Исповедь крестоносца

Орден крестоносцев , плывший в Палестину в очередной крестовый поход, попадает в Эквестрию. На религиозной почве епископом развязывается «священная война». Историю рассказывает крестоносец Годфрид, бывший рыцарь Ордена, спасённый местной целительницей и искупивший свои грехи перед ней и народом эквестрийским.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Стража Дворца

Моя маленькая Дэши

Повесть о том, как маленькая пегасочка в следствии неких причин оказалась в мире, где живут люди. Совсем еще ребёнок, не умеющий толком говорить, она одна сидела в картонной коробке посреди грязной подворотни... Внимание: если вы сентиментальный человек, запаситесь носовыми платками. Этот рассказ действительно может заставить плакать, даже если вы не разу не делали этого раньше.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Человеки

Возвращение Сомбры

Как известно, Кристальное Сердце убило короля Сомбру. Но что если он уцелел?Что если Амулет Аликорна, которым завладела Трикси, является уцелевшим рогом бывшего правителя Кристальной Империи? Принимая вызов жаждущей мести Трикси, Твайлайт даже не подозревала, что древнее зло, которое она победила, уцелело и жаждет мести не менее, чем Трикси. Ученице Селестии придётся пройти тест Сомбры- самый тяжёлый тест, который она когда либо проходила. Тест, от сдачи которого зависит судьба Понивилля и дорогих ей пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Другие пони Вандерболты Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Тьма и лёд

За тысячи километров от Эквестрии,есть Ледяное королевство, которым правит принцесса - единорог Айсидора. Однажды король Сомбро похищает принцессу...

ОС - пони Дискорд Кризалис Король Сомбра

Долг и Мечта

Без мечты можно воевать. Жить без мечты невозможно.

ОС - пони Человеки

Укрощение монстра

У каждого есть шанс на исправление - даже если вы монстр и террорист №1.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Забытая история Эквестрии: Единство. Книга 1

В истории Эквестрии были взлеты и падения, но далеко не о всех из них нам известно. Сама Принцесса Селестия, Богиня Солнца, в попытке уберечь от страшного прошлого подарила своим врагам ключ к падению её прекрасного королевства. Тёмные тучи сгущаются, затмевая солнечный свет, и тени прошлого все больше окутывают всех маленьких пони. По велению судьбы, пусть и не по своей воле, в данном мире оказался человек, которому нужно разгадать тайну известнейшей легенды, дабы спасти Эквестрию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Дилемма честности

Честностью вымощена дорога ко лжи, на которую рано или поздно даже Эппл Джек приходиться ступить, но ради чего она это сделала и что будет дальше?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Ад для брони

Что случается с теми, кто всю жизнь позорил поняшек, кто издевался над ними и насиловал через рассказы и комиксы. Вескеру повезло, он пережил лишь малейшую часть этих мучений, но теперь его жизнь никогда не будет прежней.

Осколок

Чейнджлинг, который отбился от улья, который все забыл, который обрёл здравомыслие, который всеми силами пытается вернуться в улей, но... этого ли он хочет на самом деле.

Другие пони

Автор рисунка: Siansaar

1… Почему ты здесь?

Для лучшей атмосферы я решил вставить в текст картинки.

Прохладный летний ветерок ласково потрепал светло-жёлтую шёрстку мирно спящей на мягкой траве пони. Роузлак лениво промычала что-то сквозь сон и свернулась калачиком, не желая вылезать из сладкой дрёмы. Слабый ветерок вновь нежно пробежался по её чистой и ухоженной шёрстке, кобылка шевельнула ушками от удовольствия и вновь заворочалась на мягкой травяной подстилке, принимая положение поудобнее, но тут в нос ей ткнулась высокая травинка. Из-за внезапной щекотки пони сморщилась и громко чихнула, от чего волшебная дремота вмиг растаяла. Роуз даже немного обиженно протёрла заспанные глаза и тут же защурилась от ярких солнечных лучей. Наконец, кобылка немного пришла в себя, сладко потянулась всем телом, выгибая спину словно кошка, и вытряхнула из глаз остатки сна.

— Где это я… — растерянно пробормотала пони, выпрямившись и оглядевшись вокруг.

Она сидела на небольшой полянке посреди леса, заросшей дикой травой. Со всех сторон поляну окружали высокие, ветвистые деревья. Их могучие ветви вились словно плющ и переплетались между собой, а густая листва чуть слышно шелестела на ветру. Не то чтобы земной пони не нравился этот прекрасный пейзаж… дело в том, что она совсем не помнила, как здесь оказалась. И почему заснула на траве посреди леса? Ох Селестия, зачем она вообще пошла в лес? Роузи вдруг испуганно сжалась в пушистый комочек и заозиралась по сторонам. «А вдруг это Вечнодикий лес?» — мелькнула в голове жуткая мысль. Что же тогда с ней будет… Но спустя пару секунд кобылка всё же взяла себя в копытца и глубоко вдохнула, прогоняя нехорошие мысли прочь. Не стоит паниковать на пустом месте, наверняка, это всего лишь чей-то глупый розыгрыш.

— Разумеется, это просто чья-то неудачная шутка, — успокоила себя пони.

Да и это место совсем на Вечнодикий лес не похоже. Быть может, это Лили и Дейзи решили её разыграть? «Хотя нет», — Роузи мотнула головой. Её лучшие подруги никогда бы так с ней не поступили, да кто вообще мог решить, что это смешно?! Кобылка сердито нахмурила бровки и топнула копытом по мягкой земле. Как Роуз ни пыталась вспомнить хоть что-то, хоть какую-то подсказку, у неё совсем ничего не выходило. Она даже не знала, какой сегодня день недели. Да и вообще вчерашний день пони помнила как-то расплывчато, будто в тумане. Вот она просыпается и, как обычно, идёт открывать свой цветочный магазин, затем они сидят вместе с Дейзи и Лили в уютной кафешке и обсуждают какую-то чепуху, а вот она уже идёт к себе домой, вдыхая по дороге аромат редкого цветка, который подарил ей один знакомый пони… В целом, ничего особенного, самый обычный день в Понивилле — тихий и размеренный. Только странно, что никаких подробностей припомнить не удавалось. Казалось даже, что чем сильнее она напрягает память, тем больше этот день стирается из неё.

— Ладно, такое тоже иногда бывает, — Роузлак похлопала себя копытцами по щекам, — наверное, я вчера слишком заработалась…

В любом случае, нет никакого смысла оставаться на этой поляне. Даже если она и не знает, куда идти, где-нибудь поблизости обязательно найдутся пони, они и подскажут ей дорогу. Ну а ещё ей очень хотелось разыскать того горе-шутника, который решил провернуть с ней этот фокус. «Только бы им не оказался сам Дискорд», — взмолилась про себя земная кобылка и даже вздрогнула от этой мысли. Несмотря на то, что Дискорд, вроде как, уже не пытался захватить Эквестрию и уничтожить гармонию, что полностью является заслугой Хранительниц, многие пони в их городке всё равно побаивались повелителя хаоса. Даже не столько из-за внешности, сколько из-за его весьма… хаотичного нрава. Роуз вздохнула и, поднявшись на ноги, ещё раз осмотрелась вокруг: со всех сторон деревья, и ни указателя, ни намёка на тропинку. Прислушавшись как следует, среди успокаивающего шума листвы светло-жёлтая пони уловила тихое журчание. Направив ушки в сторону источника звука, кобылка вдруг почувствовала, как сильно у неё пересохло в горле. Ей в самом деле очень захотелось пить, а ручеёк, судя по звуку, был совсем рядом. Долго не раздумывая, Роузи двинулась на песенку лесного ручейка. Слух у неё с детства был прекрасным, за что она сейчас в очередной раз поблагодарила природу.

В тени ветвистых деревьев воздух был свежим и отдавал приятной прохладой, как будто недавно прошёл дождь. По земле ползли и переплетались мощные корни, поросшие лишайниками и пушистым мхом, в который приятно погружались копытца. Толстые стволы деревьев зелёной паутиной покрывали лианы, а кое-где из шершавой коры выпирали древесные грибы. Сквозь густую широкую листву тут и там пробивались золотистые солнечные лучи, изредка даря кобылке свои тёплые прикосновения, и где-то вдалеке раздавались заливистые птичьи трели. Свежий лесной аромат и обилие зелёных красок немного успокоили разволновавшуюся пони. Роузи всегда нравилось наблюдать за живой природой. В лесу она, правда, бывала нечасто, ведь в Вечнодикий одной ходить опасно, а других рядом с Понивиллем и не было, только небольшие аккуратные рощицы да яблочный сад Эпплов. «Насколько же я сейчас далеко от дома?» — мысленно вздохнула кобылка. Родник и правда оказался недалеко. Из-под земли сквозь размытую почву бил с тихим журчанием лесной ключ. Чистая вода скапливалась в небольшой ямке, а затем тонким ручейком утекала в заросли высокой травы. Жёлтая кобылка взглянула на свой тёмный силуэт, отражавшийся в прозрачной воде, а затем наклонилась и отхлебнула. Вода в ручейке была холодной и сладковатой на вкус. Конечно, Роуз понимала, что родниковая вода может быть не самой чистой, но пить ей хотелось слишком сильно, а больше воду было взять негде. Наконец, утолив жажду, кобылка вновь задумалась. Кругом густой лес, и никаких намёков на цивилизацию… Пони вдруг заозиралась по сторонам: «А ведь это действительно странно». В лесу не было видно никакой живности, только где-то вдалеке слышалось неритмичное пение птиц. Даже комаров и мелких мошек, которых всегда полно возле воды, здесь не водилось… ну или же они все от неё попрятались, но с чего бы им её бояться?

— Нет, это точно не Вечнодикий лес… — задумчиво протянула земнопони. В конце концов, если бы это был Вечнодикий, то её давно бы уже слопал какой-нибудь медведь, а может быть, и кто пострашнее. Но всё же на всякий случай стоит вести себя потише.

Решив не зацикливаться на пугающих предположениях, Роузи двинулась вдоль течения ручейка, который помог ей напиться. Во всяком случае, ничего другого ей не оставалось: кругом заросли, под ногами тоже заросли; а так она, возможно, выйдет к речке, а там уже будет проще сориентироваться. Будто бы она оказалась в сказке про маленькую пони, которая заблудилась в дремучем лесу. Будь она пегаской, ей бы ничего не стоило взлететь и осмотреть местность сверху, но крыльев у жёлтой пони не было, а лазать по деревьям она не умела. Кобылке вдруг вспомнились её домашние цветы, уютная спальня, цветочный магазин… Интересно, как там сейчас Лили и Дейзи? Ищут ли они её? Или подумали, что она проспала и решили не тревожить? «Соберись, Роузлак», — ободрила себя земнопони. Этот лес точно не бесконечен, а значит скоро она найдёт кого-нибудь, у кого можно спросить дрогу, вернётся в родной Понивилль, встретится с девочками, и они вместе посмеются над этой странной историей. Роуз как-то быстро смирилась с тем, что не помнит, как она здесь оказалась, да и где вообще находится это «здесь», хотя вся эта неизвестность и беспокоила её. Когда она вернётся, то обязательно расспросит всех своих знакомых о том, что же вчера делала, и тогда всё сразу станет ясно, но сейчас она вряд ли сможет узнать ответ.

Маленький ручеёк то и дело петлял из стороны в сторону, от камня к камню, периодически ныряя в глухие заросли лопухов и папоротника. Почву всё также выстилал мягкий влажный мох. Жаль только, что тут совсем нет цветов… Кобылка неторопливо шла мимо громадных замшелых стволов. По сравнению с этими гигантами она самой себе казалась маленьким растерянным жеребёнком, и от этого чувства становилось как-то неуютно. Чтобы скоротать время, Роуз взглядом разыскивала на кривых ветвях птиц, но ни одной до сих пор не заметила, только лёгкие порывы ветра шуршали листвой. Вообще странные какие-то эти птицы: вслушиваясь в заливистое щебетание, кобылка никак не могла определить, откуда оно доносится. Иногда громкое чириканье раздавалось прямо у неё над макушкой, но когда пони задирала голову, там уже никого не было. В груди у Роузи постепенно вновь расползался страх. Что-то было не так с этим лесом, но что? Жёлтая пони замерла на месте и настороженно повертела ушками, старательно вглядываяась в каждую мелочь, в каждую корягу и покрытый мхом булыжник, выискивая какой-нибудь подвох, однако ничего особенного в глаза не бросалось, от чего липкое чувство тревоги только нарастало. «Как будто за мной кто-то следит», — пронеслось у кобылки в голове. У неё вдруг возникла мысль громко спросить, есть ли здесь кто-нибудь, кроме неё, но вместо этого Роуз только ускорила шаг. Возможно, ей всё это только кажется. Перебравшись через поваленное поперёк ручейка дерево, кобылка в очередной раз подняла глаза вверх, и взгляд её зацепила одна деталь: форма листьев была ей совершенно не знакома. Роузлак действительно любила ухаживать за цветами, даже свой знак отличия она получила, когда вырастила прекрасную розу в цветочном горшке. Но ещё земнопони считала, что в целом неплохо разбирается в растениях. Ботаника была её давним увлечением, и в детстве она даже мечтала стать учёной, совершать открытия и преподавать в академии… Правда, потом поняла, что продавать цветы вместе с подругами в родном городке ей нравится куда больше, чем писать статьи и сидеть на шумных конференциях. Впрочем, увлечение растениями тоже никуда не делось: Роузи до сих пор почитывала научные журналы и коллекционировала книги по ботанике. «На самом деле странно, что я сразу не заметила», — кобылка внимательно разглядывала тёмно-зелёную листву, пытаясь припомнить, видела ли она раньше что-то подобное, но никаких идей в голову не приходило. «Надо будет взять несколько листочков с собой», — мысленно заключила земнопони, — «и пролистать энциклопедию…» Но тут её носик неприятно ткнулся в грубую кору, прервав поток мыслей. Недовольно хмыкнув, кобылка уставилась на толстое дерево на своём пути, которого, задрав голову вверх, совершенно не заметила, и её внимание неожиданно привлекли глубокие царапины на стволе. Сначала Роузи поёжилась, подумав, что это царапины от когтей, но затем ей стало заметно не по себе: рваные порезы на тёмной коре складывались в цельный узор.

«Почему ты здесь?» — спрашивала небрежная надпись на дереве, а рядом был выцарапан раскрытый глаз.

— Да что же это за шутка такая? — в голос возмутилась кобылка.

Ответа, как и ожидалось, не последовало. Даже невидимые птицы почему-то притихли, и теперь только журчание ручья и тихий шелест листьев нарушали тишину. «А может быть, я всё ещё сплю?» — возникла в голове любопытная мысль. Как-то всё вокруг неестественно, будто не по-настоящему… А впрочем, что за глупости? Неужели она уже не может отличить сна от реальности? К тому же, во сне обычно не задумываешься над происходящим… Роузи до конца не понимала, с чего её вдруг так взволновала эта надпись, ведь пони тут могли быть и до неё, это мог написать вообще кто угодно. Но почему кобылке казалось, что этот вопрос обращён именно к ней? «Нужно просто продолжать идти», — пони осторожно попятилась назад и снова двинулась вниз по течению, но тут заметила, что на другом дереве неподалёку тоже что-то нацарапано.

«Ты заблудилась?» — а рядом такой же глаз, словно с жеребячьего рисунка.

«Вот сено, да куда же меня занесло?» В голове снова возникли мысли о розыгрыше, но зачем же кому-то так заморачиваться только для того, чтобы ввести её в заблуждение? И откуда шутники вообще могли знать, что она пойдёт именно этой дорогой? «Да и что ещё за дурацкие вопросы? Они издеваются что ли?» Взгляд её скользнул на ещё одно дерево, и тут уже по её спине пробежали мурашки: весь его ствол был исцарапан этими странными глазами, а посередине красовалось единственное слово.

«Оглянись».

Роуз оглянулась, и у неё перехватило дыхание: теперь уже все окружающие деревья были исцарапаны глазами и надписями. Даже те, на которых ещё минуту назад не было ничего подобного… Или она просто не заметила этого раньше?

«Всё — иллюзия»

«Привет?»

Сердце часто застучало в груди. Эти деревья… они будто разговаривали с ней, но в то же время в этих фразах не было никакого смысла.

«Мы виделись раньше?»

«Следи за временем!»

Кобылке вдруг показалось, что отголоски этих надписей уже звучат у неё в голове. И это вгоняло Роузи в панику.

«Это не сон», — опережая её мысли, заявила надпись на очередном дереве.

Похоже, это оказался её предел. Бедная пони испуганно пискнула и сорвалась почти что в галоп, продираясь сквозь дикие заросли и взметая в воздух выстилающие землю сухие листья. Она уже и думать забыла про ручей, сейчас её единственным желанием было поскорее скрыться от взгляда этих невидящих глаз. Но теперь вокруг не было ни одного дерева без этих жутких рисунков.

«Беги»

«Ты бывала здесь раньше»

«Проснись!»

Кобылка уже и не пыталась искать в этом какой-то смыл, ей хотелось только, чтобы всё это скорее закончилось. «Сено, если это и правда сон, то он просто ужасен!» Каждое дерево словно следило за ней десятками выцарапанных глаз, и жёлтая кобылка буквально ощущала на себе эти пустые взгляды… Тысячи немигающих глаз смотрели на неё со всех сторон, а сумрак лесной чащи теперь не успокаивал, а давил так, будто вот-вот раздавит. Этот кошмар она точно запомнит надолго.

Так Роуз и бежала, не разбирая дороги и стараясь не смотреть на деревья, будто спасаясь от невидимого чудовища. Постепенно лес начал редеть, светлых пятен становилось всё больше… Вдруг кобылка больно зацепилась копытцем за выступающий из земли корень и кубарем покатилась по траве. Встать и бежать снова Роузи уже не смогла, да и куда, собственно бежать? Пони устало растянулась на земле и пыталась восстановить совершенно сбившееся дыхание. «И куда это я так припустила?» — обратилась Роуз к себе самой, — «это, конечно, было жутко, но надо ли было так мчаться? А может, мне просто голову напекло?» Последнее предположение звучало не очень правдоподобно, учитывая, что почти всё время она была в тени ветвей. Вздохнув, кобылка приподнялась на передних ногах, стряхнула с глаз растрепавшуюся чёлку, в которой запуталось несколько сухих листьев, и погладила ушибленное копытце. Вроде бы ничего серьёзного. В самом деле, чего это она так испугалась? За ней ведь точно никто не гнался. Взгляд земной пони снова задержался на ближайшем дереве: на его коре также была выцарапана пара глаз.

«Ты настоящая?» — спрашивала надпись между ними.

— В жизни не слышала более странного вопроса… — пробормотала себе под нос кобылка, вставая и отряхиваясь.

Но всё же это было вовсе не так страшно. Лили сказала как-то, что она часто паникует по пустякам, и похоже, её подруга в этом, как всегда, права. Роуз снова глянула на то же дерево, но никаких рисунков и надписей уже не обнаружила: просто шершавый, наполовину замшелый ствол. Должно быть, это какая-то неизученная магия, не бредит же она наяву. Для себя Роузи решила, что когда вернётся, то обязательно спросит об этом у Твайлайт Спаркл, если та не будет сильно занята. Уж в вопросах магии принцесса дружбы знает больше, чем любой пони в Эквестрии. Ну или в крайнем случае можно спросить у Зекоры, она ведь в лесу живёт… Может быть, с ней тоже деревья разговаривают? Роузлак даже усмехнулась своим мыслям. Скорее бы уже вернуться домой. Лес уже заметно проредел. Обрадовавшись, что наконец-то нашла выход из этой глуши, земнопони неспешно двинулась навстречу солнечным лучам. «Сейчас бы чего-нибудь пожевать» — Роуз мечтательно облизнулась, глядя на окружающую зелень. Она, конечно, понимала, что тащить в рот что попало — плохая идея. В лесу полно ядовитых ягод, а дикая трава, как правило, ужасно кислая на вкус. Хоть кобылка и не ела с тех пор, как проснулась, всё же она ещё не настолько голодна.

В лицо вновь подул прохладный ветерок, от которого в лесу её защищали могучие кроны. Наконец, пони вышла из тени, и взгляду её предстало просторное поле, пестрящее яркими красками. Это поле было столь обширным, что край его терялся за горизонтом, и только где-то вдалеке виднелась неровная полоска деревьев. Но больше всего Роуз поразило, что всё поле было усеяно цветами самых разных форм и окрасок. Разноцветные бутоны на высоких стебельках волнами колыхались на ветру, напоминая морской прибой. Среди них были и пионы, и розы, и маки, и гвоздики, и ещё десятки других цветов, не менее прекрасных. Казалось, что это вовсе не дикое поле, а какая-то огромная беспорядочная цветочная плантация… Правда, на плантациях обычно цветы аккуратно рассортированы по виду и цвету для удобства, но такого же просто не бывает в дикой природе! Кобылка закрыла глаза и глубоко вдохнула чудесный аромат, от чего даже чуть не чихнула. Нет, аллергии на пыльцу у неё не было, но пожалуй, такой насыщенный запах был перебором даже для неё.

— Девочки мне не поверят! — подпортившееся настроение Роузи стремительно поползло вверх. Вид и правда был завораживающий. Захотелось нырнуть в эти цветы, словно в воду, но пони смогла удержать в себе этот порыв.

«А вдруг это и в самом деле плантация?» — эта догадка очень обрадовала жёлтую кобылку. Ведь если все эти цветы кто-то выращивает, то здесь наверняка найдутся пони, ухаживающие за ними. Возможно, они сейчас совсем рядом. Роуз уже изрядно надоело скитаться непонятно где в полном одиночестве. Кобылка вновь окинула взглядом разноцветное поле: никаких построек на глаза не попадалось… Впрочем, какие-то выводы делать ещё рано. Недолго раздумывая, кобылка решила не стоять на месте и плавно погрузилась в цветущее и благоухающее море. Бока и живот защекотали колючие травинки, достающие ей до крупа. Роузи двигалась осторожно и тщательно выверяла каждый шаг, чтобы случайно не повредить какой-нибудь цветок. На своих тонких стебельках они выглядели такими хрупкими и беззащитными, что у кобылки сердечко в груди замирало… «И всё же почему здесь совсем нет насекомых?» — как бы Роуз ни оглядывалась и ни прислушивалась, вокруг не было ни мелких жучков, ни пчёл, собирающих нектар, ни даже бабочек. Странно, что такое огромное поле не привлекает насекомых-опылителей. Что в лесу, что в поле напрочь отсутствовали какие-либо признаки фауны… если, конечно, не считать птиц, но кобылка давно уже никаких птиц не слышала. Как пони ни старалась, этому явлению она объяснений не находила.

— Сплошные загадки, — тихо подытожила Роуз.

Что тут ни говори, но сегодняшний день с самого своего начала был одной большой загадкой. И от этой загадочности действительно становилось не по себе, всё-таки неизвестность всегда пугает. Но в то же время хотелось поскорее найти на все эти вопросы ответы. Пусть Роузи была больше «домашней» пони, и тихие посиделки с друзьями ей нравились больше, чем далёкие походы, головоломки всегда вызывали в ней особый трепет. Порой Роузлак даже с грустью вспоминала свои студенческие годы, когда она увлечённо занималась исследованиями, а заодно подрабатывала в Мэйнхэттенском ботаническом саду… Пожалуй, расставание с ботаническим садом далось ей тогда тяжелее всего, но переносить пыль и шум большого города в определённый момент стало совершенно невозможно. «А может быть, всё же сорвать один цветок и заплести в гриву? Готова поспорить, смотреться будет просто блестяще», — земнопони даже остановилась на минуту в раздумьях. Всё же это точно не плантация, так что вряд ли стоит беспокоиться о том, что это чужие цветы. Но с другой стороны, перед кем ей здесь красоваться? Ни пони поблизости нет, одно только бескрайнее поле. Куда же она всё-таки идёт? Наверное, ей уже стоит всерьёз начинать волноваться… А может быть, лучше вернуться обратно и пойти в другую сторону? Хотя попробуй теперь найди дорогу назад. Махнув хвостом, Роуз сделала ещё один неуверенный шаг, и тут её копытце ткнулось во что-то тёплое и мягкое. Пони задумчиво опустила взгляд под ноги и вздрогнула.

— М-милостивая С-селестия! — испуганно взвизгнула кобылка, отпрыгнув назад.

Прямо у неё под ногами лежала пони! Бледно-жёлтая земная кобылка с алой гривой среднего телосложения лежала на боку, не шевелясь, а грудь её не вздымалась, словно пони не дышала… Словно она была мертва. «Что же делать, что же делать?» — Роузи судорожно пыталась понять, чем же она может сейчас ей помочь, но собраться с мыслями никак не получалось. И чем дольше она рассматривала бедную кобылку, тем сильнее сердце колотилось в груди: тут и там прямо из тела жёлтой пони росли цветы, оплетая жертву своими вьющимися стеблями и впиваясь в её кожу длинными шипами, от чего по светлой шёрстке расплывались кровавые пятна. А когда Роуз взглянула на мордочку кобылки, то её начала бить холодная дрожь. Вся мордочка заросла пышными ядовито-красными бутонами роз, а из открытого рта вылезали окровавленные колючие стебли. Такие же стебли сжимали и пронзали кобылке шею, залезали ей в уши и опутывали ноги крепкой паутиной. Крупные красные розы словно пили кровь несчастной жертвы, угодившей в их ловушку, от чего всё больше набухали, но никак не могли насытиться. Они вгрызались своими шипами и корнями в мягкую плоть, сжимая в смертельных объятьях уже бездыханное тело, которое на глазах становилось всё бледнее и бледнее. Насколько же ей было больно в последние мгновенья своей жизни… Живое воображение мигом нарисовало картину отчаянно кричащей и зовущей на помощь кобылки, которую всё туже затягивают зелёные путы, в кровь раздирая шипами кожу.

— Н-нет-нет-нет-нет… — забормотала пони, пытаясь унять дрожь и мыслить трезво, но ужас захлестнул её с головой, не давая даже сдвинуться с места.

Роуз просто не могла поверить в то, что видит. Ведь это же невозможно! Цветы не пьют кровь и не едят пони. Взгляд её тем временем скользнул на круп кобылки, и тут уж у Роуз окончательно спёрло дыхание: знак отличия несчастной был точно таким же, как и у неё. Алая розочка на коротком стебельке теперь была окроплена свежим пятном крови, впитавшимся в шёрстку. «Неужели… Неужели это я?» — эта мысль могла бы показаться полным безумием раньше, но теперь Роуз это видела: пони, угодившая в жестокую ловушку была её точной копией. Тот же цвет шерсти и гривы, форма ушек, телосложение… Всё было точь-в-точь как у неё! Вдруг кобылка почувствовала лёгкое прикосновение к задней ноге. Развернув голову так резко, что чуть было не свернула шею, Роузи увидела, как из высокой травы к ней тянется вьющейся колючий стебель. Не раздумывая больше ни секунды, земнопони рванула прочь. Она неслась так быстро, как только позволяли ей силы, топча цветы, красотой которых ещё совсем недавно восхищалась. Сердце стучало в висках, в бешеном ритме перекачивая кровь по телу, а сзади всё громче раздавалось шуршание травы. Когда пони лишь на миг оглянулась, глазам её предстала поистине сюрреалистичная картина: цветы со всех сторон тянули к ней длинные стебли, покрытые тонкими шипами и извивающиеся словно змеи, а раскрывшиеся бутоны обернулись к ней, будто сверля взглядами своих сердцевинок. В воображении уже всплывали чудовищные картины, на которых уже она сама становится жертвой кровожадных растений, её опутывают шипастые стебли, на теле прорастают цветы, она кричит от боли, и крик её постепенно слабеет… Копыта уже едва касались земли, но Роузи почти не удавалось убежать от преследования. Эти проклятые цветы были повсюду, а их щупальца пытались обвить её ноги при малейшей возможности, оставляя на коже глубокие порезы. «Почему они хотят убить меня?» — мысленно взмолилась Роуз, — «что я им сделала? Что это за ужасное место?» Она бежала не разбирая дороги совсем как тогда, в лесу, но теперь за ней действительно гнались, и эти цветы были гораздо хуже любого хищника, ведь убежать от них практически невозможно. Кобылка уже выбивалась из сил, лёгкие жгло от недостатка кислорода, а по шёрстке стекали крупные капли пота, перемешиваясь с кровью от царапин. Вот длинный стебель ухватил её за ногу, от чего Роузи чуть было не споткнулась, а в следующий миг другой стебель дёрнул её за хвост, увлекая назад. Пони постепенно теряла скорость. Ей хотелось бы верить, что всё это кошмар, но таких реалистичных кошмаров просто не бывает. Нет, она не могла умереть вот так… «Селестия! Луна! Пони-будь, пожалуйста, спасите меня!» И словно какие-то высшие силы всё же услышали её зов и сжалились над злосчастной кобылкой. Высокие хищные цветы вдруг расступились, и Роузи с разбегу вылетела на широкую грунтовую дорогу посреди поля, затормозив крупом по земле. Стебли цветов с тихим зловещим шуршанием потянулись за ней, но затем резко замерли и отдёрнулись, прячась, в траве, будто что-то обожгло их. Жадно и сбивчиво втягивающая в себя воздух Кобылка рассеянно смотрела на океан цветов, ещё до конца не понимая, удалось ли ей спастись. Одно Роуз знала точно: убегать она больше не в состоянии, она и встать сейчас не в силах. Цветы по какой-то причине больше не тянулись к ней, хотя пони не сомневалась, что им ничего не стоило её достать. Однако они лишь смотрели на Роузи с обеих сторон дороги, склонив в её сторону пышные бутоны, и трудно было сказать, что выражает этот взгляд. Но тут по полю волной прошёлся ветер, легко их всколыхнув, а когда порыв затих, то цветы снова поднялись к солнцу и больше не шевелились, словно утратили к добыче всякий интерес.

Роуз уселась на круп посреди дороги, прижав передние ноги к задним, восстанавливая дыхание и пытаясь успокоить неистово колотящееся сердце, а тело всё ещё била мелкая дрожь. Кобылке не было дела до многочисленных царапин от шипов, она только что едва не погибла. Земная пони боялась даже шевельнуться, чтобы снова не пробудить этих жутких хищников. Нет, Роуз не знала, что это за цветы, не понимала, как такое вообще возможно. Она в жизни бы не подумала, что цветы могут быть настолько жестокими и кровожадными, ведь Роузи любила их всей душой. И что это была за пони, неотличимая от неё самой? Вспомнив ужас, который ей довелось лицезреть совсем недавно, кобылка лишь измученно вздохнула и прижала ушки. Она уже не сможет ей помочь… Никто не сможет. Эти розы буквально поглотили её, словно паразиты проросли в её теле. На глаза наворачивались слёзы, к горлу подкатил ком, мешающий дышать. Тело кобылки вдруг сильно содрогнулось, и Роузи разразилась всхлипами и рыданиями. Она тихо плакала, свернувшись на земле в комок и уткнувшись мордочкой в передние ноги. В груди ещё теплилась надежда, что всё это просто кошмар, и сейчас она проснётся, сейчас пони-будь подойдёт, обнимет её, ласково взъерошит гриву, словно жеребёнку, и скажет, что всё хорошо… Хотя нет, она тут одна. Совсем. Глупо надеяться на обратное. С другой стороны, Роуз была скорее рада, что никого из друзей с ней сейчас нет, ведь иначе им пришлось бы пережить то же, что и ей. «Ну почему всё это происходит именно со мной, чем я это заслужила?» Кобылка возвела мокрые глаза к небу в жесте мольбы, и тут внутри неё будто треснуло что-то, удивляться уже просто не осталось сил. На небе было две луны. На голубом дневном небосводе среди редких облачков застыли два огромных круглых спутника, покрытых узорами из кратеров. Каждая из этих лун заметно превышала по размерам обычную, ночную луну, причём одна была на порядок больше второй, и обе они имели такой же белый оттенок, как и облака. «Это не Эквестрия», — заключил внутренний голос, — «это не моё небо! Во имя Селестии, где я?!» Теперь Роуз видела: даже цвет неба был другим. Вместо привычного светло-голубого оно отдавало насыщенной лазурью, и чем выше от горизонта, тем становилось темнее. Кобылка протёрла глаза, смахивая слёзы и вновь уставилась вверх. И как она могла не замечать этого раньше? Пони вдруг почувствовала себя такой маленькой и беззащитной…

— К-куда мне теперь идти? — всё ещё всхлипывая, проскулила Роузи, — почему я здесь?

Несильный порыв ветра, словно в ответ, снова взлохматил спутавшуюся гриву. Кажется, на том дереве было написано то же самое… Да только какой всё это имеет смысл? Если подумать, то вся ситуация выглядит как несмешной и очень злой анекдот. Полный хаос! Может, это действительно всё Дискорд подстроил? Хотя принцессы за ним хорошо приглядывают, вроде бы, чтобы тот ничего не натворил, но ведь могли и проглядеть. А может, они только так говорят? Впрочем, какое это имеет значение? Роуз потерянно вертела головой из стороны в сторону: изогнутая дорога, на которой она оказалась, уходила куда-то вглубь цветочного поля. «Реальность таит в себе немало загадок, но на каждую найдётся ответ. Главное — продолжай искать и не сдавайся в середине пути», — внезапно прозвучал в голове голос Тайма Тёрнера. Роузи иногда помогала этому энергичному жеребцу с исследованиями, просто потому что ей самой это нравилось, и когда Тайм особенно увлекался, то начинал говорить с ней словно профессор со студенткой. Хотя Роуз таких профессоров в жизни не встречала. Трудно было сказать, почему именно сейчас ей вспомнился забавный поучительный тон Доктора Хувса, но эти мысли немного подбодрили её.

— Вот же сено. — Выругалась пони в пустоту.

Доктор ведь прав, нельзя сдаваться на середине пути. Раз другого ей не дано, то она выяснит, что здесь происходит… Как-нибудь. И найдёт дорогу домой… Если это возможно. «Да что за глупости! Я сюда как-то попала, значит точно так же и вернусь». Стараясь думать только о хорошем (хотя и получалось не очень), земная пони встряхнула гривой и встала на ноги. Прохладный ветер засвистел в ушах, приветствуя её порыв решимости. Кобылка ещё раз глянула вверх: две большие луны всё так же безразлично смотрели на неё с лазурного небосклона; а затем взглянула за горизонт, и бескрайняя цветущая равнина ответила ей тихим шелестом. Роузлак всё равно было, в какую сторону двигаться, лишь бы не оставаться на месте.

Продолжение следует...

Комментарии (2)

+2

В рассказе рЯльно будут человеки или тег ошибочно выставлен? Предпочитаю в основном читать только где так или иначе фигурируют люди.

Прочитанное зашло на ура. По своему скудному запасу прочитанного по поням оценил на отлично.

yuduz_fridoyed_367
yuduz_fridoyed_367
#1
0

Будут ли человеки непосредственно, я не скажу, но намёки на них будут, а также оставленные ими артефакты) Всё же эстетика лиминальных пространств, как правило, предполагает одиночество.

Спасибо за отзыв^^

Cagliostro
Cagliostro
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.