Посланник в Эквестрии

Молодой учёный отправляется в мир добра и процветания - Эквестрию. С целью убежать от серой повседневности, а так же найти своё место в жизни. Но находит намного большее, чем простое человеческое счастье.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Темная и Белая жизнь - Поход Эпплов.

Это история повествует об элементе Честности. Оранжевая кобылка ещё в юном возрасте потеряла своих родителей. Ей предстоит путешествие, которое поменяет её духовно и морально. Она взглянет на мир под другим углом. Преодолеет все трудности, повстречает незнакомцев. И наконец-то дойдет до свой цели, где начнет жизнь с чистого листа.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош

Долгий путь

Фанфик автобиография. история моего ОСа и его жизни.

Рэйнбоу Дэш Лира ОС - пони

Стальные крылья

"Сталлионград - для земнопони!". Город воинственной и промышленно-развитой нации земнопони. Они были единственными, кто противостоял Селестии и выстоял, став союзниками, а не вассалами принцессы. Но время идет, и старому городу нужен новый путь. Нужна молодая кровь, путь которой лежит в небеса.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Всё, приехали?

Наверное, каждый в своей жизни периодически подвергается жёсткой критике и обвинениям со стороны, когда кто-то может обозвать плохим словом просто из-за того, что вы проходили мимо. Но некоторым пони в этом плане "везёт" в особенности... Такая участь досталась одной кобылке, даже прозвище которой намекает на не самое сладкое положение в жизни. Каково это - носить титул "Антагонистка Триумфа"? Непросто. Хотя терпение в таком случае развивается просто ангельское. Но иногда, несмотря на стальную выдержку, даже самое стойкое терпение может кончиться. Как преодолеть поток растроганных мыслей, когда сложившуюся ситуацию можно описать фразой "Всё, приехали"?

ОС - пони

Fallout Equestria: Influx

Война между пони и зебрами продолжается. Для того, чтобы её закончить, министерства строят отчаянные стратегии — создают магические и технологические творения, существование которых идёт вразрез с природой. Одним из этих творений стал «Инфильтратор» — сверхсекретный проект Министерства Крутости. В его основе лежала разработка супер-шпиона, идеального слияния пони и машины. Но после первого успешно созданного агента на Эквестрию упали бомбы и превратили её в Пустошь. Сто девяносто лет спустя Кристалл Эклер пробуждается в мире коллапса и насилия, совершенно не понимая, что стало с ней и самой Эквестрией. Её замешательство перерастает в ужас, когда она обнаруживает, что перестала быть пони — теперь она кибернетическая зебра. Ей ничего не остаётся, кроме как отправиться на поиски выхода из своего, мягко говоря, затруднительного положения. Сможет ли она принять правду, если отыщет её? Найдёт ли она друзей в мире, где никто никому больше не верит? И что, если те, кто сотворил это с ней, всё ещё живы и где-то там, ждут и мечтают о том, чтобы она послужила их новой, недоброй цели?

Другие пони ОС - пони

Эверфри и отрава-цвет

«Жили-были две сестры, — начала Флаттершай, — да мама их, в лесной хижине. Они очень друг друга любили...»

ОС - пони

Навстречу облакам

Какое счастье - парить в облаках...

Другие пони ОС - пони

Простая игра

Спайк считает шахматы скучнейшей игрой из всех, что можно представить, но по какой-то причине он хочет, чтобы Твайлайт научила его играть. Никто не знает, что это за причина, но Твайлайт хочет её выяснить.

Твайлайт Спаркл Спайк

Она пятнистая

Луна глубоко спрятала тёмный секрет от пони, за которыми она приглядывает с такой любовью. Если они узнают о нём, она может разве что представить, какой урон это нанесет её имиджу. Твайлайт же считает его бесценным, и планирует раскрыть раз и навсегда. Во имя пятнышек.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

S03E05
Часть вторая

Часть первая

— Дорогая принцесса Селестия, сегодня я получила хороший урок дружбы. Я поняла... Спайк ты записываешь? Спаайк? — Твайлайт обернулась, вопросительно взглянув на своего помощника номер один, но тут же улыбнулась. — О, Спайк. Этот день выдался тяжелым и для тебя.
Маленький дракончик мирно спал прямо на полу, прикрывшись листом пергамента. Твайлайт подняла лист и перо с помощью магии и еще раз взглянула на Спайка.
— Ох, без тебя я даже и письмо отправить не смогу, — в ее голосе отчетливо слышались нотки иронии. — Ладно, закончим завтра.
Она отложила бумагу и перо и осторожно перенесла Спайка в его кровать.
— Так-то лучше, — она снова улыбнулась и пошла вниз.
Перед выходом из библиотеки она сделала пометку в одном из своих списков.
— «Написать письмо завтра».
Снаружи ее ждали подруги, любовавшиеся заходящим солнцем.
— Ну как вы?
— Да уж, веселый выдался денек, — улыбнулась ЭпплДжек.
— Хорошо, что он весело закончился, — скромно добавила Флаттершай.
— Эх, девочки, как хорошо иметь друзей, которые будут вместе с тобой в любой ситуации, — вздохнула Твайлайт.
— Мне нравится, когда я могу веселиться вместе с друзьями, — Пинки начала прыгать вокруг всей компании.
— Пинки, я имела ввиду сложные жизненные ситуации. Но ты тоже права — мы всегда вместе.
— Вместе! — весело подхватили остальные пони.

Наступил новый день, и Твайлайт как обычно делала утреннюю переборку книг в своей библиотеке.
— Спайк, а где книга «Магия как она есть», коллекционное издание?
— Оу, кажется, я видел ее наверху, разве не эту книгу ты любишь читать перед сном?
— Да и не только эту, — Твайлайт смущенно улыбнулась. — Принеси ее, и захвати стопку книг с балкона.
Спайк убежал наверх, а в это время в дверь неожиданно постучали.
— Открыто!
В библиотеку вошел белый, высокий и худощавый, но тем не менее весьма статно выглядевший пегас в золотистом доспехе и шлеме, говорящими о том, что нежданный посетитель принадлежал королевской страже самой принцессы Селестии.
— Чем могу помочь, сэр?
— Твайлайт Спаркл? У меня ис-с-сключительно важное послание от принцессы. Она хочет, чтобы вы немедленно прибыли в Кантерлот. Это... очень с-с-срочно.
В речь стража странно вкраплялось по-змеиному растянутое «с». Впрочем, Твайлайт совершенное не обратила на это внимание.
— Принцесса? Кантерлот? Срочно? — она удивленно раскрыла глаза. — Почему принцесса Селестия не прислала мне письмо, как обычно. Спайк!
— Тссс... — страж прислонил копыто к губам. — Это с-с-строго... конфиденциально. Принцесса сказала, что это касс-с-сается Вашего... дракона.
— Спайка? С ним что-то не так? Хм... я бы заметила. С ним будет что-то не так? Так уже было однажды. Может это касается его происхождения?!
Твайлайт быстро озвучивала свои мысли вслух, но страж прервал ее.
— Мне неизвестно это. Принцесса просила передать Вам лично. Поторопитесь прибыть в Кантерлот как можно с-с-скорее. Одна.
Он кинул намекающий взгляд вверх, откуда уже слышались шаги Спайка, после чего улетел столь же быстро, как и пришел.
Спайк, наконец, появился, неуклюже неся огромную стопку книг, осторожно спускаясь по лестнице.
— Слушай, Твайлайт, ты не могла бы читать на ночь поменьше. Или хотя бы что-нибудь... полегче-а-а-а... — он оступился буквально на последней ступеньке, и вся стопка скрыла под собой маленького дракончика.
Твайлайт уже собирала все самое необходимое.
— Спайк, принцесса Селестия срочно вызывает меня на прием в Кантерлот.
— Но, — Спайк вылез из-под книг и вновь начал собирать их в стопку. — Не приходило никакого письма.
— Мне донесли лично. И я отправляюсь немедленно.
— Лично? Это очень необычно.
— Не в этом суть, Спайк. Ты остаешься здесь следить за библиотекой. Дорога в Замок не такая дальняя, но я не хочу заставлять принцессу ждать. Что бы там ни было.
— Окей, как скажешь. А я тогда пойду еще немного посплю. — Спайк оставил книги, и уже начал было подниматься по лестнице.
— Спайк! Закончи нашу утреннюю переборку, — она указала на большую кучу книг в углу. — И не забудь отметить.
Она накинула на него свиток с очередным списком и несколькими недостающими галочками. Затем она надела сумку и выбежала из библиотеки, кинув напоследок «До встречи».
Спайк хмуро посмотрел на список и ехидно улыбнулся.
— Есть. Есть. Есть. — Он поставил несколько недостающих галочек и, бросив свиток, довольно зашагал наверх.

Некто наблюдал, как Твайлайт выбежала из библиотеки и понеслась в сторону вокзала.
— Начало положено, — хитро прошептал знакомый голос.
— Ооо да. Эй, а начало чего? — вопросил второй, много более низкий и грубый голос с некоторой хрипотцой.
— Начало нашей великолепной пьес-с-сы, — ответил первый. — Идемте, следующий твой выход.
— М-мой? — спросил очень мягкий третий голос, полный нерешительности. — М-может не стоит?
Но его вопрос был проигнорирован.

Вокруг дома Флаттершай как всегда царил мир и покой. Птицы задорно пели, а маленькие кролики весело бегали по лужайке.
— М-может... — вновь попытался возразить третий голос.
Возражение было отклонено, и из кустов был выпихнут высокий, темноволосый, но коротко стриженый жеребец с небрежной щетиной и в походной одежде.
Он осторожно подошел к двери и нерешительно постучал. Розоволосая пони-пегас открыла дверь.
— Доброе утро.
— Доброе.
Их голоса были крайне похожи — мягкие, тихие и нерешительные. Но если милой и хрупкой пони такой голос был как раз, то высокий жеребец говорящий в подобной манере, выглядел удивительно, если не комично.
— Вы, та самая Флаттершай? Я слышал... мне говорили, что Вы самый большой любитель маленьких созданий в Понивилле.
— О, может это так, — Флаттершай, скромно покраснев, отвернулась. — А вы?
— Прошу прощения. Я — Блэр Гривс, я известный путешественник... эмм исследователь. Исследователь диких животных. Или? Или диких птиц. Эмм? Диких созданий? О да, я изучаю диких созданий.
Он постоянно прерывался, похоже, путаясь в сомнениях.
— Извините. Никогда не слышала, — Флаттершай виновато улыбнулась.
— О ничего, я известен в таких местах, как Мейнхеттен, или Филлидельфия? Да.
Похоже, задавать вопросы самому себе и давать на них ответы входило в его манеру речи.
— Рада познакомиться. Но чем я могу вам помочь?
— Ну, я не уверен, что можете. Я просто... просто хотел сказать. Или... в общем. Нынче я держал путь в одно таинственное место. Говорят, там водится золотогривый тукан.
— Золотогривый тукан? — в глазах Флаттершай загорелся интерес. — Никогда не слышала о таком.
— Да, это новый вид. Я даже не знаю, я не уверен, есть ли он на самом деле. Именно поэтому я хочу... я хотел добраться туда и изучить его? Да изучить и описать. Но внезапно я получил одну новость и теперь очень срочно должен вернуться домой. Я не уверен. Но быть может Вы могли бы. Ах, я наверное слишком много прошу. Не думаю, что вам будет удобно.
— Вы хотите, чтобы я нашла эту птицу? — Флаттершай удивленно приподняла бровь.
Ее гость замялся.
— О да, или нет. Не нужно было... Но. Просто я слышал, что этот золотогривый тукан. Ну у него такая пышная золотая, яркая, блестящая грива. Он крайне умный. А еще он крайне, крайне миролюбив.
Он видел, как в глазах Флаттершай все больше разгорается огонек.
— И он дикий, но он наверняка хорошо пойдет на контакт. Впрочем. Я. Я увлекся. Не думаю, что стоило приходить и тревожить Вас. Я наверное...
— Нет, нет, нет, — пони остановила его. — Пожалуйста, я хочу, я готова отправиться и найти этого золотогривого тукана вместо вас.
Название птицы она произнесла с уже нескрываемым восторгом.
— О. Не думаю, что...
— Покажите мне. Где это место?
— Ну... — Блэр достал карту и указал место, — вдоль Вечнодикого Леса прямо вот сюда.
— Ого. Это же целый день пути, — Флаттершай волнительно вздохнула.
— Да. Я не знаю, но я слышал, эти туканы отлично приживаются на новом месте. Но я не могу заставить Вас.
— Неважно. Я пойду и найду эту птицу, — Флаттершай гордо встала в торжественную позу.
— О, спасибо, мисс Флаттершай. Я буду очень признателен. Если. Если Вы не против, я загляну к вам завтра, или послезавтра, и Вы мне расскажете о своем путешествии.
— Хорошо, — Флаттершай улыбнулась и проводила гостя.
Мысленно она уже видела, как знакомится со своим новым удивительным золотогривым другом.
Она даже не заметила, как ее гостя кто-то резко утащил в кусты.
— Блэр Гривс? Да ты совсем на него не похож.
— Я старался.
Пони не услышала этого шепота, зашла в дом и начала собирать вещи. Вскоре она уже покидала Понивилль.

Тем временем некая троица уже покоилась в очередных кустах, но на другой стороне городка.
— Займитесь этой летуньей. А у меня есть дело к мес-с-стной моднице.
— Я займусь, — грубо и решительно изрек второй голос.
— Быть может, стоит подождать? — заикнулся третий.
Но его уже никто не слушал.

Рейнбоу Дэш мирно спала на одном из местных облаков. Ее сон нарушил грубый низкий голос с неподдельным вызовом доносящийся снизу.
— Эй! Я слышал, где-то здесь спит самый лучший летун в Понивилле.
РД нехотя проснулась и глянула вниз. Обладателем голоса оказался крупноватый пегас, низкий и приземистый, но очень крепкий. Он расправил крылья и подлетел к ней.
— По-моему, меня обманули. Это лучший летун?
— Нда, а кто смеет сомневаться? — не менее вызывающе ответила Рейнбоу.
— Я смею.
— Слушай, я не знаю, кто ты. И мне совершенно все равно, что ты там думаешь. Но я — самый крутой, самый быстрый и самый потрясный летун в Понивилле, а может и во всей Эквестрии.
Рейнбоу вскинула передние копыта, но незнакомец лишь состроил ехидную ухмылку.
— Докажи.
И он тут же сорвался с места. Рейнбоу среагировала мгновенно, рванув следом.
Довольно скоро они набрали колоссальную скорость. Незнакомец оказался крайне быстр, кроме того он выбирал совершенно безумные маршруты. Но Дэш не зря слыла мастером полета. Она не сбавляла темп, постепенно нагоняя оппонента.
Спустя мгновения петляния вдоль городских улочек, она догнала его и начала постепенно обгонять.
— Ееесть!
— Смотри, как удачно, — зычно произнес оппонент.
Видимо он намекал на то, что они приближались к зданию местной больницы. Возможно, это вышло случайно, но в свете последующих событий, в такую случайность едва ли можно поверить.
Незнакомец сделал резкий рывок, настигая Рейнбоу, и крайне грубо толкнул ее. На такой скорости результат мог оказаться крайне плачевным. Так и вышло. Дэш резко влетела в окно больницы, а дальше послышались только грохот и крики.
— Там тебе сейчас самое место, — злостно крикнул незнакомец. — Отдохни! Рейнбоу Крэш!
Спустя некоторое время Рейнбоу можно было наблюдать с перевязанной головой, крылом и несколькими ногами, лежащей на койке в одной из палат больницы.
— Опять, Рейнбоу Дэш. Я принесу тебе пару книг, — печально улыбнулся врач и вышел из палаты, закрыв дверь.

В то время, как РД гонялась за странным незнакомцем, ее подруга Рэрити в суматохе бегала по своему бутику, пытаясь удивить своего крайне неожиданного, но очень почетного гостя.
— О, Рэрити, право слово, не нужно так переживать.
— Нет, мисс Шорс, то есть Сапфира, вы заслуживаете лучшего, а у меня последнее время...
Поп дива не дала ей договорить.
— Неужели Вам нечем меня удивить? Не поверю!
— Я... я... — начала запинаться Рэрити.
— Милая, — Сапфира подошла к ней и, взяв за подбородок, поймала виноватый взгляд модницы. — Это будет мое очередное турне по вс-с-сей Эквестрии. Я должна быть великолепна! Мною должны вос-с-схищаться. Опять!
Голос поп дивы сегодня был крайне необычным, но Рэрити этого совершенно не заметила, у нее были иные заботы.
— Я. Я сделаю все в кратчайшие сроки, и скоро вы получите лучшее.
Эту фразу она произнесла вызывающим тоном, бросая вызов скорее самой себе.
— Сделаешь, я не сомневаюсь... — Сапфира прервалась, и внезапно ее глаза заискрили возникшей идее. — Ты должна поехать со мной.
— Ч-ч-что? — заикнулась Рэрити.
Певица обняла ее.
— О да, ты сможешь творить прямо на месте. Прямо во время турне. Мы покорим этот мир! Опять!
Она обвела копытом по воздуху, как бы охватывая весь мир.
— Я не знаю, — попыталась усомниться Рэрити, но скорей «для приличия». — Я согласна!!!
— Превос-с-сходно. Немедленно отправляйся в Филлидельфию, мы начнем оттуда. А мне еще надо заехать в одно местечко. Вот, держи, дорогая.
Она дала Рэрити некую карточку со своим автографом.
— Отдашь это моим организаторам, и сможешь приниматься за работу. Тебя обеспечат всем необходимым.
Рэрити еле сдерживалась, чтобы не упасть в обморок от восторга. Ее глаза сверкали бриллиантами.
— Поторопитесь, мисс-с-с Рэрити. Это будет успех!
Сапфира уверенно цокнула копытом по полу и выбежала из бутика.
Стоит ли говорить, что вскоре Рэрити уже сидела в поезде до Филлидельфии, покидая Понивилль.

На ферме Сладкого Яблока Эпплджек, как обычно, занималась сбором яблок.
— Что у нас тут? — заговорил первый голос, так неожиданно донесшийся из кустов.
— Я... он... опять пошел. Я говорил, «может стоит подождать», — нерешительно отозвался третий голос.
— Эй! — обладатель второго голоса уже уверенно шел к Эпплджек.
Это был все тот же жеребец, за которым гонялась Рейнбоу. Крупный, крепкий и приземистый. Но на сей раз он внезапно был без крыльев, оказавшись обычным земным пони.
— Эй! — еще раз окликнул он ЭйДжей своим грубым низким голосом. — Я слышал, здесь живет лучший бегун во всем Понивиле?!
Из кустов донесся звук шлепка копытом о лицо.
— Он крайне оригинален, — печально прошептал первый голос. — Сейчас немного дополним это выс-с-ступление.
— Думаю, это не лучшая идея, — возразил третий голос, но не был услышан.
ЭпплДжек тем временем уже припиралась с незнакомцем.
— Вы, собственно, кто, мистер?
— Ты любишь болтать, или действовать? — вызывающе наседал незнакомец.
— Я вижу, что кто-то как раз не следит за словами!
— А ты... — рот грубияна заткнул второй незнакомец, крайне неожиданно вклинившийся в столь глубокомысленную беседу.
Это был высокий, тощий и очень гибкий жеребец, постоянно улыбающийся.
— Прошу прощения, за моего непутевого братца, — он хитро улыбнулся и отвернулся, перешептываясь с «братом». — Позволь мне все уладить.
— Так с кем имею... честь? — ЭйДжей кинула презрительный взгляд на грубияна.
— О, Вы ведь Эпплджек? — проигнорировал ее вопрос второй незнакомец. — Я слышал вы одна из лучших пони в Понивилле в плане спортивных достижений.
— Одна из лучших, если не лучшая, — гордо подняла голову ЭпплДжек.
— Еще раз прошу прос-с-стить моего братца, за столь грубое вторжение. Видите ли в чем дело. Мы держим путь в Мейнхеттен, на тамошние Большие и Увлекательные Скачки.
— Хм, я жила в Мейнхеттене, но никогда не слышала о таких.
— О да, это совершенно новый турнир, впервые проходящий в этом году, и начинающийся буквально через нес-с-сколько дней. О нем еще мало кому известно, поэтому там крайне необходимы зрители, но главное, учас-с-стники. Первооткрыватели, так сказать.
Он приветливо улыбнулся.
— Эм, вы предлагает мне отправиться с вами? — неуверенно обернулась ЭпплДжек. — У меня тут еще работы полно. Да и не посещают такие мероприятия спонтанно, это ж готовиться надо.
— Я понимаю, но с другой стороны, кому бы не хотелось получить титул Первого Чемпиона Больших и Увлекательных Скачек, навсегда вписав с-с-свое имя в историю этого мероприятия.
— Эй, это будет мой титул! — громко возразил первый незнакомец, пытаясь отвести своего «брата». — Пойдем, мне не нужны лишние конкуренты.
— Постой, — остановил его второй, и полуотвернувшись продолжил шептать так, чтобы ЭйДжей все же услышала. — Посмотри на нее, она же тебе не соперник. А нам нужны лишние участники.
При этом он дружелюбно улыбнулся ЭйДжей, а та нахмурилась, прищурив один глаз.
— Впрочем, — он продолжил во весь голос, оценивая взглядом фермершу. — Вы были правы, к таким мероприятиям действительно нужно готовиться. Простите нас еще раз, за то, что потревожили. Мы пойдем, а Вы можете дальше заниматься своими делами.
— Минутку! — ЭйДжей грозно цокнула передними копытами. — Вы думаете, я не готова выступить на каком-то там очередном соревновании?
«Братцы» обернулись. Первый состряпал злостную ухмылку, а второй лишь гордо и невозмутимо вытянулся во весь свой высокий рост, небрежно бросив.
— Возможно.
— Это вызов? — ЭпплДжек прищурила оба глаза и хитро ухмыльнулась.
Второй расплылся в еще более хитрой ухмылке, молча дав подтверждение.
— Знаете что. Я выступлю на этих Как их там Скачках, и я уж точно сделаю Вашего братца.
— Да, это мы еще посмотрим! — как всегда грубо кинул первый незнакомец из-за спины своего «братца».
— В таком случае, если хотите успеть к началу. Советую вам поспешить, мисс ЭпплДжек, — сухо выдал второй и оба братца гордо покинули ферму.
ЭйДжей долго смотрела им вслед, после чего вдруг опомнилась и понеслась в дом, бормоча себе под нос.
— Ну-ну, ну-ну.

— Какой чудесный день! — Пинки вприпрыжку бежала по Понивиллю, здороваясь и даря улыбки каждой встреченной ей пони.
Все утро она провела в Сахарном Уголке, помогая Кейкам готовить очередную партию сладостей. А сейчас она намеревалась немного развлечься. Ну, вернее она всегда развлекалась, в том числе когда готовила, но сейчас ей хотелось развлечься как-нибудь еще.
— Чудесный день, чтобы проведать друзей, — заключила Пинки, и отправилась навещать друзей.
Сперва она заглянула в бутик «Карусель», но не обнаружила там хозяйки и отправилась дальше.
Она навестила Флаттершай, по пути проверив спа салон на наличие подруги-модницы. Но и Флаттершай дома не оказалось, а крольчонок Ангел сумел донести до розовой пони, куда направилась его хозяйка. Возможно, Пинки была единственной пони, которая понимала его даже лучше Флаттершай.
После этого она посетила библиотеку и ферму Сладкое Яблоко, где узнала, что Твайлайт и ЭпплДжек тоже внезапно покинули Понивилль.
Она уже отчаялась, отправляясь навестить Рейнбоу Дэш, как та, неожиданно, сама нашла ее.
— Привет, Пинки.
— Привет Рейнбоу Дэш! Я так рада найти хотя бы тебя. Сегодня такой странный день. В смысле начинался день вполне обычно. С утра я помогала Кейкам с выпечкой. А потом мне захотелось повеселиться. Но мне, конечно, было весело печь кексики, и торты, и пироженные, и...
— Пинки, — попыталась перебить ее РД.
— Но еще веселей было бы повеселиться со своими друзьями. Что может быть веселей, чем веселое времяпрепровождение в веселой компании веселых друзей весело веселящихся под веселую музыку, весело танцуя веселые танцы на веселой вечеринке ради веселья.
— Пинки, — РД повторила попытку.
— Я пошла к Рэрити, уже обдумывая сценарий веселой вечеринки. Но Рэрити я не нашла. А потом я пошла к Флаттершай и узнала, что она отправилась на поиски золотогривого тукана. «Ха ха», подумала я. Ведь каждый знает, что золотогривого тукана не существует, но существует серебряногривый тукан, он отличается крайне скверным характером и вообще обитает в Вечнодиком лесу.
— Оу, неужто, — удивленно и заинтересовано изрекла Рейнбоу, но затем опомнилась и вновь попыталась остановить подругу. — Пинки.
— Да ты представляешь. Потом я пошла к Твайлайт, но и ее не было дома, а Спайк поведал, что она очень поспешно уехала в Кантерлот. Потом я пошла проведать ЭпплДжек, но и ее не застала, а Биг Мак сказал, что она уехала на какие-то скачки в Мейнхеттен. Вот глупышка. Большие Скачки нынче проходят исключительно в Троттингхеме. Знаешь, это очень странно, что наши друзья разъехались, ничего нам не сказав. Но зато, я, наконец, встретила тебя. Давай повеселимся.
Все это она выпалила буквально за несколько секунд в своей неподражаемой манере доносить информацию.
— Пинки! — РД наконец добилась своего.
Она говорила мягким, немного неуверенным и совершенно не свойственным себе голосом.
— Знаешь. Вообще-то я тоже собиралась посетить Клаудсдейл на выходные.
— Но еще не выходные.
— Да? Ну да, в смысле сегодня. И на пару дней? Да, на пару дней.
— Тогда я с тобой. Давай. А? А? А?
— Не думаю, что это хорошая идея, — РД говорила крайне неуверенно и постоянно запиналась. — Слушай, может тебе тоже отправиться куда-нибудь? Ну куда-нибудь отсюда. Одной.
— То есть?
— Ну у тебя же есть родные. В смысле. Хотя. Не думай, в общем.
— Ты знаешь. А в этом что-то есть. Я могла бы навестить своих сестричек на нашей ферме камней. Едва ли я понадоблюсь в ближайшее время мистеру и миссис Кейк.
— Да. Хорошая мысль, — неуверенно произнесла Рейнбоу.
— Постой-ка, постой, — Пинки нахмурилась и оценивающе посмотрела на Рейнбоу. — Странно.
А некоторая странность действительно была. Перед ней была ее подруга — Рейнбоу Дэш, но что-то было не так. Ее манера речи. Стоило закрыть глаза и легко можно было представить, что перед Пинки сейчас робкая и нерешительная Флаттершай, но никак не резкая и самоуверенная Рейнбоу Дэш.
Пинки наморщила нос и прищурилась.
— Рейнбоу Дэш?
— Что?
— Что-то странное с тобой. Зачем тебе в Клаудсдейл? Что-то случилось?
— Со мной? Да не. Не думаю. В смысле, это я — Рейнбоу Дэш, — после этого она исполнила в воздухе пару кульбитов и сделала бочку. — Рейнбоу Дэш. Никаких сомнений!
Пинки тут же сбросила маску сомнения и «надела» на себя широкую улыбку.
— Оки-доки!
— Ты. Ты все же отправишься на свою эту ферму.
— О да. Ферма камней. Я не рассказывала о ней. Это такое скучное место. Но даже там я могу повеселиться, а главное — развеселить родных.
Глаза Пинки широко раскрылись так, что в них можно было увидеть родившуюся идею.
— Семейная вечеринка!
— Что ж, отлично. Ну я тогда пойду. Эм, полечу. А ты отправишься к себе на ферму? Сейчас? В смысле не отложишь в долгий ящик?
— Да. В смысле нет. В смысле проведать родных всегда бывает приятно.
Пинки довольно улыбнулась, и тут же глубоко вдохнула, вспомнив что-то.
— Совсем забыла. Однажды я вспомнила свою грустную ферму и сочинила веселую песенку.
— Пинки, мы же договорились, — печально изрекла РД, но поняла неизбежность грядущего.

Я родилась и жила на ферме камней,
Проводя все время в серости дней.
Я никогда-никогда не забуду о том,
Как скучен был наш дом.
Там никто не смеялся, не хотел играть.
Наш отец не улыбался, как и наша мать.
Я никогда-никогда не забуду о том,
Как грустен был наш дом.
Мы катали камни туда и сюда,
Им не нужна была еда,
И не нужна была вода.
Это совсем не как растения растить.
И в сязи с этим всем я хочу спросить:
Что же может быть скучней?
Чем жить на ферме камней.

Пинки внезапно запнулась. Или просто закончила песню.
— Эм, на чем я остановилась?
— На ферме камней? — уточнила Рейнбоу.
— Ах да. Жить на ферме камней это ску-у-учно.

А потом появилась Даши
И спасла жизни наши.

— Я? — растерянно удивилась РД.
— Ну, да, — непонимающе посмотрела на нее Пинки, и хитро подозрительно сощурилась.
— Эм, как скажешь Пинки. Как скажешь, — отвертелась Рейнбоу.
Когда РД наконец покинула Пинки, она направилась совершенно не в Клаудсдейл, а скрылась неподалеку в очередных кустах, из которых уже горели две пары глаз.
— Итак. Настал час перейти ко второму акту нашей замечательной пьес-с-сы, — довольно прошипел первый голос.
— Э-э-э, не понял, — вопросил второй, низкий и грубый голос.
— Не важно. Думаю, самое время навестить королевских особ, — довольно заключил первый.
— Может. Вы уверены, что это хороший план? — неуверенно попытался возразить третий.
Но его уже никто не слушал.

Твайлайт спускалась с перрона вокзала Кантерлота. Она все думала о том, что за столь срочное дело могло заставить принцессу вызвать ее. Да еще и таким образом.
— Спайк, Спайк, Спайк? Что же случилось? Можно было бы послать письмо со срочным приглашением без объяснения причины, и Спайк бы его просто проигнорировал. Зачем посылать стража? Одного. И куда он потом делся, нам же было в одну сторону, мог бы и подождать.
На последний вопрос она, совершенно неожиданно для себя, получила ответ, подходя к массивным дверям, ведущим в тронный зал. Двери охраняли два стража-единорога. Первый был приземистым и крепким, а второй... вторым стражем был как раз тот, который давеча наведывался к Твайлайт. Высокий и худой. Сперва Твайлайт задумалась, как можно было поставить двух столь непропорциональных стражников рядом. Затем она отметила еще более странный факт: когда высокий страж заходил к ней в библиотеку, он был пегасом, а теперь... Твайлайт мотнула головой. Теперь это был единорог.
— Извините, сэр. Но разве не вы сегодня заходили ко мне в библиотеку?
Стражи переглянулись, и второй посмотрел на Твайлайт суровым, непоколебимым взглядом. Сперва Твай решила, что не добьется от немногословной стражи ответа, как вдруг второй страж улыбнулся и начал говорить в знакомой манере.
— Вы наверное спутали меня с моим братом. Мы так похожи.
— Даже я иногда путаю, — пробасил первый страж.
— Прошу прощения, сэр.
Твайлайт улыбнулась, и уже сделала было шаг, чтобы войти в тронный зал, но второй страж остановил ее.
— К сожалению, мисс-с-Спаркл, принцесса никого не принимает в данный момент.
— Как? — лицо Твайлайт исказило неподдельное удивление. — Но. Но принцесса сама вызвала меня, она сказала прибыть к ней срочно. Я прибыла так срочно, как только это было возможно.
— Мы понимаем. Но в данный момент принцесса не может Вас-с-с принять.
— Это. Это, — Твайлайт запиналась, теряясь в догадках. — Это странно.
— Прощу прощения, но вам все же придется подождать.
Твайлайт было открыла рот, чтобы спросить «Как долго?», но страж не дал ей этого сделать.
— Но, чтобы не сидеть без дела, вы можете заняться одним крайне важным расс-с-следованием.
— Что?
— Принцесса Селестия была бы очень рада, ес-с-сли бы именно Вы занялись этим странным делом.
Страж перешел почти на шепот, заставляя любопытство Твайлайт отбросить все вопросы, касательно визита к Селестии, сосредоточившись на «странном деле».
— Что за дело?
— Видите ли, с тех пор, как Ваш многоуважаемый брат, а по совмес-с-стительству — командир Королевской Стражи — Шайнинг Армор покинул нас, отправившись в свадебное путешествие, в городе начали происходить странные, необъяснимые... вещи.
— Преступления? — Твайлайт не заметила, как и сама перешла на шепот.
— Не совсем. Например, неделю назад была грубо разрис-с-сована одна из стен дворца. Три дня назад на выступлениях Вондерболтс-с-с некто поменял таблички некоторых зрительских рядов местами, в результате чего образовалась небольшая неразбериха. Два дня назад в разных час-с-стях города, кто-то начал развешивать на фонарях деревянные Солнце и Луну. А буквально вчера мы узнали, что прошлой ночью кто-то украл все нитки черных и розовых цветов из большинс-с-ства ателье города. Сегодня...
— Постойте, постойте. С чего вы взяли, что все эти события как то связаны. И что вообще тут такого сверх странного? Ну подумаешь, озорники какие озорничают.
— В том то и дела, что каждый раз «на месте преступления» мы находили вот это, — и страж показал Твайлайт волос цвета аметиста. — Каждый раз волос одинакового цвета. Эти с-с-события определенно связаны. Но кто, как, а главное зачем? Вот на эти вопросы нужно получить ответы. Вы справитесь?
— Мда. Но почему я? В городе мало стражи? — все еще удивленно шептала Твайлайт.
— Стражи не сыщики, мэм, — обиженно ответил страж, но тут же улыбнулся. — К тому же, я слышал у Вас есть на этот поприще определенные ус-с-спехи.
— Пожалуй, это можно уже назвать хобби, — смущенно улыбнулась Твайлайт. — Хорошо, я займусь этим делом. Сейчас пойду и разузнаю как можно больше, так, что к вечеру уже смогу составить отчет. Но принцесса Селестия...
— Не бес-с-спокойтесь, мисс Спаркл, мы сообщим принцессе, что вы были, и чем вы будете заниматься в ближайшее время. Она это одобрит.
— Что ж, в таком случае, мне пора.
— Именно, мис-с-Спаркл, именно, — страж ехидно улыбнулся и посмотрел на своего напарника, тот ответил такой же ухмылкой. — Успехов.
После этого стражи, как зачарованные приняли каменно-невозмутимый вид, и продолжили стоять на страже, комично дополняя друг друга. Они расслабились, лишь когда Твайлайт покинула дворец.
— Пока все с-с-слишком просто. Но ничего, самое интересное еще впереди.
— Что будем делать с этой зубрилой? — грубо спросил первый страж.
Второй печально вздохнул.
— Ты что, не слышал о чем мы тут только что говорили?
— Ну вы типа шептались, я и не слушал.
Второй поднес копыто к лицу.
— Она пусть пока занимается свершениями нашей малышки. Или наоборот. Ступай наверх и помоги там с Луной, — и он решил открыть дверь в тронный зал.
— Ты же сказал, что принцесса никого не принимает?
— Никого, кроме меня, естес-с-ственно, — хитро улыбнулся второй и скрылся за дверью тронного зала.

— Принцесса Селестия, — сиреневая пони-единорог вошла в тронный зал.
— Твайлайт Спаркл, моя лучшая ученица, — принцесса удивилась, но приветливо улыбнулась. — Что привело тебя ко мне?
— У меня очень важное донесение, — Твайлайт взволнованно подбежала к своему учителю. — Но с-с-сперва мне хотелось бы спросить. Вы знаете, где сейчас принцесса Луна?
Селестия не обратила внимания на необычный акцент своей ученицы, но удивилась заданному ей вопросу.
— Она спит наверху.
— А Вы можете точно сказать, где она бывала все предыдущие дни?
— Твайлайт, что за странные вопросы? — улыбнулась принцесса, но поймав серьезный вопросительный взгляд ученицы, все же ответила. — Обычно Луна отдыхает днем, но иногда покидает замок с различными поручениями или по личным делам.
— Что же все-таки случилось, Твайлайт? — спросила Селестия более строгим тоном, видя, как ее ученица хмурится и о чем-то думает.
— Мне кажется... я думаю... Все эти странные проишес-с-ствия, что происходили последнее время в Кантерлоте.
— Ты об этих небольших шалостях? — улыбнулась принцесса. — Не отрицаю, они могут быть как-то связаны, но...
— Я знаю, кто делал все это, — неожиданно резко перебила ее ученица, — это все Луна.
— Луна? — еще более удивленно, но не без иронии улыбнулась Селестия. — Но зачем ей делать все это?
Принцесса смотрела на Твайлайт и не понимала, серьезно ли та, или это какая-то шутка. Шутка затягивалась.
— Думаю, так она пытается выразить недовольство.
— Недовольство чем? — спросила было Селестия, но тут же сменила тон. — Твайлайт, зачем ты прибыла в Кантерлот? Это что, какая-то странная игра?
Она снова улыбнулась, но уже несколько недовольно.
— Нет, это не игра, это все серьезно, очень серьезно.
— Допустим, — неожиданно для самой себя, Селестия решила поддержать эту странную игру ученицы, и может хоть так понять причины такого поведения. — Но каковы будут твои доказательства? Насколько я помню, каждый раз в качестве улики выступал аметистового цвета волос. У Луны совершенно иная грива.
— Именно так она пытается сбить всех с толку. Это хитрый план, но он ведет к чему-то очень серьезному.
Принцесса начала понемногу пугаться такого поведения своей ученицы.
— Твайлайт ты в порядке?
— Я — абс-с-солютно. Но вот Эквестрии похоже грозит нечто ужасное.
— Твайлайт.
— Луна начала с, казалось бы, бессмысленных и безвредных деяний. Но как много времени пройдет перед тем, как она начнет выражать свое недовольство открыто?
— Недовольство чем? — Селестии уже не нравилась эта игра.
— Вами!
— Мной? Твайлайт, милая, послушай, что за... бред ты несешь, — принцесса чуралась просторечных слов, но не смогла быстро подобрать подходящего синонима. — Я и Луна любим друг друга как сестры. Спустя столько лет разлуки мы наконец вместе и я бесконечно рада этому. И Луна рада.
— Так ли? Тыс-с-сячу лет вы правили Эквестрией в одиночку, а она томилась в заточении, — Твайлайт распылилась не на шутку. — Конечно, она была рада вернуться, она была рада видеть Вас, она даже попыталась смириться с новой жизнью. Но смогла ли она?
— Твайлайт, — принцесса была уже несколько раздражена, но старалась не подать виду, ведь перед ней все еще была ее лучшая ученица.
— Нет. Она не примирится с-с-сэтим. Она может попытаться это забыть, но рано или поздно эти воспоминания все равно всплывут на поверхность. Воспоминания тысячи лет тюрьмы. Вос-с-споминания Найтмер Мун.
— Твайлайт! — у принцессы явно кончалось терпение.
Но она не хотела кричать на Твайлайт. Она все еще пыталась остановить ту, чтобы разобраться в ее поведении. Но та не дала ей сказать.
— Да, мы победили Найтмер Мун. Но что мешает Луне вновь выс-с-ставить претензии на полноценный трон?!
Непростительный яд сочился из уст Твайлайт. Она произносила его злостно, ужасно смакуя каждый момент.
— Ее нужно остановить, пока не поздно! И единс-с-ственная, кто может сделать это прямо сейчас — Вы! Вы должны уничтожить зарождающееся зло, пока оно не взрастило нового монстра!
— МОЯ СЕСТРА НЕ МОНСТР! — терпение Селестии кончилось, и она впервые за несколько лет применила королевский тон для усиления своего голоса. — ТВАЙЛАЙТ СПАРКЛ!
— Твайлайт Спаркл! — она понизила тон, но говорила все еще громко. — Ты очень расстроила меня своими словами. Покинь этот зал немедленно и хорошенько подумай над всем тем, что ты мне тут наговорила. Я подумаю над твоим поведением и встречусь с тобой тогда, когда посчитаю нужным. А теперь, уходи!
— Но...
— УХОДИ!
— Как пожелаете, принцесс-с-са, — Твайлайт совершенно утихла.
Но она не была напугана, не показав ни капли страха перед разгорячившейся принцессой. Она лишь поклонилась, хитро и несколько зловеще улыбаясь, пока принцесса не видела ее лица.
Больше она не проронила ни слова и медленно вышла из тронного зала, сопровождаемая недовольным, но несколько озадаченным взглядом принцессы.
Принцесса вернулась на трон и глубоко задумалась. Буря мыслей и чувств одолевала ее.
— Твайлайт, — тихо произнесла она. — Когда она в следующий раз ворвется в этот зал с подобными заявлениями...
Принцесса и не заметила, как дрема овладела ей. Селестия склонила голову, и вскоре заснула.
Улыбающаяся Твайлайт снова зашла в тронный зал и закрыла за собой дверь.
— Спите, дорогая принцесс-с-са. Это именно то, что Вам нужно. Спите крепко.
Глаза Твайлайт довольно горели хитрым огнем. Вокруг нее начала медленно клубиться черная дымка. Зеленоватое пламя поднималось прямо с пола вокруг пони, постепенно вырастая и поглощая ее в себе. Мгновение спустя на Селестию сквозь огонь смотрели два больших злостных глаза.
Hush now, quiet now.
It’s time to lay you s-s-sleepy head...
Пропел знакомый голос.

Незадолго до того, как Селестию посетила ее «лучшая ученица», принцессу Луну, мирно спавшую в своих покоях, тоже посетил... посетитель.
— Принцесса Луна, — мягким, ласковым шепотом потянул голос, доносящийся из ниоткуда.
— Кто здесь? — удивилась Луна, в полудреме приоткрывая глаз.
— Я? Я... — голос запнулся в нерешительности. — Можешь называть меня своим внутренним голосом. С тобой такого еще не было?
— Не так явно. Я что, сплю?
— Пожалуй, что так.
— И о чем же ты хотел бы со мной поговорить, Голос? — улыбнулась Луна.
— Расскажи мне о себе, Луна. Расскажи, что думаешь о своей сестре?
— Селестия? — Луна удивилась. — Она замечательная сестра. Я так рада, что мы наконец вместе.
— Вместе, — повторил голос, — это должно быть тяжело, не видеть сестру тысячу лет. И при этом знать, что именно она бросила тебя в темницу.
— О нет, — нахмурилась Луна, но быстро улыбнулась. — Это было грустно. Но теперь. Теперь я не хочу больше жить теми воспоминаниями. Селестия простила меня.
— Она простила тебя, — несколько надменно, но все так же мягко прошептал голос. — Да это она должна была ползать пред тобой на коленях и просить прощения.
— Я никогда не злилась на нее. То есть злилась, но это была не я. Это Найтмер Мун. Или... — она запнулась о свое первое сомнение. — Найтмер Мун и я одно целое. Это и мои ошибки, мое прошлое, но... Но я не хочу больше жить этим прошлым.
Она уверенно цокнула копытом о пол и только сейчас поняла, что стоит посреди комнаты. Но продолжался ли сон, или она уже проснулась?
— И все же, Луна. Ты постаралась забыть, но забыла ли Селестия?
Похоже, что сон продолжался.
— Да. Она любит меня и очень рада, что...
— Очнись ты уже! — абсолютно внезапно гаркнул второй голос, очень грубый и резкий.
Луна даже испугалась и чуть не проснулась. Или проснулась? Она обернулась, пытаясь увидеть обладателя второго голоса. Но этот обладатель был столь же неосязаем, как и обладатель мягкого шепота.
— Очнись милая Луна! Селестия никогда не изменит к тебе своего отношения. Ты была монстром в ее глазах, и она изгнала тебя. И изгнала бы еще раз, если бы не Твайлайт Спаркл.
— Нет, все не так, — попыталась возразить Луна.
Похоже, сон начинал превращаться в кошмар.
— Луна, — словно нежный крем на горячую выпечку, лег мягкий шепот на горячую рану от слов, сказанных грубым голосом. — Как Селестия относилась к тебе все это время, вспомни.
— Ну она... она дала мне управлять Эквестрией ночью, как раньше. Я снова сама поднимаю Луну и накрываю страну ночью. Сестра доверила мне, не смотря ни на что. Она верит в меня и очень счастлива.
— Верит ли? — нежно спросил мягкий голос, совершенно неожиданно зарождая недопустимые сомнения. — В смысле ты вольна делать что пожелаешь, накрывая страну покрывалом ночи?
— Я... — Луна запнулась, поражаясь открывающейся правде, — я всегда советуюсь с Селестией.
— Она говорит тебе, как поступить? Она тебя контролирует? — шептал мягкий голос.
— Она все-таки моя старшая сестра, — попыталась оправдаться Луна. — Она мудрее меня. Ничего страшного, что я спрашиваю ее совета, в конце концов, она правила страной лишнюю тысячу лет.
— Лишнюю, — шепнул голос, и Луна ужаснулась этому слову.
— Она свободно правила целой страной тысячу лет! Одна! Денно и нощно! — вновь так же внезапно, как в первый раз, встрял грубый голос. — А теперь, она отдает тебе лишь половину короны. Ту половину, которая и так была твоей. Ту, которую она благородно у тебя отняла!
Он бросал фразы и они, подобно камням, врезающимся в стены осаждаемой крепости, врезались в стены убеждений и веры Луны. Она, пугаясь самой себя, начала понимать, что эти стены начинают рушиться.
— И это правда, — мягко заключил первый голос.
Луна не захотела его больше слушать. Все это время она нервно ходила по комнате из стороны в сторону. А теперь она хотела проснуться. Она напряглась. Голоса продолжали говорить наперебой, но Луна уже не слушала их. Она не смогла проснуться. Поэтому она решила убежать. Убежать прочь от этих голосов. Принцесса подбежала к двери, но та не поддалась.
— Луна, куда же ты, может, стоит остаться? — шепнул первый голос.
— Я не хочу вас слушать, — жалобно протянула Луна.
— Но принцесса, нельзя убежать от этого, потому что это — правда. Селестия все еще опасается тебя, и стоит тебе сделать малейшую оплошность, она будет готова.
— Будет готова вновь лишить тебя всего!
— Нет. Нет. Нет! Она любит меня. Любит.
— Это не более чем красивая ложь.
— Не обманывай хотя бы саму себя!
Ее «стены» рухнули, полностью пропуская через себя потоки сомнений.
— Что? Что же мне делать? — всхлипнула она, упав на пол и опустив голову вниз.
— Предупредить повторение истории! — ласково шепнул первый голос.
— Ударить первой! — грубо отсек второй.
Принцесса ночи решительно подняла взгляд полный злости.

— На, нана, на-на, — весело пела Пинки Пай, легкой рысью бежав по улице Кантерлота в сторону дворца. — Нужно как можно скорее найти Твайлайт. Что-то странное творится. С Рейнбоу Дэш, со всеми. Да и погодка портится.
Она взглянула на небо. Солнце то и дело пряталось за облаками, которые, казалось, убегали от огромной тучи, едва видневшейся вдали.
— Добраться до Кантерлота и найти Твайлайт гораздо проще, чем искать остальных по всей Эквестрии, — непонятно для кого озвучивала свои мысли Пинки. — Нужно найти Твайлайт и тогда...
— Караул! Караул! Мои пончики украли!
Ее размышления прервали крики кондитера Пончика Джо, мимо кафе которого пробегала Пинки.
— Где? Где мои пончики?! — вопил выбежавший из дверей кондитер.
Пинки на одно лишь мгновение показалось, как кто-то нырнул за угол одного из домов в подворотню.
Пинки, ни секунды не сомневаясь, напялила на себя темно фиолетовую широкую шляпу, не пойми откуда взявшуюся.
— Кто-то совершает плохие вещи? — она прищурилась, сделав строгую мордочку. — Ну-ка от винта!
И мгновенно рванула туда, куда скрылся незнакомец.
Она свернула за угол и увидела, как чей-то аметистового цвета хвост скрывается от нее за очередным зданием. Пинки ускорила темп. Она нагоняла преступника, ни на секунду не отрывая взгляда от яркого хвоста.
Влево. Вправо. Вниз по лестнице. Наверх через забор. Налево. Направо. Направо. Тупик!
Пинки восторжествовала. Воришка сам загнал себя в тупик. Фиалкового цвета пони с ярким аметистовым хвостом стояла к ней спиной и смотрела на стенку, столь неожиданно выросшую пред ней. Коробка с пончиками была при ней, выглядывая из седельной сумки.
— Эй ты! Ты попалась! Брось пончики на землю и отойди к стене, — Пинки сделала каменное лицо и снова сощурилась, — медленно.
Незнакомка обернулась и Пинки увидела ее милое личико с совершенно безумными глазами. Аметистовые, под цвет хвоста, они были расчерчены сиреневой спиралью, уходящей прямо в зрачки. На крупе пони, Пинки заметила странную, но вполне «безобидную» метку в виде винта и мяча.
Пинки не успела повторить команду.
— Привет, — прощебетала фиалковая пони и безумно улыбнулась. Ее детский голосок звонко отразился от стен тупика.
— Привеет, — недоверчиво растянула Пинки, но тут же улыбнулась в ответ, — Знаешь, мне кажется...
Она не успела закончить фразу. Фиалковая пони совершенно неожиданно достала из второй сумки две пары каких-то башмаков и ловко надела их. После этого она еще более неожиданно взлетела. Башмаки изрыгали языки пламени и толкали ее наверх как... как ракету.
— Эй, хочу также, хочу также, — обрадовалась Пинки, весело прыгая на месте, но внезапно остановилась, — минуточку.
Воришка пончиков залетела на стену и оттуда помахала копытцем.
— Пока, — она одарила Пинки еще одной безумной улыбкой.
— Ну уж нет, не так просто уйти от Пинки Пай.
Пинки побежала вперед. На ней уже не было шляпы, но зато на копытцах были надеты причудливые присоски. Она легко взбежала по стене и вскоре продолжала преследование безумной беглянки.
Теперь они уже неслись по крышам, перепрыгивая промежутки между домами. Пинки быстро нагнала воришку и уже прыгнула, чтобы схватить ее. Но та в последний момент тоже прыгнула и в полуобороте, достав из сумки пирог, метнула его в Пинки, которая, «поймав» лицом пирог, упала и растянулась на крыше. Фиалковая пони тоже упала, но мгновенно сделав кувырок, поднялась на ноги. Она остановилась и взглянула на Пинки.
Та облизав мордочку, съела остатки пирога и состроила жуткую рожу.
— Ууу, пирог с хреном? Пирог. С. Хреном. Кому вообще может понравиться пирог с хреном?
Она скинула удивленно-недовольную маску с лица, поднимая свой пирог.
— Как тебе это?
Воришка увернулась от летящего снаряда, прыгнув за одну из труб, торчащих из крыши. Ни секунды не медля, она достала еще пару пирогов и вновь метнула их в Пинки.
Той совсем не хотелось еще раз пробовать это кулинарное чудо. Пинки совершенно невероятно прогнулась назад, пропуская пироги над собой, затем так же ловко выпрямилась и рванула вперед. Фиалковая пони уже бежала дальше не оглядываясь.
Пинки с разгона влетела на ту трубу и прыгнула вперед. На лету она достала еще один пирог и метнула в беглянку. И попала.
Воришку отнесло на край, она не удержалась и сорвалась вниз. К счастью, часть крыши оказалась наклонной. Пони заскользила по черепице вниз. Пинки рванула следом.
— Уииии...
Фиалковая пони, порвав навес, упала прямо на пустой столик очередного столичного кафе. Пинки упала на нее сверху.
Розовая пони поднялась раньше и увидела, что коробка с украденными пончиками приоткрылась, и несколько пончиков вывалилось наружу.
Она подняла один из них.
— У, эти пончики совсем... несвежие.
Пончик был сухим, холодным и совершенно без сахарной пудры.
Пинки недолго разглядывала это бывшее кондитерское изделие. Незнакомка выбила копытом пончик, и тот полетел вверх.
— Ну уж нет, какие бы пончики ни были, они не твои.
Пинки подпрыгнула, чтобы вновь схватить пончик. Но воришка схватила ее за задние ноги и рванула на себя, сама подпрыгивая вверх. Она торжествующе схватила падающий пончик.
На сей раз Пинки попыталась выбить его из чужих копыт. Но незнакомка предугадала удар и блокировала переднюю ногу пинки своей. Пинки нанесла еще несколько ударов, пытаясь отнять пончик, но каждый из них безумная пони блокировала свободным копытом.
— Мы танцуем? — обрадовалась розовая пони.
Пинки перепрыгнула «партнера», оказавшись сзади, и сделала подножку. Незнакомка упала, но тут же откатилась в сторону. Она не удержала пончик, и тот упал поодаль. Этот пончик выглядел еще хуже, чем когда выпал из ее сумки.
Пинки Пай это не волновало. Она рванула к помятому пончику и уже почти схватила его, но фиалковая пони рванув прямо на нее, врезалась в Пинки так, что ту откинуло в сторону, и она сломала еще один столик.
Спустя пару секунд, она уже поднималась на ноги.
— Ну все, — сквозь зубы процедила Пинки.
Незнакомка уже заметно разорвала дистанцию, убегая прямо по улице все дальше и дальше.
— Я никогда не выхожу из дома без своей Пушки для вечеринок, — Пинки достала (да откуда же?) большую голубую пушку и нацелила ее в сторону убегающей. — Сегодня придется зарядить нечто особенное.
После этих слов, розовая пони сама запрыгнула в пушку, и через мгновения прогремел выстрел.
Пинки летела вдоль улицы, стремительно настигая беглянку. Та обернулась и увидела несущуюся на нее, подобно пушечному ядру, пони.
Удивлению Пинки не было предела, когда фиалковая пони абсолютно внезапно достала точно такую же пушку, нацеленную в ее сторону.
— О-оу, — лишь произнесла Пинки и влетела в дуло.
Фиалковая пони недолго думая быстро направила пушку вертикально вверх и выстрелила.
Пинки неслась вверх, взлетая над Кантерлотом.
— Уиии... эй Твайлайт! — она увидела, как ее подруга разговаривает с тем самым Пончиком Джо возле его кондитерской, и помахала подруге.
Но Твайлайт ее не услышала, и Пинки вновь обратила свое внимание к объекту преследования. Фиалковая пони с яркой аметистовой гривой все еще бежала по длинной улице, которая вела прямо в сад скульптур Кантерлота.
— Как бы не так, — выдала Пинки уже начиная падать вниз.
Она снова достала широкую фиолетовую шляпу и с ее помощью спланировала на одну из высоких крыш. Отсюда она увидела, как воришка скрылась за живой изгородью, отгораживающей сад от остальной части города. Нужно было срочно спускаться. Пинки взглянула вниз и улыбнулась.
Пони немного разогналась и спрыгнула с угла крыши прямо вниз. Она широко раскинула передние копытца и запрокинула голову, улыбаясь. Обычные горожане смотрели на нее, разинув рты.
К счастью, план Пинки сработал, и она приземлилась ровнехонько в большую телегу с сеном, небрежно оставленную посреди улицы.
Она спокойно выскочила из повозки и вскоре тоже скрылась за живой изгородью.

— Ох, что же это такое? — Твайлайт негодующе цокнула копытцем по каменной кладке. — Все эти события. Они, несомненно, связаны. Но в этом-то и главная проблема.
Она сидела за столиком одна, по привычке излагая мысли вслух.
— Все эти... дела, совершались одним и тем же пони. Я опросила стольких свидетелей. Да еще и эти волосы. Но зачем? Зачем кому-то развешивать на фонарях Луну или Солнце. Зачем. Зачем кому-то разрисовывать стены в городе или менять местами номера рядов на стадионе. Аргх. Зачем кому-то воровать пончики? Старые пончики?! Старые, черствые, сухие пончики?! Кому они могли понадобиться?!
Она обхватила голову и несколько безумно улыбнулась.
— А главное, что все это делал кто-то один. Кому все это нужно. Это... В этом нет никакого смысла!
Лицо Твайлайт исказила гримаса ужаса и страха.
— Нет смысла, — прошептала она, осознавая страшную разгадку.

Пинки Пай осторожно шла по саду, постоянно оглядываясь по сторонам. К сожалению, беглянки и след простыл, и раздосадованная Пинки шла вперед. Она обошла статую Дружбы, статую Победы и подошла к наиболее знакомому каменному изваянию.
Дискорд. Он стоял все в той же позе, плотно заключенный Элементами Гармонии в каменную клетку.
Пинки улыбнулась и показала статуе язык.
— Привет, Пинки Пай, — промурлыкал до боли знакомый голос.
От неожиданности розовая пони подпрыгнула и в ужасе уставилась на статую.
— Д...д...д... д-д-д-д-ди... — ее зубы отбивали чечетку.
— Поиграем?