Автор рисунка: Siansaar
9. Неуверенность 11. Арктическое сражение

10. Простые радости

Скуталу зашевелилась и проснулась. Неподвижная тишина комнаты была приятным контрастом постоянным дракам и ссорам родителей. Искренне благодарная за тишину, Скуталу перевернулась на другой бок и начала улыбаться, когда заметила нечто важное.

Покрывало Рейнбоу пропало.

— Что за?.. – прошептала она, сев. Кобылка ощупала кровать и посмотрела с обоих краев. Ничего не увидев, она свесилась с каждого края и попыталась нащупать пропавшее покрывало копытцем.

— Хммм… ничего… — когда холодный воздух лишил ее остатков тепла, она начала дрожать, а копыта и крылья так замёрзли, что, казалось, готовы были отвалиться. Скуталу не знала, почему, но спальня Твайлайт была очень холодной, как прошлой ночью.

Повертев головой, она таки нашла покрывало, сбившееся в комок на другом конце кровати. Закатив глаза, Скуталу вцепилась с одеяло и натянула на себя, закутавшись по самые плечи. Замотавшись в него так плотно, как могла, малышка потерла копытца друг о друга, стараясь согреться.

Все еще чувствуя себя ледяным кубиком, Скуталу догадывалась, что ей надо сделать что-то еще – чего-то не хватало. Она сбросила с себя покрывало и встала, чуть подрагивая, когда холод снова начал проникать под шерстку. Затем она расправила покрывало и легла четко по центру, оставив не накрытыми только шею и голову. Используя зубы, Скуталу набросила на себя левую часть покрывала. Плотно прикрыв спину, она задними копытами подтянула нижнюю часть, создав плотный барьер меж собой и холодом.

Начав, наконец, согреваться, Скуталу взбила подушку и легла. Вздохнув, она закрыла глаза и неподвижно лежала несколько минут, стараясь снова заснуть. Но стоило ей удобно устроиться, как кобылка почувствовала назойливое желание попить – чего угодно. Она попыталась, было, его игнорировать, но чем дольше она лежала, тем хуже становилось. Через несколько минут Скуталу застонала и сдалась. Сейчас, из-за холодного воздуха, сухими были и ее глотка, и ее рот. Она перевернулась и села, удерживая покрывало на плечах.

Она оглядела комнату, едва обратив внимание, что на кровати Твайлайт не одна, а две горки под одеялами. Сонная Скуталу едва задумалась об этом и позволила покрывалу соскользнуть с плеч, когда она тихо спрыгнула с постели. К счастью, ванная была в двух шагах, и малышка тихо побежала туда, очень стараясь не разбудить Твайлайт.

Решив не будить Твайлайт, Скуталу аккуратно толкнула дверь, поежившись, когда замок громко щелкнул. Малышка задержала дыхание и немного подождала, вслушиваясь в окружение как можно сильнее. К счастью, она не услышала ничего, что указало бы на пробуждение Твайлайт, и с облегчением вздохнула.

Скуталу зашла внутрь и осмотрелась. К ее разочарованию, раковина была слишком высоко, чтобы дотянуться до нее самостоятельно. Скуталу застонала — ее пересохшее горло молило о воде. Не видя явных способов добраться до раковины, она присела и задумалась, потирая подбородок и думая о том, как утолить жажду. Еще раз оглянувшись, она заметила небольшую скамеечку в углу. Подойдя к ней, она схватила ее зубами и поставила перед раковиной.

Скуталу запрыгнула на скамейку и подсунула голову к крану. Затем повернула ручку и улыбнулась, когда вода таки пошла. Напившись, она выключила воду и аккуратно открыла дверь ванной — так, чтобы только проскользнуть.

Пробираясь к своей постели, Скуталу еще раз посмотрела на Твайлайт и улыбнулась, вспомнив все, что она сделала для нее за последние несколько дней. И как только она собралась запрыгивать на свою кровать, сквозь облака на несколько секунд выглянула луна, подсветив знакомую гриву цвета радуги.

Стоп… Рейнбоу же отправилась домой после вечеринки. Это не она… так?

Заинтересовавшись, Скуталу подошла к кровати Твайлайт и забралась на нее, стараясь не потревожить двух пони. Желая убедиться, она ждала еще одного появления луны – было слишком темно, чтобы без освещения можно было в чем-то убедиться.

Несколько минут прошли в тишине, когда она не дыша ждала и махала, от волнения, крылышками. Неожиданно комната осветилась вновь, и Скуталу увидела Рейнбоу Дэш, обнимающую Твайлайт.

Это она! – подумала Скуталу, засветившись от радости. Неожиданно ее обдал порыв холодного воздуха, заставивший быстро прижать крылья к бокам в попытке согреться. Прикусив нижнюю губу, она начала мечтать, как хорошо было бы спать в объятиях между Дэш и Твайлайт. Она топталась на месте, зажатая между желанием спать, снова прижавшись к своему идолу, и страхом разбудить и рассердить ее.

Не решившись на первое, она устроилась у задних ног Рейнбоу и приподняла уголок одеяла, стараясь набросить немного на себя. Малышка продолжала его тянуть, стараясь выбрать побольше, но действительно много не получилось. С тихим «уф», Скуталу свернулась в клубок и положила голову поблизости от своего хвоста. Она обернула им бедра и вцепилась в него передними ногами, тихонько мечтая о подушке со своей кровати. Но пока и передняя нога сойдет.

Все еще подрагивая, она встала и попыталась устроиться поудобнее, когда ее копыто скользнуло и случайно задело одну из задних ног Рейнбоу. Когда та начала просыпаться, Скуталу застыла на месте, надеясь, что Дэш снова заснет. В напряженной тишине прошли секунды, и она смотрела, как под одеялом шевелится Рейнбоу Дэш. И громко сглотнула, когда увидела ее поднимающуюся голову.

— Э-эй, Рейнбоу Дэш, — прошептала Скуталу несмелым голосом. Она села и ее плечи обвисли. – Я… я извиняюсь, за то, что разбудила и…

— Шшшш… Давай сюда, малая. Все путем… — сипловато прошептала Рейнбоу. Она убрала крыло с тела Твайлайт и поманила малышку кончиками перьев. Затем приподняла одеяло и немного отодвинулась, чтобы Скуталу могла втиснуться между ней и Твайлайт.

Облегченно улыбнувшись, Скуталу обошла Рейнбоу и скользнула под одеяло рядом с ней. Зевнув, она начала устраиваться, чтобы заснуть, но услышала усталый стон позади себя.

Почувствовав, что ее спина холодная и не обнятая, Твайлайт повернулась и мягко улыбнулась, увидев лежащую между ними Скуталу.

— О… привет… — мягко произнесла она, нежно поглаживая спинку Скуталу. – Снова ночные кошмары?

Она заметила озабоченность Рейнбоу и коротко кивнула, без слов давая понять, что сейчас не время для вопросов.

— Н-неа… — пробормотала Скуталу. – Просто я замерзла у себя и подумала, что Рейнбоу может… эм… обнять меня крылом…

Тут она посмотрела на Рейнбоу.

— Помнишь, как тогда? – немного нервно спросила она, тихо надеясь, что пегаска ответит «да».

— Хех, конечно, малая… — ответила Дэш, тепло улыбаясь ласкающейся об ее грудь Скуталу. Она посмотрела в глаза Твайлайт и покраснела, увидев ее мягкую улыбку.

— Ой, спасибо тебе огромное, Рейнбоу Дэш! – сказала Скуталу. Она вытянулась и обняла своего идола. Секунду спустя она почувствовала долгожданное тепло, когда Рейнбоу укрыла ее крылом. Улыбнувшись, Скуталу закрыла глаза и прижала крыло к себе поближе. Ее дыхание замедлилось, и она была готова уже пожелать спокойной ночи, как услышала шелест других крыльев. Она открыла глаза и увидела, как Твайлайт накрывает своим крылом уже не только ее, но и Рейнбоу.

— Рейнбоу, ты лучшая старшая сестра, которую может пожелать пони… — пробормотала Скуталу. – Ой… и ты тоже, Твайлайт… ты тоже потрясная…

Тепла двух крыльев было для нее слишком много, и она заснула уже через секунду, с улыбкой на губах. Вскоре комнату наполнило ее мягкое посапывание, заставившее Твайлайт слегка засмеяться.

— Что? – спросила Рейнбоу, натягивая одеяло на плечи.

— Да нет, ничего особого… — прошептала Твайлайт в ответ. – Просто… это было действительно мило.

— Чего? Не-а… — Рейнбоу снова покраснела, уже от смущения. Ее взгляд встретился с взглядом Твайлайт. — …Реально?

Твайлайт еще раз хихикнула и кивнула.

— Так… Что там было… ну, ты знаешь, на тему объятия крылом?

— А, да, это, — пожала плечами Рейнбоу. – Ну, когда я нашла ее, всю замерзшую, той ночью, то Скуталу призналась, что всегда мечтала, когда была маленькой, что мама ее так обнимет, и… ага.

Она зевнула и еще раз натянула одеяло.

— Мне всегда нравилось, когда мама обнимала меня крыльями, и потому подумала, что я… ну, ты понимаешь…

Щеки Рейнбоу потеплели от румянца, и потому она отвела взгляд от Твайлайт, когда та задала вопрос.

— И да, Твай? Я… я реально не смогла бы помочь Скуталу без тебя, и хочу сказать… спасибо, за все.

Она скользнула чуть ниже, аккуратно укладывая Скуталу поудобнее.

Твайлайт подвинулась поближе к Рейнбоу.

— Знаешь… я хочу помочь Скуталу не меньше тебя, и ты права. Она заслуживает лучшего, и… — тут она замолчала, сомневаясь, стоит ли высказывать, что у нее на душе. Она хотела сказать, что действительно ценит то, что Рейнбоу решила взвалить на себя. Пообещать позаботиться о жеребенке, чего бы то ни стоило – это немало. Но кое-что ее продолжало беспокоить.

Несколько часов до вечеринки у Пинки она изучала истории и примеры семей с приемными жеребятами, и как приемыши адаптировались к своей новой жизни. Из них она узнала, что чтобы жеребенок нормально рос, ему нужно обеспечить как можно более стабильную жизнь.

В текущем положении Скуталу будет жить в домах их обоих, переезжая в середине каждой недели. Зная, что это окажет на Скуталу ненужное давление, Твайлайт пришла к логичному решению, что Скуталу должна жить только в доме кого-то одного. Так как доктор сказал, что малышка никогда не будет летать, дом Рейнбоу из списка выпадает. И остается лишь один дом – ее.

Осознавая это, Твайлайт молчала, стараясь не смотреть в глаза Рейнбоу. Она не знала, почему, но ее сердце билось сильнее обычного. Их поцелуй до сих пор не выходил из ее памяти, и если она предложит Рейнбоу пожить у нее, то ситуация может стать совсем неловкой, мягко говоря.

— И… что? – спросила Рейнбоу, посмотрев в глаза Твайлайт. Она положила голову на подушку и пододвинула ее поудобнее.

— И… — Сейчас не время говорить о подобном. Поговорим позже, наедине… — И я думаю, нам стоит поспать. Если уж наблюдения последних лет на что и указывают, так на то, что Спайк проснется действительно рано, чтобы открывать подарки…