Автор рисунка: MurDareik
Знакомство Подземные катакомбы

Первый день в Галополисе

Наши герои доходят до славного города Галополиса.

Наконец-то они достигли Галополиса. Серые массивные стены, внушающие трепет войскам неприятеля и восторг приезжим торговцам и странникам, предстали перед глазами наших героев. Сияющие башни за стенами с развивающимися на шпилях флагами демонстрировали величие города. Пройдя сквозь арку с массивными воротами, которую охраняли четверо стражников, Хёф и Шадоу попали на оживлённую улицу.

— Мы прошли сквозь восточные ворота. Это – жилой квартал, — констатировал Хёф.

— Мы были в пути пару дней. Нам бы поесть нормально, да выспаться в кровати, а не на камнях, — Шадоу смотрел по сторонам. Подобные здания он видел только в книгах «О внешней жизни и что с ней делать», которых хранятся в библиотеке ордена. Сами же постройки ордена Затмения особой красотой не отличались. Неказистые бараки для учеников и небольшие корпуса для учителей явно строились не архитекторами. Адепты и жрецы жили в большом здании – главном стойле. Но тут.… Тут все здания строились мастерами, которые не зря ели свой хлеб. В отличие от бараков они были хотя бы прямыми.

— У нас осталось пять монет. Одному переночевать хватит. Город всё-таки дорогое место, — сказал Хёф.

— Надо подумать, как достать денег.

Они прошли улицу и уткнулись в парк, где гуляли и отдыхали городские пони. Шадоу присел на скамейку. Рядышком на траве развалился Хёф. Несмотря на их необычный вид, никто не обратил на них внимания.

— Слушай, — Хёф откусил травинку с газона и начал её живать – Ты же в ордене состоишь. У вас наверняка есть в каждом городе какая-нибудь штаб-квартира или пункт перевалочный. Я, конечно, понимаю, что меня могут и не пустить, но денег-то тебе могут дать, чтобы ты не бедствовал.

— У нас нет такого. Максимум пара палаток с яблоками. И не в этой части света.

— Ну, тогда. Деньги – это моя забота, — Хёф поднялся с травы и подошёл к дорожке. Он начал рыться в седельной сумке. Через пару мгновений он вытащил три округлых предмета. Шадоуфир присмотрелся к ним и в удивлении поднял оби брови.

— Ты же не собираешься…

-Ефё как фовиваюфь. Фмофри!

Хёф сел на задние ноги, выпрямился и начал по одному подбрасывать шары в воздух. Ловкими движениями копыт он начал отбывать их от одного копыта к другому, а затем в воздух. Отдыхающие и просто прохожие стали смотреть на это зрелище.

— Поразительно. Ты умеешь жонглировать! — Шадоу не мог закрыть рта – Мы использовали жонглирование только как практику по левитации предметов. Я думал земным пони такой трюк не под силу.

— Ты просто со мной ещё не встречался. Смотри дальше.

«Опять его улыбка. Расползается по рту и смотрит тебе в душу, но глаз от неё не оторвать»

Не отрываясь от процесса жонглирования, Хёф стал подниматься на задние ноги. Пони начали топать и свистеть. Когда он встал на ноги, то стал подпрыгивать, а потом прыгать на каждой ноге по очереди. Восторженные крики толпы были слышны далеко за пределами небольшого парка. Казалось, что ничего не может сбить его концентрацию. Даже потоп или метеоритный дождь. Продолжая прыгать с ноги на ногу, он стал перемещаться по дорожке влево — вправо. И с криком «Оп!» он подбросил все три мяча и поймал ихзубами. Зрители затопали со страшной силой.

— Благодаря вас, друзья, — Хёф плюнул мячи в сумку им поклонился – Отблагодарите и вы меня. Заплатите кто сколько может странствующему артисту.

Монеты посыпались в седельную сумку.

— Благодарю, благодарю. И вам спасибо. Заходите ещё.

Толпа разошлась по своим делам.

— Ну-ка проверь, сколько они нам дали?

Шадоуфир достал магией из сумки все монеты и, разложив их на траве, стал пересчитывать. После подсчёта он сгрёб их в кучку и положил обратно.

— Сорок две монеты, — сказал он – Но как? Откуда? Где ты научился этому?

— Странствующие артисты научили меня нескольким трюкам. Теперь я один из них. Я же сразу сказал, — Хёф закатил глаза и пошёл по дорожке в сторону города – Ты не представляешь, сколько интересного есть в мире. Всё это открывается через путешествия, но не через путешествия, где главной целью является посетить все бары, стойла и прочие злачные места. Я ходил по свету и впитывал культуру тех мест, где останавливался. В Табун-стане меня учили готовить еду из засохших корней и веток. У них земля не отличается плодородностью и поэтому они готовят из того, что найдут. В Перштауне я научился резьбе по дереву. Не могу сказать, что я мастер, но фигурку пони за пару часов я тебе сострогаю.

— А я за стенами ордена мира не видел. Только бараки и тренировочные залы. Но я не могу сказать, что зря прожил жизнь, ежедневно тренируясь в искусстве магии.

— Может, покажешь парочку заклинаний, — Хёф с неподдельным интересом посмотрел в глаза Шадоу.

— Увы. Как-нибудь в другой раз. Ладно. Солнце уже заходит, а нам ещё надо найти место, где заночевать.

Странники зашли в один из отелей в жилом квартале и сняли там две комнаты на ночь. После сытного ужина они поднялись на свой этаж и остановились перед дверью комнаты Хёфа.

— А вто мы бувем вевать зафтра? – Хёфи открыл дверь ключом, зажатым в зубах.

— Надо установить подлинность кинжала. Для этого нам надо пойти на улицу Искусных Мастеров. Там мы найдём кузнеца. Ну, а дальше по обстоятельствам.

— Хорошо. Утром встречаемся внизу.

На этом они разошлись по комнатам.

Шадоу проснулся рано. Солнечные лучи били его в глаза, и ему пришлось встать с большого стога мягкого сена… В утренних лучах летала пыль, которую, судя по состоянию комнаты, не вытирали пару веков. Для полной картины не хватало паутины в углу. Шадоу осмотрелся. «А. Вот и она» Спустившись вниз, он увидел Хёфа, сидящего за столом. Тот жевал бутерброды с ромашками.

— О. Ты как раз во время. Будешь? – Хёф пододвинул тарелку с едой к Шадоуфиру.

— Давай. И пойдём. Круп его знает, сколько нам придётся искать кузнеца, который нам поможет.

Позавтракав, герои вышли на свежий воздух и сразу же окунулись в будничную суету Галополиса: спешащие по своим делам пони так и мелькали перед глазами туда-сюда. Шадоу посмотрел направо на арку между кварталами. Послышались какие-то крики.

— Осторожно!

Он оборачивается. Бац! Он вместе с пегасом отлетает в сторону. Шадоу потряс головой и поднял взгляд наверх. «Вот это удар» На него смотрела пегасочка белого цвета с нежно-розовыми волосами.

— Я же предупредила заранее, чтобы все ушли с дороги. Впредь будь осторожнее, — сказала она и улетела прочь.

— С тобой всё в порядке? Вот это был удар! Вы пролетели пару метров! Если бы ты так врезался в того громилу в таверне, готов поклясться, он пробил бы стену своей тушей, — Хёф поспешил подойти и помочь подняться Шадоу.

— Всё в порядке.

Он поднялся на ноги и в тот же момент его слегка толкнул в бок какой-то жеребёнок и побежал под арку.

— Ей! Он украл кинжал!

— Он далеко. Останови его магией! – крикнул Хёф.

— Я не могу… Не сейчас…

Хёф подёргался в смятении на месте. «Блин», — сказал он и рванул следом за вором. Он ловко маневрировал среди толпы, но вор был ещё проворнее. Маленькие размеры позволяли ему проходить там, где другие пони не смогли бы протиснуться на скорости.

«Или могу?»

Хёф бежал изо всех сил стараясь нагнать свою цель, но та постепенно уходила из видимости. Вдруг рядом с ним прошла чёрная полоса. В ней он разглядел силуэт единорога. Он шёл сквозь толпу. Нет, не шёл сквозь толпу, расталкивая всех на своём пути, а шёл сквозь всех пони! Чёрные размытый след с извивающимися линиями входил в пони и выходил из них. Фантом бежал намного быстрее воришки. Он обогнал его секунды на три бега и остановился. Через пару мгновений линии, трепещущие как языки пламени, начали собираться в силуэте. В конце — концов, на его месте материализовался Шадоуфир. Беглец не успел сообразить, что произошло, когда Шадоу схватил его за шкирок.

— Не стоило со мной играть, — по его глазам прокатился белый блик.

Хёф подбежал в тот момент, когда Шадоу плюнул мальца на мостовую. Тот съёжился и дрожал от страха. Ему не хотелось поднимать глаза и смотреть на него снова.

— А теперь верни то, что украл. Быстро!

Жеребёнок достал из торбы на боку ножны с кинжалом, бросил их на пол и галопом припустил в ближайший переулок.

Хёф наклонил голову на бок и вопросительным взглядом уставился на Шадоу. Тот ухмыльнулся.

— Следующий раз твоя очередь удивлять меня, — сказал он, подбирая кинжал.

«А говорил, не может. Ещё как может. Нет. КАК он ещё может? Это гораздо интереснее»

— Что это было?

— Фантомный бег. В ордене учат этому на уроках по проникновению. Ты, наверно, видел мои очертания. В ночи при таком беге я стану невидимым. Правда, лунный свет меня может раскрыть, но я тренировался бегать по теням от столбов.

— Звучит как идеальная техника.

— Нет. Идеальная техника — это когда ты можешь бежать по тени нитки, натянутой через обрыв. Мне до такого далеко.

Они огляделись и пошли на улицу Искусных Умельцев. Всю дорогу Хёф смотрел по сторонам, как будто пытался высмотреть кого-то. Шадоу заметил это.

— Что ты ищешь? Или кого?

— Мы близки к улице Азартных игр. Тут могут ходить пони, которые хотели бы поговорить со мной лично, с глазу на глаз. Но, боюсь, после такого разговора я могу этих глаз не досчитаться…

— Всё так серьёзно?

Хёф настороженно посмотрел по сторонам: Как-то раз я связался с нехорошими ребятами. Сел с ними играть в карты и обыграл их. Обыграл бы, если бы один из них не взбесился. Он орал, что я играю нечестно, и размахивал топором.

— А как ты играл на самом деле?

— Старался честно, — улыбнулся Хёф.

— Я бы тоже горел желанием оторвать тебе копыта, если бы ты меня так кинул.

— А я его и не осуждаю. Просто может оказаться так, что нам надо будет либо драться, либо сваливать во весь опор. Только не смей бросать меня с помощью своей дымящийся дряни. Я боюсь, что мне это не понравится.

Шадоу рассмеялся.

— Хорошо, не буду.

Дорога их вывела на улицу Искусных Умельцев, которая была знаменита своими лавками. Каждый кузнец, портной, кожевник или любой другой мастер старался удержать свою лавку на этой улице, ведь тогда она считалась одной из лучших. Из этого факта следует, что и цена за товары была не маленькой. Большая прибыль – большая ответственность. Если кто-то халтурил, то мог смело собираться и съезжать из своей лавки: городские власти следили за отзывами горожан о качестве продукции. Город вообще был полностью под властью Совета Избранных. Избранные избирались народом, точнее его состоятельной и влиятельной частью. На удивление всех остальных, город только процветал, а нищих, бездомных и безработных становилось всё меньше и меньше. Город распахивал свои двери для всех желающих трудиться и работать. Тех, кто не желал работать, выгоняли из города. За этим следили специальные отряды. Политика немного жестокая, но как показала практика действенная.

Хёф и Шадоу шли по узкой улочке между двумя торговыми рядами.

— Кожевенная мастерская «Беснующийся Медведь». Лучшие кожаные изделия из хищников, Портняжная лавка «Шёлковый воин» Обворожи противника, — прочитал Хёф – Что это такое? Кто вообще придумывал эти названия?

— Народ покупает, значит работает.

Они прошли ещё парочку лавок с причудливыми названиями: «Мебель из отборного дерева. Бобры были бы довольны», «Кексы…»

— Кексы! – Хёф рванул вперёд в лавку с выпечкой.

Шадоу приложил копыто к морде. «Да он издевается?» Хёф быстро переводил взгляд от одного товара к другому, от булок к пирожным, от леденцов к тортам.

— Ты же серьёзный путешественник. Хватит вести себя как маленький жеребёнок.

— Я обожаю сладости! Разве не божественно, когда ты кладёшь себе на язык пирожное, как его крем тает на твоём зыке…

— Это слюни капают на пол?

— …и такое замечательно послевкусие… — Хёф открыл глаза и посмотрел по сторонам. Посетители магазина уставились на него вопросительными взглядами. Он сглотнул — Что-то я увлёкся. Нам пора.

Они вышли из магазина и пошли дальше. Минут через десять они нашли то, что нужно.

— Дурацкое название лавки. Ещё хуже чем остальные. Мне не нравится, — сказал Хёфи.

— На этот раз я с тобой соглашусь.

Они вошли внутрь и почувствовали жар от печи. Пройдя глубже, герои увидели здорового рыжего единорога с густыми усами, который обковывал кусок железа на наковальне. Рядом с ним летал пегас. Он перелетал от одного стола к другому. Пару раз он подлетал к большому баку с водой, черпал из него воду и подносил её к наковальне. Это продолжалось пару минут, пока единорог не обратил на них внимание.

— Доделай за меня. Ты знаешь, что надо делать, — шепнул он пегасу – Добро пожаловать в мою кузню. Чем могу служить?

— Мне нужно определить из чего сделан этот предмет, — Шадоу извлёк при помощи магии кинжал из ножен — Вы как профессионал своего дела должны знать все сплавы и отличать их по виду и структуре.

— Вы обратились точно по адресу, — пробасил кузнец – Мне только нужно время. Можете прийти за ним завтра. К полудню я должен справиться, если никаких срочных заказов не поступит.

— Превосходно. Тогда мы зайдём за ним завтра в полдень.

Они вышли из кузни.

— Смотри-ка как мы быстро нашли специалиста, сказал Хёф — Удивительный город.

Когда Шадоуфир и Хёфи вышли из кузницы, хозяин осмотрел кинжал. На вид он был прост, за исключением вырезанных символов у основания лезвия. Он пристально вглядывался в него. Тот как будто в ответ смотрел на него, поглощая его внимание полностью, заставляя забыться. Кузнец помотал головой и поспешил завернуть нож в тряпку и убрать его подальше. «Не нравится мне это» — подумал он. День уже сменялся вечером. Наши герои прошлись по главной площади, походили по старому городу и вернулись в свой отель. Перед сном каждый думал о своём: Шадоу обдумывал, куда дальше пойти, если кинжал окажется волшебным, а Хёфи вспоминал живописные виды города, его приятные с виду дома и замечательные улицы. «Если когда-нибудь решу остепениться, то останусь здесь. Открою лавку или пойду в стражу. Как карты лягут» С этими мыслями он провалился в сон.