Автор рисунка: BonesWolbach
Эпилог

Скала

Соленый запах растревоженного свирепыми ветрами моря витал вокруг прибрежных скал. Волны одни за другими разбивались об каменный щит суши, который не позволял водной стихии забрать в свои владения очередной кусок земли. Ветер свистел под ритм ударов волн, шум моря и этот союз создавал воистину неповторимый оркестр сил природы.

Посреди бушующих вод стояла одинокая скала из базальтовых шестигранников, которую, словно трофей, отбило от другого камня. Теперь же море постепенно стачивали основание этого одинокого серого воина. Рано или поздно он рухнет ниц перед силой воды. Осталось только подождать. Море не спешило.

Твайлайт аккуратно ловя крыльями попутный ветер спикировала на маленькую ровную площадку у основания высокой скалы. Волны то и дело полоскали ее своими языками, но пони были готовой к этому. Активировав сферический барьер, она остановилась и переждала, пока поток воды минует ее защитный купол. Не то чтобы она боялась промокнуть, дождь и так неистово лился с небес, ее больше пугала перспектива быть сброшенной волнами в бездну.

Пони быстро побежала выше по шестигранным ступенькам, которые спиралью устремились к самой верхушке одинокой скалы. Когда идти быстро уже не получалось, она прижалась боком к стенке, боясь потерять под копытами опору и улететь в пучину, сорвавшись с узкого прохода. Ноги, дрожащие от холода и страха, медленно покоряли высоту, словно пытаясь противиться затее их хозяйки. Половина пути осталась позади и Твайлайт отключила барьер, недовольно сморщив мордочку, когда дождь ударил каплями по ее телу. Силы ей понадобятся. Осталось только надеяться, что их хватит.

Она бросила беглый взгляд из под капюшона на пейзажи. Серые скалы, дождевая завеса и белая пена волн, которые, не теряя инициативы, пытались сокрушить камень, под звуки боевого горна ветров. Это было величественно. Это было пугающе. Это было завораживающе. Она чувствовала себя тут крайне неуютно. Словно природа могла сокрушить ее одним махом, но ей пока что не было дела до маленькой лавандовой пони, чему Твайлайт была бесконечно благодарна.

Аликорн тяжело вздохнула и перевела взгляд на пробоины в скале, которые вели вверх. «Воистину, только в таком месте ей и надлежит жить, — подумала пони, перебирая в голове все варианты развития событий. — Что если это правда? Что, если она действительно прячется там, на вершине одинокой скалы посреди вечно ревущего океана и серого камня? Что мне сказать ей? Что я вообще могу ей сделать?».

Твайлайт подавила попытку страха взять вверх над сознанием и сглотнув комок в горле пошла дальше. Чем выше она забиралась на скалу, тем нещаднее дул ветер и лил дождь. И вот долгожданный момент истины. На вершине скалы находилась едва заметная брешь между колоннами шестиугольного камня. Ноги Твайлайт дрожали, но она нашла в себе силы двигаться дальше. Сердце билось в груди, словно напуганная птица в клетке, легкие судорожно вдыхали и выдыхали воздух, а дрожь перешла уже на все тело, прижимая от напряжения и страха ее лавандовые ушки к голове.

В пещере горел свет. Одинокая свеча стояла на маленьком золотом блюдце, пытаясь перебороть всепоглощающий мрак вокруг своим оранжевым мечом. Пещера была сухой и даже теплой, несмотря на все старания озверевшей природы. Твайлайт неуверенно сделала шаг, и с другой стороны к ней заговорил спокойный и глубокий голос жеребца:

— Я знал, что ты придешь, — сказал он.

Аликорн попыталась разглядеть его хозяина, но видела лишь очертания во мраке, в котором определенно пряталось то, что она искала. «Лучше бы эти сказки остались сказками», — только сейчас, лавандовая пони обнаружила, что по-настоящему нервничает. Жеребец заметил это в ее глазах:

— Садись. В ногах правды нет.

— Я... Я всегда думала, что ты будешь кобылой, — со страхом проронила она, садясь на камень.

В другом конце пещеры виднелся силуэт пони в длинном черном плаще с капюшоном, который закрывал всю его мордочку. За исключением горящих желтым цветом глаз, которые едва-едва освещали нос и веки. Он пристально следил за ней и помолчав ответил:

— Всепони так считают. Для остального мира смерть всегда была более... мужским понятием, — зрачки все так же пристально сверлили лавандовую пони, словно выжидая от нее чего-то. И они не ошиблись. Пони явно что-то задумала, судя по ее спрятанному взгляду и напряженному телу, от которого буквально искрило.

— Зачем ты пришла ко мне? — спокойным, ровным голосом спросила фигура.

Твайлайт, как будто пробудившись из сна и вспомнив что-то важное, вскочила на ноги и сосредоточила всю свою силу на роге, творя самое могущественное заклинание, которое она вообще могла породить. Искры и дуговые разряды молнии были стенки пещеры, освещая одинокую фигуру в черном плаще. Черный как смоль жеребец с суровым и величественным выражением лица не сводил с нее своих глаз, сидя в дальнем углу пещеры.

Твайлайт не ответила, переминаясь с ноги на ногу, чтобы быть готовой отскочить или атаковать в случае малейшей угрозы. Впервые его зрачки оторвались от ее глаз и прошлись по телу. Рог, крылья...

— Ах... Аликорн..., — ответил он вместо нее. — Значить скоро всех твоих друзей и родственников не станет. Досадно, — проронил пони в плаще, но досады в его голосе не было слышно.

— Это если ты сейчас не умрешь! — чуть ли не крикнула она, и молнии на ее роге начали сверкать еще ярче, набирая силу из злости и отчаяния хозяйки.

— Ты хочешь убить меня, чтобы спасти им жизнь? — поинтересовался жеребец.

— Я...Я... Я убью тебя, чтобы они смогли жить вечно, как я, — слезы начали катиться по щеке Твайлайт.

— Интересное предположение. Но слушай, почему бы тебе не убить, к примеру, лихорадку или рак? Ведь не я убиваю твоих друзей. Я всего лишь прихожу за их телом.

— Ч-ч-что? — запнулась Твайлайт, не веря своим ушам.

— Я не забираю твоих друзей, аликорн... Я лишь беру их тело.

Твайлайт трясло от страха, но отступать не собиралась. Пони собрала больше воздуха в легкие и еще чуть-чуть усилила заклинание, пока оно еще не сорвалось и не испепелило Смерть. Он перевел взгляд на ее рог, удержавший заклинание способное убить любое существо, а потом на аликорна и продолжил:

— Если ты убьешь меня сейчас, через много тысяч лет в Эквестрии не останется места для пони, грифонов, драконов и других живых душ. Целые народы будут гибнуть в муках на улицах городов и сел, рыская в поисках пропитания в опустошенных, разоренных полях. Больной, голодный мир будет выпрашивать о смерти. Но никто не сможет умереть.

В воздухе повисла пауза, которую нарушал лишь треск молний на роге Твайлайт. Смерть смотрел на нее, не сводя глаз. Похоже, его абсолютно не пугала угроза со стороны аликорна и он с неким интересом, которого не показывал, вел диалог.

— Тысяча лет это очень долго, — ответила она дрожащим голосом, в котором уже были посажены первые зерна сомнения. — У нас хватит времени, чтобы что-то придумать. Мы найдем выход! Каждый согласиться, что это не так плохо – жить вечно.

— Хорошо, — согласился жнец. — Но что ты собираешься делать после моей смерти? Как ты объяснишь все принцессам?

— Что ты имеешь ввиду? — вопрос не на шутку встревожил Твайлайт.

— Подумай хорошо, аликорн, — медленно протянул он, сверля взглядом пони, — Что ты скажет принцессам Селестии и Луне, если окажется так, что никто больше никогда не сможет умереть? Что армиям ченджелингов не будет конца, а избавиться от них теперь невозможно? Каков будет твой ответ Эпплджек, когда к ее ферме выстроятся огромные очереди голодающих пони? Что ты скажешь старушке Гренни, которая уже не один день ждет, когда я приду за ней, чтобы избавить от горестей старости? Что ты ответишь Флаттершай, которая в слезах будет бегать между умирающих от голода животных? Или малышке Пинки, вечеринки которой никогда никого не будут радовать? — канонада Смерти прекратилась. Он затих и опять обратился к Твайлайт: — Я тот элемент гармонии, который делает мир таким, какой он есть. Из-за меня пони стараться прожить счастливую и полную жизнь, чтобы отдать мне свое тело без страха в глазах. Я, та причина, по которой вы изобретаете, творите и создаете. Я, та причина, по которой вы хотите оставить свой след и вклад в этом мире, — очередная пауза повисла в пещере. — Убей меня и твой мир будет рушиться кирпичик за кирпичиком, пока лавиной не скатиться в бездну хаоса и страдания.

Лавандовая пони была на грани важного решения, которое стало еще и невероятно опасным и непредсказуемым. Он был прав. Стоит всем понять, что не нужно бояться смерти, как тут же мир полетит к Дискорду в пасть. Жеребец подтолкнул ее к решению:

— Наслаждайся скоротечностью времени сего мира, аликорн, ибо ты больше никогда не увидишь его прежним.

Твайлайт дрожала и плакала. Магия на ее роге начала мерцать и тускнеть. Вскоре, Смерть смотрел на скрутившуюся в лавандовый клубок пони, которая давилась слезами.

— Как тебя зовут, аликорн? — спустя несколько минут спросил жеребец в плаще, сверкая зрачками глаз, которые теперь ярко горели во тьме пещеры.

— Т-т-твайлайт... Т-твайлайт Сп-паркл, — хныкала пони, закрывая глаза ногами в ожидании худшего.

Смерть тихо наблюдал за этим воистину жалким зрелищем. Лучшая ученица Селестии, одаренная и гениальная пони, которая познала много разных приключений и страхов, сейчас ревела в копытах у Смерти, пытаясь отмыть слезами пятна своей глупости.

— Поднимись, Твайлайт Спаркл.

Пони перестала плакать, одним глазом смотря из под копыта за фигурой в плаще и неуверенно начала подниматься на ноги. Сначала одна, потом вторая, и вот она стоит перед жнецом вся в слезах и отчаянии.

— Я...Я не могу... Ты должен понять меня! — пыталась докричаться до Смерти аликорн. — Я не хотела этого! Я не просила бессмертия! А теперь я проклята навсегда. Всегда наблюдать, как уходят те, кто был тебе дорог! — слезы опять накатились на ее глаза, но Твайлайт держалась, как могла, чтобы не упасть на пол пещеры и не зарыдать опять.

Я не служу твоему храму из костей и плоти...

Не жди меня, когда пробьет твой час...

Но если ты сама найти меня не против...

Прерви потоки времени тотчас...

— Ч-ч-что? — спросила кобылка, перебирая в голове сказанное.

— Дождь закончился, — как бы между делом сказал жнец.

Твайлайт оглянулась. И вправду... Ветер затих, а дождь перестал сыпаться из облаков на землю.

— А какое это...? — она обернулась и запнулась — посреди пещеры уже никого не было. Смерть является так же незаметно, как и уходит

— Что это означает? — крикнула она в темноту, в ответ, услышав свое эхо.