S03E05
Глава I. Земля неизведанная

Пролог

«Все могут архимаги, все могут архимаги!.. А что не могут… убивают!!!»

Песня авторства Креола Урского(в нетрезвом состоянии).

Сквозь высокие стрельчатые окна, смотрящие прямо на бескрайний океан, проникали лучи заходящего, багрово-красного солнца. За столом, целиком заваленным кипами бумаг сидел... Ангел. Воистину так бы посчитал неискушенный человек, однако, более знающие приметили бы несколько несоответствий. Коротко стриженные волосы были черными, цвета вороного крыла. У ангелов же обычно преобладал золотой, солнечный цвет. Черты лица были не мягкими, а резкими, хищными, а глаза выделялись грязно-желтым цветом. И борода. Аккуратная борода-паладинка с такими же ухоженными усами. У светлых существ отсутствовала всякая поросль на лице. Лишь падшие могли похвастаться завитыми бородами. Все это разом выдавало в мужчине полукровку, которого не пожелали оставлять в Светлом измерении Рай.

Скрипнуло перо, и полуангел тихо выругался – на свитке растекалась внушительная клякса.

— Чертовы перья… — полушепотом проворчал мужчина, берясь за промокашку. – «Лод Варно, пишите обыкновенным гусиным, а не колдовскими палочками!»… Тьфу, пропасть! Лод Варно то, лод Варно это. Вот почему все это повесили на меня?.. Инанна милосердная, дай мне сил…

В то же мгновение стол развалился на две части, и крылатый повалился на пол, оглашая комнату отборными ругательствами, от которых заалели бы уши даже у самых пропитых пьянчуг, моряков и особо склочных сапожников.

— Тебе, наверное, смешно смотреть на меня, Прекраснейшая, — простонал страдалец, тяжело поднимаясь с пола.

В Промонцери Царука начинался самый обыкновенный день.

Отряхнувшись, третий – пусть даже номинально! – в Совете Двенадцати с тоской посмотрел на перемешавшиеся письма. Всю эту кучу-малу придется разгребать Лие Копирке, талантливой в бумагомарстве, но совершенно бездарной в плане магии колдунье. Варно было жаль молодую и энергичную девушку, которая потратит несколько часов своей жизни на кропотливый разбор документов. Однако не настолько, чтобы разбираться с этим самому.

Да, феноменальная неуклюжесть ученика Креола Урского быстро стала притчей во языцах. Впрочем, никто не смел сказать ему это в глаза; память о гневе паладина под Симбаларем была еще свежа в умах многих выживших магов.

Подойдя к окну и уперевшись лбом в стекло, полукровка печально посмотрел на улицу. Иххарий радовал ярким солнцем и теплом – метеомаги хорошо выполняют свою работу. Смежив веки, маг вспомнил с какого, простите за выражение, Ктулху он взялся за все это. Выходило так, что виноват он сам. Нечего было предлагать помощь склочному призраку, который с радостью припряг энтузиаста к делу. Покойный, а может и не совсем, Тивилдорм Призрак благополучно отбыл в темный мир, записав его в завещании как приемника его работы. Честно говоря, на последнюю волю это было не совсем похоже, скорее приказ, отданный подчиненному.

«Шогготов брюзга, — открыл глаза Варно. – Даже после смерти гадит мне».

На волнах мерно покачивались новехонькие альдареи, выполненные из фаарха и дополнительно обитые адамантием. Асанте Шторму все-таки удалось убедить Совет в необходимости данного мероприятия.

Мимо пролетел на своем реактивном ранце Руорк Машинист, попутно приветственно помахав лоду металлической клешней. Техномаг явно красовался – с появлением возможности путешествовать по воздуху лич практически не опускался на твердую землю.

Чуть дальше, за чертой города, гудели монументальные заводы плонетцев, выдавая небывалые мощности. Профессор Лакластарос, перебравшись с научной базы родного мира, развил бурную активность, выполняя соглашение с Креолом Урским: вооружение, техниха, супероружие, — все это исправно поступало в пользование армии. Мутант-карлик был истинным трудоголиком и работал не покладая своих зеленых ручек, координируя все процессы.

А во-о-он там красовались заново отстроенные после нападения Нъярлатхотепа лаборатории Мурока Вивисектора – гениального в своем безумии бестиолога и биомага. Да, Мурок был, пожалуй, единственным кто не испытывал никакого пиетета в общении с пришельцами-захватчиками. Доброму дедушке было абсолютно наплевать на кого работать: почившего в бозе Бестельглосуда Хаоса, или сумасбродного Креола Разрушителя. В пользу последнего, кстати, играло большее финансирование. Сам Варно относился к безумному магу с опаской. Один раз Вивисектор опоил его и чуть ли не уложил в постель вместе с Дайларианой Агонией – потомком архидемона-вампира Гелала. Видите ли, ему было интересно какие дети выйдут у столь интересной пары. Спасло Варно тогда только то, что на девушку эликсир Мурока не подействовал. «И слава всем светлым богам», — украдкой выдыхал паладин: он совсем не был уверен в том, что готов к бремени отцовства. Тем более с такой… нестандартной супругой. Но шутки о «не смог» от двух друзей-архимагов повалили как из рога изобилия. Варно не обижался… по большей части.

Чуть подняв голову вверх, паладин увидел своих братьев по Ордену – рассекающих голубизну неба на белоснежных крылатых конях – раши. Паладины, бесстрашные охотники на чудовищ, люди, закованные в благословенный кереф, с которыми всегда незримое присутствие Иштар, навсегда покорили сердце тогда еще пятнадцатилетнего отрока.

«Подумать только, как давно это было… — ностальгирующе подумал паладин, вспоминая, как он упал на колени, прося о милости вступить в славное братство. Правда тогда его по хребтине протянул учитель, сетую на «самоуправство недоросля». – Помнится, Прекраснейшая рассмеялась тогда…»

Так бы и простоял славный воин весь оставшийся день, продолжая вспоминать чудесные моменты своего житья-бытья, но, к его огорчению, он был прерван назойливым звонком переговорного артефакта.

Выловив камешек с помощью телекинеза, лод паладин сжал его в кулаке.

— Ученик!

— Да, учитель… — устало стукнувшись о зазвеневшее стелкло, проговорил ученик.

— В зал, живо.

— Мэ-эх, да, учитель.

Спешить он не стал, вместо этого, подойдя к старинному ростовому зеркалу в массивной оправе, расправил складки камзола и набросил серый плащ на плечо.

Возле самого выхода стоял керефовый доспех. Искореженный и побитый: кираса практически отсутствовала, топорщась острыми краями, как-будто кто-то вырывал ее кусками; шлем и перчатки были не в лучшем состоянии – оплавлены, словно кто-то долго держал в жарком огне… Варно провел пальцами по зубчастому краю покалеченной кирасы и дотронулся до свое груди. Это был своеобразный ритуал, который паладин выполнял каждый день – дань памяти о том часе, когда он впервые умер.

— Ученик!

Вздрогнув от внезапного окрика, Варно поспешил в зал собраний.


— Повелитель Варно, — полный приторной угодливости, Клевентин Предатель бесшумно появился за спиной третьего. – Владыка Креол ожидает вас.

Честно говоря, Клевентин Варно не нравился: начиная от сомнительного прозвища и заканчивая внешним видом. Всегда румяный настолько, что это было видно даже сквозь естественней серый цвет. Всегда жизнерадостный, всегда готовый угодить.

— Да, Клевентин, я знаю. Спасибо за участие.

— Всегда пожалуйста, повелитель, — хитрые поросячьи глазенки колдуна масляно сверкнули. – Пойдемте, не стоит злить владыку еще больше.

Светлые коридоры новой Промонцери Царука Варно нравились гораздо больше, запутанных лабиринтов старой. Присланные инженеры из Рокуша и ларийские придворные мастера славно поработали, возводя новую крепость, которая вскоре стала архитектурным чудом Серой Земли, привлекая множество заморских гостей.

Двухстворчатые двери распахнулись, а Клевентин услужливо уступил дорогу полукровке.

— Возьми меня с собой, хозяин, возьми!!! – могучий бас заставлял звенеть стекла. – Возьми, я пригожусь.

— Нет, раб!

— Но…

— Раб…

— Да, хозяин?..

— Давно нужники языком не чистил?! – взъярился черноволосый маг.

Первый Колдун Серой Земли, владыка всего и вся – Креол Разрушитель предстал перед учеником в своем обычном состоянии – вечнозлобном.

— Учитель, — лод Варно выпрямил спину, заложив руки за спину. – Ты хотел меня видеть?

— Да, — бросив мимолетный взгляд на своего подопечного, Креол отвернулся к своему посоху, в набалдашнике которого виднелось знакомое лицо архимага-телекинетика. – Собирайся, мы отправляемся на Землю.

— Вот так… сразу? – растерялся Варно. – Но я не закончил своих дел, нужно предупредить…

— Да, да, я это все сделал, — отмахнулся чародей, продолжая мысленную беседу со своим товарищем.

— Это весьма предусмотрительно, — сухо сказал лод, присаживаясь на край бержера. – Ты устал от рутины, учитель?

— Да… нет, Чрево Тиамат, ученик!!! – щелкнул белоснежными зубами архимаг. – Из-за тебя я прикусил язык!

— О, Пречистая Дева…

— Достаточно. Да, ученик, лугаля я тоже предупредил. Нет, я ничего не забыл… Портал, откройся!

Входя в черные глотку перехода, Варно слишком поздно заметил быстро нагревающийся амулет.