Автор рисунка: Siansaar
Первый день в Галополисе

Знакомство

В заурядную таверну заглядывает незнакомец. Может ли это сулить беды? Покажет только практика.

Стоял солнечный тёплый денёк. Хозяин таверны «Круп серой кобылки», которая находится на отшибе, как обычно, начал свой день с того, что стал проклинать мастера по созданию вывесок. Этот толстый серый понь уже полтора месяца не может переделать его вывеску. А ведь он просил же сделать вывеску «Рог Аликорна». Но это не единственное, что беспокоило хозяина сегодня. С самого открытия таверны в углу сидел единорог тёмно-фиолетового отлива с багровой гривой и повязкой на правой передней ноге. Правая задняя нога была усыпана татуировками, как будто лоза винограда ползёт по его ней. Такой же узор был и вокруг его правого глаза. И за весь день он заказал всего тарелку яблок с кружкой сидра. Это начинало раздражать, как монотонное цоканье копыт. Вдруг входная дверь открылась, и с улицы зашёл одетый в плащ незнакомец. Его плащ был весь в дорожной пыли, собственно, как и сам пони. На шее у него покачивался синий кулон причудливой формы, как будто стеклодув, выдувая лампочку, чихнул. «Ну, вот ещё один», — подумал хозяин и плюнул в кружку. Это было единственным его развлечением: ну что ещё можно делать, стоя за барной стойкой и разливая напитки. Одним из ответов будет беседа с посетителями. Беседовать в тех краях было не с кем: в таверну заглядывали либо пьяницы, либо наёмники. Ни те, ни эти не жаждали общения с барменом. Незнакомец в плаще прошёлся до середины комнаты, огляделся и присел к единорогу.

— Пссст. Артефакты интересуют? – спросил пони в плаще. Он сел на охапку сена у стола, и облако пыли поднялось с его одежды.

— Я разве похож на собирателя? – сказал единорог и фыркнул от пыли.

— Ну, ты умеешь пользоваться магией, а из всех сидящих здесь ты единственный, кто может оценить вот это.

Он залез мордой в седельную сумку и достал оттуда свеженький свиток, перевязанный синий ленточкой, и положил его на стол. Не смотря на хороший вид бумаги, края свитка были потрёпаны, что свидетельствовало о частых его перемещениях из сумки и обратно. Единорог пригнулся и осмотрел свиток.

— Похож на свиток Монахов Праведного Седла, — заключил он. Синяя ленточка выдала его происхождение.

Из код капюшона выползла улыбка. Это смотрелось немного пугающе. Бармен, наблюдавший за происходящим, поёжился от жутковатого оскала незнакомца в плаще. И от неприятного ощущения плюнул в кружку.

— Я же сказал, что ты оценишь. Сколько дашь за этот клочок бумаги?

— Учитывая, что из ордена вынести заклинания почти невозможно, то я предлагаю тебе за него двадцать монет.

— Двадцать монет? Жалкие двадцать монет за свиток, мощь которого возможно выходит за пределы разума? Да ты в своём уме? – взбесился незнакомец. Его голова стала вертеться по сторонам в негодовании. Он мигом схватил свиток зубами, встал и попытался поскорее покинуть таверну. Но у дверей его встретили два огромных земных пони.

— Что ты там орал про мощь и про остальную чушь? – спросил один амбал.

«Вот он и попался» — подумал единорог.

— Да, – подхватил другой громила – за магически –шмагические вещички на чёрном рынке можно выручить немало денег.

Посетители постарались отодвинуться от входа, дабы не пострадать в драке и увидеть все самые зрелищные моменты. Незнакомец аккуратно положил свиток обратно в сумку.

— Ребята, я не хочу проблем. Вам все послышалось, — произнёс голос из капюшона. Плащ, со всем его содержимым, постарался проскользнуть между налётчиками, но не тут-то было. Взмахом копыта, он был отброшен на стол, который только что покинула парочка пони. Бандиты переглянулись и стали наступать на жертву.

«Я об этом пожалею»

— Эй вы! Не трогайте его! – крикнул единорог, покидая свой стол.

— А ты кто такой? Тоже хочешь получить? – сказал первый амбал и вытащил зубами из ножен небольшой, но довольно острый меч – Мовифь фа фвою фифнь.

Он кинулся на единорога, как вдруг на полпути его ослепила яркая фиолетовая вспышка. Прозрев, он успел увидеть приближающуюся стенку. Бах! И картина, висевшая на стене, с треском ломается об макушку бандита. В таверне раздалось улюлюканье. Толпе понравился этот нокаут.

— Друган! Ну, всё, недомерок. Моли о пощаде.

Второй налётчик выхватил из поясного ремня моргенштерн и начал раскручивать его. Пони в плаще успел откатиться в бок как раз перед ударом, расколовшим опрокинутый стол в щепки. В бандита, не успевшего снова раскрутить своё оружие, боком врезался единорог. Тот покачнулся и не смог удержатся на ногах: моргенштерн оказался слишком тяжёлым. С глухим ударом он рухнул на пол. Крик «Хей» отразился от стен.

Единорог остановился отдышаться. Амбал с булавой стал подниматься на ноги. Незнакомец в плаще, недолго думая, лягнул его в бок со всей силы. Бандит явно не ожидал такого подвоха. Он снова не смог удержать равновесие и на полусогнутых врезался в край толпы.

— Давай, пока они не очухались! Бежим! — крикнул капюшон.

Они вдвоём выбежали из таверны и рванули по дороге, идущей через лес. В дверном проёме показался десяток голов, которые глядели на облако пыли, оставшееся позади странников.

— Я так и знал, что это плохо кончится, — тихо сказал хозяин и снова плюнул в кружку.

Они пробежали достаточно большое расстояние, прежде чем решили, что погоня отменяется из-за нехватки догоняющих. Тяжело дыша, они присели под широким кривым деревом недалеко от дороги. Пот стекал с них ручьём. Стоявшая жара и бег галопом способствовали этому.

— Вау! Это тебе не полы подметать. Спасибо, что помог. Будем знакомы – Хёфи Вормфаер, искатель приключений. Но ты можешь меня звать Хёф, – представился незнакомец в плаще и дунул на прядь своих волос.

— Меня зовут Шадоуфир. Какой же ты искатель приключений, если тебя чуть в первой же таверне чуть не пристукнули?

Несмотря на раздувшееся самомнение Хёфа, он призадумался над выше сказанным. Но эти мысли быстренько улетучились.

— У меня был план. Они бы не стали доставать оружие, если бы я не сопротивлялся. Я бы подгадал момент и улизнул бы от них, – улыбнулся Хёф. От бега его капюшон спал, и улыбка перестала казаться такой хищной и неприятной, какой была сначала.

Шадоуфир критически посмотрел на него: «Ты что издеваешься? Они бы тебя размазали по стенке!»

— Да неет. Я умею выпутываться из таких передряг. Я чертовски везуч. Можно меня назвать «Чёртов везунчик Хёфи, — сказал он, приложив копыто к груди и закрыв глаза. Более пафосной фразы Шадоу не приходилось слышать в жизни. А ведь он обучался в закрытом магическом ордене.

— Скажи, почему ты оценил этот свиток в двадцать монет?

— Свиток с мощными заклинаниями Праведного Седла тебе ни за чтобы не добыть, а другие свитки этих монахов скорее всего содержат в себе рецепт неплохого супа. Если бы это было заклинание, я бы его купил за бесценок, а если бы это был суп, то двадцать монет за их суп не очень-то и жалко.

— Ну, ты наглец, друг.

— Да, я наглец. А свиток отдал бы мне. Ты же не знаешь, что это и как с ним обращаться. А если это всё-таки заклинание? Тебя могут и прикончить из-за него. А у меня он будет в безопасности.

Вормфаер почесал затылок.

— Нет. Пожалуй, свиток пока останется у меня, — произнёс он – Ну что ж. Мне пора. Прощай.

Хёф встал на ноги и было направился к дороге, но Шадоу окрикнул его.

— Стой! Пошли со мной. Я направляюсь в Галополис. Одному скучно, а тебе, как я погляжу, без разницы куда идти.

Подул свежий ветерок, и зелёные кроны деревьев приятно зашелестели в гамме природы. Хёф и Шадоу вздохнули с облегчением: жара, не спадавшая уже пару недель мучала всех без исключения. Поэтому каждое дуновение ветерка приносило мимолётное облегчение, не только пони, но и всем животным. За исключением драконов. Как известно каждому, драконы плавают в лаве и живут в кратерах. Поэтому их зовут «Горячие головы». Но почему-то драконы обижаются на это. Если ты осмелился назвать дракона «Горячей головой», то твои останки уже можно паковать в мешочек. К счастью, в этих краях они встречаются редко.

— В Галополис говоришь? – призадумался Хёф – Можно и туда. Только тебе со мной не стоит появляться на улице Азартных Игр. И на улице Увеселительных стоил. И на Торговой улице. И на …

— Я понял, понял. Ты, и правда, искатель приключений…, — сказал Шадоу, выходя на дорогу – …на свой круп… — добавил он шёпотом.

— Что что?

— Я сказал «Там есть замечательный пруд».

— Ну, ну…, — сказал Хёф. Улыбка снова появилась на его лице. Шадоу отметил её необычное свойство пугать и располагать к себе её хозяина одновременно.

Он догнал Шадоуфира на дороге, и они направились прямиком в Галополис – один из крупнейших городов, столицу торговли и рассадник грабителей и наёмников. За эту дорогу Шадоуфир узнал о путешествиях Хёфи Вормфаера. Он побывал везде: посетил несметное количество деревушек (в кол-ве около ста пятидесяти штук), прошёлся по улицам большинства крупных городов, скрывался в лесах, сплавлялся по рекам(в кол-ве трёх штук) и пересекал пустыни(в кол-ве одной штуки). В пути ему всегда везёт: то из-за его бежевого цвета и золотистых волос его не заметят в поле те, кому он не понравился, то находится надёжное укрытие в тот самый момент, когда небо затягивают тучи, то монеты начинают сыпаться из сумок впереди идущего пони. Но такое было всего один раз. В этот день он поел как царь. Его кьютимарка – сердце, в котором горит огонь. Как он сам всем говорит — это символ его доброты. Он почти никогда никому не отказывал в помощи. «Вот повезло, — подумал Шадоуфир – он может составить мне компанию в моём небольшом приключении»

— Я тут подумал: коли ты искатель приключений, то мог бы мне помочь в одной авантюре, — внезапно заговорил Шадоу.

— Я весь во внимании, — Хёф приподнял бровь и откусил от пучка свежей травы.

— У меня есть кинжал. Он мне достался по счастливой случайности: один адепт из ордена Затмения, в котором я состою, за заслуги подарил мне его в день выпуска. По древним приданиям его сковали сами боги. Мне в это с трудом верится, так как, сам понимаешь, такие вещи не раздаривают налево – направо. Тем не менее, я собираюсь выяснить его происхождение, и если он не был скован каким-нибудь подмастерьем – неумехой, то по легенде, можно восстановить его силу.

— Почему подмастерьем — неумехой? — удивился Вормфаер. Его бровь приподнялась ещё больше.

Шадоу вынул из ножен на боку неказистый ржавый кинжальчик. Такому кинжалу место на кухне какого-нибудь мясника-садиста или на помойке. Судя по налёту ржавчины оно провалялось в земле пару лет. А когда его достали решили очистить и положили на пару месяцев воду отмокать. Хёф заметил на лезвие какие-то символы.

— А эти закорючки что означают?

— Понятия не имею, что они значат. В ордене я не могу никого спросить. Сразу же отберут, а для меня это шанс попасть в Зал Легенд нашего ордена. Разгадаю его загадку, выпущу его мощь и стану легендой, — Шадоу начал предвкушать как его портрет повесят в галерее.

— Будет здорово, — рассмеялся Хёф – Я пойду с тобой и обо мне станут тоже слагать легенды. Как тебе: Легендарный Путешественник и Легендарный Волшебник. Неплохая у нас команда выйдет. У тебя есть деньги на еду? Лично у меня ни гроша за душой.

— Двадцать три монеты.

— То есть ты хотел на все свои деньги купить у меня этот свиток?

— Я надеялся поторговаться, — смутился он.

— Поторговаться… — помотал головой Хёф — Я тебя научу торговаться, как только придём в Галополис.

Оставшуюся дорогу они перекидывались парой фраз или молчали. Но это молчание было многозначительным. Каждый думал о своём, но оба они чувствовали одно и то же: на сегодняшний день им повезло с попутчиком.