Автор рисунка: BonesWolbach
Глава V "Нет сымсла плакать над пролитой кровью." Глава VII "Первые впечатления"

Глава VI "Затишье перед бурей"

Октавия, которая наконец узнала ответ на свой главный вопрос, решает, что она больше не потерпит никаких тайн от Винил. Время вскрыть все карты и расставить точки над i. Тем более, когда над парой сгущается большая туча в виде родителей Октавии...

Я должна быть сердитой. Травмированной. Я имела все основания быть такой. Вместо этого я просто была очарована.

Её клыки, начиная от десен, медленно вырастали в пару угрожающих резцов, будто свисающие сталактиты. И потом, так просто, они втягивались обратно в её рот. Её зрачки сменяли цвет с бардового на естественный, успокаивающий, тускло-пурпурный, в котором можно было утонуть навеки.

Она тайком посматривала на мою перевязанную шею и выглядела виновато.

Говорят глаза — зеркало души.

Сейчас было гораздо легче общаться с ней, я больше не задавалась вопросом о том, что сейчас происходит в её голове. Смеется или плачет, счастлива или грустит. Сейчас я действительно видела её такой, какая она есть. Настоящая Винил Скретч. Горел ли её взор от волнения или грустно притуплялся. Может быть, причина, почему я настолько очарована её глазами это то, что я никогда их не видела прежде? Она держала их скрытыми от всего мира за этими темными очками, чтобы не испугать никого своими постоянно меняющимися, словно калейдоскоп, глазами.

И, по моему скромному мнению, я находила их супер офигенными, ох, как же классно, я завидую, где такие выдают?!
"Круто, правда?" — Винил улыбнулась.

Я захихикала: "Очень, очень круто."

Мы продолжили поглощать наши блины, которые я сделала после того, как Винил Скретч удалось не убить нас обоих во время готовки. Вампир — не вампир, она все равно ела некультурно. Красная жидкость запачкала всю её морду, стекая вниз по подбородку. Это клубничный джем, я клянусь вам. Неловкое молчание воцарилось на кухне и мы стали разглядывать пол и потолок, не зная что и сказать.

Я деловито кашлянула: "Итак, эм... Винил."
"Да?"
"Сколько крови тебе нужно выпивать?"
Она нахмурилась: "Ну, как правило, один пакет в месяц."
"Весь за раз?"
"Не. Я лучше подмешаю кровь в напиток или что-то типа этого."
Я посмотрела на неё в ужасе: "Ты же не подмешивала это в нашу еду, так?"
Дьявольская улыбка растянулась на её лице.
"Винил! — Я крикнула, стуча копытами — Это отвратительно!"
"Ой, да ладно тебе, ты уже пробовала её..."
"Это не значит, что она мне понравилась! Так ты добавляла в еду кровь или нет!?"
"Нее."
Я облегченно вздохнула.
"Ну, может было раз или два..."
"ВИНИЛ!"
Она засмеялась.
"Итак, у тебя какая-то сделка с больницей? Поэтому они тебе разрешают брать кровь оттуда?

Её лицо помрачнело: "Я не могу тебе этого сказать."
"Ох, да ну брось. Это что-то типа общества анонимных вампиров?"
Она покрутила головой: "Прости, я бы хотела тебе сказать, но не могу. Октавия, это... конфиденциально."
Я слегка опешила.

Ну и ладно. Похоже, у всех есть свои секреты.

Я бросила взгляд вниз на тарелку и стыдливо пробормотала извинение: "В любом случае, мне жаль, что я потратила один из пакетов..."
"Что? А, — она пренебрежительно махнула копытом. — Ах, не парься об этом. Думаю, я достаточно насытилась, когда я... ну, ээм.." Она замолчала, с позором отводя взгляд.
"Ты знаешь..."
"Да, — сказала я, слегка громко, — когда ты выпила крови."
"Ага" — Винил почистила горло и откусила блин.
"Ты когда-нибудь кормилась?"
"Что?"
Я немного вытянула шею: "Ну, ты знаешь. Пила кровь из пони."
"Ох, Селестия! Нет! Нет, ты была моей первой, — Винил засмеялась, прикрывая лицо. — И я никогда не убивала других пони, если ты об этом."
Я вздохнула с облегчением, нервно посмеиваясь: "Я ведь не смогу жить с убийцей, не так ли?". Я вытерла губы: "А теперь, расскажи-ка мне, какова я на вкус."
Она удивленно приоткрыла рот и густо покраснела."Окти, я.. я не могу!"
"Мне просто любопытно, — посмеялась я. — Была ли я соленой? Сладкой? Горькой?"
Она тряхнула головой.
"Скажи мне!"
"Нет!"
"Пожалуйста?"
Винил отчаянно вздохнула и закатила глаза: "Ну, ты на вкус... довольно приятная. Сладкая."
Я приподняла бровь: "Как конфеты?"
"Больше как... сироп от кашля."
Я не могла сдержать чувств. Я покачала головой, смеясь и указывая на неё копытом. Она покраснела еще больше. Это было абсурдно. Это было нереально. Вот я, сидела прямо тут и болтала с вампиром, уплетая блины.
"Ты бессмертна?"
"Нет, черт возьми! И я счастлива, — Винил проглотила еще один блинчик. — Я имею ввиду, кто хочет жить вечно?"
"Но ведь у тебя есть какие-то преимущества над другими пони, Винил. Для подстраховки, — я усмехнулась. — Ты умеешь превращаться в летучую мышь?"
"Нет! — вскричала Винил. — Но я бы хотела! Из обычного, как мне кажется, это супер сила". В знак демонстрации она подняла диван в воздух при помощи одного копыта. "Мое зрение и слух гораздо лучше, чем у любого другого пони. К тому же, я могу улавливать запахи на большом расстоянии, регенерирую быстрее, но ничего особенного."
"И ты не любитель полежать на солнышке, так ведь?" — волнительно спросила я.
"Ну, сверкать я уж точно не стану, — она посмеялась над моей наивностью. — Окти, это вовсе не так. Просто, не совсем уютно. Для тебя может это и солнечный денек, но я от этого просто сварюсь заживо. — Она выдержала паузу. — Октавия? Когда ты сказала мне о том, что любишь..."
Я удивилась: "Ты помнишь?"
"Ну.. как бы... — простонала она, потирая голову, — это словно большой пробел в моей памяти. Секунду до этого мы говорили, а потом я была над тобой и из твоей шеи хлестала кровь... — Она вздрогнула. — Я никогда не теряла контроль настолько, как это было тогда."
"Должно быть, это страшно" — тихо сказала я, мысленно составляя все события в хронологическом порядке.
"Это было ужасно! — Она сжала саму себя. — Я думала, что контролировала себя, контролировала это проклятье! Наконец-то мне удавалось справляться с этим, но сейчас... Я не так уверена."
"Я уверена, все будет в порядке."

Мои слова были пустые и неискренние, сказанные, лишь бы как-то скрасить проблемы. Они ничего не значили, и я не была уверена, верила ли я сама себе.

"Я боюсь, в следующий раз, когда я потеряю контроль и превращусь в... — она осеклась. — В монстра, ты не будешь в силах привести меня в чувство." — прошептала Винил.

Я повернулась к ней лицом: "Не говори так. Подобное больше не повторится."
"Но Окти..."
"Заткнись."

Она притихла на какое-то время: "В любом случае, когда ты сказала это, я стала собой, но лишь на мгновение. Твой поцелуй окончательно вернул мне рассудок. Но был ли он искренним?"

"Да, Винил! — Воскликнула я, немного шокировано. — Я действительно знала, что делала! Вкладывала в него все мое сердце."

Как бы банально это не звучало, это было правдой. Или, может быть, я была отчаяна. Мне бы хотелось верить, что все что я сказала прошлой ночью было правдой. Но я бы солгала, если бы не сказала что мои слова были словами запуганной до смерти пони у которой оставался один-единственный шанс.

"Так ты будешь моей особенной пони?" — глаза Винил расширились в надежде.

Знала ли я вообще, во что впутывалась? Будут ли наши отношения вообще успешными?

Эх, сама мысль о расставании давалась мне сложно, даже если не добавлять в неё тот факт, что моя подруга была кровососущим вампиром. Думая об этом все больше и больше, я поняла что лишь единственная преграда, что меня останавливала, это нехватка веры. В отличии от либерального Мэйнхэттена, Кантерлотская знать, как правило, придерживалась более традиционных взглядов, если вы поняли, к чему я клоню. У любительницы кобыл там нет шансов. И моя мать, несомненно, не одобрит.

Хватит жить по указам своей матери.

Я глубоко вдохнула: "Да, я бы хотела быть твоей особенной пони."

Вам надо было видеть выражение её лица. Она подняла копыта вверх, готовая взорваться от радости, прежде чем я её перебила.

"Но, — я прервала её, — ты должна мне кое-что пообещать. Больше никаких тайн. Никакой лжи. Я хочу знать настоящую Винил Скретч. Ты знаешь так много обо мне, но я ничего не знаю о тебе."
"Окей, я обещаю. — сказала она. — Да! Наконец-то! Ох, Селестия, вуу-хуу! На это ушло целых шесть чертовых месяцев..."
"Чего?"
"...чтобы ты поняла все намеки!"
"К твоему сведению, Винил Скретч, все это время я не была круглой дурой! — Я фыркнула. — Я знала, что я тебе нравлюсь. Я просто не была уверена в том, было ли это... взаимно."
"Я пыталась намекнуть об этом очень тонко..."
Я закатила глаза: "Ох, да ла-адно! Твои намеки были такими же тонкими, как принцесса Селестия в КОСТЮМЕ БАНАНА!"
"Дадададаада! — Она прыгала по кругу, словно жеребенок. — ДадаДАдаДАА!"
"Сядь и доешь свои блины."
"Да, мама. — Она высунула язык. — Ох, блин, я не могу дождаться, чтобы рассказать все Лире..."
Я закашлялась: "Эм, Винил? Можем ли мы сохранить это все в тайне на время?"
Она взглянула на тарелку: "Всё ещё строишь из себя натуралку?"
"Некоторым из нас не так удобно это признать, Винил. Ты знаешь где мы находимся."
"И что? Начхать на Кантерлот! Они могут поцеловать мой жирный зад!"
На самом деле, её зад был не такой уж и жирный. Просто он был пышный, приятный глазу и... ох, я снова отвлеклась.
"Знаешь, что действительно заставит их выложить кирпичную стену? Целующиеся мы."
Я поперхнулась апельсиновым соком.
"Мы должны просто выйти на улицу и начать целоваться у всех на виду."
"Винил!"
"И мы должны сделать это особенно грязно, с уймой действий языком. Это будет весело."
Я искоса бросила на неё взгляд: "Знаешь, нам не нужны причины для подобных действий."
В её глазах заиграл блеск. Она наклонила стул, приближаясь ко мне и глядя на меня с соблазном.
"Серьезно?" — она вытянула губы и наклонилась дюймом ниже...

Я остановила её, отпихивая её лицо прочь своим копытом: "Во-первых, чисти зубы. Во-вторых, следи за своими клыками."
"Ай."
Я быстро чмокнула её в щеку и клянусь, она просто растаяла.

Винил согласилась на том, что мы обе заслужили выходной. Таким образом, после пары звонков работодателям мы были свободны. Мы могли делать все, что захотим. Она предложила вздремнуть, я хотела пообниматься. Мы это совместили. Несколько раз я просыпалась от её чудовищных объятий, что едва ли не выжимали из меня дух.

Через некоторое время мы просто сидели на улице, на нашем балконе, наблюдая Кантерлотский горизонт. И, на какое-то время, все было в порядке. Я пыталась убедить себя в том, что все хорошо, что все худшее уже позади.

Но самое ужасное еще предстояло пережить.
"У нас есть только завтрашний день, чтобы привести тебя в надлежащий вид, — напомнила я. — И начнем мы с избавления от этих ярких солнечных очков!"
У неё был полный шкаф, забитый очками, всяческих расцветок и форм. Я думаю, она обиделась из-за очков больше, чем из-за того, что я пыталась убить её серебряным ножом.
"Эй!"
Я выхватила у неё очки и убрала за пределы её досягаемости.

Она вздохнула: "Ах, да. Ужин с твоими родителями. Ты собираешься сообщить им о нас?"

Я побледнела: "Ни в коем случае! Они не должны знать! Никто не должен! Еще нет! Достаточно того, что я люблю пони своего же пола, Винил. Но если пройдет слух о том, что я еще и встречаюсь с вампиром..."
Винил покачала головой: "Плохо, очень плохо. Я сильно трудилась над тем, чтобы никто не узнал."
"Так что ты понимаешь."
"Я понимаю часть про вампира. Ну и что? Мы собираемся в какой-нибудь вычуренный ресторан?"
Я сказала ей название.
"Погоди-ка, нас же вроде выгнали оттуда пару недель назад," — сказала она.
"Потому что одна пони решила, что громко рыгнуть и использовать столовые приборы в качестве барабанных палочек — превосходная идея!"
Она махнула копытом: "Забей. Что на обед?"
"Ох, черт!"
Я резко открыла холодильник.
"Эй, хочешь оставшийся сэндвич?" — спросила я, держа тарелку.

Она ахнула.