S03E05
Глава 19: Мои призраки, не смотря на время, всё ещё рядом Глава 20: Моё настроение - это дождь

Глава К: Моё и её утро

Маленькая ламповая история с участием двух поняшек. Глава никак не влияет на основной сюжет, а просто немного поясняет несколько аспектов.

Прошу прощения за этот почти полугодовую (ИЛИ СКОЛЬКО ТАМ?!) задержку. Проблем много, но вроде как всё налаживается (тьфу, тьфу, тьфу!)

Не знаю на счёт выхода глав, я работаю не о расписанию, но если находится пара лишних часиков, то я непременно пишу несколько предложений в word-е.

Короче, всех люблю ,всех целую, с Новым Годом, не серчайте, если что.

НИЧИТАЛА! ГДЕ МАИ АШИПКИ?

Лето. Сколько всего в этом слове. Сколько воспоминания, счастливых моментов или же наоборот грустных, сколько… одиночества. Да, я люблю лето. В основном из-за того, что это время, когда все на всё забивают. Школьники уходят на каникулы, а основная масса офисного планктона вырывает отпуск. Только фермеры работают на полях, но, кажется им это только в радость. Глупые фермеры. Что там работать? Закопал да поливай. Остальное время лежи под деревом с соломинкой в зубах и читай любимую книгу. Короче, кто бы ты ни был, лето – самая счастливая пора. Умейте его ценить и не жалуйтесь в сентябре, что благополучно прос… потратили впустую это чудесное время.

Я-то летом вообще скрываюсь от зноя в четырёх стенах, но всё равно не жалею об потраченном времени. Я же книги читаю, а это гораздо полезнее, чем ходить группой поней по улицам и орать. Серьёзно, пони, что орут на всю улицу, умрите…

Но как бы мне не нравилось лето, в тот день, когда я переехал в Понивиль, оно мне с каждым днём всё больше и больше не нравилось. Вообще-то мне многое перестало нравиться. Хотя и понравилось тоже многовато… ах, не суть.

Итак, почему мне не понравилось лето в Понивиле.

Всё началось 12 июня ранним утром.

Я ходил по пустым улицам маленького городка, наслаждаясь одиночеством и прохладным ветерком, который дул из-за углов. В голове были мысли о том, что Понивиль довольно таки неплохое место, когда кругом никого. Розовое небо, пока ещё не яркое солнце, шелест молодой листвы. Благодать и лепота. Что ещё нужно? Даже в небо не хотелось взмывать. «И впервые для пегаса небеса ушли на второй план».

Я вдохнул прохладный воздух и, кажется, улыбнулся. Да уж… сегодня определённо будет самый лучший день в моей Селестией забытой жизни.

Так я и подумал. И думал до тех пор, пока не пришёл к своей любимой беседке. Оказалось, она теперь вовсе не моя… в ней уже кто-то сидел. Ну, вообще она никогда моей и не была, но в неё никто никогда не забирался, кроме меня. Может, туда надо было флаг всунуть, чтобы всякие твари туда не лезли…

Я уж решил пройти мимо, как обнаружил, что в беседке сидит до боли знакомая фигура. Да и ощущение холода и запах цветов мне многое что напомнили.

Блестящая чёрная грива, пепельная шёрстка и полузакрытые синие глаза, которые не отрывались от книги. На её аккуратном белом воротничке всё также висел синий галстук в кривую полоску.

Квинтия.. какого сена она тут делает?.. Разве она не тусуется в Кантерлоте?

Она сидела в полном одиночестве. Волосы слегка развивались от ветерка.

Наверное, у одиночек всегда особый взгляд на вещи. В эту беседку никто никогда не забирался, потому что она слишком далеко находится от дороги и домов, да и сама она довольно-таки невзрачная, но если оценить её не красоту, то это очень уж классное место. Для одиночек – самое то. Не удивлюсь если эту беседку и построил какой-нибудь одиночка, которому осточертело всё это общество вечно улыбающихся и довольных жизнью пони иногда хочется покоя.

Я немного застыл около беседки, всматриваясь в кобылку, и сам даже не заметил, как потерял счёт времени.

Что же всё-таки она здесь делает? Сколько уже прошло… полгода? Странно её ещё где-нибудь видеть, как не в Кантерлоте.

Неожиданно её ушко дёрнулось и она повернулась в мою сторону.

— Оу-х…

Глаза её тут же блеснули, и на секунду я увидел её улыбку, которая тут же выпрямилась назад.

Что ещё за реакция на меня такая?..

Она закрыла книгу и уставилась на меня.

— Ну, здравствуй. Гляжу, ты живой.

— Говоришь так, как будто заказала меня киллеру.

Кобылка улыбнулась.

Точно заказала… блинский.

Она отвернулась, но улыбаться не перестала.

— Не стой столбом и сядь уже. — Как-то странно произнесла она, заставив меня тут же встрепенуться.

— А-эм… да, сейчас.

Я сел напротив опустив плечи и уставившись в деревянный пол беседки. Что я вообще такое делаю… так быстро подчинился её приказу... Она точно диктатор. Интересно, какая у неё мать…

— Давненько не виделись.

— Ага, давно. Что тебя привело в Понивиль?

Со стороны Квинтии раздался глубокий вздох.

— Как будто бы и не ты советовал сюда переехать.

И тут я вспомнил наш разговор на балконе Кантерлотского дворца. Не уж то она действительно решила переехать в Понивиль? Бросить карьеру скрипачки (или кто она там вообще) и уехать в эту деревню? Что у неё вообще в голове? Да и как же её клуб любителей дружбы? А кому теперь издевается над Тоддом?!..

— Хм. Точно.

Я отвернулся и посмотрел вдаль. Солнце только-только оторвалось от горизонта, но пони всё ещё дрыхли в своих домах. Какая же благодать. Но когда я один, а пока… страшно немного.

— Давно в городе?

— Дня 2. Переезд и всё такое. Сам понимаешь, какого переезжать в другой город.

Нет. Вообще не понимаю. Я оказался в Понивиле чистой случайностью. И если бы не сгоревший дом в Лас-Пегасусе, я бы непременно улетел назад и жил бы там с сестрой.

— Так ты всё-таки переехать решила…

— Говоришь так, как будто не рад этому.

В горле встал комок. Не таких слов я был готов слышать от Квинтии. Что ещё за надменность такая? Слишком уж ты преувеличила своё значение в моей жизни.

— И почему ты так уверена, что я в тебя влюбился?

Кобылка «надменно» вскинула брови.

— А разве нет?

— Аж два раза.

Какая же ты стерва.

— Но ты же подошёл ко мне, хоть и видел, что я здесь сижу. И не стал бы ты советовать мне переехать в Понивиль.

— Я думал ты не приедешь. Да ещё рассчитывал, что к тому времени я уже свалю из Понивиля.

Кобылка улыбнулась и тихонько хмыкнула. Вновь открыв книгу, она принялась за чтение, проигнорировав моё присутствие. Кажется, мне пора уходить.

Я встал со скамьи и намеревался идти немного перекусить, но тут кобылка сказала:

— И где ты живёшь в Понивиле?

Вопрос поставил меня в тупик. Точнее не в тупик, а в затруднительное положение. Как я могу сказать, где живу, ведь я, если так можно выразится… персона без определённого места жительства. Сказать ей, что я уже 3 месяца живу на чердаке у Эпплов всё равно, что сказать: «Вот тебе палка, ударь меня по тому месту, где ты думаешь, у меня находится гордость.»

Да, после приезда из Кантерлота я действительно покинул чудесный диван в кондитерской семьи Пай. Праздники закончились и родители Айскрим, покинув каменную ферму, вновь вернуться в свой пряничный домик. Сами понимаете, оставаться я там не мог.

Во-первых, из-за чересчур активной семейки. Батя Айскрим меня и вовсе пугает. Уж очень он строго смотрит на меня… а вот её маман весьма приятная дама.

Во-вторых, как-то неправильно продолжать спать в их гостиной. Если бы у меня в доме жил какой-то незнакомый мне пони, я бы… я… не знаю, что бы я сделал… но наверное что-нибудь ужасное.

Я уже после того как съехал из кондитерской решился лететь домой, но тут, как назло, мне пришло извещения. Мой дом сгорел к хренам. Был ли это умышленный поджог или это постаралась гроза, мне не важно. Там всё равно ничего не было важного, кроме до дыр зачитанных книг, но ощущение того, что теперь я бездомный, наводили на мысли о самоубийстве.

Короче, податься мне было некуда. Благо Эпплы помогли.

Я вообще их не просил, это Айскрим постаралась, и мне выделили чердак в их огромном доме. Чердак… до боли напоминал мне мой дом. Куча книг, скрипучая старая кровать около окна, коробки со всякой дребеденью… мне понравилось. Честно. Вот она! Крепость одиночества! Оплот уединения от мира! Просто кайф.

— Не так далеко, – быстро выпалил я и тут же задал тот же вопрос. – а сама то где живёшь?

Квинтия прикоснулась к подбородку и кивнула в сторону.

— На том конце города.

Насколько я знаю, там находится элитненький район. Ну, для деревни, конечно же.

— Понятно.

После того, как я это произнёс, Квинтия вновь уставилась в книгу.

Так мы и продолжили сидеть. Молча. Не самый худший расклад… нет, самый лучший. Мне нравится молчание, ведь под него мысли становятся яснее и данная ситуация становится гораздо понятнее.

А какая тут ситуация?.. В смысле, что здесь нужно понимать? Мы просто знакомые, что просто немного поговорили о том, о сём, а теперь все темы кончились и мы молчим. Самая обыденная вещь, а в обыденности и нет никакого смысла, так что полагать, что у нас весь разговор вёлся к чему-то вовсе и не нужно. Всё как всегда. Так что если мне надоест, я могу спокойно встать и уйти, даже не попрощавшись, ведь мы с Квинтией друг другу – никто. И разговор наш не имел никакого значения.

Только я встал из-за столика, как кобылка, не отрываясь от книги, сказала:

— Знаешь, Фолл Дэй, спасибо за тот подарок…

«Секундный флэшбэк!» Я тут же вспомнил свой последний день в Кантерлоте.

— … я конечно рада, что ко мне проявили внимание…

— М?

— … но он ужасен.

О как.

Ну да ладно.

От кого, от кого, а вот от Королевы Вендиго я такого не ожидал. Хотя, нет, как раз таки ожидал. Поэтому то и не обидно за эти слова. «Твой подарок ужасен!» — да плевать мне. Главное я откупился.

Вот если бы мне такое сестра сказала, я бы две недели в подушку ревел. Ну, или нет. Я не знаю. Я никогда не расстраивался из-за моих подарков. Потому что каждый мой подарок был книгой (или жареной кукурузой, спасибо Тодду).

— А? И ладно, можешь выкинуть. Покеда. – Я развернулся в сторону и пошёл своей дорогой. В ответ Квинтия только хмыкнула и улыбнулась.

— ...

Кантерлотским цацам видимо не нравятся шарфы… я вот свой вообще куда-то посеял…

Я тут же поник от потери… клёвый же шарф был…

Не успел я и пятнадцати шагов сделать от беседки, как услышал едва слышимый тихий голос.

— Фолл Дэй.

Я тут же обернулся назад.

— Чего ещё?

— М…

Пепельная кобылка привстала и подошла ближе, пряча глаза.

— Я… не проведёшь ли ты для меня небольшую экскурсию по городку?

Её голос дребезжал. Кажется, ей нелегко далось сказать это. И с чегой-то вдруг?

— Городок то маленький…

Она с досадой зыркнула на меня.

— Знаю. Но я абсолютно не ориентируюсь в незнакомых местах. А и путеводителей здесь нигде не продаётся…

— Путеводители по деревне? В своём уме?

Кобылка немного надулась и покраснела.

— Вообще-то это очень важное место для Эквестрии. Здесь ни много ни мало, живёт одна из принцесс. И вообще я не горжусь этим, но у меня действительно нет здесь знакомых, кроме тебя. Так что мог бы и удружить. За подарок.

То есть, я ещё должен расплачиваться за свой неудачный подарок?.. ну и жесть. Ходить с ней по городку – последнее чего бы мне хотелось, но коль уж я добрая душа – помогу. Тем более городок маленький и времени этого много не займёт.

— Хм.

— Что, слишком сложно? – спросила она, как бы взяв «на слабо».

— Не сказал бы.

— …

Что ж, я пожалею об этом, но почему бы и нет? Я знаю, она может только одним словом убить во мне всю радость этого прекрасного утра, а ещё я знаю, что если я ей откажу, то буду чувствовать себя неудобно. Я же добрый.

— Ладно, я не против. Пошли.

Кобылка отстранённо хмыкнула и поправила галстук.

— Спасибо.

х х х

Утро ленивого вторника.

Стояла прекрасная погода, можно сказать, редкий солнечный денёк.

Часы на колокольне показывали без малого девять. А ведь было недавно только 6… Кажется, всё это несколько выбивает меня из колеи. Только подумать, сама Снежная королева попросила меня пройтись с ней…

А что делать?.. Может, надо было ей отказать… в голове царил натуральный кавардак. Наверняка я потерял всё своё обычное здравомыслие из-за того, что Квинтия сказала такое, чего я представить себе не мог.

Я готов был разрыдаться.

Всю прогулку мы молчали. Похоже, было вовсе не на экскурсию, а на то, что я провожаю незнакомую девушку к её потерявшемуся ребёнку… хотя, Квинтия слишком молода для детей… даже не знаю, что пони о нас подумают, если увидят. Хех, хорошо, что по утрам улицы пусты.

Мы прошли городскую ратушу, бутик «Карусель», ещё несколько мест, вроде всяких кофейн, но, по правую строну от меня, была лишь тишь. Квинтия не задала ни единого вопроса, просто шла молчком и глядела из стороны в сторону. Странно, однако, у нас экскурсия… да и я ничего не рассказываю… хотя она и не спрашивает… хотя я и не рассказываю… что к чему вообще? Но, да ладно, не моя забота. Мне только в радость молча погулять вокруг города.

— Знаешь, — начал я, всё же решив расставить точки. – ты ничего не спрашиваешь? Так на кой тебе эта экскурсия?

Послышался усталый вздох.

— Читать вывески я умею, так что ты можешь просто вдыхать и выдыхать воздух.

— Так зачем меня было запрягать?

Кобылка улыбнулась и прошлась вперёд.

— Ты одиночка, по злачным местам не ходишь, так что можешь показать мне весь городок без шанса на то, что я забреду туда.

— Злачные места в Понивиле? В цитадели дружбо-магии?

Кобылка покраснела и отвернулась.

— Мало ли…

Эх… меня использовали. Но да ладно. Я даже не злюсь. Да и использование это? Кажется, если нас вдвоём увидят, она проиграет гораздо сильнее.

— Ну, теперь, когда мы выяснили, что злачных мест нет, ты можешь быть свободна.

— И правда. Что ж, удачи.

Кобылка гордо развернулась и пошла своей дорогой. Я же непонимающе смотрел ей вслед. Что у неё вообще в голове происходит? Ей так необходимо вести себя?

Через пару шагов Квинтия остановилась и, растерянно посмотрев по сторонам, потёрла подбородок.

А?

Она развернулась и оглядела весь периметр.

Она… заблудилась?

Через пару секунд этой пантомимы, кобылка вновь вернулась ко мне. И гордо отвернулась, боясь посмотреть в мои испорченные глаза.

Да что ты с ней будешь делать… Совсем не ориентируется в пространстве…

Тактично проигнорировав это, я спросил: — Ладно, на какой улице находится твой дом?

Она дрогнула ухом и запнувшись ответила: — Олд-оат стрит.

— Отлично. Пошли и запоминай дорогу.

Позади меня послышалось согласное мычание.

х х х

Пройдя ещё молчаливых 300 метров вдоль улицу, которые начали постепенно наполняться понями, мы оказались на Олд-оат стрит. Из слов Айскрим (да, как раз таки она и проводила для меня экскурсию), я знаю, что это относительно самая новая улица в Понивиле. Её построили лет 10 назад, из-за большого наплыва горожан. Наверное, поэтому дома на этой улице выделялись из всех прочих. Если в Понивиле все дома с соломенными крышами и из белого камня, располагаясь в немного хаотичном порядке, то на Олд-оат дома стояли параллельно от улиц, плотно соприкасаясь друг к другом. Все они были построены из серого кирпича, и вместо простой соломенной крыши была весьма себе роскошная черепица. Все дома были трёхэтажными, а на первых этажах располагались всякие кофейни и магазины. Этакий типичный Балтимэрский район. Дома здесь были дорогими, и позволить поселиться в них могли только богатеи. Квинтия была как раз из таких.

Что ж, вот мы и пришли. Солнце уже оторвалось от горизонта и это означало, что время одиноких прогулок прошло. Приближался завтрак. Интересно, что Бабуля Смит приготовит на этот раз? М-м-м… яблочный пирог? Пора бы уже. Давно я уже яблочного пирога не ел. Вчера что у нас было?.. А. Точно. Яблочный пирог. И позавчера. И неделю назад…

Мы прошли на середину улицы и серая кобылка, что всё это время шла рядом, остановилась. Значит, она тут живёт? Неплохо, прямо над книжным магазином…

— Спасибо, что проводил. Надеюсь, нас никто не увидел вместе.

— Ага, ладно.

Не то, чтобы меня задели её слова, я и сам-то не особо рад этим прогулкам, но всё равно чувствовалась какая-то обида. Кажется, я становлюсь слишком сентиментальный. Плохо.

— Ну, что ж, пока.

— Точно.

Обменявшись сухим прощанием, Квинтия поднялась по небольшому крыльцу и скрылась за синей дверью. Ну, и мне пора. А то опоздаю на завтрак.

Только я хотел взлететь, как только что закрывшаяся дверь вновь отворилась и на пороге вновь появилась пепельношёрстая пони.

Она простояла пару секунд на крыльце, а затем, глубоко вздохнув, тихонько спросила:

— М-может… хочешь кофе? Или чай?..

Кажется, меня хотят отравить. Быть убитым ею давно в списке самых вероятных вещей, но если это не шутка, то может и не стоит отказывать? Как ни как она приехала сюда для того, чтобы стать не одинокой. А если я её единственный знакомый, то отказать ей будет весьма низко. Быть может, у нас даже получится подружиться?

— Эм… ладно.

— Уверен?

— Если не хочешь, не нужно было предлагать.

— Я не против компании. Заходи, если сам хочешь.

Я сделал несколько неуверенных шагов к крыльцу. Квинтия немного улыбнулась.