Автор рисунка: BonesWolbach
"Глава девятая, в которой Грин читает книгу..." "Глава одиннадцатая, в которой блудный сын возвращается, чтобы проведать своих одноклассников..."

"Глава десятая, в которой оказывается, что обладать крышей над головой - не самое приятное занятие..."

"При всей моей неприязни к этому филидельфийскому буржую, я должен с ним сюсюкаться... Что ж, видимо, так надо... Только он показывает хоть какой-то результат..."
— Вы слышите, мистер Грин? Вы должны привести его живым! В этот кабинет! — подошёл к финалу своей бурной речи инспектор Бладхаунд. — Не слыхали, какое вознаграждение нам посулили господа Маунтайны? Да вам одной десятой этого капитала хватит, дабы обеспечить себе безмятежную жизнь до самой старости... А мне!... Но не будем об этом. Я читал газеты... Ведь взрыв в старой школе обошёлся не без вашего участия? В этом деле ни в коем случае не нужно смертоубийства... Так вот, берите кого хотите, делайте что потребуется, только чтобы об этом не узнали в Кантерлоте... Найдите этого, воистину, "золотого" жеребёнка. Правительство, а тем более три принцессы — заметьте, я говорю три не из-за ошибки, или не уважения к четвёртой; я знаю принципы и морали мисс Спаркл, она, ради благого дела, может пойти на многое, тем более, если рядом такой статный жеребец, как вы [подмигивает] — не должны узнать об этом... И так уже готовится масштабная проверка, а если узнают, вообще начнётся сущий апокалипсис... Надеюсь вы меня поняли?

— Да, вполне. Скажу более — мы крайне близки к результату... — коротко ответил Грин, и вновь спросил, — я могу идти?

— Идите. Жду вашего завтрашнего отчёта... — ответил хозяин кабинета, и, отчётливо давая понять, что разговор окончен, уткнулся носом в какие-то бумаги.

Дверь захлопнулась, и ровно через секунду вновь открылась. В кабинет вошёл белый единорог в лабораторном халате, и, не произнеся слова, положил на стол какую-то бумаженцию. Бладхаунд бегло пробежался по тексту и глаза его буквально полезли на лоб. Он вопросительного взглянул на странного гостя...

— Всё точно. Оговорено. Заверено. Подписано. Мне необходимы ваши полиспони. Они должны слушаться меня беспрекословно. Зачем? Нужно устроить маленькую демонстрацию... — сквозь зубы проговорил единорог и ухмыльнулся.


По дороге к библиотеке, в которой и был назначен общий сбор, голову Пьера занимали сразу два мыслительных процесса. О каждом из них стоит рассказать подробно и по порядку.

В первом случае, мысли внештатного следователя углублялись далеко в прошлое, туда, где хранились вновь обретённые воспоминания о Сэме, ранее — начинающем молодом художнике, теперь — искусном и хитроумном шпионе. Ночью Грин видел разные сны, в том числе и о нём. Эти самые видения и помогли открыть новые ячейки в памяти, до этого поглощённые мраком амнезии. Например, ему вспомнилась их первая встреча...

Однажды, в очередной раз совершая культурную "вылазку" по музеям вместе с родителями, он попал на художественную выставку одарённого выпускника одной из многочисленных филидельфийских школ — Семуэла Спрингса. Хотя, слово "попал" здесь будет неуместно — на самом же деле его туда намеренно привели предки. Оказывается, они были знакомы с родителями Сэма, и давно следили за его творчеством. Пока чета Гринов решила перекинуться парой слов с четой Спрингс, маленький Пьер захотел познакомиться с молчаливым и задумчивым жеребцом-художником. Так и завязалась их дружба, длившаяся немногим более года.

И теперь, вспоминая тот день с лёгкой улыбкой на устах, Грин задавал себе вопрос: что такого могло произойти в этой "Дискордовой" пещере, что разрушило прекрасные отношения двух семей и прервало его с Сэмом дружбу на добрые пятнадцать лет? И как это связано с тем, что происходит теперь? Почему, с недавнего времени, его будто магнитом тянет к шпиону? Вспомнить, хотя бы тот безумный порыв освободить единорога из камеры дефрагментации... К чему это? Непонятно...

Вторая дума, хотя и не так сильно, но всё же занимавшая голову Пьера, была о книге, прочитанной вчера вечером. Больше всего земнопони волновал кусок о странных видениях не менее странного существа (на обычного пони он точно не тянул)... Ведь похожие галлюцинации периодически испытывал и он сам. Получается, если следовать логике писателя, то в виде "цветных пятен" Грин лицезрел... Духов? Не может быть... Бред какой-то...

Тем временем, копыта привели сыщика к месту встречи. Там все уже были в сборе... Что забавно, Кондратий, то ли смыв весь грим, то ли, наоборот, намалевав новый, теперь выглядел также, как и при первой встрече — угольно-чёрным жеребцом с золотистой гривой... И всё-таки, единорог был так не похож характером на того, прежнего Сэма, что пока Грин решил называть его забавным псевдонимом.

— Привет, Пьер. Ну как? Рассказал? — с порога начала расспросы Твайлайт.

— Да. Он сказал, что жеребёнок нужен ему живым и в срочнейшем порядке, так как Маунтайны пообщали заплатить ему кругленькую сумму, — закрывая за собой дверь, ответил Грин. — И так, у нас есть план? Вновь полезем на какую-нибудь сверхсекретную базу?

— Из разговора с Фаргусом, в целом, для дела малосодержательного, мы узнали только одну важную вещь — некий "отправитель", всё это время дававший задания Кондратию, посылал свои письма на почту прямиком из кантерлотского замка. Именно этот субъект должен знать, где находится Маунтайн-младший, так как он давал нашему уважаемому шпиону весьма чёткие указания. Найдя его, мы обнаружим жеребёнка. Итак, цель мы имеем. Теперь мы должны определить способ. В замке сотни пони, если не тысячи. Кто же из них наш "клиент"? Мы знаем, что послания отправлялись при помощи трудоёмкого и очень энергозатратного заклинания предметной телепортации. Следовательно, мы сразу отметаем всех пегасов и земнопони. У меня тут где-то валялся списочек всех жителей и полного состава прислуги дворца — я обладаю им на правах принцессы... Ага! Вот он... Так... Всё равно у нас остаётся достаточно много единорогов. Но мы понимаем, что Шестая Академия — организация тайная и знают о ней лишь немногие высокопоставленные лица. А значит, мы сразу отметаем всю прислугу. Но среди оставшихся всё ещё много единорогов, которых и "магами" то можно назвать лишь с натяжкой. А ведь, как я уже говорила, заклинание, используемое для конспиративной пересылки, крайне сложное и трудновоспроизводимое... Следовательно, убираем всех "недоволшебников". И так, теперь мы имеем окончательный список пони, которых мы должны проверить — их около двадцати, в том числе, как не прискорбно признавать, две принцессы и один принц. А теперь перейдём непосредственно к программе выполнения... Я предлагаю сегодня же отправиться в Кантерлот, и, дабы не терять времени зря, начать расследование прямо там. Как вам идея? — под конец спросила Спаркл.

Впечатлённые доводами, остальные не сказали ни слова против. Решение было принято единогласно.


Полчаса спустя три пони вышли из библиоткеки и направились к пегасьему вокзалу, решив сократить путь через главную площадь. Чего, возможно, делать и не стоило...

Около ратуши собралась целая толпа, внимавшая словам единорога, с шерстью цвета первого снега, одетого в белый халат. Говорил тот громко и воодушевлённо, видно, не раз работал оратором:

— ... Уверяю, что мера эта временна и никак не заденет обычной жизни провинции. Возможно, мы найдём искомое уже к завтрашнему утру, и тогда, в ту же секунду снимем "барьер". Повторяю, униполе — совершенно безопасно! И вы сможете убедиться в этом буквально через секунду... [Оборачивается и кричит куда-то наверх] Включайте!

Прямо из шпиля ратуши вырвалась золотистая молния и ударила в самоё в небо. Эпицентр соприкосновения мгновенно стал излучать некие волны, такого же желтоватого оттенка, которые, подобно мутному стеклу, превращали небо из голубого в зелёное. Они разлетались, как круги на озерце, в которое бросили камень. Постепенно, непонятной природы "экран" этаким куполом окружил весь Понивилль...

Твайлайт вспомнила тот день, когда Трикси вернулась в город с амулетом аликорна. Да, картина получалась крайне похожая...

— Униполе — изумительная штука! Это смесь виртуозной магии и современнейших технологий! Теперь ваша провинция окружена непробиваемым "щитом", который не даст, не войти, не выйти извергам и злодеями, — последние два слова оратор произнёс с особым выражением. — А теперь, для тех кто только что подошёл [Пьеру показалось, что единорог взглянул прямо на него] я повторю ориентировки... Итак, мы пришли сюда с одной целью — выследить и поймать сбежавшего жеребёнка — Клэя Маунтайна. Мы предполагаем, что он может предоставлять некоторую опасность как для жителей Понивилля, так и для всей Эквестрии... [В толпе слышатся испуганные вздохи] Но не стоит пугаться! Теперь вы под защитой корпорации "Экран", которая действует по указу принцессы Луны. Так что, если кто-то видел жеребёнка, он должен немедленно сообщить нам — передайте это своим родственникам и друзьям, они всегда могут найти меня, или других сотрудников в здании ратуши... Но, как мы выяснили, в данный момент в вашей провинции, да и что уж там скрывать, прямо среди вас, находятся ещё несколько преступников. Они хладнокровные убийцы, успевшие всего за один день умертвить несколько сотен пони. Я бы даже не побоялся назвать их террористами. Кто же это, спросите вы? Итак, поспешу назвать имена и приметы... Первый: Пьер Грин, зелёный земнопони, с чёрной гривой и кьютимаркой в виде электрического фонаря. Искусный стрелок, также обладает крайне изощрённым интеллектом, смешанным с частенько проявляющимися умственными отклонениями. Второй, гораздо более опасен: Сэмуел Спрингс, он же Кондратий, шпион и самый настоящий киллер, хотя сам предпочитает называть себя "ликвидатором". На его счету жизни десятков невинных пони, если не считать вчерашнего инцидента. Также, он являлся одним из зачинщиков недавних Сталионградских беспорядков. Бесподобно маскируется и лёгко теряется в толпе, меняет личины, как подковы... В данный момент — чёрный единорог, с соломенной гривой и кьютимаркой в виде кисти художника... Третий преступник встал на путь "зла и порока" относительно недавно.... Почему относительно? Он, а точнее она, давно нарушает порядок и спокойствие в разных уголках Эквестрии. И вот во что это вылилось: встречайте, Твайлайт Спаркл, четвёртая принцесса нашей миролюбивой страны. Думаю, после недавних празднеств, её внешность знает каждый второй пони. В чём же она провинилась? Она вступила в преступное сотрудничество с вышеперечисленными лицами. [Слышатся ещё более удивлённые, и в какой-то степени, осуждающие возгласы] Да, признать этот факт очень трудно, но, я думаю, небольшое представление, которое сейчас произойдёт, окончательно перевернёт ваше мнение. Итак, господа преступники, прошу вас отделиться от толпы и подойти к ратуше...

— Отвлеките его! — прошептал Кондратий и попятился назад.

— Что? — спросил Грин, но, видимо, принцесса лучше поняла просьбу, и поэтому сделала шаг вперёд.

— На каком основании вы смеете клеветать на принцессу? — с вызовом проговорила Твайлайт, неспешно приближаясь к единорогу. — Я не вижу перед собой ни единого прямого, или даже косвенного доказательства! Лишь голые, ничем не подтверждённые слова... Кто вы? Назовите ваше имя? Я хочу знать, как зовут моего оппонента...

— Что ж, мисс Спаркл, я предоставлю вам такую возможность, — единорог сошёл с порога ратуши, — моё имя — Арчибальд Крановский!

Пьер невольно вздрогнул, услышав фамилию. Снова загадки?

— И я хотел бы уличить во лжи именно вас, принцессу, не соблюдающую обязующих на чистоту мысли и чувства обетов, — продолжил пони в халате. — Как вы можете говорить о моей бездоказательности, когда сами же вчера своей сокрушительной магией изничтожили три отряда сотрудников корпорации "Экран"? Как вы можете говорить такое, когда сами вместе с сообщниками перегрузили дезинтегратор в хранилище Шестой Академии, последуюдим взрывом расщепив на атомы сотни гениев науки, работающих над важнейшими для Эквестрии проектами? Ответьте же мне!

— Я обладаю совершенно другими сведениями, — гораздо более спокойным голосом, хотя и внутренне трепеща от злости, сказала Спаркл. — Именно ваши "отряды" экранников ворвались на территорию Академии в стелс-костюмах и перебили всё живое на семи подуровнях. Дезинтегратор же мог быть перегружен лишь директором, так как только он имел доступ к хранилищу...

— Мисс Спаркл, я, в отличии от вас, предпочитаю смотреть на факты. [Отворачивается от принцессы и вновь обращается к публике] Что мы имеем в итоге? Множество уничтоженных научных лабораторий, превращённых в пыль вместе со всеми сотрудниками, и троих пони, которые сейчас стоят живые и невредимые на виду у огромного количества свидетелей. Эти преступники пробрались в научное учреждение тайно, в полном обмундировании и вооружении. На что это может указывать? Правильно, на их совершенно недобрые намерения. И потому, господа полицейские, я попросил бы вас сопроводить королевскую особу в библиотеку, где она временно будет находится под домашним арестом...

— Не смейте трогать её!!! — неожиданно для себя закричал Грин, и вскинул копыто с игломётом, направив "дуло" прямо на Крановского. — Как только хоть один из вас подойдёт к Твайлайт, отравленная игла вонзится в господина оратора!

Толпа дружно охнула...

— Что ж, уважаемые зрители, вот вам очередное доказательство вины преступников, — лицо единорога озарила удовлетворённая улыбка. — Мистер Грин, вы хотите убить официальное правительственное лицо? Хорошо, можете попробовать... Желаю вам удачи... Полицейские, продолжайте!

В этот самый момент в душе внештатного следователя происходила тяжкая борьба здравого смысла и странного чувства, распирающего грудь. Оглушительный удары сердца раскатывались по всему телу, в том числе и по мозгу, в котором вновь начинались "волшебные" перетрубации. Цветные пятна снова затмили аналитический разум жеребца, открывая подсознанию прелюбопытную картину: толпа представляла собой адскую смесь из массы красок, по большей части тёмных и мрачных. Сам же оратор приобрёл ярко оранжевую подсветку, от которой тянуло то ли лёгкой хитрецой, то ли явной подлостью... Полиспони почти никак не изменились, разве что приобрели неярковыраженный сероватый оттенок. Они здесь были фигурами подневольными, то бишь пешками... А что бы остановить пешек, надо уничтожить ферзя...

Активированный браслет-игломёт среагировал на мыслеформу "уничтожить" и выстрелил... Отравленная игла в мгновение ока достигла цели и...

Крановский даже не шелохнулся... Снаряд сломался об до этого незримое легчайшее униполе, окружавшее тело вреднейшего единорога...

Предводитель экранников зашёлся смехом:

— Я ждал от вас чего-то этакого... Гриф, сопроводи мистера Грина в ратушу для дальнейшего допроса...

Из темноты вышел суровый единорог в очках и в устрашающем металлическом костюме. Вслед за ним из-за угла выплыл навороченный дробовик, окружённый телекинетическим полем. Не сказав ни слова, жеребец, именуемый Грифом, лишь качнул головой в сторону главного здания в Понивилле, приказывая следовать за собой.

Пьер, оглянувшись в поисках Кондратия, встретился взглядом лишь с принцессой, которая удалялась с площади под полицейским эскортом, и уныло побрёл за конвоиром.

Все планы были разрушены...


У некоторых пони, в отличии от Грина, дела, наоборот, складывались преотлично. Например, у мистера, или, как он сам себя называл, господина Красновского. Спектакль сложился наиудачнейшим образом, и не только благодаря мастерству единорога в халате, но и из-за активной помощи "зрителей". "Актёры" тоже весьма постарались: чего только стоил неожиданный (хотя и предполагаемый) выпад зеленобокого жеребца... Очень даже во время вступил на "сцену" — ещё минута и мисс Спаркл задавила бы Красновского доводами и настроила против него толпу. Как никак, авторитет у молодой принцессы гораздо выше, чем у приезжего учёного, хоть и обладающего даром оратора... Конечно, рискованно, но, как говориться, кто не рискует, тот не пьёт крепкого сидра...

Да и вообще, всё это мероприятие с приездом провинцию и установкой поля казалось Крановскому весьма сомнительным. Да, он понимал, что перехватить жеребёнка крайне важно, но... Ведь можно было и обойтись и без шума. Теперь то Рейдж точно забьётся угол до самого завтра... А завтра уже будет поздно что-либо предпринимать.
"Вот если б я был генералом", — думал Крановский, — "План бы был совершенно другим". Например, что-нибудь аля новомодные шпионские романы, с секретными агентами и частными детективами. Можно было нанять того же Грина — в полиции он всё равно много не заработает...

Но, как говорится, сие были мечты. Пока же, твердолобый генерал экранников, перед которым все почему то должны лебезить и пресмыкаться, решил провести "лобовую атаку"...

Что ж, по своей привычке использовал любимый словесный оборот Крановский, флаг ему в копыта...

А пока сотрудники корпорации обыскивали каждый без исключения дом и накрывали самые подозрительные дополнительным полем, можно было, пользуясь временным отсутствием генерала, предаться размышлениям, сидя в уютном кресле, располагавшемся кабинете понивилльского мэра...

Кстати, о ней:

— Миссис Грива, вы не могли позвать в кабинет мистера Грифа?

— Да-да, конечно, всё, что вам будет угодно... — мэр суетливо двинулась к дверям.

Хорошо иметь такого пони, как Гриф. Он будет для вас универсальным бойцом, прекрасным "собеседником", который никогда не перебивает. Сколько раз оратор задумывался над тем, почему же его очкастый подопечный в защитном костюме не произносит не единого слова? Может, какая-нибудь детская травма? Или, он просто нем?

Познакомились они совершенно случайно, как происходят сотни и тысячи подобных знакомств. Это было давно, наверное, лет пятнадцать назад... Тогда Крановский как раз возвращался на поезде из продолжительного отпуска в Лас-Пегасусе. Вагон был полупустым (кому же захочется уезжать из этого рая для богатых?), и юный белоснежный единорог собирался сойти на одной из кантерлотских станций. Дорога была долгой и оратор уже успел досконально изучить всех пассажиров в вагоне, как вдруг прямо за спиной он заметил тоже готовящегося на выход совершенно незнакомого единорога в очках. Он был одет в какую-то совершенно непримечательную одежду, на которой красовался бейджик со странным и неуклюжим к произношению именем... Крановский не любил длинные имена, (отчасти, из-за своего — далеко не короткого) и поэтому собрал из букв забавную "абривиатуру" — Гриф. Ну, решил завести диалог, познакомиться... А тут на тебе — молчит, как рыба! Ситуация показалась ему ещё более интересной, когда этот единорог увязался за ним. Ну, с того момента они и находились практически всегда бок о бок друг с другом. Гриф оказался весьма ценным сотрудником, подсобным вести активные боевые действия, поэтому господа учёные, в своих далёких околотартаровских лабораториях, собрали ему костюм со встроенной пассивной формой униполя, требующей периодической подзарядки. Как же он обрадовался, как будто маму родную увидел...

Как-то раз, очкарик спросил жестами — кто такие экранники? чем они занимаются?

Крановский задумался... И вправду, чем?

Изначально, тогда ещё никакая не корпорация, а всего лишь маленькая фирма, была создана для наблюдения и укрощение Духов, запертых в Тар-Таровских тюрьмах. А что же теперь? Вместе с новым генералом, хоть по виду и тугодумом, но на самом деле, пони достаточно высокого полёта мысли, появилась "Теория всеобщего Экрана"... Она предполагала тотальное применение униполей по всей Эквестрии. Конечно, умные пони план "захвата мира" отвергли, но, если наблюдать за последними событиями, генерал идею далеко не забросил. Он, ежедневно надевая маску придурка, готовит миру какой-то свой, одному ему ведомый сюрприз... По-крайней мере, именно такого мнения придерживался господин Крановский...

В проёме показались круглые очки, кривовато напяленные на нос Грифа. Услышав дружеское "заходи", он вошёл внутрь.

— Всё хорошо? Никаких эксцессов? — протяжно спросил оратор.

Ответом ему послужил короткий кивок.

— Нашли ли Кондратия? Этот мерзкий шпион из Академии ещё заставит нас поднапрячься... Вы ведь поставили на входе магов, обученных сканированию?

На этот раз Гриф дважды покачал головой.

— Так поставьте! Чего вы ждёте? Кстати, как там арестованные? Не сильно буянят?

Сначала очкарик задумался над ответом, а потом вновь покачал головой. Нет, мол, не буянят.

— Хорошо, мой друг, можешь идти. А я пока спущусь и побеседую с мистером Грином...


Пьеру, тем временем, жутко опостылело сидеть в тёмной комнате, накрытым золотистым колпаком. Ни встать, ни разогнуться... Аж спина затекла...

Внештатный следователь уже потерял счёт времени, хотя прошло его не так уж и много. Каких-то два часа... С лишним...

Внезапно, входная дверь отворилась, и, окружённый ореолом света, в помещение прошествовал Крановский. Выражение его лица изображало смесь радости превосходства с какой-то не вяжущейся с утренним образом неуверенностью. Хотя, с его то актёрскими способностями, мимику уж он наверняка мог менять как угодно...

Совсем не таким как на площади, а гораздо более сдавленным голосом, он заговорил:

— Я знаю, что вас уже не раз допрашивали. Поэтому, не будем тратить время на пустяки, о них я прочту в подробном отчёте. Перейдём сразу к тому, за чем я пришёл... Кто разнёс Академию?

Грина порядком удивил этот вопрос:

— Разве не ваши молодцы? Или, как вы говорите, это сделали мы — этакие злые гении?

— Дело в том, что моих "молодцов" там вчера не было, — ошарашил сыщика единорог. — Конечно, мы планировали устроить небольшой рейд, но далеко не так скоро. Так что, наверное, стоит переформулировать вопрос: зачем вы разнесли Академию?

— Мы? Мы расстались с Фаргусом на техническом подуровне! Он отправил нас к телепорту, а сам ускакал в неизвестном направлении... — возмутился этаким вопросом Грин.

— На техническом, говорите? Хм... Тогда всё ясно... Решил уничтожить бумаги... Но не успел... Кто-то помешал... И возможно, как раз и перегрузил!.. Кажется я знаю, кто бы мог... Спасибо вам, мистер Грин. Я бы, наверное, теперь отпустил вас, но, знаю вашу "неусидчивость"... В общем, как только мы закончим основную операцию, будем разбираться с вами... До свидания... Вполне возможно, что очень даже скорого...

Проговорив это, Крановский вновь скрылся за дверью, оставив сыщика уныло размышлять над услышанным.

Вскоре, Грин уснул, не подозревая, какие потрясения готовит ему так ожидаемое всеми "Завтра"...