенного часа, чтобы отправиться в путь, на скамейке ожидания сидел лишь один пони. Наверное, и тот бы сбежал при виде Фенрира, если бы тот не понимал, что разгуливать в своё настоящем образе было не самой лучшей идеей. Было удивительно, что у вчерашнего конфликта не оказалось зрителей, иначе Селестия наверняка уже явилась бы. Ей было куда проще, используя тысячелетний авторитет и образ, сложившейся о ней, заставить поверить Элементы гармонии в то, что он – вселенское зло. А дальше, кто знает, что могло бы произойти, ссылка на какой-нибудь космический камень или превращение в статую. У Селестия явно была скудная фантазия по этому поводу. Так или иначе, воликорн не мог вновь применить магию и вновь превратиться в Блэкбёрда, просто потому, что опять же, такой сильный магический всплеск был бы слишком заметен. Поэтому ему пришлось применить самое обыкновенное заклинание, и просто напросто создать чёрный плащ с капюшоном, чтобы скрыть большую часть своей фигуры. Остальную работу делали деньги, помогая другим пони забывать о вопросах, которые они хотели бы задать. Так, например и произошло с кассиром, у которого Фенрир купил три билета на поезд. К тому времени на станцию подтянулась вся дружная компания во главе с Твайлайт. Воликорн просто сидел рядом с входом в вагон и наблюдал, как они обнимают друг друга, прощаются, и просят беречь себя. Это было довольно мило, и что греха таить, подобные сцены волновали Фенрира. Они заставляли его одновременно испытывать и радость от увиденного и тревогу за будущее провожающих и провожаемых. Возможно, сейчас был не такой случай, но почему-то ему вспомнились многочисленные разы, когда семьи прощались с теми, кто уходил воевать. И не важно, были это волки или пони, это всегда волновало воликорна, ведь зачастую он знал, чем всё закончиться, знал, но нагло врал им в лицо, что всё будет хорошо, врал, потому что должен был. Нахлынувшие воспоминания заставили Фенрира погрустнеть. Он просто сидел, и повесив голову, смотрел себе под лапы, настолько уйдя в себя, что не заметил приближения пони. Это была Пинки, слегка встревоженная и немного грустная, но всё же осмелившаяся заговорить с воликорном впервые с момента его разоблачения.

— Фенрир? – тихонько спросила розовая пони, подойдя уже достаточно близко. Он лишь поднял голову, услышав знакомый голос, наконец, переставая думать о плохом. – Я хотела сказать… Ну… Помнишь ты спрашивал меня о том, можем ли мы быть друзьями, если бы ты выглядел иначе? Так вот, ответ – Да, мы можем! Только пообещай, что с девочками всё будет в порядке. – с улыбкой произнесла Пинки, предварительно оглянувшись на своих подруг. Видимо она решила простить его, раз всё кончилось довольно хорошо. По крайней мере, эта розовая пони не та, кто станет долго хранить злость и обиду на кого-то, тем более на того, кто уже успел стать её другом.

— Спасибо Пинки Пай. Я сделаю всё, что в моих силах, и даже больше, если понадобиться. – с улыбкой и покивав головой произнёс Фенрир, а следом, чуть наклонившись вперёд, обнял свою подругу. Ему было даже как-то неловко, что хоть всё это и было частью плана, но он начинал привязываться к этим пони. Снова. Он снова повторял свои ошибки, сколько бы раз он не говорил самому себе не привязываться к смертным, он из раза в раз наступал на эти грабли. И всякий раз в итоге эта привязанность выходила ему боком, а в конце причиняла не малую душевную боль. Фенрир даже поймал себя на мысли, что возможно, ему начала нравиться эта боль, ведь именно чувствуя боль, он ощущал себя живым. Как говорил его отец: То, что тебя не убивает, делает тебя сильнее.

— Поезд отправляется! Прошу пассажиров проследовать в вагоны! – послышался крик машиниста. Это означало, что время прощаться прошло, и нужно было отправляться в путь. Твайлайт и Эплджек взобрались на борт этого железнодорожного корабля, а остальные остались на станции. Они лишь махали копытами вдогонку отправившему в путь поезду. Теперь пути назад не было, и это тревожило Фенрира всё больше. Ему предстояло проделать титаническую работу – убедить Свободные стаи волков в том, что с пони, пегасами и единорогами можно жить в мире, можно стать единым целым, и что ради этого нового мира стоит бороться. И хоть он уже давно подготавливал почву для столь решительных перемен, смогут ли волки в итоге пойти на это? Смогут ли усмирить свою гордость, забыть, что именно пони стали причиной их тысячелетних страданий и перестать видеть в них лишь источник пищи. Фенрир хотел показать на своём примере, что есть другой путь, намного лучше, чем все они думают. Хоть это и кровавый путь.


Поезд достаточно быстро мчался в нужном направлении, заставляя пейзажи за окном медленно, но верно сменяться на более холодные. Трудно в это поверить, но когда-то земли Кристальной империи не были покрыты снегом. Вместо этого вокруг были леса и поля, одни из самых красивых, они были усеяны цветами невероятной красоты. Но всё это было так давно, теперь холодный северный ветер, что гнал снег всё дальше и дальше, никто и ничто не останавливает. С тех пор как пала Волчья стена… Как и предполагал воликорн, вагон поезда полностью бы в их распоряжении. Дело было даже не в том, что этот поезд отправлялся достаточно рано, а в том, что мало кто хотел ехать на север. Каким бы прекрасным местом не была бы Кристальная империя, но земли окружающие её всё ещё представляли большую опасность для пони, не смотря на то, что дух Сомбры был вновь повержен. Фенрир снял свой плащ и положил на сиденье, напротив расположившихся пони. В глазах юной принцессы он видел нездоровый блеск, некий энтузиазм, что немного его пугало.

— Ну, так что, Фенрир? – внезапно начала разговор Твайлайт, от чего её оппонент слегка вздрогнул. Его, честно говоря, слегка пугал факт того, что аликорн была такой радостной. Такая резкая перемена настроения явно давала понять, что она что-то задумала. – Если ты хочешь, чтобы мы поверили тебе, может быть, сначала покажешь, что доверяешь нам? Расскажи что-нибудь обо всём этом. Как всё началось? – докончила мысль юная принцесса. Её просьба была вполне обычной и даже ожидаемой, но вся эта ситуация была настолько предсказуемой, что воликорн не ожидал подобного. Он понимал, к чему клонит Твайлайт, и понимал, что ей нужна была информация. На самом деле Фенрир и сам хотел ей всё рассказать, но история была довольно длинной и требовала бы большого количества времени. А сейчас он как раз был загнан в ситуацию, в которой оставалось лишь говорить.

— Ну, не знаю. Дело в том, что это довольно долгая история. – начал воликорн, пытаясь оттянуть неизбежное, хотя и сам понимал, что это не поможет. Твайлайт слегка склонила голову на бок и посмотрела на своего собеседника с недовольным выражение лица. – Ладно, хорошо. Думаю вкратце я смогу вам объяснить. Всё началось довольно давно, тогда я ещё был молодым. Дело в том, что те времена были довольно тёмными. И я имею ввиду отношение волков к пони. Вы же понимаете, что волки – хищники? Мы, конечно, можем разнообразить наш рацион чем-нибудь, но в основном мы ели мясо. И пони не были исключением. Волки часто устраивали набеги на их селения, убивали, ели, и уводи их в рабство. Мы эксплуатировали их для работы и служения нам. В общем, для пони это были не лучшие времена. В конечном итоге Селестия и Луна пришли на аудиенцию к нашему королю – моему деду. Дипломатией разрешить вопрос не удалось, и было решено, что войны не избежать. Было две битвы, в ходе которых погибли все войска с обеих сторон, а так же мой дед и отец. Наша столица оказалась практически беззащитна и поняв это, пони подняли восстание. Я думаю, они давно готовились к подобному, просто ждали нужного момента. Они были очень злы, жажда мести буквально поглотила их. Городская стража пыталась сдерживать их, пока по моему приказу оставшихся волков эвакуировали. Я видел, как они без разбору убивали всех, даже маленьких волчат, и тогда решил, что я должен покончить со всем этим. Я приказал начальнику городской стражи позаботиться о нашем народе, и бежать так далеко, где их не смогут найти. А потом… Потом я применил одно заклинание и уничтожил город, вместе со всеми пони. Просто превратил всё в пыль и пепел. Я правда был готов умереть тогда, вслед за отцом и дедом, вслед за волками, лишь бы наш город не попал в копыта недругов. Я лежал обессиленный посреди руин мета, которого ещё недавно называл своим домом, своим королевством… Я чувствовал, как жизнь покидает моё тело, и перед тем как закрыть глаза, как я думал, насовсем, я увидел её, синего аликорна с гривой, словно ночное небо. Она шла ко мне, и тогда мне казалось, что это прекрасное существо станет последним, что я видел в жизни. – окончив рассказ, Фенрир засмотрелся в окно и сам не заметил как на его морде растянулась небольшая улыбка. Впрочем, из мира воспоминаний его вернул голос Эплджек.

— Но ведь ты не умер, так? Получается, что принцесса спасла тебя? Но почему? – удивлённо спросила она.

— Эплджек! – толкнув подругу копытом, возразила Твайлайт. Фермерша лишь вопросительно посмотрела на неё, разведя копытами. Явно сказывалась её неприязнь к воликорну, до сих пор носившая довольно открытый характер. Фенрир ухмыльнулся.

— Да, Луна спасла меня тогда. Буквально вытащила из лап смерти и выходила. Селестия долгое время не знала об этом, а я поначалу вообще был без сознания. Потом, когда я очнулся и уже мог более-менее осознавать происходящее вокруг, мы с ней сдружились. Благодаря общению с ней, я понял, как мы были неправы, считая пони всего лишь прислугой для нас. Она о многом мне поведала, многому научила. В конечном итоге Селестия раскрыла небольшой секрет сестры, так мы с ней и познакомились. Тогда она действительно была хорошей, серьёзно, она очень любила Луну и была… Не знаю, более «светлой». Но то, что произошло в ту ночь… — воликорн замолчал. Словно ком застрял в горле, ведь ему было очень грустно и тяжело вспоминать об этом. Его не было рядом тогда, возможно, всё было бы иначе, возможно вместе с Луной они смогли бы победить и Селестию и Элементы гармонии. Фенрир всё время с тех пор корил себя, что не смог помочь Луне, он даже был бы готов отправиться вместе с ней в заточение. По крайней мере, это было бы лучше, чем тысяча лет поисков ответов и планирования мести.

 — Я не оправдываю нас. – внезапно продолжил он. – Даже, наверное, мы заслужили то, что произошло с нами, заслужили за то, что считали себя высшей расой. Но мы искупили свою вину, уверяю вас. За всё это время мучений и страданий, сменялись поколения, и каждый платил за грехи своих предков. Я просто хочу, чтобы началось новое время, время в котором пони и волки, наконец, смогут жить в мире, в гармонии друг с другом.

— Ага, при этом развязав войну. Тебе не кажется, что это не правильно начало для «гармонии»? – возразила Эплджек, скрестив копыта. Твайлайт было хотела не одобряюще взглянуть на неё, но поняла, что смысл в этом есть, и принялась взвешивать все за и против.

— Эта необходимая жертва, которую придётся принести. Война начнётся сама собой и последствия будут ужасающими, я лишь пытаюсь свести жертвы к минимуму. Я сражусь с Селестий, и если я выиграю, я так же положу конец войне. Но если проиграю, ваша любимая принцесса откроет сезон охоты и не успокоится, пока каждый, кто посмел помышлять о её свержении, не обратиться в статую.

Твайлайт задумалась ещё сильнее. Всё это было как-то не правильно. Она, конечно, понимала, что обе версии происходящего, что сложились в её голове, были равнозначными. Но всё же ей хотелось найти такой выход из ситуации, чтобы никто не пострадал. В конечном итоге, она была элементом магии дружбы. Но пока никаких вариантов, кроме столкновения Фенрира и Селестии лицом к лицу, она не видела.

Дальнейшая поездка прошла за мелкими спорами и размышлениями о том, как всё это может утомить. Так или иначе, поезд добрался до пункта назначения. Фенрир оставил свой плащ на станции, просто потому, что прятаться ему здесь было уже незачем, а вот Твайлайт и Эплджек наоборот достали тёплые вещи из своих седельных сумок. Им предстоял ещё довольно долгий путь по снегам, сквозь метель, к месту встречи с Бладфангом и свободными стаями. Фенрир лишь надеялся, что всё пройдёт гладко и он, наконец, сможет достаточно убедить Твайлайт, чтобы она согласилась остаться в стороне.


Предстоящий путь сквозь занесённые снегом земли оказался не из лёгких, даже для Фенрира. Он уже слишком давно не жил среди холода и снега, и хотя его шкура и спасала от замерзания, но вот метель… Если бы воликорн не знал, куда идёт, наверное можно было бы сказать, что он – заблудился, поскольку вокруг был лишь белый снег и нечего кроме. Твайлайт и Эплджек лишь следовали за своим проводником, стараясь не сильно отставать, но всё же им было куда труднее пробираться по заснеженным равнинам. Однако Фенрир знал куда идёт, хоть и бывал там не часто, но всё же дорогу запомнил. Вот уже показались деревья, а метель начала стихать, открывая обворожительный вид Замерзшего леса. Эти деревья уже давно были скованны льдом, представляя из себя скорее лес ледяных скульптур. Почему именно это место среди северных земель было выбрано в качестве места встречи? Всё просто – этот лес был похож на ледяной лабиринт, и лишь волки знали проход через него, ориентируясь по оставленным на ледяных стволах деревьев отметинах. Однажды проведённый через этот лес, воликорн запомнил путь, и ему не составило особого труда найти верную дорогу к месту встречи – довольно просторной поляне посреди леса. Вся эта красота впечатлила молодых кобылок, они, наверное, и не знали о существовании подобного в этом мире. По правде говоря, они вообще нечего не знали.

— Лучше вам не говорить с волками на тему магии. – понимая, что они уже подходят к месту встречи, произнёс Фенрир. – И не стоит упоминать о принцессе Селестии. – он слегка затормозил, чтобы подумать хорошенько и продолжил. – Лучше вам вообще молчать. Говорить буду я. Тут нужны знания волчьей дипломатии.

Все трое наконец вышли к поляне. На первый взгляд она казалась совершенно обычной и пустой, но стоило присмотреться получше, как можно было заметить большое количество волчьих следов. Они были везде и повсюду. Фенрир уже знал, как всё должно пройти, поэтому сразу же пошёл на середину поля. Твайлайт и Эплджек, только собиравшиеся последовать за ним, всё же решили этого не делать, завидев, как поляну окружают волки. Их было несколько десятков, они различались по окрасу и телосложению, но все как один выглядели довольно свирепыми в глазах пони. На самом деле все эти волки не были армией, было бы глупо собираться всем вместе всякий раз, чтобы что-то обсудить, нет, это были лишь представители большинства стай. Среди них особенно выделялись несколько медведей, будучи крупнее любого волка в несколько раз. Обычно всё проходило так: около трёх представителей от каждой стаи, что смогли участвовать в данном мероприятии, и их общий вожак. Наконец-то и он показался, выходя к своему предстоящему собеседнику. Бладфанг. Огромный белый варг, размером с медведя. Его белоснежная шкура сливалась со снежным пейзажем, и лишь его три пары глаз и необыкновенно длинный хвост выдавали его. Возможно, сейчас отношения между ним и Фенриром были довольно натянутыми, но казалось, ещё совсем недавно они были хорошими друзьями. Но сейчас всё изменилось, Бладфанг вбил себе в голову, что именно он должен вести волков в новую эру. Ситуация складывалась не на лапу воликорну, ведь не смотря на то, что волки чтили бывшие заслуги своих королей, но именно варги вели свободные стаи к выживанию с момента падения Стоунборна. И вряд ли теперь кто-либо смог бы воспротивиться решению Бладфанга, последнего из рода варгов. Эти двое встретились на середине, а по их взглядам было понятно, что они не очень то и рады видеть друг друга. Но у них был заключён договор, и теперь Фенриру предстояло расплачиваться за то, что каждый трактовал этот договор по-своему.

— Смотрите, кто прибыл на север! Надеюсь ты пришёл сказать, что тебе наконец-то удалось уничтожить Элементы гармонии, как ты и должен был сделать. – начал варг довольно громким голосом, видимо он заботился о том, что бы каждое его слово дошло до всех присутствующих. Так и получилось. Твайлайт замерла. Она и до этого металась в сомнениях между выбором действия и бездействия, а теперь вскрывалось, что её новый друг на самом деле имел куда более корыстные цели. Но всё же юная принцесса решила не спешить с выводами, и продолжить вникать в суть разговора. А вот куда менее избирательная Эплджек сразу прищурилась, считая, что поняла истинные мотивы появления этого монстра в Понивиле.

— Я тоже рад тебя видеть, Бладфанг. – ответил воликорн. Он понимал, что его оппонент хочет абсолютных гарантий, что Элементы гармонии не вмешаются в битву, а такой гарантией являлась смерть хотя бы одного из носителей элементов. Однако, Фенрир так же понимал, что до варга уже дошёл недавний доклад о том, что планы пришлось слегка подкорректировать. – Ты знаешь, что я не стану этого делать. Они теперь мои друзья и я верю, что в нужный момент они смогут остаться в стороне!

Такой ответ явно был не по душе Бладфангу, это было видно по тому, как он оскалился на своего оппонента.

— Ха! Друзья? Ты видимо растерял остатки своего разума, если ты подружился с этими пони! Хищник и жертва не могут быть друзьями! – гневно прорычал варг. Он был один из немногих приверженцев идеи, что нужно вернуть славные былые деньки, когда «низшая раса пони» были лишь рабами и дичью для волков. К сожалению, из-за своего авторитета он умудрялся навязывать это будущее, основанное на прошлом, всем волкам. А не согласным сулил либо оспаривание его идей в поединке, либо вечное изгнание из стаи.

— Бладфанг, послушай. Мы можем измениться! То были тёмные времена, и я уверен многие из вас не хотят возвращаться к ним. Я знаю, что вы хотите новое время, время, когда волки и пони буду союзниками, а не врагами! – возразил Фенрир. Он действительно считал, что его народ и так достаточно страдал, и что наконец пришло положить конец и обрушить эту стену непонимания между двумя расами. Им было чем поделиться друг с другом, чем заполнить пустоты, что привнести в жизнь. Нужно было сделать лишь шаг.

— Ты привёл их сюда, понимая, что тем самым ты ставишь под угрозу всех нас! Убей их или это сделаю я… — вновь произнёс варг, указывая лапой на двух, испуганных от таких речей, кобылок. Хотя испуганные это громко сказано. Твайлайт было не по себе от того, что все её негативные догадки по поводу Фенрира могут сбыться, а Эплджек лишь боялась, что не каждый присутствующий сможет познакомиться с её копытами.

— Нет! Ты их не тронешь! Никто не тронет. И я уже сказал почему. – возразил Фенрир, обойдя собеседника и вновь встав между ним и двумя пони. Он не мог жертвовать возможностью потерять доверие Твайлайт, ведь слишком многое он уже поставил на неё.

— Отлично, раз ты отказываешься, значит нашему договору конец! Не один волк не покинет северные земли без моего разрешения. И я скажу тебе больше – раз ты провалился с попыткой захватить Кантерлот, то я точно не провалюсь в захвате Кристальной империи. – заявил Бладфанг. Всё становилось ещё серьёзнее. Просто, произнесение подобного на общем собрании было словно объявлении о войне. Но дело было немного в другом. Варг считал, что волкам хватит только Кристальной империи, что вернулась недавно из небытия. Но он не учитывал один факт – Селестия не за что не позволит разорять этот город, что выльется в полное истребление волков. Бладфанг мог повести все стаи на верную гибель. Какая ирония, будто шансы выжить, выбрав сторону воликорна, были намного выше.

— Ты не посмеешь! Я не позволю тебе поступать так легкомысленно! – оскалился в ответ Фенрир. Ему больше всех хотелось чтобы ситуация окончилась мирным путём, но он понимал, что это практически невозможно. Ситуация была тупиковой.

— Не посмею? Ну и что же ты сделаешь старик? Остановишь меня при помощи своей, пха, магии? – возразил Бладфанг. Впрочем, на то у него были веские причины. Мало кто мог тягаться в силе с варгами, чьи челюсти были способны колоть камни, а использование магических сил не в своих целях не принесло бы Фенриру должного уважения. Он частенько призывал своих собратьев чтить традиции и помнить собственное наследие, а посему у него был только один путь заслужить полное уважение волков, и остановить самоубийственную затею Бладфанга.

— Ты не оставил мне выбора. – произнёс воликорн на мгновение опустив голову. Он, правда, сожалел, что всё так обернулось и о том, что собирался сказать и сделать. – Я вызываю тебя на Травлю! – заявил Фенрир. Волки зашевелились и начали перешёптываться. Ещё никто не смел бросить вызов варгу, поскольку это было чистым самоубийством, так что подобный поворот был для многих неожиданным и тут же стал поводом для обсуждения. Лишь один волк стоял и внимательно наблюдал за происходящим. Это был Болгор – глава стаи Чёрного солнца.

— Вызываешь меня?! Ха-ха, ты и в правду выжил из ума, старик. Я прерву твои страдания! – рассмеялся в ответ самоуверенный варг. Что же, ему было от чего смеяться, ведь все «козыри» были у него. Воликорну оставалось уповать лишь на свою удачливость и надеяться на то, что он не растерял форму за годы странствий. Претенденты встали друг напротив друга на расстоянии, что бы всё было по честному. Если это можно было так назвать. Благо дед Фенрира придумал небольшую хитрость для воликорнов, разрешив в дуэлях им пользоваться оружием.

— Надеюсь, ты помнишь, что по традиции воликорнов я вправе выбрать оружие? – озвучил Фенрир, расправляя крылья и с помощью телекинеза, и вытаскивая два меча из ножен. Благо запрет на магию не касался использования этого заклинания для контроля своего оружия в бою, однако даже подобная привилегия не уравнивала шансы против Бладфанга.

— Надеюсь, ты помнишь, что по традиции варгов, мы будем драться насмерть! В конце должен остаться только один. – ответил он. Что же, было бы глупо предполагать, что Бладфанг не вспомнил бы о такой мелочи и лишил бы себя удовольствия сделать эту ситуацию ещё более безысходной. Всё должно было начаться уже вот-вот. Фенрир встал в стойку и, используя обратный хват, выставил мечи в метре перед собой. Бладфанг же просто приготовился к нападению, он был силён, быстр и самое главное – самоуверен. Ситуация, до этого набиравшая обороты, сейчас практически остановилась. Казалось, что само время замерло, ведь даже снежинки начали падать медленнее из-за повисшего в воздухе напряжения. Хотя возможно, это было и другое объяснение. Все вокруг лишь ждали, когда всё начнётся, но ещё больше они ждали, когда всё закончиться, чтобы, наконец, узнать кто же победит в этой битве. И дело было не в том, что они ожидали узреть битву года, нет, вовсе нет, ведь мало кто мог противостоять варгу в принципе. Дело было в том, что и Бладфанг и Фенрир были последними представителями их родов, а следовательно, после битвы, один из родов прервётся. Момент истины. Варг резко сорвался со своего места и понёсся к своему противнику. Его белая шкура хоть и сливалась с пейзажем, но его шесть наполненных яростью и жаждой крови глаз, словно оживший кошмар, оставались в поле зрения Фенрира. Однако Бладфанг так быстро преодолел разделявшее их расстояние, что воликорн успел заметить это лишь в последний момент и выставил скрещённые мечи для блока. Над поляной послышался скрежет, звук того, как ведомые магией воликорна мечи трутся о клыки варга. Они были прямо в его пасти, а он просто пытался перекусить их словно какую-то веточку. Хорошо хоть мечи и в правду оказались довольно крепкими. Поняв, что перекусить оказавшиеся на его пути железки ему не удастся, Бладфанг приоткрыл пасть, позволяя своему сопернику вытащить их, что бы можно было продолжить бой. Несмотря на такое, на мечах оказалось совсем немного крови и довольно много слюны. Фенрир взмахнул мечами в воздухе, чтобы стряхнуть лишнее и принялся обходить соперника справа. Варг не заставил себя ждать и тоже начал наматывать круги в сторону удаляющегося воликорна. Оба они просто выжидали удачный момент, словно кружась в танце. И вновь Бладфанг поспешил действовать первым. Когда заметивший на секунду своих подруг Фенрир прервал зрительный контакт с противником, варг рванул с места. Он явно превосходил воликорна в скорости и реакции, а его сила вообще не знала равных. Быстро преодолев расстояние до оппонента, белый монстр, даже не обратив внимания на подлетающий к нему с боку меч, умудрился отбить эту атаку, лишь дёрнув в сторону меча головой. У него было большое, свирепое и неистовое желание впиться клыками в горло воликорна и рвать его до тех пор, пока он уже не сможет сопротивляться. Но Фенрир не собирался сдаваться так просто. Поняв, что и второй меч в конкретной этой ситуации ему не поможет, он быстро собравшись с силами оттолкнулся от земли и отпрыгнул на несколько метров назад. Правда неудача разозлила варга ещё сильней.

— Ты был мне словно брат! Чем я заслужил твоё предательство? – выкрикнул Фенрир, поднимая второй меч и вновь становясь в стойку. Казалось, от обиды, что всё обернулось вот так, несколько скупых волчьих слёз быстро скатились по его морде и пропали в снегу. Нет, конечно, он заметил изменения в своём друге за последние несколько лет, но тот никогда не выказывал такой ярой неприязни к воликорну. Возможно в итоге, он и не знал варга так хорошо, как казалось.

— Ты старый глупый пёс! Ты думаешь, что сможешь преодолеть волчью натуру? Может, ты ещё подсадишь их на диету из сена и яблок?! – огрызнулся в ответ Бладфанг и принялся медленно но верно сокращать расстояние до своего противника. Да, несомненно в плане объединения волков и пони были свои дыры и недочёты, но зачастую всё шло не по плану, так что подобные мелочи и спорные моменты просто опускались. Сейчас главной целью Фенрира была предстоящая война, которая, как он надеялся, будет самой короткой за всю историю мира. Хотя конкретно сейчас он думал о том, как бы ни проиграть в этом поединке, о том, как закончить то, что он начал. Воликорн не боялся смерти, вовсе нет, он даже несколько раз пытался прервать свою бессмысленно долгую и полную боли жизнь, но ему так и не удалось. Однако в этом бою было поставлено кое-что больше, на кону было уважении со стороны всех стай. Победивший получит всё, включая исполнение своего плана, а проигравший будет изгнан или убит, в зависимости от того, кто же окажется проигравшим. Фенриру надоело выжидать момента, в надежде, что варг одумается и прекратит это безумие. Но судя по всему, это вряд ли могло произойти. Поэтому воликорн ринулся вперёд, выставив один меч остриём вперёд словно копьё, а второй расположил вперёд лезвием, что бы нанести режущий удар. В следующий момент произошло столкновение. Бладфанг видимо разгадал план своего оппонента и в нужный момент сместился вправо, чтобы избежать колющего удара, а сам слегка приподнялся и правой лапой прижал второй меч к снегу, что застилал поляну. Однако по брызнувшей на белоснежный покров этой импровизированной арены, крови варга можно было бы догадаться, что один меч его всё-таки задел. Но его мало волновала это небольшая рана, ведь он наконец-то добился своей цели, а именно – подошёл достаточно близко к Фенриру. Бладфанг сделал небольшой рывок вперёд и вот он, момент которого он так ждал, его ужасные челюсти, словно капкан, захлопнулись на левой лапе соперника. Воликорн взвизгнул от боли пронзившей его тело, но понимал, что это было лишь начало. Варг получше упёрся в землю и, показывая не дюжую силу, подбросил оппонента в воздух. Фенрир теперь полностью потерял контроль над ситуацией, он обронил свои мечи, его кровоточащая лапа хоть уже и начала регенерировать, но достаточно сильно болела. А в добавок оказавшись в воздухе он совершенно забыл о своих крыльях, а посему рухнул обратно на поляну, отскочив пару раз в сторону от места падения. Воликорн попытался встать и определиться с его собственным местонахождением в пространстве, однако первое, что он увидел, это белая морда варга, вкупе с шестью красными глазами и окровавленной пастью, бегущего прямо к нему. Расстояние было довольно небольшим, так что Бладфанг настиг свою жертву до того, как он успел воспользоваться магией или крыльями, чтобы хоть как-то выбраться из столь безысходной ситуации. На этот раз варг схватил Фенрира за горло и резко развернувшись, бросил его через всю поляну. Конечно боль от острых клыков и мощных челюстей, что впились в горло воликорна и, оставили на снегу свой след, была гораздо выше, чем незначительная боль от падений, но Бладфанг таким обращением к сопернику показывал своё превосходство и почти полное доминирование. Фенрир лежал на боку, и, не смотря на довольно сильное желание сдаться, оставить всё как есть уже, наконец, он всё же нашёл в себе силы подняться, силы продолжать сражение ради тех, кто верит в него. Он вновь поймал взглядом двух кобылок, что стояли не так далеко от него, и он увидел неподдельное беспокойство за его жизнь в их глазах. А это был хороший знак, это был ещё один повод продолжить битву. Поднявшись на лапы, воликорн сразу же понял, что не успеет поднять мечи до того, как бегущий на него варг в очередной раз познакомит его со своими клыками. Отсюда и появилась самая разумная идея – взлететь. Взмах крыльями и Фенрир взмыл в воздух, на мгновение, решив, что ему удастся провести своего противника и начать наконец-таки равный бой. Однако резкая боль в правой задней лапе, заставила посмотреть вниз. И тут воликорн понял, что Бладфанг оказался намного быстрей и успел не только добежать до него, но и подпрыгнув вцепиться зубами в его лапу. Из-за столь неожиданного попутчика Фенрир начал снижаться, хоть и старался махать крыльями, чтобы взлететь повыше. А когда варг всё же почувствовал под собой земную твердь, он с резко рванул свою жертву вниз и с силой ударил его спиной прямо о землю. Пусть высота была и не велика, но после такого понадобилось бы время, чтобы встать. Однако, насколько можно было судить по нависшему над Фенриром варгу, готовившемуся наконец всё завершить, времени попросту не осталось. Воликорн из последних сил оттолкнул от себя Бладфанга всеми четырьмя лапами, отбросив его на несколько метров, пытаясь выиграть себе ещё немного времени. Опираясь крыльями в снег, Фенрир попытался приподняться, что бы увидеть, где сейчас был его противник. Между тем варг уже оправился от такого незначительного толчка и побежал на своего оппонента, переполняемый желанием закончить всё это. Момент истины, казалось бы, всего лишь считанные секунды, а в следующий миг всё решиться. Воликорн быстро оглянулся по сторонам в поисках своих мечей, в то время как Бладфанг уже совершил прыжок в сторону своего противника, разинув пасть и готовясь положить конец его жизни одним укусом. Магическая аура подхватила мечи, и они быстро понеслись к этим двум фигурам. Столкновение. Казалось бы и так полная тишина затихла ещё сильнее, все просто смотрели на лежавшего на снегу воликорна и стоящего над ним варга, и большим количеством крови покрывшим обоих. До последнего никто не мог понять, кто же победил, пока Бладфанг не пошатнулся, после чего свалился на правый бок. Из его головы торчал один меч, пробивший нёбо и прошедший сквозь мозг. Второй меч по рукоять вошёл в грудь варга, и скорее всего, пронзил сердце. Бладфанг просто не смог увернуться от выставленных мечей, может быть если бы у него были крылья… Фенрир перевернулся на левый бок и поднялся, хоть лапы до сих пор дрожали после перенесённого сражения, в котором ему помогло выиграть разве что чудо. Он окинул взглядом волков, что стояли вокруг поляны и смотрели на произошедшее, готовясь высказать им всё, что он думает.

— Это то, чего вы хотите?! Братоубийственного кровопролития? Грызть друг другу глотки, голодать и блуждать в изгнании, продолжая страдать за ошибки ваших предков? Вы и дальше хотите быть изгоями на задворках этого мира? Или может быть настало время перемен? Может быть, вы наконец-то готовы начать новую эру, эру, где волки станут неотделимой частью Эквестрии?! Или хотите остаться грязными животными?! – громогласно начал Фенрир, говоря предельно громко, чтобы его слышали все собравшиеся волки. Он с трудом сдерживал слёзы из-за переживаний от смерти друга, не смотря на всё произошедшее, и от обиды за то, что его верноподданные видимо, не горели желанием поддержать его идеи. Ведь выступи они чуть раньше против варга с поддержкой идей воликорна, и они могли бы остановить это бессмысленное сражение.

— Я говорю – хватит! Настало время волков воспрянуть. Мы близки к переменам как никогда, нас отделяет лишь один бой! Нам всем придётся заплатить свою цену, принести что-то в жертву, но результат того стоит! Теперь я спрошу вас, готовы ли вы пойти со мной в новое время?! Зову вас на бой, Волки Севера! – окончил сою вдохновляющую речь Фенрир. Он не ставил перед ними каких-то определённых целей, не говорил о конкретных результатах, нечего не обещал, именно потому, что всё и так было в подвешенном состоянии. Да вот только его слушателям было всё равно, в том плане, что им в принципе было нечего голодать, а почётную смерть в бою любой из них с радостью примет вместо смерти от голода или старости. Однако волки не спешили откликаться на зов своего нового вожака. Им нужен был толчок, чтобы кто-то подал им пример того, что ответить в данной ситуации. Неудивительно, что именно Болгор решил подать пример. Этот сероватого цвета матёрый волк, с вертикальным шрамом на морде в области левого глаза, был главой самой почитаемой стаи волков среди других. Однако, помимо этого, он так же был и другом Фенрира, что заранее предопределяло его выбор.

— Стая Чёрного солнца с тобой! – решительно ответил волк, сделав шаг вперёд. После такого заявления остальные волки зашевелились, начали переговариваться и обсуждать дальнейшее решение.

— Беорны с тобой, Фенрир. – прозвучал грубый медвежий голос. Как оказалось, это был один из представителей медвежьих кланов, коричневый гризли, имени которого воликорн, к сожалению, не знал. Зато теперь, когда даже медведи решили примкнуть к войне за новое время, остальные представители, один за другим, тоже начали заявлять о своём присоединении. Теперь можно было смело думать о победе в этом небольшом поединке, за умы и сердца целой армии. Некоторые волки решили сразу же уйти, другие же остались, ожидая распоряжений о дальнейших действиях. Уставший больше в моральном плане, нежели физически, воликорн присел. К нему не спеша подошли две кобылки и его друг. Они все поняли, что хоть это и была победа, но желания праздновать у победителя не было.

— Волчья дипломатия да? – саркастично подметила Эплджек. Впрочем, не смотря на то, что это было довольно таки честно с её стороны, она всё же поспешила продолжить. — Слушай, мне, правда, жаль, что всё так получилось. Когда я ехала сюда, у меня было большое желание пнуть тебя хорошенько. Но после увиденного, думаю, что смогу тебя простить. – добавила фермерша. Что же, по крайней мере, никто не обещал, что победа будет лёгкой, да и основная битва ещё только предстояла. А посему, нельзя было терять время на грусть и скорбь по павшим за правое дело.

— Девочки, знакомьтесь, самый бесстрашный и верный волк, что я знал когда-то, Болгор. Болгор – это Эплджек, Элемент честности, и принцесса Твайлайт Спаркл. – представил друг другу своих друзей Фенрир, указывая на них лапой в своё время. Болгор явно испытывал больший энтузиазм от данного знакомства, чем другие волки. Ведь не смотря на своё суровый вид, этот матёрый вояка поддерживал взгляды своего друга на общее будущее всех рас. Он слегка поклонился, давая понять, что рад знакомству.

— Рада знакомству. – ответила Твайлайт. Дрожь в её голосе была почти не заметна и списывалась на непривычную для пони температуру. Хотя было в этом что-то…

— Я тоже рад, принцесса. Надеюсь, скоро наше сотрудничество принесёт свои плоды. – добавил волк. На самом деле в его словах была весомая доля правды, ведь, пусть Твайлайт ещё и не догадывалась, но ей уже была отведена не самая последняя роль в предстоящих изменениях. Правда, раскрывать все карты сейчас было бы глупо, всё-таки положение было довольно шатким.

— Болгор, нам бы добраться до станции. Да только что-то я подустал. Организуешь нам сани? – произнёс Фенрир. Эта битва и в правду его вымотала, так что вряд ли он смог бы добраться до станции вовремя, да и показать двум пони, что такое волчья упряжка было бы неплохо. Добровольцы отыскались быстро, а крытые сани были предоставлены одой из стай, так что всё организовали достаточно быстро. Твайлайт и Эплджек радостные от предвкушения скорой поездки с ветерком уже забрались в сани, когда воликорн подошёл к своему другу.

— Ты не едешь? – спросил он волка.

— Нет, нужно быстро подсчитать, сколько у нас бойцов, отдать необходимые приказы ну и, ты знаешь, всё в этом духе. Но не беспокойся, я поспею к собранию, слово волка. – отчитался Болгор. Он знал, что его друг поймёт необходимость держать всё в строгом контроле. Да и, если кому из волков Фенрир и доверился бы, так это точно главе стаи Чёрного солнца. О волках из этой стаи ходили легенды ещё с тёмных времён. Воликорн одобряюще положил лапу на плечо своего друга, на что тот ответил взаимностью. На том было решено разойтись, Фенрир сел в сани и добровольцы, выступившие в качестве ездовых псов, сорвались с места. Вот только гонка с препятствиями, через ледяной лес была слишком впечатлительной для неподготовленной психики пони. Впрочем, все добрались до точки назначения вовремя, целыми и невредимыми. Волчьи сани отправились обратно, а для твоих друзей предстоял недолгий путь домой.


Обратно поезд мчался так, словно следом за ним мчалась сама тьма. Впрочем, кому было охота задерживаться надолго в тех холодных, неприветливых и, как думали многие, безжизненных землях. Так или иначе, пейзажи за окном сменялись, с холодных и заснеженных равнин на более щадящие глаз зелёные леса. Эплджек, слегка утомившаяся столь богатой на события поездкой, решила слегка вздремнуть, оставляя наедине принцессу с, возможно, спасителем будущего для всех рас. Да только всё до сих пор было туманно, и порой воликорну казалось, что, не смотря на умение видеть будущее, он всё равно не знает, что же будет дальше. Он решил, что сейчас как раз время, что бы поговорить с Твайлайт на чистоту, чтобы понять мотивы её поступков.

— Спасибо, что спасла меня от позора. – негромко произнёс Фенрир, подсев на лавку к аликорну. До этого она с грустным видом глядела в окно и словно бы отсутствовала здесь, но резко была возвращена знакомым голосом.

— А? Не-не понимаю, о чём ты. – ответила принцесса, возвращённая в реальный мир. Её голос слегка заметно дрожал, а глаза никак не хотели ловить на себе взгляд собеседника. Вообще столь странное поведение Твайлайт хоть и было трудно заметить, но всё же Фенрир знал немного больше об этом. Он знал причину.

— Не надо Твай, я знаю что произошло. Я может и был в довольно опасной ситуации, но отчётливо помню, что не использовал магию. – признался воликорн. От его слов слёзы наворачивались у принцессы на лице, а осознание того, что она знала о том, что этот момент настанет, лишь всё усугубляло. Ей было очень тяжело смириться с произошедшим в моральном плане, ведь пусть она защищала друга, но её поступок… Она не могла простить сама себе что-то подобное. И оттого ей становилось всё хуже.

— Это… Это была не я… Словно… Словно я себя не контролировала. — тихонько всхлипывая произнесла Твайлайт. Несколько слезинок скатились по щекам и упали. Фенрир вздохнул. Он хотел бы сказать, что понимает, какого ей сейчас, но это было бы откровенным враньём. В его жизни всё было намного проще, он вырос во время жестокости, но Твайлайт была другой. Она росла в заботе и понимании, в, пусть и созданном искусственно, но беззаботном и дружелюбном мире.

— Он был твоим первым, да? – спросил воликорн. Откровенно говоря он уже знал ответ, об этом можно было бы догадаться по реакции юной принцессы. Да и в конечном счёте она была носителем Магии дружбы, что напрочь отбрасывало вопросы про количество убиенных её копытами. Твайлайт на вопрос ответила лишь несколькими кивками, пряча свои глаза за чёлкой, хоть и была не в силах спрятать слёзы, что по предательски продолжали падать с её щёк. Наверно именно всё это и усложняло ситуацию. Когда Фенрир был в опасности и не в состоянии как-то повлиять на свой неминуемый проигрыш, аликорн пришла на помощь. Да кто в тот момент разобрал бы, какого цвета магическая аура схватила мечи, разве что тот, кто знал, что это точно была не его заслуга. Наверное, Твайлайт даже не осознавала о последствиях своих действий, это было словно инстинкт, и наверняка она поступила так же, окажись на месте воликорна любой из её друзей. Фенрир чувствовал себя даже как-то неудобно, оттого, что его радовал тот факт, на что юная принцесса смогла пойти ради него даже сейчас. Он обнял Твайлайт своим крылом, прижав её голову к своей груди, позволяя слезам пони пропадать в его густой шерсти. Принцесса сейчас не видела полную сочувствия и сострадания её беде морду воликорна, да только это было к лучшему, ведь время от времени эта маска трескалась и ненадолго сменялась чистосердечной улыбкой.


Дальнейшая поездка прошла в грусти и тишине. Твайлайт смогла смириться со случившимся и более-менее придти в себя, так что в итоге проснувшаяся Эплджек нечего не заподозрила. Поезд прибыл вовремя и было решено все отправиться по домам. Фенрир даже сумел немного поспать до собрания, понимая, что больше возможности отдохнуть до того, как всё закончиться, у него не будет. Так или иначе, время подошло к долгожданной встрече, когда предстояло узнать о том, удалось ли собрать достаточно сил, чтобы штурмовать Кантерлот или придётся рисковать ещё больше. Солнце покинуло небосвод, а его место заняли луна и бесчисленные звёзды, что были так хорошо видны в эту безоблачную ночь. Фенрир медленно, но верно пробирался в яблоневый сад семьи Эпл, где и была назначена встреча с остальными офицерами сопротивления. В каждом из писем, что воликорн недавно просил доставить по необходимым адресам, помимо приглашения на это собрание, было так же указано как добраться до необходимого места. Это было необходимой частью, поскольку эти яблоневые сады были довольно обширны, а деревья выглядели практически одинаково. Благо недавно Фенрир смог найти достаточно заметное место – большой не выкорчеванный пень где-то вдали от дороги. Так или иначе, добравшись до места, воликорн с удивлением обнаружил, что он не первый добрался сюда. Болгор и около десятка волков уже сидели на этой небольшой полянке вокруг небольшого костра, предварительно разведённого из собранного ими же хвороста. Видимо вся эта делегация прибыла уже приличное количество времени назад. Впрочем, Болгор был не из тех волков, кто любит опаздывать.

— Вы бы ещё неоновую вывеску «Здесь собрание заговорщиков с целью свержения принцессы Селестии» повесили. – саркастично произнёс Фенрир, как бы тонко намекая на то, что разводить костёр ночью в лесу хоть и здоровая идея, но при условиях, что тут собирались обсуждать, могло бы привлечь внимание нежелательных персон.

— Ага, а назначать местом для такого собрания яблоневый сад почти под носом у той самом принцессы, это по твоему, норма? – улыбаясь, ответил Болгор. Что же, такой обмен любезностями у волков считался за приветствие. По крайней мере, пока оба собеседника были в приподнятом расположении духа и были рады друг друга видеть.

— Если нас заметят, просто скажем, что воруем яблоки. Делов-то. – тоже улыбнувшись и присаживаясь к костру, ответил Фенрир. Присутствующие волки, не смотря на большое желание улыбнуться от подобного начала беседы, сдержанно поклонились в знак приветствия своего нового вожака. Впрочем, еа смотря на то, что воликорн был рад такому тёплому приёму, ему хотелось поскорей закончить все формальности.

— Ну, что, Болгор? Сколько идёт за нами? – спросил он своего друга, намекая тем самым на вопрос о количестве волков, готовых к предстоящему бою. Благо они понимали друг друга довольно хорошо, позволяя им общаться «на своей волне». Серый волк ненадолго задумался, видимо проводя в голове математические вычисления, чтобы ответить на вопрос своего друга.

— Ну, по моим подсчётам, со всех стай в сумме получается где-то шестьсот волков. Кто-то обещал прислать больше, кто-то меньше. Несколько стай вообще отказались участвовать, оправдываясь тем, что они уже приспособились к такой жизни и не готовы рисковать всем ради перемен. Лично я приведу более полусотни из Чёрного солнца. – отчитался Болгор. Он, по всей видимости, был не очень доволен таким положением дел. И в правду, по первым грубым подсчётам, количество тех, кто должен был участвовать, должно было быть намного выше. А ведь именно волки были главной боевой силой предстоящего боя, так сказать костяк этой революции, но теперь всё зависело не только от них.

— Хорошо-хорошо. Каждый сделал свой выбор. И я приму его. Ещё кое-что, ты знаешь, я очень благодарен тебе, но полсотни. Ты что, собрался привести всю стаю? – с удивлением спросил Фенрир. Он, конечно, знал о решимости и преданности своего друга, и о том, на что он готов пойти ради лучшего будущего для нового поколения волков, но суть была в том, что в стае Чёрного солнца было чуть больше чем тридцать волков, способных продолжить род. А заявление Болгора намекало на то, что он готов вести в бой даже волчиц, что ставило существование всей стаи, в случаи неудачи, под угрозу.

— Да брось, наши волчицы нечем не хуже и в битве вряд ли уступят большинству противников. Я бы мог придти только с ними после того инцидента с Чейджлингами. – с гордостью ответил серый волк. Что же, в его словах был смысл, а самое главное, они были подтверждены на деле, ведь стая Чёрного солнца одна из немногих, где волчицы живут и сражаются наравне с волками. Вот только Фенрира тревожило то, что отчёт о нападении Чейджлингов на Кантерлот и то, как им легко и быстро удалось победить всю стражу, наводил на мысли, что всё это было подстроено специально.

— Кстати. – внезапно продолжил волк, прерывая размышления своего друга. – Насчёт медведей. Их будет около сотни. Клан Беорнов обещал прислать около сорока бойцов, а кланы Урсарингов и Фурболгов примерно по тридцать. – заявил он. Эти новости были из тех, которым можно было открыто радоваться. Медведи были самыми выносливыми и стойкими существами не только в эквестрии, но и за её пределами. Ну, конечно исключая драконов и прочую странную живность, а так же тех, о существовании кого не знал даже Фенрир. Но, так или иначе, медведи были лучшими бойцами, о которых можно было только желать. Сильные и яростные, большие, выносливые, что бы завалить медведя понадобилось бы с пяток хороших волков, а это что-то, да значило.

— Это отличные новости. Поставим их в авангард и получим весомое преимущество. Этим стражникам не поможет даже их перевес в числе. – с улыбкой произнёс Фенрир. Он позволил себе надеяться на то, что медленно, но верно их шансы на победу растут. Впрочем, этот момент прервали громкие хлопки крыльев приземляющегося незнакомца. При ближайшем рассмотрении в свете костра, незнакомец оказался довольно привлекательной представительницей грифонов, тёмно-синего окраса перьев.

— Здравия желаю! Командир второй сводной армии Империи грифона, лётный инструктор Марго, прибыла в ваше распоряжение! – приложив правую когтистую лапу к голове, отчиталась грифон. По её выправке и разговору, сразу было понятно, что она вполне серьёзный грифон, из числа военных, отлично подходящий на эту должность.

— И тебе доброй ночи, Марго. Меня зовут Фенрир, а это мой друг Болгор. Ну, что, порадуешь нас хорошими новостями? Сколько грифонов под твоим командованием? – произнёс воликорн с некоторой загадочной улыбкой. Впрочем, сейчас было не время включать свой шарм, да и его волчье очарование явно не действовало на эту обаятельную, но в то же время довольно строгую персону.

— Рада знакомству. Под моим командованием эскадрилья Налётчиков в составе двадцати грифонов. С этими ребятами мы уже давно слетались. А так же, мне было вверено командование двумя небесными крыльями, состоящими из девяти эскадрилий каждое. – вновь отчиталась Марго, держась своей роли строгого военного офицера. Впрочем, скорее всего так и было, что не могло не радовать, ведь ВВС Империи грифона были отличными солдатами. Однако, кое-что проскользнувшее в речи этого грифона задело слух Фенрира.

— Ты упомянула, что это «сводная» армия. Я правильно понимаю значение этого слова? – слегка прищурившись, спросил воликорн. Он, конечно, догадывался, что всё может обернуться так ещё давно, но сейчас ему хотелось знать, подтвердиться ли его теория на практике или всё же нет. Марго сжала клюв сильней, чем обычно и сглотнуло. Ей было неприятно отвечать на поставленный вопрос, но перечить старшему по званию она не хотела. Не снова. Ей пришлось выдержать небольшую паузу, что бы засунуть, куда подальше собственную гордость, прежде чем ответить.

— Так точно, сэр. Вы всё правильно поняли. – с горечью признала правоту своего собеседника грифон. Ей было не то, чтобы неловко, а даже как-то грустно, что всё выходило именно так. Вот только в отличии о своего друга, Болгор вообще не понимал о чём идёт речь.

— О чём вы вообще толкуете? Что не так с этой «сводной» армией? – обращаясь к Фенриру, спросил волк. Что же, его вопрос был вполне уместен и имел на то основания, ведь он, никогда не выходивший ранее за пределы севера на землях Эквестрии, был не в курсе того, как обстояли дела в Империи грифона.

— Ну, видишь ли, — начал объяснять ситуацию воликорн. – я догадывался, что наш расчудесный союзник не пришлёт нам регулярные войска. Вся суть в том, что есть закованные в броню, тренирующиеся с самого детства и живущие лишь битвами основные войска грифонов. А есть сводные, в число которых входят всякого рода отбросы общества: разбойники, дикари, дезертиры, рекруты, запас и так далее. Говоря проще, вместо армии в сияющих доспехах, что должна была контролировать небо над Кантерлотом, вступив в бой с Вандерболтами, нам прислали толпу неудачников, необученных не то чтобы военному мастерству грифонов, а даже банальной субординации. – с ехидной улыбочкой произносил Фенрир, акцентируясь на каждом предложении. Он смотрел на то, как каждое его слово понемногу втаптывало гордость и самолюбие стоящего перед ним грифона в грязь, как она через боль в сердце осознавала правоту всех этих обвинений и видела в этом свою ошибку, виновно опуская голову, но всё же сдерживая слёзы не смотря на обиду.

— Сэр, прошу меня простить! Это моя вина. Я клянусь своими крыльями, что не подведу вас! Мы все не подведём! – ответила Марго, всё равно оставшись верна своему образу солдата, не дав волю чувствам. Воликорн про себя отметил, что такая выдержка достойна похвалы, а слова грифона о её вине, как он понял, скорее относились к её вине перед собственным отрядом и тому, что они попали в такое положение. Впрочем, Фенрир предполагал такой исход, когда при смене власти в Империи грифона новый король решит пересмотреть старые договоры. Он не хотел рисковать своим положением, и открыто вступать в войну, ведь в случаи неудачи он просто отречётся от всех этих грифонов, но наверняка будет требовать своей награды в случаи успеха.

— Ты молодец, офицер Марго. Пегасы Клаудсдейла заготовили доспехи и для грифонов, так что твои подчинённые не будут биться незащищёнными. С другой стороны, на тебя ложиться тяжкий груз, ведь вам будут противостоять Вандерболты. Не думаю, что кто-либо из вас сталкивался со столь искусным противником. Я рассчитываю на тебя. – произнёс Фенрир подойдя к своей собеседнице и положив лапу ей на плечо. Он смотрел её в глаза, подбадривая и давая понять, что действительно доверяет ей предстоящий бой.

— Я не подведу, сэр! – воодушевлённо ответила она. Воликорн улыбнулся и покивал головой, ведь он рассчитывал примерно на такой ответ. Конечно, эти две сотни грифонов не были элитными бойцами, но всё же Фенрир даже захотел посмотреть на то, как они будут вести себя на деле. Да и, в конце концов, Спитфаер и её отряд хвастунов вряд ли ожидают «таких» противников в небе над Кантерлотом.

Следующим, прибывшим на встречу, оказался обычный пони, которого бережно несли двое пегасов. Их лица были скрыты за масками, а кьтимарки скрывали штаны. Фенрир сразу догадался кто это, ведь они с Болгором знали лишь одно существо, столь пекущееся о своей анонимности.

— Зеро, рад видеть тебя, мой друг! – радостно поприветствовал приземлившегося пони воликорн. В ответ он и его свита поклонились присутствующим в знак приветствия.

— И я рад встречи с вами, друзья. – ответил Зеро. Это был темно-синий пони с, более тёмного оттенка, гривой, коротко постриженной. На самом деле все эти меры предосторожности были необходимой частью жизни этого пони, ведь именно он был организатором Ночной Длани – подпольной сети сопротивления, преданных идее о законности восхождения принцессы Луны на трон. Ночная Длань была буквально по всюду, у них были филиалы во всех крупных городах, а их агенты сумели надёжно укорениться в системе власти. В основном они конечно занимались мелким хулиганством, вроде расклеивания листовок с призывами к сопротивлению власти Селестии, кражей у богатых с последующей передачей бедным, нападения на одиноких стражников и так далее. Но иногда они собирались и для кое-чего покрупнее.

— Ну что, как обстоят дела в Кантерлоте? Вы закончили приготовления? – сразу перешёл к делу Фенрир. По правде говоря, он не так уж и хорошо знал Зеро, скорее всего из-за скрытности последнего, а может и потому, что они постоянно говорили о делах и ни разу не устраивали разговоров «по душам».

— Всё тихо, Селестия занята своими делами, а вот стражники насторожились, рыщут по городу и советуют жителям быть осторожней. А ещё мне доложили о том, что принцесса Каденс и принц Шайнинг Армор прибыли сегодня во дворец. – произнёс Зеро подходя к костру, что бы погреться. Его свита последовала за ним и держалась по обе стороны от своего командира, чтобы в случаи чего быстро подхватить его и скрыться в ночном небе. – А по поводу готовности, да, мы выполнили приказ. Все устройства, что вы просили, спрятаны в лесу близ Кантерлота. Их постоянно охраняют пони из Ночной Длани, так что можете не беспокоиться об их сохранности. – заверил Зеро. Что же, этому пони можно было верить, и раз уж он говорил, что устройства в надёжном укрытии, значит, так оно и есть. Конечно под «устройствами» понимались осадные орудия, что наверняка пригодятся при штурме, тем более, если недавно прибывший принц решит задержаться…

— Видимо они догадываются о возможных событиях. Что же, это нечего не меняет, вот только появление Шайнинг Армора слегка неуместно. Ладно, я думаю смогу что-нибудь придумать, чтобы избавиться от него вовремя. Спасибо за информацию, Зеро. – слегка расстроено ответил Фенрир. – Кстати, это Марго, она будет командовать воздушным боем. Можете пока познакомиться. – добавил он. На самом деле появление правителей Кристальной Империи не предвещало нечего хорошего. Да, конечно в этот раз сила их любви им вряд ли поможет победить, но вот сила их армии… Эти Кристальные стражи только на первый взгляд хрупкие и безобидные, на самом-то деле они, помнящие ещё времена правления Сомбры, были довольно жестокими и сильными бойцами по меркам пони. Да и защитная магия Шайнинг Армора тоже могла внести сои коррективы. Кризалис понадобилось достаточно много времени для того чтобы ослабить магию этого единорога, впрочем и у Фенрира были свои «козыри». Вспомнив про бедную и непослушную подругу, полезшую в самое пекло в гордом одиночестве и потерпевшей фиаско, воликорну даже показалось, что он слышит жужжание крыльев её подданных. Однако, как оказалось, этот звук оказался вполне себе реальным и исходил от одинокого Чейджлинга в доспехах, приземлявшегося у костра.

— Ого, вас так много! А Кризалис видимо решила проигнорировать моё приглашение? – встретил его с сарказмом Фенрир. Дело было в немного натянутых отношениях между воликорном и Королевой, в последнее время.

— Меня зовут Грег, я один из офицеров Улья. Моя Королева прислала меня сюда и просила извиниться за то, что не сможет присутствовать лично. – с некоторой ноткой грусти в голосе ответил чейджлинг. Видимо его что-то беспокоило, но сейчас было не самое лучшее время для того, чтобы разбираться в душевных терзаниях отдельно взятых существ.

— Ладно, я с этим потом разберусь. Для чего ты прилетел, Грег? Мы оба знаем, что Улей разбит и практически все Чейджлинги сейчас голодают, и не способны сражаться. – с небольшой агрессией спросил Фенрир. Дело было просто в том, что Чейджлинги могли бы оказать неоценимую помощь в предстоящем сражении, да вот только Кризалис вопреки просьбам воликорна подождать ещё немного, сорвалась раньше времени. А теперь большая часть Чейджлингов остались без сил.

— Моя Королева хочет внести свой, хоть и незначительный, но всё же вклад в общее дело. Я и ещё около трёх десятков моих сородичей, те, кто ещё в состоянии вступить в бой, готовы помочь вам. – ответил Грег. Что же, желание Кризалис загладить свою вину, за то, что по её вине в этой небольшой армии появилась существенная дыра, было похвально. Да и в предстоящем даже десяток Чейджлингов в тылу врага могли бы быть полезны.

— Хорошо Грег, садись у костра, отдохни, а то вид у тебя какой-то… Так или иначе знай, что я благодарен за любую помощь, так что и от вас будет толк. И прости, если я был груб. – ответил воликорн. На самом деле он понимал, что у него не было причин злиться конкретно на этого Чейджлинга за вину его Королевы, да вот только нечего не мог с собой поделать. В любом случаи времени, размышлять на эту тему не было, поскольку к костру с разных сторон, но почти единовременно подошли двое волков.

Как уже догадался и сам Фенрир, это были концы, одни из тех, кто должен был узнать о готовности союзников выступить в бой. Они оба слегка отдышались и подошли к своему начальству, сев напротив воликорна и его серого друга.

— Сэр, у меня новости от Саблезубой Гильдии. Найт Сейбер обещал, что пантеры придут, но не уточнил количества. Он лишь пообещал, что приведёт всех, кого сможет. – отчитался первый гонец. И он явно принёс хорошие новости, поскольку тихие и ловкие убийцы из Саблезубой Гильдии были как нельзя, кстати, в столь сложных условиях, как городской бой. Да и, если и были кошки, помощи которых был бы рад Фенрир, так это без сомнений были пантеры. Впрочем, отсутствие точных чисел сводило на нет всю радость от подобной новости.

— Сэр, у меня плохие новости. Алмазные псы отказались поддержать нас, ровно, как и Кобольты. Впрочем, и те и другие обещали помочь нам всем, чем смогут, в случаи нашего успеха. А ещё Король Под Горой обещал прислать погонщиков троллей, для обслуживания осадных орудий. – закончил свой доклад второй гонец. Это новости были вполне ожидаемыми, ведь союз с Алмазными псами строился скорее на принудительной основе, нежели добровольной, а от Кобольтов в бою было бы мало толку. Впрочем новость о том, что на зарядку катапульт можно будет поставить тех существ, что лучше всего подойдут для этой работы, немного радовала. Да и теперь все эти шахтёры, в случае, конечно, удачи в предстоящем сражении, были в долгу у Фенрира. А долг, как известно, платежом красен.

Пока Болгор с хмурым видом пытался переварить информацию, а все остальные занимались, кто, чем горазд, подлетел ещё один участник собрания, а точнее это был Старвинд со своим сыном Айсэйджем. Эта парочка смотрелась довольно внушающее в новых доспехах, всё-таки не зря в их кузне трудятся драконы.

— Ааа, Болгор! Дай я тебя обниму, старый ты плут! – радостно произнёс Старвинд и принялся претворять свои слова в жизнь. Серый волк, в свою очередь, улыбаясь и так же радуясь встрече со старым другом, ответил на такое тёплое приветствие взаимностью. А в свою очередь Айсэйдж подошёл к Фенриру и приложил копытом к новенькому сияющему шлему, не переставая улыбаться и радоваться, видя, как радуется его отец.

— Сэр Фенрир, отец сказал, что я буду командовать операцией СкайФолл, в которой участвует более трёхсот пегасов. Я не подведу! – не опуская улыбки, с уверенностью произнёс пегас. Что же, решение доверить командование подобной операции молодому и неопытному пегасу конечно было не самой лучшей идеей, но в конечном счёте вклад Старвинда в общее дело был настолько высок, что подобное можно было списать.

— Фенрир, рад снова тебя видеть! Выглядишь потрёпанным, что, неужели ты встретился со своей принцессой? Хаха! – отвесил шутку по поводу «бурных ночей» пегас. Но сейчас можно было и пошутить и повеселиться, даже, наверно, немного необходимо, чтобы развеять атмосферу напряжённости и унынья, стоявшую вокруг.

— Твой энтузиазм, да в правильно русло. – ответил Фенрир. – Старвинд, знакомься, это Марго, она командует грифонами и воздушным боем завтра. Думаю вам нужно договориться о том, как бы заковать две сотни птичек в доспехи. – добавил он. Будь этот серый пегас чуточку понаглее да самоувереннее, он наверняка бы оспорил право командования воздушной битвой, но только вот, эти грифоны, пусть и не были элитой, но всё же знали особенности боя в воздухе намного лучше, чем пегасы-метеорологи. Впрочем, вспоминая забытую тактику ведения боя пегасов со времён ещё своей молодости, Фенрир придумал и им определённую задачу.

Все разошлись поговорить со своими союзниками, обсудить тактику и стратегию предстоящего сражения, а некоторые уже заключали различного рода пари. Лишь Фенрир смотрел вдаль ночного небосвода, надеясь услышать громкий шум перепончатых крыльев, надеясь на то, что его главное оружие всё же согласиться помочь. Но вместо ожидаемого звука, послышался другой, потише, явно исходивший от, куда мене больших крыльев. Мало кто мог представить себе такой исход, но прилетевшие на этот раз, гости, произвели настоящий фурор. Ведь сама Луна, принцесса ночи решила почтить собрание своим присутствием. Её свита состояла лишь из одной бэтпони, в красивых доспехах и стальными когтями в качестве оружия.

— Луна! Что ты здесь делаешь? – спросил удивлённый волк, её он никак не ожидал встретить здесь и сейчас, и был настолько удивлён, что не заметил, как за его спиной все присутствующие склонили головы, чуть ли не до земли, приветствуя принцессу.

— Да брось, я же принцесса ночи, это моё время и я вольна быть, где захочу. К тому же если кто-то увидит меня здесь и спросит, что я тут делаю, я отвечу что ворую яблоки! Хи-хи. – в шуточной форме ответила Луна. Фенрир повернул голову назад, так как «шкурой почуял» на себе взгляды ухмыляющихся Болгора и Старвинда, старающихся сдерживать не только смех, но и собственно желании подколоть друга. После довольно строгого взгляда воликорна, эта парочка слегка поостыла, хотя улыбки так и не спали.

— Так, ладно. Луна, позволь представить тебе моих друзей: это Болгор, Старвинд, его сын – Айсэйдж, Марго, Грег и Зеро. – провёл короткую перекличку самых значимых из собравшихся фигур, Фенрир. Он решил, что представлять принцессу ночи собравшимся не стоило, ибо все и так знали кто она такая. Впрочем, некоторым просто не терпелось поближе познакомиться с кумиром всей своей жизни. Зеро, полный энтузиазма и предвкушения от разговора с той, кому посвятил свою жизнь, уже было выступил вперёд, но заметил, что принцесса собралась говорить.

— Я очень рада вас всех здесь видеть! Конечно, обстоятельства встречи не самые лучше, и это не может не печалить, но я думаю, мы просто обязаны, потом собраться как-нибудь все вместе и хорошенько повеселиться! – радостно произнесла Луна, явно довольная от встречи со столь разными существами. По всей видимости, она уже пришла в своё нормальное, временами переменчивое, настроение. Стоящая рядом с ней бэтпони поднесла копыто ко рту и покашляла, давая своей принцессе подсказку, что она всё ещё тут. – Ах да, прости меня. Забыла представить вам капитана моей личной гвардии – Мунлайт Эклайпс! – добавила она, указывая на тёмно-синею перепончатокрылую пегаску с серебристой гривой и глазами цвета янтаря. Эта пони в свою очередь улыбнулась и приложила копыто к шлему. Она была довольно милой на вид, а её доспехи придавали ей чуточку больше шарма и очарования.

— Как же давно я не видел бэтпони! Аж глаз радуется. Думаю, мы все рады знакомству с тобой, Мунлайт! – с неподдельной радостью отметил Фенрир. Суть была в том, что после исчезновения Луны, а точнее её изгнания, бэтпони, как и положено верным и преданным существам, подняли восстание. Однако этот бунт был быстро подавлен, а сама раса практически полностью истреблена. Тысячу лет эти необыкновенные существа ждали возвращения своей принцессы, и в этом они были похожи с воликорном. Ну и ещё кое в чём. Перепончатокрылая пегаска с, довольно приличной скоростью оказалась возле недавно нахваливавшего её Фенрира, и принялась рассматривать со всех сторон.

— Ого! Какие классные крылья! Они даже круче чем мои, босс! Это здоровски! – довольно быстро и восхищённо произнесла она, разглядывая крылья воликорна как какой-то экспонат, трогая их и раскрывая, скача то к одному крылу, то к другому. Мысленно Фенрир отметил, что примерно такое чудо могло бы получиться, если бы удалось скрестить летучую мышь, Рейнбоу и Пинки Пай. Правда, одно слово задело его слух.

— Босс? Что это за обращение такое? Луна, что происходит? – недоумевая, спросил Фенрир, стараясь не двигаться и позволяя себя осматривать. Однако всё это могло слегка утомить, наверно и сама Мунлайт знала это, или, по крайней мере, поняла, увидев, как принцесса пытается сдерживать смех.

— Прости, это забавно, правда. Я подумала, что должна внести сою лепту в общее дело, так что прилетела сюда сказать, что мои гвардейцы поддержат тебя в замке. Просто их не очень много для открытого боя, да и, мне кажется, так тебе будет проще добраться до Селестии. – ответила принцесса. В этом, на самом деле, было довольно много смысла, ведь стража внутри замка наверняка будет, а продираться сквозь толпу пони Фенриру не хотелось. Так или иначе, эта весёлая бэтпони, уже переставшая исследовать предмет своего задания, была хорошим источником позитивного настроения. Оставалось лишь узнать, на что она способна в бою, для чего у неё будет время.

Время неумолимо шло, а последний союзник так и не объявился. Ночь хоть и была ещё только в своей начальной стадии, но всё же время уходило, а Фенриру нужно было знать, сможет ли он рассчитывать на союз заключённый уже очень давно.

К костру буквально ворвался волк, весь грязный и потрёпанный, словно его хорошенько побили. Запыхаясь, он остановился напротив воликорна и, пытаясь отдышаться, начал.

— Сэр Фенрир… Девять драконьих гор… Они… хе… хе… — прерываясь на то, чтобы с жадностью глотать воздух пытался выговорить он. По крайней мере, было понятно, откуда он принёс новости, но вот плохие или хорошие? Его физическое состояние и внешний вид говорили о том, что он довольно долго бежал сюда, пробираясь сквозь заросли.

— Успокойся, гонец, отдышись. Вот так. А теперь соберись и ответь мне, что тебя просили передать? Драконы с нами?