Автор рисунка: Noben
Глава 2. Долгий путь Глава 4. Придворные маги

Глава 3. Противостояние

«Помни, что один единственный шаг может изменить историю всего мира».

Из кодекса энгахов.

Назвать Винил Скрэтч воспитанной пони – пойти против неоспоримой истины. Воспитанные пони, как правило, не спят с незнакомцами в обнимку. И уж точно не пускают на них слюни.

— Сударыня, не соизволите вы…

Просьбу прервал водопад волос – Винил устраивалась поудобней.
“Тьфу!”
— Винил? – раздался сонный голос. – Не плюйся.

— Это не Винил, — отфыркнувшись от последних волосков, ответил я.

— Невенил, не плюйся, — послушно исправилась Октавия. – Спать хочется.
“Дай мне сил, святая Иштар…”
— Эй, красавчик… — горячий шепот защекотал ухо. — Окти спит… а я так люблю сильных жеребцов…

Холодок пробежался вдоль позвоночника.

— Судар… — меня бесцеремонно прервали, мягко схватив влажное ухо губами.

— Не строй из себя недотрогу красавчик, ты же жеребе…

Мои девственные нервы не выдержали, и я стремглав бросился прочь от развязной пони.

За захлопнутой дверью раздался взрыв искреннего смеха. ***

— Понивилль!

Дверь вагона раскрылась, и я осторожно вышел на платформу. Яркий свет резанул по глазам, заставляя на секунду зажмуриться.

Город был небольшим. Можно было сказать, что это не город вовсе, а так, городок. Приземистые дома, типичные для вида пони, устилали всю равнину, на которой находился Понивилль. Повсюду были деревья, кустарники, буквально все утопало в колышущейся зелени. Я глубоко вдохнул. Воздух был пряным, одновременно пьянящим и необычайно чистым.

Пахло яблоками. Странно, но дух этого фрукта я слышал за версту, и яблочная пахучесть приятно щекотала мой нос.

Всюду сновали пони. Самые разные: белые, синие, красные, зеленые. Крылатые и бескрылые, с рогом и без... Они куда-то спешили, оживленно переговаривались, весело смеялись. Чувствуя себя неуклюжим гигантом в этом потоке, я кое-как вклинился в толпу. Вновь забурчал живот, напоминая, что хорошо было бы подкрепиться.

 — Прошу прощения, достопочтенный, — я выловил из толпы какого-то жеребца, придержав его телекинезом.

— Да? — светло-коричневый земнопони с кьютимаркой в виде песочных часов обернулся на мой оклик.

— Не могли бы вы сказать, где можно перекусить, э-э-э... — замялся, не зная как назвать его.

— Хувз. Доктор Хувз, — пришел ко мне на выручку он. — Да, конечно. Идите по прямой, дальше сверните налево. Снова по прямой, а там вы увидите кондитерскую Кейков. Ни с чем не спутаете, уверяю вас. Недалеко будет небольшой ресторан.

— Благодарю, доктор, вы мне жизнь спасли! — улыбнулся я. Впрочем собеседник этого не увидел — шлем все еще был у меня на голове.

— Не благодарите, — отмахнулся он. — Счастливого дня и с наступающим вас!

— Вас также! — крикнул я, удаляясь.
"Интересно, чем там кормят? – с предвкушением подумал я, следую маршруту, который подсказал мне доктор. – И что такое к-о-н-д-и-т-е-р-с-к-а-я?»***

— “Заведи себе друзей”.

— Но как же так?! Принцесса всегда прислушивалась ко мне! — Твайлайт Спаркл негодовала. Подумать только – ее учитель не прислушалась к словам разума!

— Ну, — растерянно почесал затылок её помощник, — в чем-то Принцесса права, Твайлайт. Тебе уже давно пора было развеяться. Да и поселишься ты в библиотеке.

— Но Найтмер Мун, вечная ночь! — воскликнула она, пытаясь переубедить скептически настроенного собеседника.

Фиолетовый дракон с кислотно-зеленым гребнем остался глух к экспрессии.

— Твайлайт, это всего лишь сказка, — словно разговаривая с маленькой сказал он. — Для жеребят.

— Но Спайк!

Спайк же ничего не слышал, перевесившись через борт летающей повозки.

Единорог оскорблённо отвернулась. Сильный ветер трепал темно-синюю, с прожилками розового, гриву, приводя ту в полнейший беспорядок.
"Вот увидите, что я была права! — думала Твайлайт. — Вот увидите!"
— Твайлайт, хватит дуться, мы скоро будем в Понивилле! — крикнул Спайк. — Вон он!

Перед ней открылся чудесный вид на небольшой городок.

— Ох, Спайк, — устало вздохнула Спаркл. — Как будто я не видела городов. Давай лучше побыстрей покончим с проверкой.

Повозка приземлилась на улочке, заблаговременно очищенной от народа.

Легко спрыгнув на землю, Твайлайт поблагодарила пегасов-стражников, которые были запряжены в летучий транспорт. Те же легко поднялись в воздух и улетели по направлению к Кантерлоту.

***

Только что на улицу приземлилась странная повозка, запряженная двумя крылатыми пони. Из нее выскочила фиолетовая единорожка и маленькая ящерица.

Пока я осмысливал, что же надо было сделать для того, чтобы тебя использовали в виде тягловой силы, на единорога налетела розовая земнопони, раздался вскрик полный – подумать только! – радости и кудрявая пони умчалась в противоположную от единорога сторону. Прямо по воздуху.

— К Йог-Сотхотху такие выкрутасы… — Я развернулся на месте и поспешил продолжить свой путь.

Через десяток шагов передо мной выросла, как гриб после дождя, приснопамятная «кондитерская», что бы это слово ни значило... Перепутать ее было, как и сказал Хувз, положительно невозможно. Двухэтажное здание было покрыто декоративными “шоколадными” панелями; а в центре высилась нелепая башня-кекс с тремя горящими свечами. По всей видимости это дом, где продают сласти… Наверное, даже коцебу, – летающий особняк, — не смотрелся настолько необычно, однако не было никакого обмана – дом не искусная иллюзия, даже не сложный морок, закрепленный на само строение. Всего лишь странная причуда хозяев и ничего более.

Как и обещал доктор, ресторан оказался рядышком – в паре шагов. Аккуратное здание, не чета магазину сладостей, и столики, разбросанные по прилегающей территории – вот и все заведение. Не успел я усесться на кочку, заменяющую нормальный стул, как ко мне подскочила разносчица и услужливо подала список снеди.***

— Спайк, зачем я в это вообще ввязалась?! – простонала Твайлайт Спаркл – переедание еще никого не доводило до добра.

— Давай-ка вспомним, — помощник картинно приставил коготь к подбородку. – Вместо того, чтобы спокойно пойти на праздник к Мунденсер, ты, как в круп ужаленная, понеслась изучать старую сказку об этих… элементах.

Твайлайт стыдливо отвела взгляд – жаловаться своему незаменимому помощнику стало как-то неловко.

— Ну ничего, зато ты проветрилась, — сжалился над ней дракон. – И покушала.

— Ох, Спайк, умеешь ты приободрить, — простонала единоржка, грузно усаживаясь на землю. – Что там дальше?

— Погода, — резюмировал дракончик, повертев свиток в лапах. – Пегас-погодник должна разогнать тучи, чтобы не мешать восхождению солнца на небосвод.

— Не думаю, что у нее это хорошо получается, — пробормотала Твайлайт, бросив короткий взгляд на небо.

— А вот, похоже, и она, — фиолетовый коготь ткнул в одно из облаков. – Видишь, Твайлайт, нога свисает!

***

Крапива – сильный аллерген для магов. Даже запах может вызвать неудержимую рвоту у чаровника любой силы.

Я сильно пожалел, что положился на выбор официанта, которая принесла блюдо дня – крапивный суп.

Инанна милосердная, я не знаю каких волевых усилий мне стоило чистое забрало!

Под моим злым взглядом содержимое тарелки вскипело и улетучилось. Пони, сидящий за соседним столиком икнул и протер глаза, а потом с подозрением уставился на стакан с янтарно-желтой жидкостью.

— Селестия всемилостивая, должно быть вы очень голодны! Мне принести вам добавку? – пони в наряде обслуги была тут-как-тут.

Я скрипнул зубами, чувствуя, что она не лжет, а искренне заботится о посетителе.

— Нет. Принесите что-нибудь, что не включает в себя крапиву. Будьте любезны.

— П-прошу прощения, — немного растерялась она, поспешно пролистывая меню, — но сегодня у нас нет блюд без крапивы.

— Хорошо, — бросив на стол плату, я добавил несколько золотых кругляшков сверху. – Будьте здоровы.

— До свидания, — пробормотала она, провожая меня удивленным взглядом.

Брюхо требовательно заурчало, призывая съесть хоть что-нибудь. Я посмотрел на причудливый дом-торт.

— Да что может пойти не так?..

Легко и весело зазвенел колокольчик, непринужденно раскачиваясь на тонкой веревочке. Помещение встретило меня сумраком и отсутствием каких-либо пони.

Под стеклом лежали самые разные лакомства: коричневые кирпичики шоколадных пирожных, хрустящая соломка с присыпкой, странно двигающаяся масса, отдаленно похожая на шоггота, – на этот товар я посмотрел с большим подозрением, — даже был сладкий лед, который сильно любил учитель Креол.

На ум пришел всегда строгий и чопорный Хуберт – домовой дух, который нанялся к Креолу в услужение. Сколько же приятного… подумать только, целых десять – десять! – лет назад мы с учителем громили здания средь бела дня, а потом жизнь сделала кульбит и подбросила нам таинственную Организацию, которая заинтересовалась сверхъестественными беспорядками, учиненными на улицах Сан-Франциско…

— Здравствуйте… ухты-пухты, стражник в Понивилле, вот это день! – Из сладких грез о былом меня выдернули внезапно – жизнерадостный голосок раздался практически над моим ухом. – Эй, Сэр! Ты хочешь что-нибудь купить?

Подозрительно прищурившись, я оглядел улыбающуюся непоседу насыщенно розового цвета. Смешные кудряшки обрамляли улыбающееся личико, а ярко голубые глаза смотрели на меня со смесью еле сдерживаемого веселья и щепоткой предвкушения.

— Выберите на… — я подавился своими словами, вспоминая последствия подобной просьбы. – Эркхм, что-нибудь вкусное, но без крапивы.

— О, это запросто! – воскликнула она, метнувшись сладостям. – Безе, халва, шоколад, трубочки, пончики, желе, помадка, суфле?.. Может торт? Советую взять «Рассвет» — он особенно вкусен. Возможно, конфеты?

— Дайте… — откровенно говоря, я немного растерялся. – Дайте мину* торта и столько же конфет.

— Угу, — пробормотала она, отрезая кусок. – Так, полкило торта, го-отово. Какие конфеты?

— Вон те, в золотистых обертках, — указал я на товар копытом.

— Але-оп, — ловко завязав кулек, она протянула мне его вместе с тарелочкой, на котором лежал «Рассвет». – Прошу. Чай подать, или ты сладкожорка?

 — Если можно.

— Оки-доки! С тебя сорок бит!

Монетки вылетели из изрядно похудевшего кошеля и приземлились аккурат на прилавок.

— Ух, фокусы! Обожаю фокусы! – вскрикнула она.

— Это магия, — я непонимающе уставился на нее. – Разве у вас нет магов?

— Так это единороги…

— Я тоже единорог, — мой губы сами собой сложились в ехидную улыбку. – Только рог не вырос.

— Х-х-а-х, — во весь рот улыбнувшись, она продемонстрировала исключительно белые зубы. – А ты шутник, сэр стражник… Не боись, я знаю, что ты прибыл в Понивилль с важной миссией, — она заговорщицки снизила громкость своего голоса.

Вся оживленность слетела с меня, как лепестки с пожухлого цветка – р-раз! – и нету.

— Ты…

— Ага, — кивнула она, и надела непонятно откуда взявшимися темными очками. – Агент Пинки Пай докладывает, что никаких грифонов, драконов, бизонов, минотавров и прочих непони не было видно! Праздник должен пройти замечательно!

Не сдержав облегченно-разочарованного вздоха, я подхватил сладости и отправился ждать своего чая за столиком. ***

— Слушай, Твайлайт, я понимаю, что ты не сильно озабочена своей внешностью, но твоя грива и хвост выглядят ужасно смешно.

— Спайк… просто молчи…

— П-ф-ф, — зажав рукой рот, дракон неслышно прыснул.

Твайлайт обреченно закатила глаза, спрашивая у своей любимой наставницы лишь одно: «За что?!». Однако и небо, и солнце, и та самая любимая наставница остались глухи к беззвучным мольбам.

— Ох, ладно, — справившись с эмоциями, Спайк вновь развернул пергамент. – Итак, после пегаски – декорации. Может там тебе повезет, ммм?

— Мне тоже так кажется, — задумчиво пробормотала единорог, входя в просторный зал, который сегодня вечером примет огромное количество пони.

— Потрясающе…

Не заметив завороженного голоса своего помощника, Твайлайт Спракл согласилась:

— Да, очень впечатляющая работа.

— Да не украшения! – раздраженно отмахнулся Спайк. – Она!

Твайлайт склонила голову набок, рассматривая хлопочущую единорожку молочного-белого окраса, с завитой гривой сиренного цвета. И вправду — та была небывало хороша! «Зато я умней», — успокоила сама себя магесса.

— Ну-с, как мои колючки, а? – дракон огладил шипики, а те, в свою очередь, издали тренькающий звук на самой грани слышимости.

— День добрый, — еще один раз проигнорировав гневный окрик ассистента, поздоровалась Твайлайт.

— Ох, дайте мне минуту, прошу вас! Я немного занята… Сейчас… сейчас-сейчас… Да, блестки – то, что нужно! – отвлекшись от очередной декорации, она повернулась к новоприбывшим. – Итак, чт… Святая Селестия, что случилось с вами?!

— О, — личная ученица приснопамятной Селестии смущенно почесала затылок копытом. – Это… долгая история. Я пришла проинспектировать декор, но вижу, что тут все просто преотли-и-и!.. Куда ты меня тащишь?!

— Просто кощунство! Ходить с таким… Таким! – выделила голосом дизайнер, таща магессу телекинезом. – Я в шоке, дорогуша! Кстати, говоря меня зовут Рарити.

— Твайла-айт Спаркл, — все-таки успела ответить инспектор.

Попробовав побрыкаться, Твайлайт поняла всю безнадежность идеи и смирилась со своей судьбой.

— Так-так, это нет, нет-нет-нет-нет, может быть, это фу, то тоже не пойдет… в это, ага, вон то, да спасибо… Спайк? Очень приятно. И то, пожалуйста. Да, благодарю.

Бравого инспектора Спаркл погребло под лавиной всевозможной одежды.

«Худший. День. В. Моей. Жизни», — мрачно подытожила она, пытаясь разгрести завал, в котором она оказалась.

Выбравшись из удушливого плена материи, она попала к еще более страшному существу – Рэрити, вооружённой парикмахерскими приборами.

— Инспекция, а? – как бы между делом спросила дизайнер.

— Да, Принцесса Селестия поручила мне это дело, — простосердечно ответила ТВайлайт. – Я сама из Кантерлота…

— О-ох! Кантерлот! Моя зависть не знает границ, дорогуша! Шик, утонченность, маленькая капелька пафоса… О, Селестия, изумруды, какая я нерасторопная, тебе больше пойдут рубины, подожди, я сейчас!

— Выждав пару секунд, Твайлайт схватила в охапку сомлевшего Спайка и выбежала вон из здания.

— Еле спаслись, — изнуренно сказала она, роняя бесчувственного помощника на землю.***

— Хэй-хэй!

Не отвлекаясь, я отправил последний кусочек торта в рот, а потом уже нехотя развернулся, готовясь выслушать очередной поток слов от розовой кудряшки.

— Ты не мог бы помочь мне с приготовлением к вечеринке? Не то что бы я сама не справилась, но от пегаса-фокусника-тайного стража я бы не отказалась! – она ткнула меня копытцем в плечо.

— И по какому поводу?..

— Вечеринка? Да новенькая же! Разве не видел — на летающей колеснице прилетела, прямо из Кантерлота. Будет жить в старой библиотеке-дереве, — охотно поделилась информацией земнопони.

— Откуда же сударыня знает столько подробностей? – ехидно осведомился я, делая глоток крепкого чая.

— А ты думал те очки из воздуха появились? — гордо приосанилась Пинки Пай. – Агент Пинки знает все о Понивилле и окрестностях. Может только в Вечнодикий я не забредала.

— Вечнодикий?

— Ага. Лес это, — ответила она, собирая праздничные принадлежности. – Магический. Говорят, что там стоит старый замок Принцессы Селестии. А я думаю – бабушкины сказки! Так-так… многовато, но ты своими фокусами-покусами наверняка подымешь.

Она хлопнула копытом по связке мешков, а на себе взвалила небольшую сумочку, при этом лучезарно улыбнувшись.

 — Ладно, дайте мне пару секунд… — попросил я, шепотом начитывая несколько заклятий Легкого Пера. Поклажа поднялась в воздух; я прошелся туда-сюда, покрасовавшись «прицепом».

— Ты похож на маму-утку! – хихикнула кобылка. – Пойдем, надо успеть, иначе супер-пупер-дуперского сюрприза не получится! Догоняй!

Лукаво глянув в сторону умчавшейся земнопони, я разбежался, грузно подпрыгнул и взмахнул крыльями. Приятная дрожь прошла сквозь мышцы, и я поднялся еще выше; сквозь облакка, с капельками влаги на забрале – навстречу вечернему солнцу!

Замерев, я балансировал на теплом потоке, пытаясь разглядеть то древо-книжню, о которой говорила кобылка.

Раскрыл крылья у самой земли, без труда выйдя из крутого пика – Заклятие Левитации тут же исчезло из моей памяти.

— Хо, да ты еще Вандерболт?! Да ты просто кладезь талантов, сэр страж!

— Варно. Приятно познакомиться, Пинки Пай.

— Ух-ух, — забавно заухала кудрявая пони. – Да еще джентелькольт! Как ты только неокольцованным ходишь? Ладно, не тратим наше времечко! Распаковывай украшения, сейчас Пинки покажет мастер-класс вечеринкостроя!

— Тэк-с, — земнопони задумчиво потерла краешком копыта подбородок. – Чуть левее, нет, в мою сторону левее! Да! Выше, еще, ага! Отлично, теперь завязывай.

Кусок пестрой ткани со словами «Добро пожаловать в Понивилль!!!» натянулся, полностью расправляясь.

— Пойдет! – крикнула она мне. – Освободи теперь место для гостей – столы по краям поставь. А как раз их и приведу — помогут с едой!

Мебель поднялась в воздух, заходила хороводом и опустилась так, как и просила Пай – по краям.

— Преотличненько! Ну, я побежала! Не скучай.

Хлопок дверьми. Тишина.

День клонился к вечеру, и я все больше начинал беспокоиться о своей задаче. Впервые такое – знание о противнике немногим больше нуля. А та, что есть – почерпнута из неточного пересказа сказки.

«Зато наемся», — подбодрил самого себя, откупорив бутылку с темно-красной жидкостью.

— Инанна милосердная, это что – Глоток Ифрита?!

***

— И вот я, Спайк Великолепный, стоя на вершине горы в отблесках восходящего солнца…

— Ох-ох, как это мы так быстро оказались возле библиотеки, ну надо же! – совершенно фальшиво удивилась магесса, перебивая напыщенную речь дракона. – Спайк, попрощайся с Флаттершай, тебе надо в кроватку.

— Но я еще не… — попытался возразить ей Спайк, однако был сброшен на землю, ловким движением крупа и толикой магического подзатыльника.

— Смотри, ты уже на своих ножках не держишься!

— Грубиянка, — в сторону проворчал дракон, подымаясь с земли.

Тем временем, Твайлайт попрощалась с пегасом и повернулась к словоохотливому ассистенту.

— Прости, Спайк, но мне нужно побыть некоторое время в тишине и покое, чтобы сосредоточиться, иначе Принцессе так и не узнает об опасности возвращения Кобылы-с-луны!.. Тартар вас подери! – сердито вскрикнула она, больно ударившись о порожек. – Где этот клятый с…

— СЮРПРИ-И-И-ИЗ!!!

— …вет.

«Всюду пони. Катастрофа! Никакого порядка, только конфетти и хлопушки, ну что за народ?!» — мысленно возопила единорог.

— Сюрприз! Сюрприз-сюрприз-сюрприз-сюрпри-и-и-из! Я Пинки! – к ней подскочила утренняя крикунья, которая катила за собой какой-то цилиндр на колесах. – Эту вечеринку я организовала в твою честь! Ты удивилась? Удивилась?! Скажи, что удивилась!

— Ну еще бы, — едко ответила Твайлайт. – Я-то думала, что в библиотеках всегда тихо.

— Ха, глупышка! – пати-пони покровительственно потрепала ее по макушке. – Какой же праздник без музыки и гостей?! Сама посуди – скучно-о-о! Я вот увидела тебя и сразу поняла, что ты тут новенькая, ведь я знаю всех-всех! А если я тебя не знаю, то это значит, что у тебя здесь нет ни одного друга. Ты тут одна-одинешенька; и мне стало так грустно, что я сразу решилась устроить такую встречу. Здесь все жители Понивилля! – с гордостью закончила кудрявогривая.

— Ты одна справилась со всем этим? – Твайлайт скептически выгнула бровь. Даже она, кобылка далекая от светской жизни Кантерлота, ни единого раза не сходившая в ночной клуб, знала, что такой размах одна пони ни за какие тортики не смогла бы сделать самостоятельно.

— Нет, конечно! С едой помогли всепони, а украсил все во-о-о-он тот загадочный джентелькольт в золотом доспехе. Хм, он выпил уже три бутылки «острого»…

Магесса заинтересованно посмотрела в сторону высокой фигуры пегаса, которая возвышалась над всепони, как величественный замок Принцессы – над любым городом Эквестрии.

«На стража не похож», — тут же отметила единорог. Уж она-то знала – брат-командир и вся сознательная жизнь в столице сделала свое дело.

Немного смущаясь, она перевела взгляд на крылья; так как Твайлайт Спаркл была личностью несомненно увлекающейся и предельно любознательной, то она вполне знала, что значат рога и крылья – для единорогов и пегасов соответственно.

«Но какие же они большие!» — пораженно подумала Твайлайт. Подобный размах она видела только у своей наставницы – Принцессы Селестии.

— Эм, доброго вечера… — неловко поздоровавшись, она немного покраснела – общение с противоположным полом для «заучки-Спаркл» было точно такой же проблемой.

— Здравствуйте, сударыня… — приятный баритон обволакивал, словно липкая патока. Но Твайлайт все же заметила, что в голосе прозвучал намек на вопрос.

«Что он хотел спросить?! – паническая мысль сверкнула на краю сознания единоржки. – Чего пришла? Как дела? А-а-а-а! Селестия спаси!»

— Сударыня?.. Леди? – голос пегаса прозвучал в некотором отдалении.

«Леди? Так вот что его беспокоило! Фух», — облегченно выдохнула Спаркл.

— Как вам будет угодно, — мило улыбнувшись, по-крайней мере, она думала, что это была милая кобылкова улыбка, а не жуткий оскал интроверта, Твайлайт сделала полузабытый книксен. – Твайлайт Спаркл.

Уголки губ пегаса чуть поползли вверх, вгоняя личную ученицу Принцессы в тихий ужас.

«Сейчас он посмеется надо мной», — обреченно подумала она, сосредоточившись на короткой бороде жеребца. Странно, она думала, что сейчас модно носить длинные усы…

— Что же, в таком случае… Лод Варно к вашим услугам, — смеющийся взгляд темно-желтых взгляд еще раз окинул смущенную магессу. – Вы маг?

— А?.. Да, да! Конечно, я маг! – Твайлайт уцепилась за знакомую тему с отчаянием утопающего алмазного пса. – Все единороги так или иначе владеют магией.

— Надо же, — задумчиво хмыкнул пегас, отпивая из подлетевшего – подлетевшего! – кубка. – Там откуда я родом магом может стать любой, кто проявил достаточно стараний.

— В-в-вы маг?! Но как?! – привычная картина мира разрушалась прямо на глазах – где-то есть пони, которые могут обучаться магии независимо являются ли они пегасами, единорогами или земнопони!

Нашарив своей магией полную бутылку, она откупорила ее и залпом выпила.

— Я бы не сове…

«О, Селестия!»

Твайлайт немедля выплюнула львиную долю и закашлялась.

— Что за?!..

— Ой-ой, тебе не следовало вот так вот залпом пить особый «острый»! – к ней подскочила Пинки и всучила в копыта кружку с водой.

— Все… все нормально, я пойду — пройдусь, — допив, она отставила посуду в сторону и направилась в сторону выхода.

— Я сопровожу вас, — отставил Варно свой бокал. – Вечер довольно освежающий сегодня…

— Эй, а как же вечеринка?!

На улице было хорошо, не то что в людной библиотеке. Глубоко вдохнув прохладного воздуха, Твайлайт покосилась на монументальную фигуру своего спутника. Быстро отведя глаза, она уставилась на свои копыта.

— Скажите, леди, вы что-нибудь знаете о Найтмэр Мун? – немного хриплый, голос жеребца заставил подскочить ее как ужаленную.

— Вы тоже, да?! – с надеждой взглянув в испещренное давно зажившими ожогами лицо пегаса, она продолжила: — Да?.. Просто моя учительница не прислушалась к моим предупреждением.

— Позвольте узнать, кто является вашим ментором?

— Принцесса Селестия! – гордо ответила Твайлайт.

Усмехнувшись чему-то, он покачал головой и тихо проговорил:

— Я думаю, что она все поняла…

В темном небе сверкнули четыре звезды; они начали медленно сближаться, направляясь к ярко луне. Вспышка – силуэта единорога как небывало.

— И скоро все в этом убедятся.***

Чудовище. Если это была ментальная сила аликорна, то я Мардук Двуглавый Топор во плоти! Однако лавандовая единоржка, стоящая рядом со мной, не проявила и тени дискомфорта. Похоже, что она ничего не почувствовала.

— Скажите, леди Твайлайт, вы что-нибудь почувствовали? — я говорил тихо – горло еще свербело.

— О чем вы? – она удивленно на меня воззрилась. – Нет, ничего такого. А что?

Я прикрыл глаза. Судя по ауре Твайлайт была довольно талантливой в магии… может быть зеленый, а то и желтый плащ, но сколь бы сильным маг не был, сколько бы заклятий не знал: не зреть Истинным Взглядом – быть слепым.

— Пойдемте, нас наверняка заждались.

Вечеринка была в само разгаре: Пинки Пай носилась по всему залу, веселя проказами, отмачивая шуточки и завлекая поиграть в странные игры.

На ум пришла свадьба Логмира Двурукого – провести параллели было до неприличия легко.

— Х-Э-Э-Й! Всепони, пора собираться на еще один праздник! – вскочив на стол, она взорвала особо громкую хлопушку. – Сегодня самый длинный день в году – пойдемте же поприветствуем рассвет вместе с Принцессой!

Пони одобрительно загудели и потянулись к выходу.

Еле успев перехватить шебутную пони копытом – телекинез на нее не действовал – я задал интересующий меня вопрос:

— Где?

— Ратуша, Варно, следуй за пони, — она ловко вывернулась из захвата и побежала за остальными.

— Так сложно… Шоггот!

Добравшись до места вместе со всей толпой, я вошел в просторный зал, который встретил нас всевозможными украшениями, а также разнообразной едой, которая громоздилась на столах, подобно величественным горам Аррандрах.

Полчаса в тесноте и тихом гуле возбужденных четвероногих, а церемония, как пояснила стоящая рядом со мной Твайлайт, так и не началась.

Но вот на искусственное возвышение взошла…

— А это – мэр, — подпрыгнув и умостившись на моей спине, сказала розовая земнопони. – Сейчас будет речь. Вопрос в том: длинная или короткая?

Мэр была земнопони с пепельной гривой, бледно-коричневого окраса и рисунком в виде перевязанного свитка. Моргнув, я присмотрелся к ее ауре – ярко-красные всполохи говорили о ее нервозности. Тем временем она, прокашлявшись начала свою речь:

— Леди и джентельпони, я с радостью объявляю вам о начале празднования дня Солнца!

Толпа радостно взревела, выражая свое искренне восхищение.

— Да, — улыбнувшись, она приостановила восклицания поднятием копыта. – Буквально через несколько секунд наш город осветит магический восход, и мы будем праздновать самый длинный день в году. Для меня большая честь…

Мир сузился до одной точки.

Проклятая чернота, свойственная только существом Тьмы. Предвкушающая ярость, презрение и злобная радость. Демон даже не постарался скрыть свои чувства.

— О, Пречистая Дева! Выведите Отсюда всех. СЕЙЧАС!!! – глотка заболела и настала тишина. – Леди Твайлайт, она тут! Выведите отсюда пони! БЫСТРО!!! – вновь рявкнул я.

Никто даже не шелохнулся.

— Да во имя всех существующих богов, разве…

ПРИВЕТСТВУЮ ВАС! КАК ДОЛГО Я ЖДАЛА ЭТОГО МИГА, МОИ ЛЮБИМЫЕ ПОНИ! КАК ВЫ ПОЖИВАЕТЕ БЕЗ МЕНЯ, ЛЮБИТЕЛИ СОЛНЦА?, — голос чудовища дрожал и расщеплялся, заставляя поджилки трястись от страха. — НЕУЖЕЛИ ВСЕ ЗАБЫЛИ МЕНЯ?! МОЯ КОРОНА НЕ ИМЕЕТ НИКАКОЙ СИЛЫ? КАК ПЕЧАЛЬНО…

Архидемон. Черная кобылка-аликорн в серебряном шлеме излучала совершенно особые эманации, спутать которые было никак нельзя. Давящая сила высшего демона разлилась по залу вязким киселем – никто не мог пошевелиться.

Великолепно, именно тогда, когда рядом со мной нет опоры – Креол Урского, великого демонолога-архимага и укротителя всевозможных тварей, на огонек пожаловал архидемон.

Высокая, примерно с меня ростом, аликорн улыбнулась, оскаливая пасть полную острейших зубов. Взгляд бирюзовых глаз с узким вертикальным зрачком перескакивал с одного пони на другого, пока не остановился на мне. На секунду зрачок сменился на самый обыкновенный – круглый, а аура стала не непроницаемо-черной, а… другой.

«Одержимая!» — осенило меня.

Найтмэр Мун залилась смехом – одновременно лающим и скрежещущим. А потом достала из воздуха меч.

Мой меч.

ПОЛАГАЮ, ЭТО ТВОЕ… ПОДДЕЛКА, — глумясь прошипела она.

Я до скрежета сжал зубы. Как она смеет?! Если бы не трясущаяся от страха единорог, то я бы уже сорвался в бой!.. И проиграл бы. В моей памяти еще свеж тот момент, когда Лалассу Кровопийца вырвал мне легкие и кусок сердца.

«Тум-дум-ту-тум-тум-цок-тум-цок-цок»

Копыта застучали в особом ритме, а из глотке исторглась заунывно-печальная нота.

«Тум-ту-тум-цок-тум-дум-цок-дум-тум-цок»

Сейчас – главное не сорвать заклятие. Главное… меч пролетел рядом с моим лицом и ушел глубоко в стену. По щеке заструилась теплая кровь – адамантий легко прорезал неизвестный металл минотавров. Последняя Личная Защита пала.

«Тум-тум-тум-тумтутутумтумтумтумтум»

Вокруг меня стало жарко.

— Остановите ее!

К демону кинулись два стража-пегаса

«Нет! Еще чуть-чуть!..»

Меч отправился прямо в них, но телекинетический импульс отправляет незадачливых служак и мое оружие в противоположную сторону. Твайлайт не сплоховала, хотя сама была бледна, как полотно.

Я высоко задрал голову и сымитировал птичий голос – заклятие закончило звук, превратив его в красивейшую трель. Рукотворный феникс появился над правым плечом, раскинув огромные крылья, состоящие из лепестков пламени.

— Бой!

С оглушительным хлопком огненная птица переместилась вплотную к архидемону, выкраивая мне время.

Заклинание Рывка, телекинетики в памяти больше не остается – зубы смыкаются на завитом хвосте, и верещащая пони перелетает через меня. Огненная сфера вырастает вокруг противницы; вновь свистнул клинок – бок ожгло огнем. Закусив губу, я начал читать по памяти Копье Мардука – единственное противодемоническое заклинание, которое я помнил наизусть.

Одно, два, три заклятия оседают в памяти, огненная стена колеблется и падает – феникс уничтожен.

Копья мгновенно отправляются в ухмыляющуюся рожу демона, но та, походя, от них отмахивается.

Мир пошатнулся и закрутился, демоническая сила ухватила меня за шею, но, не желая сдаваться, я вслепую выпустил струю огня. Голова мотнулась и ощутимо приложилась о стену.

Мир продолжает кружиться детским волчком, и все, что я вижу — гарда своего меча, которая вплотную прилегает к моему брюху.

«Так вот от чего такой холод в кишках», — меланхолично подумал я, обозревая капающую кровь.

— Ну, ну, — голос демона вблизи был не столь громогласен. – Что же ты, полукровка, даже не повеселил меня… кто же был твоим предком, раз ты такой слабак? Где Свет, полуангел?!

Черная пелена застила глаза, и я изрыгнул на нее Темное Пламя. Она отшатнулась от неожиданности, и я успел вырвать двуручник из раны. Обессиленно прикрыв зеницы я мысленно обозвал себя идиотом – кидаться в демона его же первостихией… Креол бы высек меня розгами.

— Варно!!! Не засыпай не смей! Нет!!!.. Она ушла, ушла! Не умирай, нет…

Разлепив очи, я увидел заплаканное лицо магессы.

— Ты… останови ее, — слова давались с трудом, ужасно клонило в сон. – Я помню сказку… какие-то элементы… Она не трогала никого из обычных жителей, скорее всего не тронет и вас… она… слабее, чем должна быть. Кто-то… ее… сдерживает.

— Варно!..***

Каменный потолок, трещины, запах сырости. Я рывком сел. Вытянул руку и с удивлением сжал и разжал кулак адамантиевой брони.

— Где я?..

«Гдея-гдея-гдея-я-я-я-я», — передразнило меня эхо, убегая вглубь темного коридора.

Оперившись на руки, я поднялся с пола. Сделав шаг, я у слышал под ногами обиженное дребезжание – нога, закованная в бронированный сапог наступила на мое оружие. Клинок был изрядно поврежден: золота на рукояти не осталось, а алмаз раскололся на две неравные половинки.

«Хнык».

Табун мурашек прошелся по моей спине. Чертовы темные коридоры и детский плачь – ужасная смесь. Бестиариум Креола Урского это подтверждает.

Проклиная свою слабость, я отправился вглубь, пытаясь начитать новые заклятия. Из затеи ничего не вышло – в этом каменном мешке магические слова никак не хотели закрепляться в уме.

Через три ашлу** я вышел в просторное помещение. В центре были разбросаны различные игрушки, а в отдалении сидел… Жеребенок?..

Наученный горьким опытом встречи с различными тварями, маскирующих свою внешность и ауру, меч опускать я не стал.

— Кто вы? – голосок застал меня врасплох. Я неуклюже замер на середине шага и едва не повалился на пол. – Вы пришли спасти нас?

Жеребенок повернулся ко мне, показывая большие, покрасневшие от рыданий глаза.

Бирюзовые, совершенно невинные… глаза.

«Иштар, проклятый демон! Неужели это все, что осталось от одержимой?!»

— Я… пришел помочь. Кто ты?

— Мы – Принцесса Вуна, — забавно прошепелявила свое имя малышка, потерев сгибом ноги лицо. – Мы тут давно… раньше мы были таки-и-и-ими большими, а потом стали маленькими, — шмыгнув носом, она продолжила: — Мы хотим домой, к сестре, но плохая тетя не пускает. Она кричит и делает больно…

Пальцы сильнее сжались на рукояти. Кровь зашумела в голове, и праведная ярость поднялась из самого сердца; а в мозгу раздался издевательский смех.

«Лод Варно, как же ты поступишь?.. – шипение под черепом причиняло физические страдания. – Что предпримешь, ангельский ублюдок, служитель богини-шлюхи?!»

— Вон из моей головы!!!

«Ты у МЕНЯ в гостях, смертный! Не смей повышать голос, червь!»

Давление вдавило меня в пол, бросая на колени.

«Такая поза намного лучше, да-а-а», — удовлетворенно промурлыкал голос.

Меня тряхнуло от ярости, из горла вылетело рычание, и я сумел встать.

«Великолепно».

Насквозь прокусив щеку, чувствуя, как пузырятся кровавые слюни, я взял в стальной кулак весь свой гнев, и выплеснул в огненной вспышке, которая проплавила стену.

Страшный визг пронзил воздух – демон этого явно не ожидала.

— Во славу твою, Пречистая Дева! Свети мое пламя, в темнейшей ночи!

Подхватив на руки испуганно сжавшуюся кобылку я, преследуемый диким воем раненого архидемона, проломил очередную стену и бросился бежать. Стены, другая, третья, всепоглощающий огонь вырывался из моего меча, сокрушая кладку, вырывая каменные блоки. Ужасающий крик давно перешел в вибрирующий стон. Очередная преграда – я оказался рядом с проекцией демона. Меч летит на пол, а тяжелый кулак врезается в скулу существа, высекая чернильно-черные искры. Удар, удар, еще удар, перебросить подопечную на крылья, — мои кулаки замелькали огромной скоростью.

— Гори пламенем Гибила!!!

Но ничего не произошло. Найтмэр Мун смогла сгруппироваться и провести контратаку – заключила меня в каменную тюрьму. Ограда вздрогнула и неспешно начала сдвигаться. Выудив дрожащего жеребенка из-за спины, я прижал пленницу к груди, завернув в потрепанный серый плащ. Крылья распластались по всей поверхности камня, а ноги уперлись в противоположный конец.

Сейчас был не поединок силы, лишь чистая воля — она меня, либо я ее.

— Г-р-р-р…

«Ты умрешь ЗДЕСЬ!!!» — крик резанул сознание остро отточенной бритвой.

— Не. Будь. Так. Уверена!!! – выплевывая каждое слово, я чувствовал, как сил остается все меньше.

Еще чуть, еще немножко! Тихо плачущая Принцесса Вуна придавала моральных сил. Не станет меня – исчезнет она. Демон слишком сильно разъярена, чтобы щадить кого-либо.

Первыми крошатся косточки крыльев. Затем приходит время большеберцовой кости – ее осколок прорывает кожу и упирается в доспех. Кровавые круги перед глазами пляшут так, что я не вижу даже клятой стены. Доспех начинает мяться – слишком тонок адамантий.

Ноги подламываются.

Каменную смерть встречают согнутые в локтях руки и подтянутые к животу покалеченные конечности. Удар выбивает из меня весь дух, плечевые суставы трещат и выворачиваются под неправильным углом. Таз крошится, рвя податливую плоть костяными осколками… но ноги не сдвигаются ни на миллиметр.

Нужно терпеть, Твайлайт должна справится, должна… два мага сдерживают это чудовище…

Обязана…

«Держи, лод паладин. Держи, даже если твоя богиня далека, и смерть в пасти бездны – единственный выход. Держи, иначе оборвется жизнь безвинного», — безумный шепот сливается в мантру, эссенцию воли, которая помогает не умереть под чудовищным прессом.

Разом накатывает усталость, хочется, чтобы эта пытка наконец прекратилась. Руки ходят ходуном, но пока держат. Перед глазами прыгают черные круги, уста полны крови…

«Упрямый червь!!! ПОШ-Ш-ШЕЛ ПРОЧЬ!!!» — раздраженный возглас прерывает поединок духа.

«Я… выиграл?»

Стены распыляет волей архидемона, и я падаю на пол, прижимая к себе драгоценную ношу.

Удар. Темнота.

***

— Тампон. Сестра, прекратите истерику, сейчас же! И снимите с него эту тартарову броню! Сестра, скальпель!

Кисло во рту. Пред глазами все плывет, вижу лишь скопление каких-то разноцветных колонн, обступивших меня с разных сторон. Через некоторое время приходит осознание, что это ноги пони.

— Доктор, он пришел в сознание! – срывающийся крик раздался прямо надо мной.

— Введите его в магическую кому! – раздраженно ответил старческий голос.

— Н-не получается!

— Во имя пресвятой Селестии, сестра, именно поэтому я ненавижу современное медицинское образование! – Голос врача приблизился. – Молодой пони, послушайте, мне надо, чтобы вы помогли снять с вас доспех. У вас проникающая рана брюшной полости, я не могу применить исцеляющее чары – ранение не поддается магическому воздействию. Нужно срочно провести лапаратомию… расширить рану.

— А-р-г-п-ф-тф! – превозмогая тошноту, объяснился я с врачом. Доспех заскрипел под напором моей силы.

— Отлично! – обрадовался врачеватель, нисколько не удивившись. – Всегда бы таких пациентов. Сестра, вколите триротол. Скальпель! Приготовьте магическую нить номер девять.

— Я-я…

— Только не говорите мне, что вы зря заканчивали высшее кантерлотское!.. – От слов отчетливо повеяло грозой. – Ваша некомпетентность может в любой момент убить этого храброго пони, которой – на минуточку! – спас нас всех!

— Куда… — мой голос был подобен шипению змеи – настолько тихий и шелестящий. – Куда отправилась… единорог… фиолетовая… и… ваше имя…

— Вайт Хил, — представился мой целитель. – Что до вашего первого вопроса – поскакали в библиотеку.

— Благослови… вас Иштар… целитель… Я должен… идти.

— Скорее ползти, — фыркнул тот, полоснув ножом по моему животу – задубевшие мышцы практически ничего не почувствовали. – То, что я делаю вам операцию на грязном полу в полной антисанитарии – подвиг Лкарега. Пошли прочь! – ор взбешенного медика отогнал слишком любопытных пони. – А еще и это…

— Сшейте… как можете, сударь Хил… — слабо улыбнулся я. – Просто… я… должен… иначе… она убьет… всех… Из-за меня. Вы… не заслужили.

Сглатываю тяжелый ком. Неимоверно хочется заснуть, веки тяжелеют, приятная нега укрывает меня бархатным одеялом…

— Разряд!

Тело встряхивает.

— Больше энергии. Разряд!

Запах паленой шерсти.

— Пульса нет!

— Не в мою смену! Цикл – по четыре, периодика – два-ноль-два. Три кубика радуги десятипроцентной концентрации! Разряд!

— Доктор, он мертв…

— Я. Сказал. ЖИВИ!!!

Послышался грохот – особенно впечатлительные пони упали в обморок.

Или призрак не может слышать?

Все поменялось – тьма на улице стала ясным светом, а лампы, которые были притащены парочкой лекарей, источали мрак.

Я посмотрел на пожилого единорога. Тот никак не хотел смириться и буквально раздирал плотные ремешки кирасы, пытаясь ее снять. Удивительно, но ему это удалось, и он в то же мгновение начал делать резкие нажатия на грудину, перемежёвывая их с электрическими зарядами.

«Какое упорство», — рассеянно подумал я, оглядываясь в поисках лода Каббаса и остальных серебряных рыцарей. Никаких врат на Третье Небо не появлялось. Прекраснейшая тоже не спешила покидать свои владения.

— Сердце снова работает! – обрадованно воскликнула пони нежно зеленого, — отнюдь не естественного, — цвета с повязкой красного крестика на передней ноге. Зеваки подались вперед, а я решил вернуться на свое законное место. Раз уж никто не встретил на том свете…***

— Ты думаешь, что можешь так просто уничтожить Элемент Гармонии?

Твайлайт Спаркл стояла посреди осколков могущественных артефактов, и ничто не могло поколебать ее уверенности.

Схаррсс мысленно поморщилась – ей не нравилась разыгрывать из себя недалекую, спятившую от злобы идиотку. Хорошо, что этот паладин откинул копыта, в ее ослабленном состоянии он мог причинить немало проблем… помимо тех, что он уже сделал, конечно. Вдвойне ей повезло, что демонология и стихия Света не входили в арсенал противника.

Обычно полукровки небожителей становились великими героями, могущественными магами… Но тот темплар, лод Варно… было странно, что его учитель практически насильно заставил прочитать первое заклятие всеразрушающей стихии — Тьмы. Под этим скрывалась большая интрига, Схаррсс чувствовала это всей своей душой… к сожалению, память полуангела оказалась открыта не полностью, а потом пришли эти досаждающие мошки. Светлая достаточно ее сдерживала, чтобы архидемон не могла размазать визитеров обычным всплеском своей силы… поэтому докопаться до истины она не успела

Единственный ее серьезный просчет – трижды проклятые Элементы, с которыми она должна расправиться, как только каждый артефакт привяжется к владельцу. Именно в этот промежуток они станут уязвимы, ведь даже если на убьет кого-нибудь сейчас – другая сможет активировать эти древние магические предметы.

— Эпплджек, внушившая в меня надежду, когда казалось, что все потеряно, воплощает в себя Элемент Честности!

Честно говоря, Схаррсс не понимала, почему артефакты воплощены в виде различных качеств. Не понимала – хоть ты тресни. Почему щедрость, а не самопожертвование, которое недавно показал тот червь? Чем столь банально положительное качество заслужило такую честь?

«Определенно, создатель был старым маразматиком», — лениво подумала архидемон, без интереса следя за воплощением Духа Верности.

— Нет шестого, — заметила Владычица Ночи, чтобы хоть как-то разнообразить постную речь о благородных, непобедимых, и прочая, прочая…

— А вот и нет! – топнула ногой Твайлайт. – Нас объединяют узы дружбы. Спонтанной, но крепкой! Посмотри, Найтмэр Мун! Шестой Элемент – сама Магия!

Тиара, возникшая на голове единорога, подтвердила слова.

Схаррсс еле удержалась от совершенно клишированного злодейского смеха – осознание того, что на помощь этим дурехам никто не придет вселяло в ее черное сердце невиданную радость.

 — УМРИ.

Нестерпимое сияние мигает и затухает – связующая часть выведена из строя. Венец бесполезным куском металла валится на пол – его владелица мертва.

— Твайлайт?.. Твайлайт?!

«Хорошо сработано», — сама себя похвалила Королева Ночи.

— З-з-злодючка! Что ты сделала с ней?! – надрыв в голосе розовой слышится явно. Схаррсс раздраженно поворачивается к нарушителю спокойствия — чего эти глупцы еще хотят?

ОНА МЕРТВА. КАК И ТОТ, ЧТО ЗАЩИЩАЛ ВАС. ВЫ МОЖЕТЕ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К СВОЕЙ ПОДРУГЕ ИЛИ… ПОЙТИ ПОД МОЕ КРЫЛО.

— Ни за что!!! – взвивается в воздух голубая пегаска. – Иди в круп, ты, ты, ты любительница вонючих конских яблок!!!

Но демон видит смятения, сомнения, страх. Каждой из них.

— Но разве ты не сомневалась на мосту? Посмотри мне в гла..

Здание содрогается, с потока сыплется пыль и каменное крошево.

— Что за?..

— СВ-Ш-ШЕТИ МОЭ-Э-Э ПВАМ-Я-А-А В ТЕМ-Э-ЭШ-Ш-Ш-Э-ЭЙ НОЧ-Щ-Щ-И-И!!!

Огромный комок обжигающего пламени отправляет демона в полет.

«Он же мертв…» — приходит запоздалая мысль. Угольно черные крылья раскидываются, распространяя убийственную тень, но паладину все нипочём, потому что…

Его тело – лава. Его глаза – солнца. Его крылья – настоящий Свет.

Схаррсс удивлена. Она совершенно не заметила ту особенную энергию, которую скрывал покров доспеха. Кто-то сделал этому назойливому червю магическую стигму, соединив со светлым наследием – ангельскими крыльями! Пускай это и самоубийство – для мага Тьмы! – но сдержать ее он смог бы… Только все это бесполезно, ведь… Какого экавока он делает?!

Совершенно не замечая растерянного архидемона, паладин прилег рядом с остывающим трупом носительницы магии.

«Он отдает свою прану?! — шокированно подумала Схаррсс. – Он же и так практически мертвец!»

Лежащая единорог дернулась и закашлялась. Паладин же стал заваливаться на бок, нестерпимое сияние начало гаснуть — лод Варно, нареченный паладин Пречистой Девы, исчерпал последний свой ресурс. Прана и благодатный Свет ушли на воскрешение.

Остальные хранительницы обмякли, взлетели в воздух, выстраиваясь в причудливую фигуру.

Паладин переиграл ее – одну из лучших интриганок Цитадели Ужаса. За секунду до того, как семицветный луч ударил в нее, она покинула носителя, бросившись к полудохлому полукровке. Но луч все-таки ее достал, изогнувшись в последний момент, хлестнул по темному облачку.

Покалеченный архидемон с воем ввинтился в рану на брюхе – жить хотелось очень сильно…

Занимался рассвет.***

В полуразрушенной спальне стоял человек. Волосы воронова крыла, слегка обугленные на кончиках, мерно раскачивались в такт прыжкам на мягкой кровати – единственного, что осталось целым.

— Я что-то забыл, — меланхолично пробормотал в пустоту человек, обводя развалины взглядом серо-стальных глаз. – Что-то… Раб, что я забыл?!

Из кармана, как джинн… Ах да, это и был джинн: большой, уродливый детина с огромными руками, циклопьим глазом и изогнутым рогом в центре широкого лба.

— Хозяин, может ты не взял свою жаровню? – подобострастно пролебезил он басом.

Набалдашник угольно-черного посоха врезался в центр большого, честного глаза, и джинн с воем повалился на пол.

— Идиот! Что-то менее значительное… — мужчина раздраженно пощёлкал пальцами, и его лицо озарилось осознанием. – Конечно же! Это бесполезное недоразумение – ученик!

— А я полезное недоразумение? – послышалось снизу.

— Нет, — отчеканил маг, зажигая на кончике посоха светлячок. – Ты – дерьмо ишака, и я даже не знаю зачем тебя держу подле себя… Тот хотя бы что-то умеет, а ты только жрешь, выродок Кафа.

— Хозяин Креол! – обиженно взвыл джинн, когда по нему прошлись острые каблуки Первого Колдуна Серой земли.

— Молчать, раб. Что-то тут не так.

Креол Урский остановился возле догорающей деревянной двери с вырезанным символом солнца.

— Хм-м-м, — задумчиво потерев подбородок, архимаг вернулся к кровати и, хорошо пошарив по ней руками, выудил многоцветный волос. – Хм-м-м…

— Хозяин? — решился подать голос Хубаксис(так звали несчастного джинна), когда пауза между многозначительными хмыками затянулась.

В ответ прилетела чувствительная оплеуха.

— Итак, раб, — Креол повернулся к своему слуге и окинул его хищным взглядом. Хубаксис громко икнул. – Ты чувствуешь себя… необычно?

— Хозяин... Хозяин! Я чувствую, что смог бы победить кого угодно! – радостно взревел раб мага, раздуваясь до невообразимых размеров.

— Тетушка?

Дверь, державшаяся каким-то неизвестным чудом упала, открывая взор вторженцам на…

— Хозяин, это…

— Это похоже на скотину паладинов… чуть, — заинтересованно посмотрел на визитера маг.

— Что вы делаете в покоях Принцессы Селестии?! – воинственно воскликнул маленький конь. – Я, Принц Блюбла…

Принц Блюблад вылетел из комнаты, выпнутый огромной ножищей джинна.

— Молодец, раб, — нехотя признал заслугу Креол.

— Рад стараться, хозяин! – просиял тот, широко разевая пасть.

В коридоре кроме постанывающего коня больше никого не оказалась. Креол Разрушитель пожал плечами, отправляясь к дерзецу. Подойдя к нему, чародей ощутимо пнул его по ребрам, заставив нелепо взвизгнуть.

— Гнойная отрыжка Пазузу, где мы?

Принц ничего не ответил – он упал в обморок.

— Ладно, — досадливо цыкнув, Креол создал в руке огненный шар. Умертвить собеседника, а потом вызвать его дух – чем не решение?

— Что… Что вы делаете?! – прекрасный женский голос отвлек Креола от его намерений.

Признаться, архимаг сначала подумал, что к нему в гости пришла Прекраснейшая – та любила экстравагантность, и форму крылатого единорога древний шумер отчетливо помнил. Однако мимолетного взгляда на ауру было достаточно, чтобы сказать – нарушительница планов точно не является богом. Высшим магом – вполне возможно, но уж никак не богиней красоты и войны.

Что более примечательно – сзади нее, словно пес на привязи, окруженный золотистым сиянием болтался полутруп крылатого коня…

— Чт-о-о-о?! Ученик?!***

— Принцесса! Принцесса!!!

Селестия мягко обняла свою ученицу крыльями, а та зашлась истеричными рыданиями. Ночь ужаса прошла, и новый рассвет принес ей давно потерянную сестру… Почем-то тоже плачущую. Вообще, все новообращенные Элементы плакали. Принцесса Дня нахмурилась – она что-то упускала. И это что-то…

Селестия позеленела. Что бы там в народе ни говорили, но Принцесса была ближе к пони, чем богам. Последняя большая война закончилась с началом ее правления, а мелкие стычки сошли на нет через век. Даже в той гражданской войне, когда два диарха схлестнулись на поле битвы, не было таких зверств. Естественно, что полностью сохранить лицо не удалось – вид полуобгоревшего, с распоротым животом, в луже желчи и крови пони потрясал до глубины души.

 — О, Солнце… — едва справляясь с рвотными позывами, она нетвердым шагом двинулась к этому ужасу.

Тут все заголосили наперебой, пытаясь донести до нее положение вещей.

Все, что успела вычленить из непрерывного потока слов это: пегаса зовут Варно, на нем был доспех, он светился и швырялся огнем, он воскресил ее ученицу. И он умирает, если не мертв.

— Сестра.

Луна. Столько слов, сколько извинений хотела сказать Солнцеликая… и все это застряло у нее в горле колючим комом.

— Сестра, ты должна спасти его, — тихий, как ночной ветерок, голос сестры был необычайно тверд.

— Лулу…

— Сестра, мы… были в заточении не на луне, а в своем сознании. Мы ни на что не влияли, мы были слабы. Нет нам прощения. Но теперь ты должна помочь ему. Иди, разъяснения подданым дать ты сможешь позже. ИДИ! — тихий голос сменился Королевским Гласом.

Селестия попятилась, тряхнула головой и, схватив пегаса телекинезом, телепортировалась в замок.***

— Кобыла, сейчас ты медленно отойдешь от моего ученика, и я не стану тебя убивать… сразу.

Тело опустилась на мозаичную плитку, золотистый ореол растаял.

— Что ты с собой сделал?.. — пробормотал подошедший человек, водя руками над бездыханным пони. – Демон?!

«Этот день не может стать еще хуже, — подумала Солнцеликая, малодушно закрывая глаза, когда разъяренный маг запустил свою лапу в ужасную рану. – Сначала это… потом – человек из сказок».

— Я тебе сейчас… сейчас, — кряхтел человек. – Чрево Тиамат, ты смеешь перечить мне, демон?! Да я тебя!.. Да мне нагадить на тебя, «архидемон»!

— Хозяин, ты же его убьешь! – взвизгнул кто-то. Селестия рискнула открыть глаза и увидела огромного уродца, зависшего над ожившим мифом. – Ты же помнишь!..

— Твоя правда, раб, — проворчал черногривый, брезгливо стряхивая частички плоти. — Кобыла!

Принцесса не сразу поняла, что обращаются именно к ней: такой фамильярности она не слышала уже многие века.

— Да? – постаравшись, чтобы ее голос не дрожал, она приняла самую величественную позу – присела на круп, раскрыв крылья. Тут-то она и просчиталась. Обыкновенные пони меньше аликорна, но человеческий маг был вровень с ней и произвести впечатление таким образом не получилось.

— Отведи туда, где есть чистый пол и где просторно. Быстро! – рявкнул он на нее, параллельно отдав приказ своему зверю. Детина осторожно поднял пегаса и выжидающе уставился на нее.

— С-секунду, — прошептала Селестия, собирая скачущие мысли. – Да, следуйте за мной.

Створчатые двери открылись от могучего пинка, сдобренного порядочным количеством магии. За своим мастером, который первым ворвался в покои последовала Хубаксис. Последней тихо вошла усталая Селестия.

— Ложи здесь, — распорядился Креол, указывая на пол.

— Да, хозяин, — послушно прогудел Хубаксис, осторожно сгружая тело своего приятеля.

— Похож на анамрада, но… — шумер, нарезая круги вокруг пегаса, озадаченно почесал затылок – с такой тварью он встречался впервые. – Но… волосатая задница Кингу, прекрати двигаться!

— Могу ли я предложить свою помощь? – робко спросила аликорн, прерывая гневное бормотание.

— Ты можешь провалиться в Лэнг, кобыла, раз не распознала демона, — ворчливо ответил архимаг. – Хотя… да, ты сможешь помочь.

Лицо Первого Колдуна озарилось предвкушающей улыбкой – охота началась!***

— Где мы?

— В демоне, — коротко пояснил маг. – Все, что ты видишь – иллюзия.

— Нет, что это за место? – уточнила Селестия, с интересом оглядывая огромный холм, полностью поросший полевыми травами.

Но вопрос царственно особы остался без ответа – Креол посчитал, что на сегодня лимит бесполезных объяснений был исчерпан.

Вместо этого он взлетел на пик холма. Принцессе ничего не оставалось, как последовать за ним. Лишь только изящные накопытники коснулись земли, как до ушей аликорна коснулась неестественная тишина — перед ней раскинулось поле битвы.

— О, Солнце…

Кучи мертвецов: существа, отдаленно похожие на пони лежали вперемешку с людьми, одетыми в серебристую броню, поодаль валялись трупы в разноцветных плащах; а если приглядеться, то можно увидеть догорающий остов мрачного особняка, наполовину вкопанного в землю. Покореженные металлические конструкции и вздутые синюшные трупы, кости и останки в нарядных камзолах, тело…

— Чрево Тиамат, — рядом выругался Креол

Бездыханное тело Креола Урского, с перекошенным от ярости лицом. Рядом лежал лод Гвэйдеон, Генерал Ордена Каабарских Паладинов, — его лицо выглядело умиротворенно. Шамшуддин, названный брат шумерского мага, и во смерти не расстался с чашечкой кофе.

— Надо же, никогда не видел, чтобы демон так работал, — с болезненным любопытством Креол присел рядом с… самим собой и потыкал пальцем в окоченевшую щеку.

Селестия загипнотизированно смотрела на то, как маг ворочает свое хладное тело. Смотрела бы она и дальше, если бы ее не прервал далекий яростный клич, прозвучавший очень явно в тишине этого царства смерти.

Не теряя лишних секунд, демонолог на ходу вытряхнул из рукавов противодемоническую цепь – как раз провести испытание нового орудия на сильном противнике.

На главной площади Иххария шла дуэль: крылатая фигура, полностью закованная в керефовый доспех, размахивала серебряным мечом, отгоняя шестирукого монстра. Тот, впрочем, не сдавался и хлопал кожистыми крыльями, хаотично перемещаясь снизу-вверх.

Хищный оскал озарил чело Разрушителя. Лалассу Кровопийца! Демон, заманивший его ученика в плен был отменно туп!

Или невезуч…

— Твоя душа – моя!!! – радостно взревел маг, бросаясь с воздетым посохом на последнего из хигйджайя. Однако тот полностью проигнорировал демонолога, продолжая сечу с паладином. Растерянно потыкав иллюзию адамантом, Креол раздраженно зашипел и ударил огненным молотом – чтобы не пренебрегали мощью архимагов. Иллюзия задрожала, но выстояла, а вот Варно болезненно вскрикнул, хлопая загоревшимися крыльями. Секундной заминкой воспользовался шестирукий монстр: подскочив, повалил на грязную землю и заработал когтями так быстро, что маги не смогли даже уследить за стремительными движениями. Никто не успел ничего сделать.

Брызнула ярко-алая кровь, полетели кусочки металла, осколки костей и фрагменты плоти. С победным криком монстр запустил шестипалую клешню в глубь развороченной грудной клетки и вырвал еще бьющееся сердце.

Хитиновая рожа медленно повернулась к демонологу, и демон демонстративно опустил склизкий комок в рот. И тут же получил цепью по рукам, что, впрочем, не принесло желаемого результата.

Черная желчь прилила к голове архимага и тот, изрыгая десятки разрушающих заклятий, в том числе и противодемонических, начал уничтожать все вокруг себя.

Три светящихся глаза ехидно блеснули, прежде чем демон распался черным облачком.

Реальность задрожала, прогнулась и лопнула.***

Они оказались в темном помещении, среди десятков книжных стеллажей. Креол, который так и не выпустил пар, поджег все в своем окружении, однако пламя не продержалось и мгновения – опало, скукожилось, а книги остались нетронутыми.

 — Кобыла, ты так и будешь изображать бесполезное бревно?! – возмущенно спросил Креол, косясь на аликорна.

Селестия растерянно открыла рот, собираясь спросить в чем же заключается ее поддержка, но тут же его захлопнула, понятливо кивнув головой.

Толстый луч ярко-желтого цвет пробил стены библиотеки, а с ним и иллюзию.

Демон не заставил себя ждать, материализовав перед двумя магами маленькую копию паладина.

— Учи… — удивленно начал ребенок.

Докончить фразу не дал покров пламени, охватившего его с разных сторон – демон решил повторить сцену прошлого.

Неудачное применение огненного потока тогда едва не убило полукровку.

А вот Креол не собирался повторять своих ошибок и сходу ударил Молотом Мардука, прибивая огонь к полу. С садистским удовольствием Первый Колдун поливал демона сильнейшими Копьями Мардука, перемежевывая с ударами цепями. Тварь не смогла убежать второй раз – шумер не зря прослыл в своем времени гением.

Реальность исказилась… ***

Сконевая пустыня. Эту мерзость Креол узнал незамедлительно. Всюду, на сколько хватит взора – белый пух, порожденный плонетскими учеными для борьбы с Мечеными – разновидностью куклусов.

Зачем-зачем-зачем, — зашептал слабый голос – врагу хорошо досталось. — Не уйду-уйду-уйду-уйду. Убьёшь-убьешь-убьешь – умрет-умрет-умрет

Чем-чем, а угрозами Креола было не остановить, сколько он их услышал на своем веку – не счесть.

С размаху воткнув в песок обсидиановый посох, чародей залез за пазуху и вытащил из многомерного кармана Книгу.

Схвачу тебя, маслом благовонным оболью,

Косицей пламенной свяжу, гвозди в члены вколочу!

Не вздохнешь – свинцом горячим глотку опалит!

Не выдохнешь – хворь уста скует!

Не умрешь — служить мне будешь!

Плоть станет темницей, кровь — цепями!!!

Марутукку! Марутукку!! Марутукку!!!

Твердый глас архимага разливался по всей округе, громыхая подобно подобно небесной молнии, несущей очищение во Тьму.

Реальность сжалась…***

Селестия озадаченно нахмурилась. Они снова во дворце, или это очередная хитрость? Человек, не раздумывая ни секунды подбежал к пегасу, широким замахом ритуального ножа раскроив череп практически надвое.

В глазах у Солнцеликой помутилось, когда она увидела блеснувший мозг с корчащимся в нем червем.

— Заклинаю тебя, Схаррсс, Владычица Ночи, повелеваю тобой, архидемон Сна! – каждое слово шумера заставляло архидемона еще больше изгибаться и… Плавиться?!

От отвратительного существа осталась только лужица, которая быстро застывала, вклиниваясь в лобную кость, становясь с ней одним целым.

— Творю подобно тебе, Мардук, жертву приношу в угоду богам – человека, что демона пленил костьми своими!

Вспышка. Судорожный вздох.

— Учитель…

* Мина(шумерск.) – также манум – мера веса, равная пятьсот и пяти граммам.

**Ашлу(шумерск.) – веревка – примерно равна шестидесяти метрам.

...