S03E05
Глава III Глава V

Глава IV

Остаток дня и почти всю ночь Трикси провела в томительных раздумьях, взвешивала все за и против, пытаясь найти единственно верное решение. Однако это оказалось не просто сложно, а практически невозможно! Так что Трикси уснула ни с чем.

Проснулась пони в районе двенадцати часов. Её состояние было удручающим. Усталый взгляд, сморщившееся лицо, убитый голос и вялая походка – вот, что увидела хозяйка дома, когда Трикси спустилась на первый этаж. Кобылица проводила кобылку непонимающим взглядом, и, когда та села за стол, встревоженным тоном спросила:

— Что с тобой, деточка?

В любой другой ситуации (или скажи это другая пони) Трикси бы проявила характер, но сегодня, казалось, сама сущность фокусницы решила изменить своим принципам.

— А разве со мной что-то не так? — спросила Трикси вялым голосом, даже не пытаясь выглядеть уверенной.

— Не надо мне тут! Я всё прекрасно вижу! — слегка повысила тон миссис Хадсон, но продолжила лишь с сочувствием: — Что случилось? Вчера утром ты была чем-то сильно взволнована, а теперь выглядишь так, словно из тебя кто-то все соки выжал!

— Да?.. — спросила Трикси и глупо улыбнулась, но эта улыбка тут же исчезла. — Миссис Хадсон, я хотела бы у вас кое-что спросить… Мне нужен ваш совет.

— Так спрашивай, кто тебе не даёт? Чем смогу, как говорится, подсоблю!

Решимость этой немолодой, но энергичной пони, придала Трикси уверенности.

— Были ли у вас в жизни такие моменты, когда вам нужно было сделать что-нибудь в упрёк вашим планам?

— Ох, — вздохнула пегаска с облегчением и улыбнулась, — если дело в этом, то не стоит волноваться. Ты ещё молодая и поэтому не до конца понимаешь, что не всё в этой жизни делается лишь нам в угоду. Сколько раз мне приходилось идти, как ты сама сказала, в упрёк своим желаниям. Порой мне было непросто и очень обидно, но по-иному никак! Жизнь и судьба те ещё гадюки, и мы не можем с этим ничего поделать. Но, скажу тебе, даже хорошо, что не все наши мечты и желания сбываются. Будь это так, любой бы смог достичь любых высот и стать тем, кем хочет. А это, я скажу тебе, неправильно! Пони должен своим потом и кровью добиваться желаемого, а не ждать, пока ему всё принесут на серебряном блюдечке!..

Трикси внимательно выслушала миссис Хадсон. И хотя это было не то совсем то, что она ожидала услышать, некоторые фразы запали фокуснице в душу.

— Спасибо большое! — искренне поблагодарила Трикси, но поспешила добавить: — Но это немного не то…

— Что ты у меня спросила, на то я и ответила.

— А приходилось ли вам… не просто идти против своих убеждений, а ещё принимать такие решения, от которых зависело ваше будущее.

— Ох, милочка…

— И это ещё не всё! — прервала Трикси кобылицу.

Та посмотрела на неё по-дружески недобро и сделала еле заметный жест головой.

— И если вы согласитесь, то можете навсегда лишиться своей мечты, к которой вы шли всю свою жизнь… — Трикси поникла головой и еле слышно добавила: — Ради которой ты только и жила…

Миссис Хадсон всё прекрасно поняла, но решила не задавать прямого вопроса. Она не хотела, чтобы Трикси (а это было вполне возможно) сорвалась и разговор пошёл коту под хвост.

— Да, кое-что припоминаю, — сказала кобылица замечтавшимся голосом и улыбнулась. — Знаешь, когда я была ещё молодой кобылкой, немного младше тебя, у меня была мечта: работать на фабрике радуги в Клаудсдейле. И всё к этому шло. Я окончила школу, накопила достаточно денег и отправила резюме. В те времена, да и сейчас, наверное, тоже, на фабрику радуги брали не всех подряд. Но мне повезло – мою кандидатуру одобрили. Мне оставалось лишь собрать чемоданы и в путь! — тут голос миссис Хадсон стал заметно тише, а улыбка исчезла с её лица. — Вот только в моём родном городе была просто катастрофическая проблема с погодной командой. Почти вся молодёжь уезжала либо в Клаудсдейл, либо в Мэйнхэттен, либо в любой другой крупный город. И в погодной команде остались, как мы их тогда ласково называли, «старички». А я…

— И вы остались? — спросила Трикси взволнованным голосом.

— Да, осталась. Хотя в конечном итоге и это не помогло, и мне вскоре пришлось перебраться в Мэйнхэттэн, где и начиналась моя новая жизнь.

— И вы сожалеете, что не последовали тогда за своей мечтой?

Глаза фокусницы горели, и она с замиранием сердца ждала ответа кобылицы. Миссис Хадсон на мгновение улыбнулась, затем серьёзным, как никогда, тоном сказала:

— Сожалею ли я о своём выборе? Да. Могла ли я поступить иначе? Нет.

Трикси молча отвела задумчивый взгляд в сторону. А миссис Хадсон, видя, что кобылке надо побыть одной, на пару минут вышла из кухни.

«Всё это, конечно, очень интересно и познавательно, но как поступить мне? Последовать её примеру и отказаться от своей мечты?.. А ведь она жалеет о своём выборе. Но у неё не было другого выхода, а у меня... А есть ли он у меня?..» — размышляла Трикси. Но ей было не суждено сделать выбор. На кухню вернулась миссис Хадсон, а вместе с ней и ещё два постояльца.

— Сейчас я накрою на стол, — объявила кобылица и приступила к своим прямым обязанностям.

После завтрака Трикси решила, что сидеть в комнате и терзать себя весь день – не самая лучшая идея. А вот сходить прогуляться и, возможно, проведать Слакера, она была не против.

Идея оказалась хорошей. Прогулка действительно помогла Трикси отвлечься от проблем и сделала её похожей саму на себя.

Проходя возле торгового центра, Трикси стала невольной свидетельницей новой выходки местного шута, которому на этот раз помогали ещё два каких-то молодых пони. Их новой «жертвой» стал толстый, словно бочка с огурцами, единорог. Цель насмешки была незамысловатой, однако пони, как видимо, не только не стыдился своего лишнего веса, но и находил в этом нечто забавное. Тут-то и стало ясно, для кого это был просто способ унизить пони, а для кого указать на недостатки в саркастической форме. Так, например, земнопони (главный шут и предмет насмешки) разошлись с улыбками, а вот два горе-помощника ушли отсюда с недовольными лицами.

Один из этих пони показался фокуснице знакомым, и она поспешила догнать двух единорогов.

— Слакер! — крикнула Трикси, признав в серо-коричневом жеребце с оранжево-коричневой гривой своего друга.

Тот остановился, но, видимо, не понял, кто его звал.

— Слакер, глухая ты тетеря! — крикнула Трикси ещё громче.

На этот раз единорог верно её расслышал и обернулся. На его лице появилась улыбка, и он веселым голосом ответил:

— Привет. Давай к нам!

Трикси быстро нагнала двух жеребцов.

— Где ты вчера пропадала? Я тебя ждал-ждал, а ты!.. Эх, — махнул Слакер копытом, — ещё другом тебя считал.

— Где я пропадала? — повысила тон фокусница, и в её голосе не было ни намёка на шутку. — Я пришла к тебе, как ты и просил, но тебя не было! А ведь ты сам попросил меня помочь тебе с учёбой! И после всего этого ты ещё смеешь мне такое говорить? Это наглость, Слакер!

Жеребец потупил взгляд, а его друг громко рассмеялся.

— Ты-то чего ржёшь? — грубо спросил Слакер у своего друга и, скрепя зубами, прошипел ему на ухо: — Ты же мне сказал, что она не приходила!

— В следующий раз не будешь друзей подставлять, — ответил тот с противной улыбкой.

— Когда это было?

— Да хоть вчера, когда ты…

— Хоть бы извинился! — напомнила о своём присутствии Трикси, тем самым прервал перешептывание двух жеребцов.

— Ладно, я до универа! Удачи, — попрощался друг Слакера и направился к университету.

Сам же горе-обманщик надеялся, что на этом неприятный разговор закончится, но Трикси была не из тех пони, кто быстро забывает об обидах. Нахмурив брови, фокусница недобрым голосом спросила:

— И как это понимать? Что за глупые шуточки?

— Да это всё они, сказали мне, что тебя вчера не было, вот я и…

— И решил мне соврать? — сказала Трикси резко, и лицо её побагровело от злобы.

— Да что ты всё заладила: «Соврать да соврать!» Нет, это шутка, всего лишь безобидный юмор! — попытался оправдаться Слакер и глупо улыбнулся.

— Плохой из тебя юморист. Чтобы я больше такого не слышала, ясно?

— Да ладно тебе, на друзей не обижаются!

Трикси сейчас так и хотелось высказать этому жеребцу всё то, что она о нём думает. Но, рассудив: «Мне бы от него совет получить!» — она не стала этого делать. Глубоко вздохнув, кобылка спросила, пытаясь подавить вспышку гнева:

— Помнишь, я рассказывала тебе о встрече с господином Лукой?

— А, это тот пони, который хотел предложить тебе работу?

— Да.

— Здорово. И когда ты с ним встретишься?

— Склерозник недоделанный, я уже была на встрече! — повысила тон кобылка.

— Давай только без оскорблений, ладно? — ответил друг, и голос его также погрубел. — Я не обязан обо всё помнить, у меня и своих дел по горло! И к чему ты вообще это вообще спрашиваешь? Не получилось, что ли, чего?

Трикси вдруг расхотелось рассказывать другу про итог встречи. И дело было не только в отношении жеребца к серьёзному разговору, но и в том, что кобылка перестала верить, что от этого пони может услышать что-нибудь дельное. И всё-таки фокусница поведала студенту свою историю.

— И ты ещё сомневаешься? — поразился Слакер, смотря на кобылку, как на сумасшедшую. — Если бы мне предложили такое, то я бы сразу же согласился! Это же тот самый Лука, владелец сети гостиниц, ресторанов и Дискорд пойми ещё чего! Он же купается в битах! А ты, дура, ещё сомневаешься?

В ответ Трикси дала Слакеру пощёчину. Место удара тут же покраснело, но лицо кобылки, казалось, имело более яркий оттенок. Тяжело дыша и еле сдерживаясь, чтобы не закричать, она смотрела на жеребца, словно на злейшего врага, и не желала с ним больше общаться. Да и сам Слакер был не лучше: вместо извинений он просто фыркнул и, сказав, что возвращается в общежитие, ушёл.

День проходил не так, как планировала Трикси. Получив помощи от одной пони, она не узнала ровным счётом ничего от другого. «Ну просто замечательно!» — сказала пони вслух и решила пройтись.