Автор рисунка: aJVL
Глава VI "Затишье перед бурей" Глава VIII "Ужин и Шоу"

Глава VII "Первые впечатления"

Сможет ли Октавия превратить громкую и шальную королеву вечеринок в степенную и утонченную светскую львицу? Так или иначе, у Октавии на это есть всего лишь один день.

Я легонько чмокнула её, погружаясь глубже в её утешительные объятия, прижимая ухо к её теплой груди.

Стабильный стук её сердца. Сильный. Постоянный. Он обещал многое. Жизнь. Любовь. Именно он заставлял меня поверить в то, что она не была хладнокровным чудовищем. В то, что у нас все могло сложиться. И в то, что она всегда будет моей.

Даже я знаю, как феноменально тупо это звучало.

Как вы узнали о том, что были влюблены? Или то, что вы любите вообще?

Настоящая любовь, что это вообще такое? Эти мысли будоражили мой неустанный ум.

Я слышала, как она бормочет и чувствовала, как она подогнула задние ноги. Хе-хе, должно быть она заснула.

"Окти..."

Видит сон обо мне. Как мило. Что снится вампирам?

Её клыки торчали изо рта в полную длину. Она глотала воздух, облизывая их языком.

"Нет, нет," — прошептала она, хмурясь.

Мои мысли возвратились к той кошмарной ночи. Я коснулась моей шеи, чувствуя плотно обернутые вокруг неё бинты. Я закрыла глаза и со стоном вспомнила каждую деталь о том, какой беспомощной я себя чувствовала. Воспоминания нахлынули с точностью до того, что я чувствовала, пробовала, трогала и видела. Её грозный силуэт, нависший надо мной, хищная ухмылка во все лицо. Это ощущение, когда её клыки пронзили мою плоть. Пульсация в шее, когда моя теплая кровь неистово сочилась из раны. Металлический, горький вкус моей крови, смешанной с её слюной, когда я её поцеловала.

Её лицо, съеденное тоской, горячие соленые слезы. Она вздрагивала всем телом, пока я держала её в объятиях.

Это свалилось на меня, словно тонна кирпичей. Даже больше, будто меня лягнули в лицо.

Винил пыталась меня убить. Она перекусила мои вены, и я чуть не умерла от потери крови. Я пыталась это изменить, сделать вид что все в порядке. Это было совсем не так. По воле случая я каким-то образом умудрилась не погибнуть. А самое ужасное — я не знала, что и чувствовать. Может быть, это шок остановил меня от тщательного анализа всего произошедшего. Остановил меня от истошного крика на кровавую убийцу, что кормилась тогда моей кровью. Позволил мне простить и забыть все слишком быстро.

Сделали мы все слишком поспешно? Было ли это все лишь из-за того, что мы были молоды и глупы, с головой погружались во все, забывая обо всем, не заморачиваясь о последствиях? И если это так, простительно ли нам совершать ошибки по своей незрелой глупости?

Мне нравилось видеть себя разумной кобылой, но я перестала это делать в течении последних дней. Я чувствовала себя новичком, неопытным для своего возраста. Мои базовые понятия о том, что такое любовь и как она происходит были основаны на дрянных кинофильмах для гламурных куриц и любовных романах, таких как та самая, про вампиров, что и втянула меня в этот хаос. Это были мои первые отношения, к тому же с пони моего же пола. И я полностью уверена, что Винил Скретч, очевидно, в прошлом крутила кучу романов с другими пони, но это меня вовсе не колышет. Единственное, что меня озадачивало — это причина нашего взаимного притяжения. Почему мы вообще любили друг друга. Разве это не наша обоюдная любовь к музыкальному жизненному кредо? Или что-либо большее? Честно сказать, я не имела об этом никаких догадок. Это было однозначно что-то, что превзошло наши различия во внешности.

Октавия, ты дура.

Да, я была круглой идиоткой.

Ты когда-нибудь будешь удовлетворена тем, что имеешь? Разве не достаточно того, что её сердце целиком принадлежит тебе?

Кажется, нет.

Снова в раздумьях?

Что за путаница. Не хочу больше думать. Думать больно.

_________________________________________________________________________________________

"Просыпайся, соня!"

"Мммф..."

"Вставай, Винил. У нас большой день впереди."

Сегодня был важный день.

"Я проснулась," — промямлила она, уткнувшись лицом в подушку.

Мы договорились идти на некотором расстоянии друг от друга, в то время как мы прогуливались по вымощенным золотом улицам Кантерлота. Мы улыбались и хихикали каждый раз, когда наши шкуры случайно соприкасались, подпрыгивали, как жеребята, и смеялись над знатью, которая прохаживалась мимо, задрав носы вверх и носила абсолютно нелепые шляпы.

"Сюда, сюда" — сказала я, указывая на магазин одежды.

Я никогда не была кобылой, что любила платья. Это можно было легко сказать по моему галстуку-бабочке. Они сковывали движение и играть на виолончели в них было практически невозможно. Все, или по крайней мере те, кто мог себе это позволить, никогда бы не сомневались в своем внешнем виде, одевая что-либо из бутика Карусель.

К сожалению, мы не могли себе позволить платья на заказ. Я предпочитала простоту, а Винил не любила носить платья вообще. Мы сошлись на простом вечернем платье, мое было черным, а её синего цвета моряцкой формы.

Винил еле сдерживала смех, в то время когда я одевалась. Однако, когда я вышла из примерочной у неё отвисла челюсть.

"Возбуждающе."

Очередь Винил. Я занялась тем, что читала журналы, повествующие о прошлогодней Гале. Вот вам и Кантерлотская знать. Никогда не прощает. Никогда не забывает. Казалось, что Винил стремилась сделать процесс покупки как можно медленнее и проблематичнее. Швея получила целый ряд различных проблем от Винил, которая, казалось бы, была неспособна простоять спокойно и трех секунд. Её копыта запутались в измерительной ленте. После того, как она наконец со всем справилась, её отправили в раздевалку, а я перелистывала рекламные купоны.

"Ты скоро? — рассердилась я. — Сколько же времени тебе нужно, чтобы одеть платье?"

"Почему мы вообще их должны носить?" — простонала Винил из раздевалки.

"Потому что не носить их было бы неприличным," — ответила я, листая журнал. Даже если обычно мы ходим голыми.

"Но мы же всегда голые!"

"Винил, одевай платье."

Те звуки, что она издавала были похожи на трудящегося беременного бегемота.

Было много слов, чтобы описать её. Нежная? Нет, не нежная. Едва ли. Назвать Винил Скретч нежной было бы настоящим оскорблением в адрес всех нежных вещей, например, как цветы и Флаттершай. И далеко не изящная. Изящная, как корова, спотыкающаяся об свои собственные копыта.

"Ты готова?"

Она издала стон: "Я выгляжу так тупо! — она вздохнула. — Лучше не смейся."

"Я буду."

Дверь открылась и она вышла в комнату. Моя челюсть отвисла.

"Я говорила, что выгляжу тупо," — она надулась.

Она была совершенно сногсшибательна, одетая в вечернее платье синего цвета, бархатное и привлекательное. Оно акцентировало внимание на естественных изгибах её формы. Деловое и стильное. Это было прекрасно. Мой рот наполнялся слюной при виде этого платья.

"Окти?" — она помахала копытом перед моим лицом.

"Ты выглядишь невероятно!" — прошептала я.

Её щеки слегка зарумянились: "Спасибо. Ты тоже."

"Ну, если мы закончили с внешностью, теперь тебе нужно поработать над поведением! — крикнула я. — Ты должна иметь в себе капельку изящества и утонченности!" Я встала в торжественную позу.

"Окти, какого сена ты творишь?"

"Магию! — Я схватила её и повела прочь. — Мы уходим!"
_________________________________________________________________________________________

Совершая свою обычную прогулку по Кантерлоту, мы обнаружили, что каждый угол этого места был усеян различными кафе. Мы выбрали довольно элегантный ресторан и расположились с комфортом под зонтами, на подушках, снаружи ресторана.

"Сядь прямо."

Винил вздохнула: "Я не понимаю, почему мы..."

"Не говори с набитым ртом."

Даже с её тёмными очками я могла сказать, что она расстроена. Она сглотнула: "Почему я должна делать вид, что я из высшего общества? Это не мой стиль."

"Потому что, если мои родители тебя не одобрят, независимо от того, что я им про тебя расскажу, они начнут осложнять мне жизнь по полной."

"Ну и что?"

"А в свою очередь, твоя жизнь станет сущим Тартаром. Ох, и это как раз мне напомнило о том, что тебе на сегодня следует ограничить свой словарный запас традиционным Эквестрийским."

"Оки."

"Не говори так."

"Ясен пень."

"Что я сейчас сказала?"

"Усекла."

"Винил!"
_________________________________________________________________________________________

Ночь в мгновение ока опустилась на Кантерлот. Затишье перед бурей прошло и сейчас нам предстояло избежать всех подводных камней. После горячего душа мы обе надели наши платья.

"Я ненавижу косметику, Окти."

"Просто смирись с этим, Винил." — сказала я, растирая по лицу румяна.

"Я выгляжу как клоун."

Она выглядела абсолютно завораживающе, клоун или нет. И даже если бы она была клоуном, она была моим клоуном. Я нежно похлопала её по гриве.

"Теперь, помоги-ка одеть мне мою бабочку, — сказала я ей. — Убедись, что ты скроешь им бинты. Самое последнее, чего бы мне хотелось ,это родители с их расспросами."

Используя свою магию, она плотно затянула галстук на моей шее. Я поймала её взгляд, прикованный к перевязи на моей шее. Она опустила глаза. Она промолчала, а я подошла к зеркалу, регулируя бант.

"Вот. Не так уж плохо. Видно только вблизи."

Она мрачно кивнула.

Я быстро чмокнула её в щеку: "Давай, пошли. И не забудь про улыбку."

Когда она еле натянула ухмылку, я схватила её за щеки, растягивая их в болезненно фальшивую улыбку. Мы спустились вниз на первый этаж нашего комплекса апартаментов. Я окликнула извозчика. Когда мы заходили в карету, я чуть не подскользнулась. Винил поймала меня и поставила на копыта. Я слегка покраснела.

"Мы не можем позволить себе подобное во время ужина. — напомнила я ей. — Ты готова?"

"Готова, как никогда прежде." — Винил пожала плечами.

"Помни, не занимай слишком много времени на заказ. Столько, сколько необходимо. И никакого алкоголя. Или крови." — Я захихикала.

"Тсс! — Винил усмехнулась. — Мы вновь идём в эту вычурную "Верхнюю Корку"?

Я вздохнула: "Да, Винил."

"Как мои глаза?"

"Красивые."

Она закатила глаза.

Мы сидели в тишине всю оставшуюся поездку. Длинная очередь пони стояла перед входом в модный ресторан, ожидая свободных столов. Нам уже сообщили, что бронь была оформлена. Когда мы зашли, мы услышали как пони в зале перешептывались и обсуждали наши платья. Внутренняя архитектура была королевской, почти такой же элегантной, как королевские апартаменты в замке. Тусклое освещение и куча пони. Цветовая палитра столов, стульев и подушек была золотая и цвета слоновой кости. Мы подошли к официанту.

"Бронь на имя Октавии и Винил Скретч?"

Он рассматривал нас, будто каких-то жуков и указал на дальний угол комнаты, даже не удосужившись нас туда сопроводить.

"Чувиха, да ты выглядишь прямо как твоя мама, — зашептала Винил, когда мы подошли. — И как твой отец."

"Я что? — я рассержено хмыкнула. — Ты хочешь мне сказать, что я старая, морщинистая и седая?"

Винил быстро уточнила: "Нет, нет! Я имею ввиду ты точная её копия! У нее твой цвет гривы, шерсти и глаз!"

"Это комплимент такой?"

"Только глянь на неё! У нее даже такая же презрительная ухмылка!"

"Какая ухмылка?"

"Ухмылка в духе я-намного-лучше-всех-вас, такая же, когда ты играешь на своей виолончели." — дразнилась Винил.

Я её слегка ударила.

Когда мы подошли ближе, я услышала удивленный вздох Винил: "Октавия, твои родители оба..."

Я заткнула её.

"Ммм здравствуй, Октавия." — раздался надменный голос.

Вот и она, эта проклятая кобыла.

"Здравствуй, мам, — сказала я. — Привет, пап."

"Октавия, я так рад, что ты пришла." — сказал он приятно. Его голос был протяжным и гулким.

"А она, должно быть, твоя соседка по комнате," — сказала она.

"Здравствуйте, мадам, — плавно сказала Винил. Её голос не был грубым и мужественным. —

Рада видеть вас обоих."

Молодец, Винил.

Мы сели рядом друг с другом. Но не слишком близко, разумеется. Просто достаточно недалеко, чтобы я могла сжать её копыто под столом. Я ответила ей ободряющей улыбкой. Она улыбнулась в ответ, немного нервно. Я уже видела пот на её лбу. Почему она нервничает? Ах, да. Потому что я нервничала.

Ужин обещал быть долгим.