Автор рисунка: Noben
У вас проблемы, Дафна. Чудес не бывает.

Нет, я не ревную!

Обычно Дафна не показывала свои чувства по отношению к пони, которые ей нравились, бывало даже, что не замечала своей влюбленности, также, как не замечала влюбившихся в нее.


― Сибс, дай дельный совет, как мне открыть чувства Дафне? ― обратился Моби к ее близкой подруге.

― Ну ты и задачку дал. Сейчас нам поможет Гугл. Окей, Гугл, как Моби открыть чувства Дафне?

― Вот этого я точно не знаю, ― ответил седобородый жеребец, который когда-то был профессором и автором Большой Эквестрийской Энциклопедии, а ныне проживал в этом отеле. ― Может сделать ей комплимент?

― Вот тут ты меня разочаровал, Гугл, ты знаешь Дафну не хуже меня, она тупо не замечает комплиментов, ― сразу вспомнились первые попытки Моби.

(Три года назад)

― Эй... Дафна, привет. ― Моби небрежно облокотился на столик, за которым кушала желтая кобылка. ― Знаешь, мне жутко нравится твоя заколка с котиком. Она прям манит меня.

Не отрываясь от пережевывания пищи, Дафна посмотрела на свою заколку, торчащую из волос. Проглотив сэндвич, она ответила:

― Тебе нравится? ― Он кивнул. ― Могу подарить, у меня дома целый склад таких.

― О да… ― радостно ответил пегас, думая, что это знак.

Передав заколку в копыта Моби, она спросила:

― Это для тебя или для твоего гееватого друга, который вечно с тобой стоит? Я даже не знаю, кто из вас за кобылку. А можно мне посмотреть, как трахаются геи? Я за это дам еще одну заколку.

(Наши дни)

― После этого я несколько раз объяснял ей, что я не гей, а мой напарник просто так выглядит, ― смущенно сказал Моби. ― Чего я только не пробовал, я дарил ей цветы, а она... Она их ела, думала, что я ее угощаю. Я надеялся, что подарив на новоселье домашний телефон, я завоюю ее, все кобылки, которым я проводил телефон, давали безотказно. А эта, словно не понимает намеков, хоть прямо ей скажи: “Дафна, я тебя люблю”.

В это время рядом садится Дафна, услыхавшая последнюю фразу. ― Это так мило, Моби, я тоже вас всех люблю, особенно... ― кобылка нахально полезла на барную стойку. ― ...особенно тебя, моя водочка. ― Она поцеловала бутылку и прошлась языком до горлышка. Но добыча тут же была выхвачена Сибси.

― Никакой водки на работе! И убери свой зад с моей стойки, у тебя течка, все своими соками перепачкаешь, знаешь, как от запаха трудно избавиться? А у жеребцов за стойкой встает, представь мои ощущения, когда, помимо них, на мебя из-под стола выглядывают головы циклопчиков.

― Вот ты зараза, Сибс, ― зло ответила Дафна.

― Я знаю, поэтому ты меня и любишь, ― улыбнулась та.

C недовольной мордой Дафна развернулась и ушла прочь.

― Вау… ты ее обидела, Сибс.

― Не переживай, она все время так. Я тебе вот что скажу, до Дафны все туго доходит особенно в теме любви, попробуй немного подождать пока ее геттовский мозг допрет, о чем ты говорил, или просто найди себе другую кобылку. Дафна тебе не пара.

― Но… но… ― Моби замялся.

― Уф… слушай, я понимаю, эта желтая кобыла единственная, кто понимает тебя с полуслова и имеет с тобой общие интересы, но ты для нее просто друг, она не видит в тебе парня, мужа. Она в этом слишком тупа.

― Ясно, ― жеребец поник. ― Спасибо, что открыла глаза. ― Он расстроенно поковылял к своему месту дежурства.


― Уф… Блин, до чего же тяжело. ― Желтенькая пони тащила тележку с багажом, в такие моменты она проклинала все. Чемоданы словно чугуном забиты. Пони также боялась, что лифт снова будет неисправен, и придется тащить все на себе по лестнице. ― Твою мать! В век, когда локомотивы вместо угля используют энергокристаллы, а чтобы связаться с другим городом, можно просто поднять трубку и попросить, мы тащим сраный багаж при помощи своей физической силы. ― Она остановилась, чтобы перевести дух, сердце бешено колотилось в ее груди и готово было выскочить. ― Да, это вам не радиоприемники из квартир таскать.

― Ха-ха-ха… прекрати, ― раздался звонкий голос кобылки. ― Моби, ты опять меня радуешь.

― Моби? ― Дафна выглянула из-за багажа, у центрального входа отеля стояла белая пегаска с розовыми волосами, ее крылья были украшены специальными татуировками. ― Кто это?

― Брось, это мелочь для меня. ― Жеребец помогал надеть золотую цепочку, которую он купил, на шею своей пассии и поцеловал ее щеку, от чего пегаска закрыла глаза, наслаждаясь. Она потянулась к нему, поцеловала в губы и, что-то шепнув, повела его к лифту.

― Ахереть, че за шалава с ним ходит?!

Дафна быстро побежала сплетничать с Сибси. Она забыла о багаже и о своей работе, у нее перед глазами крутилась белая пегаска, которая окручивает вокруг себя небесно-голубого жеребца.

Единорожка в это время раскладывала бутылки по полкам. И наполняла миску бесплатными закусками.

― Сибси! ― заорала в упор Дафна. От испуга единорожка чуть не выронила дорогую бутылку мартини. ― Ты видела кобылу, которая ходит с Моби?

Барменша, сделав глубокий вдох и выдох, спокойно повернулась к подруге. ― Ты о Флокс? Да, видела ее, они с Моби уже недели три встречаются. Правда они чудесная пара?

― Где твое чутье, Сибси? Не видишь, что она его просто использует? ― Единорожка вскинула бровь. ― Он сейчас на моих глазах подарил ей дорогое колье, это знак.

― Знак того, что он готов к серьезным отношениям?

― Нет! Знак того, что его используют. Сначала она заставит его покупать ей брюлики, затем квартиру, дорогую повозку, а однажды оставит его одного с разбитым корытом! ― паниковала Дафна.

Уголки губ Сибси поднялись. ― Так-так, кажется у нас кто-то ревнует.

― Я не ревную! ― резко ответила Дафна. ― Просто я знаю, как ведут себя такие кобылы, например ты.

― А что я? ― единорожка скосила взгляд на подругу. ― Я… я так себя не веду, я своим партнерам сразу намекаю на секс, и чтобы они на большее и не рассчитывали. У меня есть понятия чести.

― Ага… кодекса чести ночной феи, ― съязвила Дафна и, скорчив морду, показала язык.

― Эй, девчонки, что делаете? ― спросил напевающий Моби, подойдя к бару. Белая пегаска, обняв жеребца вокруг шеи, сидела у него на спине. ― Дафна, это моя подруга Флокс. ― Та мило помахала Дафне.

Желтая пони пристально посмотрела на крылатую пони. И тоже поздоровалась с ней.

― Привет, Сибси, ― новопредставленная обратилась к кремовой единорожке. ― Спасибо, что познакомила нас с Моби.

Сибси немного занервничала. ― Да… эй… я всегда готова помочь друзьям, очень рада, что вы нашли общий язык.

― Он такой сильный заботливый и просто душка. ― Пони поцеловала своего жеребца в щеку, но на этом не остановилась, дело дошло до поцелуя взасос.

Дафну это начинало бесить. ― Ну вы еще поебитесь тут. ― И получила по уху от Сибси. Земная пони посмотрела на нее свирепым взглядом, и кремовая поняла, что лучше ей не поворачиваться к Дафне задом, а для пущей сохранности еще и надеть пояс верности.

― Ну мы тогда пойдем, если что, я живу на пятнадцатом этаже комната тридцать. Всего доброго. ― Парочка ушла.

― Ты!? Сделала!? Что!? ― в глазах Дафны отражались отблески пламени адских костров.

― Я… я… все объясню. ― Но она уже ничего не успела объяснить. Дафна напрыгнула на нее и, сделав из полотенца кляп, потащила кремовую пленницу в подсобное помещение.

― Я надеюсь, твоя задница готова к порке.


Дафна решила сама проследить за Моби, она чувствовала, что с его новой подругой что-то не так. Закончив с наказанием Сибси, Дафна переоделась в комбинезон мойщика окон, поднялась наверх, села в люльку и стала спускаться на нужный этаж.

― Я все же докопаюсь до правды, ― думала Дафна. Она уже представляла, как вылазит из окна и говорит, чтобы она отвязалась от Моби, затем берет сучку за гриву и выкидывает из окна, а жеребец подходит и, схватив ее, целует прямо в губы. Пони потрясла головой, чтобы выкинуть последнюю мысль. Этажом ниже ее взору предстали три окна, одно маленькое в ванну и два обычных в комнату, где были Моби и Флокс. Они о чем-то говорили, Моби шутил или рассказывал забавную историю, а белая лишь посмеивалась. Вскоре она отложила бокал с шампанским и толкнула его копытом, чтобы он лег на кровать. Наклонив голову, она стала ласкать его гениталии, и перед пегаской возникла гигантская башня.

― Вау… а Сибс ошиблась, тут не тридцать дюймов, а все сорок.

Пегаска ловко обрабатывала пенис жеребца, заставляя его наслаждаться и корчиться. Закончив делать минет, она достала из сумочки презерватив, поместила резиновое изделие себе в рот и, медленно заглотнув член, одела его.

― Хуясе, а она действительно хороша. ― Но Дафна вспомнила, что это не халявное порно, и забралась в открытое окошко ванны.

Из-за стены доносились полные наслаждения охи и ахи кобылы, она стонала так громко, что шум, который сотворила Дафна, когда заразила в туалет, остался незамеченным.

― Так-так, сейчас поищем что-нибудь компрометирующее. ― Сделав шаг, пони сражу же споткнулась о докторский саквояж, стоящий прямо у унитаза. “А это что? Хм… она доктор?” Открыв его, она увидела наборы скальпелей, ножниц, уток и пластиковых герметичных пакетов. “Забавно. Эй, а это еще что?” Кобыла подошла к раковине и увидела банку таблеток. “Цветок Лотуса, увеличивает чувствительность кобыл”. ― Так она притворяется, что ей нравится его долбежка. Ну ничего, сейчас мы это исправим. ― Дафна открыла аптечку и достала оттуда таблетки со слабительным, по странному совпадению они выглядели идентично интимному средству, разве что эффект другой.

― Это все ради тебя, Моби, ― прошептала Дафна и пересыпала таблетки.

― Охх… это было великолепно, я хочу еще раз. Вот только носик попудрю.

― Ух ты ж бля. ― Пони быстро положила баночки с таблетками на свои места и рванула к к окошку. Убегая, она поранила ногу о пинцет и, зашипев, доковыляла до окна, и забралась туда. Ручка двери стала поворачиваться, и Дафна поспешила выбраться, она так паниковала, что потеряла равновесие и чуть не пролетела мимо люльки.

― Пронесло. ― Желтенькая пони взяла тряпку для мытья окон и вытерла пот с лица. ― Это было близко. ― Она достала из кармана комбинезона блокнот и записала в него заметку. Поднявшись на ноги, она опять заглянула в окошко и прикрыла лицо копытами, Моби и Флокс занимались сексом в позиции шестьдесят девять: она бешено сосала его член, пока тот чуть ли не проглатывал ее филейную часть. ― Надо валить отсюда.


Вечером Дафна направилась в район старых офисов, раньше тут располагались продуктовые фирмы и компании, небольшие четырехэтажные дома с кабинетами, где работали честные пони. Лет двести назад руководство компаний поняло, что бизнес в Лас-Пегасусе нужно делать не продавая овощи и оливковое масло, а наживаясь на азартных играх, и здания были заброшены. Сейчас в них обитают черные бухгалтеры, продавцы запрещенного оружия и частные детективы. К одному такому и обратилась Дафна.

Желтенькая пони шла по заброшенным улочкам района, старый мусор и газеты заменяли перекати-поле в этой пустыне цемента и камня, пар бил из водосточной решетки, осмотревшись, она заметила несколько бездомных, греющихся у горящей бочки.

В это время года вечер в городе прохладный, и пони надела на себя кремовое пальто с большим воротом и завязала голову шелковым платком.

Она зашла в один из похожих домов и поднялась на второй этаж, на матовом стекле было написано: “Частный детектив Дик Трейси”. Она постучалась копытом в деревянную дверь.

― Я вижу ваш силуэт, мэм, войдите. ― Она открыла дверь, в небольшом пыльном кабинете стоял письменный стол, освещаемый лампой и украшенный старым револьвером, выпущенным лет сто назад, бутылка виски и бокал с пепельницей, где догорали несколько окурков. Закинув ноги на стол, сидел пепельного цвета жеребец с темной как смоль гривой в белой рубашке с клетчатой жилеткой. Он прикрыл глаза фетровой шляпой с полями, видимо дремал до прихода Дафны.

Усевшись по-нормальному, он кинул свою шляпу и попал точно на вешалку, где висело белое пальто.

Движение воздуха тут создавал старый вентилятор, висящий на потолке. Растущий рядом со старым диваном, который намекал на ремонт своими вылезшими из обивки пружинами и заплатками на спинке, папоротник покачивал ветками в такт движениям лопастей.

Шкаф, в котором была спрятана выдвижная кровать, веревки для сушки только что проявленных фото ― вот и все, что нужно детективу.

― Она вошла в мой кабинет словно каравелла, я посмотрел в ее глаза и увидел в них опасность и азарт, ее волосы, словно мандариновая шкурка на новый год, выглядывали из-за шелкового платка. От нее пахло розами и неприятностями. ― Дафна склонила голову, пытаясь понять, для чего это все. ― Так говорят в большинстве фильмов про детективов, просто шутка, чтобы разрядить обстановку. Чем могу быть полезен, мисс… ― Дафна достала из кармана пальто сигарету и поднесла ко рту. Дик вытащил зажигалку и дал кобылке прикурить.

― Дафна, ― пони сделала затяжку и выпустила дым. ― Зовите меня просто Дафна.

― Хорошо, мисс Дафна, чем могу вам помочь? Похоже вы обеспеченная женщина, возможно вдова, хотите найти тело своего мужа и получить все его наследство, а может у вас украли что-то ценное?

― Ни то ни другое. ― Пони села на диван и подпрыгнула, когда одна из пружин уперлась ей в зад. ― Я хочу, чтобы вы нашли информацию о ней. ― Она достала из кармана фото белой пегаски. ― Я чувствую, что с ней что-то не так, и я переживаю за своего друга. Можете оказать мне услугу?

Детектив посмотрел на фото. ― Искать ― мой конек, однако поиск подобной информации будет стоить недешево. ― Дафна кинула мешочек с золотом.

― Это аванс, два таких же получите в конце работы, я дам вам побольше информации о ней, чтобы вы смогли начать “копать”.

Он оценил мешочек на вес и улыбнулся желтенькой пони. ― Я приступлю к работе немедленно. И позвоню, когда узнаю что-нибудь.


― Ну как продвигаются расследования? ― Сибси и Дафна стояли в курилке у черного входа. ― Поняла, наконец, что она никакое не зло, а хорошая пони, которая нашла в нашем Моби того, кто ей нужен?

― Никогда, Сибс. Я буду стоять до последнего, я нутром чую, что с ней что-то не так.

Единорожка приложила копыто к морде.

― Эй, девочки, привет. ― Моби подбежал к компании, его подруга не спеша шла за ним. Дафна сразу же заметила перебинтованную ногу Моби.

― Что с тобой? ― поинтересовалась она.

― Оу, Флоки попросила меня помочь. Клиника “Святое Сердце” собирает кровь, и она предложила мне поучаствовать в этом. Это так классно, когда ты делаешь что-то для общества.

― А Дон не будет против, ― спросила Сибс.

― А кто ему скажет? А если и узнает, то поймет, что я правильно поступил, пожертвовав частью себя ради бедных. Ты же знаешь благосклонность Дона к хорошим поступкам.

― Вот только он за добрые дела что-то просит, а ты просто отдал часть своей крови ради бутерброда и нескольких битсов, ― упрекнула его Дафна.

В разговор вмешалась Флокс. ― Дафна, не будь такой… ханжой. Да, он сдал свою кровь, что с того? Он же не в банк спермы ходил.

― А мог бы и туда, но что-то мне подсказывает, что его сперма теперь чей-то деликатес, ― грубо ответила желтенькая пони.

― Вау... похоже в ком-то играют нотки ревности. ― В голосе Флок была издевка. ― Может Моби мне чего-то не рассказал? А... милый, у вас с ней что-то было? ― Она посмотрела на него, а голубошерстый пони перевел взгляд на Дафну. Желтая пони опустила глаза и покраснела.

― Я не люблю его, ― сквозь зубы сказала она.

― Что-что… ― пегаска демонстративно навострила ушки. ― Я не расслышала.

― Не люблю я его! ― резко ответила Дафна. Она видела улыбающуюся морду пегаски, а потом перевела взгляд на Моби, который явно ждал другого ответа, но сохранил самообладание, хотя давно уже хотел все бросить и пойти домой. ― Не люблю и не буду любить.

― Это все, что я хотела услышать. Так если он тебе безразличен, зачем ты его так пасешь? Может быть это единственный, кто видит в тебе не только шлюху? Ты пони-горничная, я знаю, что ты из себя представляешь. Ставишь себя выше всех, карабкаешься по головам других, способна продать родную мать, для тебя нет ничего святого. Ты жадная, он тебе безразличен, но ты знаешь, что он крутится вокруг тебя и тебе это льстит. А сейчас, когда появилась я, ты нагло говоришь, что я заняла твое место, как объект его обожания? Если тебя это злит, то да, я глотаю его сперму, я надрачиваю его член, пока у меня не будет полный бокал и залпом выпиваю все, знаешь, как его это возбуждает?

― Милая... ― Пегаска приструнила его взглядом, чтобы не вмешивался.

― Что ты сделала для него, Дафна? Порадовала ты его хоть чем-то? Он был готов сделать для тебя все, а ты? ― Она развернулась и со всей силы шлепнула Дафну хвостом. ― И кстати, зайди к нам в номер, у нас вышел небольшой конфуз, это же твоя работа ― убирать дерьмо.

Они ушли. А поверженная Дафна так и осталась сидеть на своем месте.

― Даф… ― Сибс хотела успокоить ее. Она видела, как желтенькая пони стала трястись и всхлипывать. ― Дафи.

Пони зарыдала и развернулась. ― Это ты виновата! Ты свела их вместе, она ходит с ним, трахается налево-направо, веселит его...

― Что я!? Да ты не можешь признать, что любишь его и ревнуешь.

― Я не ревную! ― Кобыла зарыдала и пустилась бежать из отеля.


Дафна уже неделю не выходила из дома, менеджеру она сказала, что болеет. Пони лежала в банном халате посреди гостиной на ковре рядом с бутылкой водки и пакетом молока, молча уставившись в потолок.

“Она права, я ничего полезного не сделала. Все эти годы я жила только ради себя. Какой от меня прок?” ― кобыла карала себя за свою сущность.

Тишину нарушил звонок телефона. Пони не спеша поковыляла к нему.

― Алло?

― Дафна? Это детектив Трейси, я нашел кое-что интересное про Флокс. Вы говорили, что она встречается с вашим другом?

― Да.

― Он в опасности.

От такой новости Данфа чуть не выронила трубку. ― Как в опасности?!

― Я навел справки у знакомых криминальных авторитетов. Она знакома под кличкой “кровавая Мэри”. Заигрывает с жеребцами, ведет с ними сексуальную жизнь, водит по врачам, прикрываясь благотворительностью, а затем усыпляет, вскрывает, разбирает их на органы и продает на черном рынке. Она очень опасна.

Дафна мгновенно вспомнила докторский саквояж с инструментами в туалете, поход в клинику переливания крови вероятно был прикрытием для сдачи анализов на возможные болезни.

― Святые соски Селестии! Моби, я тебя спасу!


Пони вбежала в отель. Она неслась изо всех сил, побежав к лифту и нажав на вызов, она смотрела, как стрелка медленно опускается вниз. ― Да бля, быстрее! ― Через несколько секунд раздался звон, и двери лифта открылись. К удивлению Дафны там стоял Дон Вермиллионе, пожилой жеребец накинул плащ и шляпу. Моби говорил, что Дон любил лично прогуляться по улочкам города, остановиться у лавки с фруктами и овощами и купить апельсины.

― Дафна, добрый… ― Она, не став здороваться, втолкнула его в лифт и нажала кнопку. ― Что это значит? ― в его голосе звучала злоба.

― Простите, но мне срочно нужно на пятнадцатый, Моби грозит опасность.

Глаза Дона расширились. ― Опасность?

― Кобылка, с которой он встречается ― убийца-потрошитель, она распродаст его на органы.

Лицо Дона осталось спокойным, он лишь опустил голову. ― Как я мог допустить такой прокол? Я должен был попросить своего консильери узнать о ней побольше. Я поклялся его отцу, что с ним ничего не случится.

― Все будет хорошо, ― Дафна не понимала, кого она успокаивает, хладнокровного Дона или же себя.

Доехав до этажа, Дафна бросилась в комнату, где жила пегаска, разогнавшись, она использовала всю свою немаленькую силу земной пони и вышибла дверь.

Моби лежал на кровати, привязанный к ней всеми ногами, во рту кляп, а сам в отключке, белая пони в костюме медсестры стояла прямо над ним, держа медицинский скальпель.

― Не подходи к нему, блядь! ― Дафна встала в боевую позу.

― О смотрите, кто пришел. Знаешь, я думаю, у тебя тоже неплохие органы, сейчас я обезврежу тебя, затем вскрою его, пока ты будешь лежать в ванне со льдом, а потом вскрою и тебя, живьем. ― Она взлетела и набросилась со скальпелем на Дафну.

Та выхватила свой ножик и отмахнулась, завязалась короткая драка. Пегаска в костюме медсестры наносила короткие удары по Дафне, оставляя маленькие раны и проворно уходя от контратак. Дафна в первые минуты потеряла свой ножик и была вынуждена пятиться по кругу, прикрывая наиболее уязвимые места от превосходящей ее в скорости и оснащенности пегаски.

Вскоре она повалила Дафну.

― Я, знаешь ли, еще и любительница сексуального доминирования, возможно я попользуюсь тобой, а затем пущу в расход. Я даже дам тебе попробовать пенис Моби, знаешь, какой он большой, вот прям сейчас и дам.

*бам*

Пегаска отлетела в сторону, и Дафна увидела стоящего в дверном проеме Дона держащего в копыте старенький револьвер.

Она посмотрела на Флокс, та харкалась кровью, держась за окровавленный живот.

― Не тронь моего мальчика, ― спокойно сказал Дон, восстановив дыхание после бега.


Дафна и Моби находились в пентхаусе Дона, он позвал своего личного врача, который осматривал их раны. Узнав о произошедшем, Моби ничего не говорил, как и Дафна. Несмотря на то, что обоих положили в одну кровать, они никак на это не реагировали.

― Ну что ж, особых увечий и угроз для здоровья я не вижу, ― док обратился к Дону. ― Остатки вещества, которым накачали Моби, скоро выйдут, а раны кобылки быстро заживут, она не сильно пострадала.

― Это очень хорошо, ― ответил Дон. ― Я рад, что эти двое уцелели.

― Думаю, сейчас им нужен покой, чтобы восстановиться после стресса.

― Тогда не будем им мешать, давайте я угощу вас домашним вином, которое сделала моя жена, ― любезно предложил Дон. И они ушли, пациенты остались наедине друг с другом.

― Ты была права, ― горько сказал Моби. ― Ты всегда была права, не стоило мне с ней связываться.

― Моб, я…

― Я думал, ты не хочешь моего счастья, не хочешь, чтобы у меня была любимая пони... а ты просто…

― Моб, я желаю тебе добра и хочу, чтобы ты был с близкой тебе пони.

― Тогда почему ты не хочешь быть со мной? Ты же знаешь о моих чувствах, зачем ты так?

Она ласково улыбнулась ему. ― Моб, я тебе не пара.

― Почему, почему ты так в этом уверена? Мы ведь даже не пробовали.

Она взяла его за копыто. ― И не стоит, я знаю, в мире полно кобылок лучше и добрее меня, я для тебя буду лишь обузой. Ты ничего не делал, это просто я. Моб… будь счастлив, но не со мной. Поверь, так будет лучше.

― Но мы можем быть друзьями?

― Хи-хи… глупыш, мы всегда были и будем ими. ― Она положила свою голову ему на плечо, и он стал копаться в ее волосах. ― Ммм… ты достоин большего, чем я.

“А может я не хочу большего”, ― подумал Моби.