Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Мысль № 3

Приятный зимний денек может стать еще приятнее, если провести его в теплой сауне. Да еще и не одному.

Другие пони ОС - пони

Фестралы и места их обитания

Культивировать может каждый! Даже пони. Всего-то и надо, что найти подходящего наставника. Но если на вас обратила своё благосклонное внимание сама Найтмер Мун, то никаких проблем уж точно не будет. Ведь не будет же?

ОС - пони

Девочка и Королева

Всем нам довелось быть свидетелями того, что человечество не готово нести ответственность за искусственных существ, коим они в гордыне своей подарили жизнь. И, даже заполучив свободу, синтеты оказались предоставлены сами себе. Кто-то отчаянно пытается свести концы с концами, другие же пытаются вернуться к своим старым «хозяевам», а третьи стараются жить полной жизнью и не оглядываться назад. Эта история о двух одиноких сердцах, чья встреча произошла случайно, но изменила жизнь обеих…

Другие пони Человеки Кризалис

Стальные крылья: Огнем и Железом

"Чего не лечат лекарства, излечивает железо; чего не врачует железо, исцеляет огонь; чего не исцеляет огонь, то следует считать неизлечимым", как говаривал старик Гиппократ. Ядовитые семена, вольно или невольно посеянные неосторожным исследователем в мире, лишенном людей, наконец, взошли и распространились по свету, заражая умы целых народов. И там, где пасует дипломатия, на помощь приходят огонь и железо.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Стража Дворца

Куртизанки

Дабл Тайм – чейнджлинг. Много лет назад она принимала участие в Северной войне против Кристальной Империи. Теперь она заключенная Кейденс. Вместе им предстоит узнать много нового о жизни, власти и значении слова «любить».

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Погоня за радужной тенью. Благие намерения

За образом крутого воина в блестящей броне как правило кроется столько кошмарной дряни, что остальным даже думать об этом не стоит.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Лайтнин Даст Старлайт Глиммер Темпест Шэдоу

Слушай, всё, что я хочу…

Человек прибыл в Эквестрию с одной целью. Как оригинально. Но… Он не ищет друзей? Не ищет романтики? И он не умер? Почему же тогда он пришел в земли пони? Лично он винит Обаму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Мэр Человеки

Нортляндские записи.

Нортляндия - далекий край, где до сих пор бытуют свои верования. Там совсем другие законы и другие жители. Никогда не лезьте со своим уставом в чужой монастырь!<br/>Мистер Нотсон, преподаватель этнографии Мэйнхеттенского университета, в своей жизни не спас даже котенка с дерева. В его защиту, стоит сказать, что за тот же срок - в силу своей миролюбивости, - даже мухи не обидел. Но так повернулась Фортуна, что теперь преподавателю этнографии придёться отправиться в долгое и опасное путешествие. Отчасти, профессиональное, но только отчасти…<br/>Где-то там, на просторах Нортляндии, пропал солдат. И всё было бы буднично, но пропавший… не пони, и не совсем солдат.<br/>Офицер Экспедиционного корпуса в Нортляндии, некто Макс. Существо, которое разыскивают по всей Эквестрии. Пропавший без вести после городских боёв в Отголоске. Тот, кто должен получить письмо, которое, теоретически, изменит его жизнь…

Другие пони Человеки

In Young Pony’s Life …

Книги, как много знаний они таят на своих страницах. Твайлайт, как никто другой знает цену печатному слову, и каждый раз радуется, получая новые книги. Что же преподнесёт судьба на этот раз? Какие знания скрыты в новой книге?

Твайлайт Спаркл Спайк

Автор рисунка: MurDareik
"И как меня зовут уже не помню..." Скажите, доктор...(ч.1)

Зачем ты на самом деле едешь в Понивилль?

— Ты уверена в том, что ты сделала? — спрашивает меня Эпплджек, задумчиво глядя мне в глаза из-под широкополой шляпы.

— Надо было сделать хоть что-то, — отвечаю я и перевожу взгляд на неторопливо меняющийся за окнами нашего купе пейзаж. Кантерлотские горы, такие же скучные и однообразные, какими были за тысячу лет до этого — и какими будут через другую тысячу. Сегодня мне впервые в жизни неприятен взгляд пронзительно-зелёных внимательных глаз этой чудесной пони. — Вы сделали для меня очень многое, больше, чем должны были, так что не думаю, что у меня реально было право ничего не предпринимать. Вы не для того тащили меня из болота, чтобы я загоняла себя ещё в одно, понимаешь?

Фермерша задумчиво кивает, помешивая маленькой ложечкой чай в простой белой кружке.

— Я просто пытаюсь понять… то есть я понимаю, что ты считаешь себя обязанной делать хотя бы какие-то шаги, сахарок, но не шагаешь ли ты в пустоту?

— Будем считать это таким прыжком веры, хорошо? — подмигиваю я своей соломенногривой подруге, стараясь выглядеть беспечной, хотя на душе у меня скребут параспрайты…

Тем утром я встретила своих друзей на кухне — всепони ещё только просыпались, а я уже была на ногах и металась по кухне, удерживая чашку крепкого кофе в магическом поле.

— Вини-и-ил! — пискнула Лемони, увидев меня, и, округлив глаза от восторга, бросилась обниматься, но на середине пути смутилась, неловко шагнула в сторонку и замерла, краснея, прислонившись боком к кухонным полкам.

Зато старина Инс сдерживаться не стал — подскочил, ещё и придав себе ускорение крыльями, и под хохот Эпплджек, стоящей в дверях кухни, обвил меня всеми шестью конечностями, крича в ухо что-то о том, что мы ещё повоюем и он ни доли секунды не сомневался в том, что старая добрая Винил Скрэтч ещё вернётся. Конструкция из хрупкой единорожки и довольно грузного пегаса, покоящаяся на ногах той самой единорожки, само собой, долго простоять не могла, так что очень скоро мы рухнули на пол кухни и к обнимашкам присоединилась ещё одна пони — так и не прекратившая смеяться Эпплджек. После такого стесняться перестала и Лемони Крем — одним прыжком подскочила к нам и со счастливым визгом бросилась на вершину кучи-малы из крыльев, рога и копыт… И я была бы самой лживой пони на свете, если бы сказала что такой приём меня не обрадовал.

Однако никакие объятия, даже объятия друзей, обрадованных исцелением одного из них после длительной и тяжёлой болезни, не могут длиться вечно, так что вскоре нам пришлось встать на ноги и, испытывая лёгкое смущение друг перед другом, заняться уборкой: расставить сброшенную на пол посуду, поставить стол на его законное место и вытереть лужу кофе, образовавшуюся после того, как я, полузадушенная объятиями седеющего пегаса, уронила на пол свою чашку.

— Винил, думаю, ты уже поняла, как нас всех обрадовало твоё возвращение к жизни, так что лирическую часть разговора мы опустим, хорошо? – сразу взял минотавра за рога Инсурджент, когда мы расселись за столом, разлив (а в отдельных случаях– заново налив) напитки.

— Спасибо, дружище, а то, боюсь, мои рёбра не выдержат ещё одного лежания на мне трёх пони. Ну, учитывая размеры Лем – двух с половиной, так и быть, — ответила я, пряча усмешку за глотком кофе и с удовольствием наблюдая, как ушки зеленогривой единорожки покрывает румянец. Интересная, кстати, особенность – краснел мой техник часто и всегда начиная с ушей. Наследственность, должно быть.

— Сахарок, этот день…эм…можно считать днём твоего возвращения на сцену? – осторожно подбирая слова, спросила фермерша, непередаваемо деревенским движением сдвигая широкополую шляпу на затылок.

Я помолчала, обдумывая ответ.

— Настало время тяжёлых вопросов, не так ли? – я неловко улыбнулась, с негромким стуком опуская чашку на стол.

С одной стороны, я пришла в себя достаточно, чтобы более или менее контролировать свои эмоции и даже шутить. С другой стороны – маленькая пони внутри меня по-прежнему заходится в рыданиях, и не думаю, что она сможет успокоиться достаточно быстро. На то, чтобы мне вернуть внутреннее спокойствие и гармонию, могут уйти долгие месяцы. Но при всём при этом я была той пони, за которой шли двое из трёх сидящих передо мной, а лидер не только отдаёт распоряжения, он ещё и несёт ответственность за доверившихся ему, знаете ли. Могу ли я сейчас поддаться своему желанию бросить всё и подвести этих ребят? Подвести Лемони Крем, которую я сдёрнула в свой едва открытый клуб с не слишком уютного, но привычного и на тот момент более прибыльного места? Могу я сейчас объявить Инсурджент Файру, что его лучшая ученица и нынешняя подопечная решила бросить свою карьеру? Наврать им и жить, пряча свои эмоции? А время залечит, боль пройдёт, всё вернётся на круги своя…

— Это не требование, сахарок, — я вздрогнула, когда копыто желтогривой легло поверх моего, мелко дрожащего на столе. – Это вопрос, который задают тебе твои друзья, пони, которые за тебя переживают.

Как, ну как эта простая деревенская кобылка исхитряется говорить простейшие слова так, что они одновременно и переворачивают всё вверх тормашками, и расставляют всё по своим местам? Как?!

— Я пока не готова вернуться на сцену, друзья, — произнесла я, с неудовольствием отметив, что дрожь в голосе так и не удалось подавить. — Я… я ещё не пришла в себя. То есть нет, вы, конечно, проделали огромную работу, вы спасли меня, но…

Но есть вещи, признавать которые страшно.

— Но мне нужно ещё немного времени… — едва слышно прошептала я.

Тишина, наступившая на кухне, была настолько плотной, что, казалось, её можно потрогать копытом. Я не имела понятия, как вывести разговор в деловое русло, а остальные пытались осмыслить, как могло получиться так, что гордая и сильная Винил Скрэтч может брать паузу. Хотя нет, конечно же нет. Наверняка они думали о чём-то другом. А о том, как так могло получиться, думала я сама. Просто в этом немного страшно признаться…

— Оу… г-хм… — сделал попытку стареющий пегас. — Винил. Делай то, что должна. Мы тут присмотрим за всем и не дадим клубу развалиться без тебя. Главное, чтобы ты пришла в норму.

— Ну конечно! — с робкой улыбкой поддержала его малышка Лемони.

— Спасибо! Спасибо… — я почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы, и поспешила сглотнуть вставший в горле ком. Да что со мной такое… — Спасибо, друзья. Завтра я покину Кантерлот. Надолго ли — не могу сказать. Не знаю. Но я хочу, чтобы вы кое-что сделали в моё отсутствие, хорошо? — всепони, включая почему-то ЭйДжей, согласно закивали, и я продолжила: — Инс. Ты мой учитель и мой менеджер. Ты совладелец клуба. Я хочу, чтобы ты сделал так, чтобы работающие там пони не голодали. Таскай на сцену молодняк, зови стариков — делай как хочешь, но ни Лемони, ни Бабл, ни даже уборщица Старушка Джил голодать не должны. Справишься?

Исурджент с серьёзным видом кивнул. Я всегда была уверена в нём на сто процентов, этот пони не подведёт.

— Второе, Инс. И сразу говорю: не перебивай. От этого дома необходимо избавиться.

Вскинулись, кажется все. Ну, на иную реакцию я и не рассчитывала. Встретившись взглядом с каждым пони по очереди, чтобы все они поняли, что я не шучу, я продолжила:

— Подумайте сами: двадцать восемь комнат на окраине Кантерлота. Плюс маленькая студия в пристройке. Два огромных тёмных этажа на одну маленькую пони со страхом одиночества. Мне кажется, от такой жилплощади у меня кое-что поперёк треснуть должно.

— Эм, Винил… — попытался возразить Инс, но я резко прервала его:

— Молчи, прошу тебя! — надеюсь, мой голос не слишком заметно дал петуха, когда я произносила эту фразу. — Сделай тут что-нибудь доброе. Хорошее. Интернат для сирот с музыкальным талантом. Что-нибудь такое, понимаешь? Что бы… что бы понравилось дедушке. Это всё же его дом. Я могу на тебя рассчитывать?

— Винил, я…

— Я могу на тебя рассчитывать, Инс? — повторила я с нажимом, для верности чуть пристукнув передними копытами по столу.

Сдался пегас довольно быстро: вдохнул, выдохнул, и кивнул, соглашаясь сделать всё в точности так, как я хочу.

— Отлично. Спасибо, Инсурджент. Прости, что надавила на тебя.

— Да брось… Ты всегда была такой: если уж упрёшься рогом, то всё, с места уже не сдвинешься.

Улыбнувшись своему менеджеру, восстанавливая мир, я повернулась к Лем. Та, как и следовало ожидать, уже успела впасть в панику.

— Лемони. От тебя я хочу одного: учись. Да, сейчас ты хороша в своём деле, но, увы, пока что ты не первая из лучших. Так что практикуйся, учись, ходи на семинары и читай книги, много книг! Думаю, старина Инс обеспечит тебе расписание, позволяющее учиться, не так ли? — пегас кивнул, когда я посмотрела на него на этом вопросе. — Ну и, разумеется, расходы на обучение клуб берёт на себя.

— Йей! — вскрикнула Лемони и немедленно густо покраснела.

— А я? — приподняла бровь Эпплджек.

— Тебе я не начальник, ЭйДжей. Но если ты хочешь помочь — то я приму помощь с благодарностью, — ответила я рыжей, улыбнувшись. — Если у тебя на ферме найдётся местечко хотя бы на первое время — я буду очень рада.

— Две пары копыт на моей ферме точно лишними не будут… даже если эти две пары копыт будут только греться на солнышке и бегать туда-сюда между деревьями, сахарок.

— То есть, если я всё правильно понял, ты собираешься отдохнуть на ферме у Эпплов? — не выдержав, встрял в разговор Инсурджент.

— Типа того… — ответила я, надеясь, что ложь не вышла слишком уж явной…

— А терь давай серьёзно, городская мисс, — произносит Эпплджек, заставив меня вздрогнуть от неожиданности и отвлечься от воспоминаний. — Скататься к нам на ферму ты могла в любое время, и вряд ли стала бы спрашивать, найдётся ли у нас местечко для тебя, потому что ответ известен тебе заранее.

— Мнэ-э-э… — растерянно хлопая глазами, отвечаю я, робко надеясь, что такой ответ удовлетворит фермершу.

— Винил, ты же знаешь, что ты очень мне дорога, я считаю тебя отличной пони и хорошей подругой. Но я должна знать, зачем ты едешь в Понивилль на самом деле.

— ЭйДжей, я просто…

— На. Самом. Деле, — произносит желтогривая с нажимом, отделяя одно слово от другого.

Я с тоской смотрю за окно. Догорает закат, окрашивая бескрайние поля в разные оттенки красного — от тёмно-бордового до нежно-розового. А я сижу и не знаю, как рассказать Эпплджек, зачем я еду в маленький городок. Я плохо обращаюсь со словами, в отличие от музыки. Я же диджей, а не оратор. Да и в конце-то концов, я…

— Винил.

— Я еду в психиатрическую клинику Понивилля, Эпплджек.

— Винил, я…

— Я еду туда, потому что у меня проблемы с управлением гневом, алкоголем, эмоциональной устойчивостью…

— Винил, я совсем не это…

— Я, Дискорд раздери, разбила чашку кофе о морду отца Октавии! — выкрикиваю я то, что до того не решалась сказать вслух. Важную, но далеко не единственную причину нашего с Октавией разрыва.

Я выкрикиваю это в полный голос — и наступает тишина. Кажется, она обступает нас со всех сторон: тишина в нашем купе, тишина в нашем вагоне, в моей душе, во всей вселенной… И нет сейчас песен, способных наступить этой тишине на горло.