Автор рисунка: MurDareik
13. Холодная война

14. Война принцессы

— Помнишь ее вечериночную пушку? Ну так теперь их две, и они больше обычного, — сглотнула Рейнбоу, еще раз взглянув в сторону Пинки.

— Что ты имеешь ввиду? – спросила Твайлайт.

— Они теперь как настоящие выглядят. Пинки набивает их снегом, поэтому давай обрушим на них все, что у нас есть до того, как она сможет выстрелить! Бей по тем же координатам, но смести прицел на три градуса влево, десять снежков туда, а потом случайный огонь остальными по большому кругу вокруг них!

— Поняла! – Твайлайт метала снежки по новой цели, заставив пони на другой стороне рассеяться по укрытиям. Как только она метнула последние, вражеские пегасы поднялись в воздух и обрушили на них свои снежки. Твайлайт развернула над фортом щит, пропустив лишь два снежка. Легкая боль в центре лба заставила ее его снять. Она тяжело дышала, зрение размылось, а передние ноги подогнулись. Твайлайт вытянула копыто, чтобы удержаться от падения, и почувствовав что-то теплое, вцепилась в это как можно сильнее. Но того было недостаточно. Что-то теплое и тяжелое упало на ее спину, прижав к снегу.

— Это ты, Дэш? – спросила принцесса, голос которой был приглушен снегом вокруг рта.

— Да, это я, Твайлайт, — хихикнула Дэш.  

— Ты в порядке? – спросила она, слезая с подруги. Она сунула голову в снег и использовала ее, чтобы поднять голову Твайлайт. – Да, ты замерзла, но, думаю, это происходит, когда обнимаешься со снегом, так?

Она встала и помогла подняться Твайлайт.

Та стерла пот со лба и посмотрела на Рейнбоу.

— Ага, но тут в игру вступаешь ты. Я думаю, мне понадобятся твои обнимашки сегодня ночью, чтобы избавиться от холода в моей шерстке, — сказала она, подмигнув с хитринкой.

Ух! По крайней мере, я знаю, что она все еще хочет со мной обниматься… Рейнбоу хихикнула и смахнула немного снега с груди Твайлайт.

— Ага, хорошая идея. Жаль, что сейчас середина дня, хотя… Если бы Пинки не появилась с половиной горожан, я бы, наверное, могла показать тебе лучший способ дневного сна!

— Ага, — уши Твайлайт дернулись, а потом она улыбнулась Рейнбоу. – Тогда, похоже, нам придется дождаться ночи.

— Похоже на то… Я начинаю желать, того, чтобы появиться у тебя вчера вечером не так поздно. Мы могли бы обниматься дольше, если бы я просто пришла и предложила тебе спать вместе, — Твайлайт ухмыльнулась ей, заставив прикрыть глаза. – Ой, да ладно, ты знаешь, о чем я.

Звуки снежков, ударяющихся о крепость, сбили концентрацию Твайлайт.

— Нам самим может понадобиться помощь, Рейнбоу! – она подбежала к тоннелю, ведущему к иглу, в котором сидел Спайк.

— Спайк! Ты мне нужен прямо сейчас! – изо всех сил крикнула она, надеясь, что дракончик ее услышит.

— Хорошо! – прокричал Спайк, метнул еще снежок, и его глаза расширились, когда он увидел, что пушки Пинки наводятся на его иглу.

— Свити Белль, бежим! – прокричал дракончик, выталкивая жеребенка в тоннель. Она побежала впереди него, а сам дракон бежал следом, чуть задевая кончиками шипов потолок тоннеля. Как только они достигли основной части, послышался оглушительный грохот пушек Пинки. Буквально через секунду он услышал не менее громкий звук, когда снаряды попали в иглу. Дракончик обернулся и увидел через плечо, как иглу складывается внутрь, а лед превратился в множество маленьких осколков, летящих по воздуху. Он поднял, было, лапу, чтобы защититься, но неожиданно проход перекрыл фиолетовый щит, остановивший все осколки.

— Ух ты… Спасибо, Твай. Свити Белль, ты в порядке? – спросил он, посмотрев на Твайлайт.

— Да, я в порядке, — ответила та, отряхивая снег с ног.

— Спайк, я хочу попросить тебя сделать кое-что для меня, — Твайлайт наклонила голову и прошептала ему что-то на ухо. – Можешь сделать это прямо сейчас?

— Конечно же! Ха, это будет круто! – дракончик подмигнул Твайлайт и убежал в библиотеку.

Великолепно… А теперь вторая часть… Брови Твайлайт нахмурились от гнева. Она зажгла рог и проделала в стене крепости достаточно большую для себя дыру, и вышла из крепости, не отрывая взгляда от Пинки. Ее верхняя губа изогнулась, так как она боролась с желанием зарычать. Никто не решался бросить в нее снежок, опасаясь, что она может сорваться на них.

— А, Твайлайт! Пришла сдаться? – спросила Пинки, выпрыгнув из тележки. – Продолжайте заряжать пушки! Их крепость падет пред нашей мо… э, Твайлайт?

Твайлайт подняла ее голову так, чтобы та смотрела прямо ей в глаза.

-Ты хоть представляешь, что только что сотворила? – спросила принцесса, позволяя голосу показать ее гнев. – Представляешь?

Она толкнула Пинки копытом в грудь, заставив отступить.

— Э… я разнесла тот иглу двумя выстрелами? Думаю, это можно засчитать как небольшую победу в нашей войне, не так ли? – спросила Пинки, нервно оглядываясь.

Твайлайт посмотрела на нее и на этот раз позволила себе зарычать. А потом заговорила:

— Как раз в том иглу были Спайк и Свити Белль. Когда ты выстрелила, множество маленьких осколков полетели по тоннелю, из которого они едва успели выскочить. Я сделала крепость из льда, чтоб она могла стоять сама по себе, но, чтобы ты стреляла ледяными шарами? Это неразумно, и ты могла легко поранить понибудь! – Твайлайт наступала на Пинки, заставляя ее съежиться. – Раз уж ты решила устроить настоящую войну, то я решила позвать подмогу…

Она услышала за спиной два знакомых хлопка.

— И теперь тебе придется справляться не с одним аликорном, а с тремя!

Она зажгла свой рог и создала самый большой снежок, какой смогла. Когда ее голова снова начала болеть, Твайлайт уронила его на Пинки и тележку, заставив старую конструкцию сломаться под весом снега. Выведя пушки из строя, Твайлайт развернулась и подбежала к наставнице.

— Я так рада, что ты пришла, Селестия! – обняла ее Твайлайт. Потершись лицом об ее шею, принцесса почувствовала легкий запах перечной мяты. – Нам надо как можно скорее вернуться в крепость!

Селестия в ответ хихикнула.

— Я тоже рада видеть тебя, Твайлайт. А теперь о твоем письме… ты просила о помощи? – она кивнула в сторону сестры, которая держала не меньше сотни снежков, кидая их в любого пони, осмелившегося посмотреть в их сторону.

— Давайте быстрее, вы двое! – прокричала Луна, отступая в сторону крепости. – Не знаю, сколько еще я смогу их сдерживать!

Твайлайт позволила себе ухмыльнуться, наблюдая, как пони на стороне Пинки рассыпаются по доступным укрытиям. Вместо того, чтобы бежать в крепость, она и Селестия наслаждались обществом друг друга, зная, что нипони не рискнет напасть на принцесс. Твайлайт осмотрелась кругом, улыбаясь от того, как все пони на стороне Пинки с трепетом смотрели на них.

— Итак, Селестия, раз уж у тебя и Луны больше боевого опыта, как бы нас следовало защищать крепость? – спросила Твайлайт, закрывая за собой проход в стене. Она заметила, что все поклонились и хихикнула.

— Поднимитесь, мои маленькие пони, — произнесла Селестия с легкой улыбкой на лице. – Мы не сможем разгромить врага, если вы будете лицами в снегу.

— Хех, ага, не сможем, принцесса, — ответила Рейнбоу, поднимаясь. – Так что нам делать?

Присев, она подтянула к себе Скуталу и охватила ее крылом.

— Думаю, веселее всего будет, если позволить юной Скуталу быть сегодня нашим лидером, сестра, — сказала, выступив вперед, Луна. – В конце концов, это очень особый день для очень особой пони.

— Реально?! – задохнулась Скуталу. Ее челюсть отвисла, а поднятая передняя правая нога подрагивала. Пока в ее голове образовывались идеи, на ее лице росла широкая улыбка. – Хорошо тогда! Твайлайт, ты мне нужна на изготовлении снежков! Своей магией ты сделаешь больше, чем мы все – копытами. Принцесса Луна, вы можете снова сделать ту штуку с крутящимися снежками? Выглядело круто, и вы сможете использовать снежки, которые сделает Твайлайт! – Тут она подскочила к одной из бойниц. – Эм… принцесса Селестия? А вы не могли бы сделать какой-нибудь солнечный луч, чтобы вражеские снежки плавить? Я видела, как Спайк делал это своим огнем, потому… вы можете что-то такое же?

— Я… боюсь, нет, малышка, — хихикнув, ответила принцесса. – Мы пришли, чтобы немного сравнять шансы, а не полностью раздавить город. Кроме того, если я так сделаю, в городе растает весь снег.

— О… ага, тогда в снежки играть будет трудновато, — Скуталу потерла подбородок. – А вы можете тогда своей магией просто сбивать все летящие в нас снежки?

Селестия кивнула.

— Конечно, малышка. С удовольствием, — она слегка улыбнулась, кивнув Луне. – Повеселимся, дорогая сестра?

— Да, кажется, настало время нам… немного расслабиться. Эти проклятые законы о налогах сводят меня с ума! – Она последовала за Селестией на стену крепости, зажгла свой рог и подняла в воздух множество снежков, как раньше.

— Эй, а нам что делать? – заговорила Эпплблум. – Ты нас ни на что не назначила!

— Это потому, что лучшее я оставила напоследок! – ответила Скуталу, спрыгивая к своим подругам. – Вам я доверю очень особую миссию…

Она подошла к ним поближе и понизила голос, смотря на них трех.

— Итак, вот план. Вы должны будете выйти через тайный ход позади и обойти врага с тыла. Когда они рассеются под обстрелом Луны, вы должны будете вести себя так, как будто на их стороне, — на личике Скуталу образовалась хитрая ухмылка. – Насколько я знаю, они не знают, что вы на нашей стороне, поэтому не задумаются, если вы там вдруг появитесь. Я собираюсь запросить перемирие на час, чтобы пообедать, и после этого мы обрушим гнев трех принцесс на Понивилль. Когда вы услышите крики, то это будет значить, что вам пора действовать, хорошо?

— Понятно! — ответил Спайк.

— Хорошо! А теперь идите! Я дам вам несколько минут, чтобы пройти сквозь их оборону.

Скуталу подбежала к Твайлайт.

— Эй, мы можем запросить перемирие, чтобы пообедать? Мой животик уже бурчит, — сказала она, невинно улыбнувшись.

— Ага, конечно, хорошая идея! – Твайлайт проделала в стене еще одну дыру и закричала. – Эй, Пинки! Давай прервемся на час, чтобы пообедать! Жеребята голодные, а у меня тут еды недостаточно!

— Хорошо! – крикнула в ответ Пинки. – Пони, смирно! Мы идем обедать в Сахарном Уголке, и первый заказ для всех – за счет заведения.

Все выпрыгнули из-за построенных маленьких снежных стен, и рванули в сторону пекарни, оставив Пинки одну. Единственный снежок пролетел по воздуху и упал у ее ног.

— Эй, кто это сделал? – хихикнув, спросила она.

— Извини, не могла справиться с собой, — прокричала пробегавшая мимо Роузлак. – Кто последний, тот тухлое яйцо!

— О, отлично! – Пинки развернулась и поскакала следом.

На опустевшее поле битвы через дыру вышли Твайлайт и Рейнбоу Дэш. Принцесса прикусила губу, стараясь сдержать улыбку, но все же поддалась, глядя на пегаску.

— Итак… раз, два, три, вперед! – быстро проговорила она и со смехом побежала за Пинки. Рейнбоу летела следом, прижав к себе Скуталу. Другие принцессы не отставали. Оставшиеся Меткоискатели старались держаться, но все же безнадежно отставали. Когда Твайлайт услышала, что принцессы ее нагнали, она слегка замедлилась и зажгла рог. Сфокусировав магию на Спайке, Эпплблум и Свити Белль, она пролевитировала их вперед и снова сорвалась в галоп. Она догнала, а потом обошла Селестию и Луну уже на подходе к кондитерской. Чуть запыхавшись, она поставила свою ношу у дверей и широко раскрыла крылья, не давая никому позади пройти мимо. Когда Спайк и его друзья вошли, Твайлайт сложила крылья и развернулась.

— Итак, как сказала Роузлак, кто последний – тот тухлое яйцо! – с ухмылкой произнесла она, прикрыв глаза. Тут она услышала неожиданный хлопок, и открыв глаза, обнаружила перед собой пустую улицу.

— Э? – обернувшись, она увидела Селестию и Луну уже внутри, в очереди за обещанными сладостями.

— Сено… так и знала, что они сделают что-то такое, — с улыбкой произнесла Твайлайт, входя и становясь в очередь рядом с Луной.

– Жулики… — с улыбкой произнесла она.

— На войне и в любви все средства хороши, — улыбнулась в ответ Луна. – Кроме того, Пинки предложила восхитительное угощение, и я не могу стать известной, как тухлое яйцо. Я уверена, Селестия согласится со мной в этом вопросе.

— О, конечно, Луна! – ответила Селестия. Она развернула крыло, накрыла им Твайлайт и подтолкнула вперед. – Можешь пройти перед нами, малышка.

— Малышка? – Твайлайт приподняла бровь, смотря на старую наставницу, нахально ей улыбнувшись. – Думала, вы уже знаете, что я взрослая!

— Может быть и так, но ты навсегда останешься для меня той драгоценной маленькой кобылкой, что не переставала задавать мне вопросы… — Селестия наклонилась и потерлась о щеку Твайлайт.

— Чудесно немного расслабиться с тобой, — прошептала она, и добавила, слегка хихикнув. – Хоть ты и попросила помочь тебе с войной.

Селестия чуть отступила, смотря, как Твайлайт краснеет и потирает шею копытом. Стоп, я разве не должна была сказать ей что-то важное? Селестия чуть отвернулась и задумалась. Ладно, потом вспомню…

— Да, извините за это… Последнее время я была очень занята, и я пыталась найти немного времени, чтобы побыть с вами двумя, но…

— Все в порядке, Твайлайт, — ответила Луна, сделав пару шагов вперед, чтобы удержаться в очереди. – Я уверена, ты тоже знаешь, как мы заняты, поэтому было очень приятно увидеть, как ты просишь нашей помощи.

Она вынула из седельной сумки увесистый кошелек.

— Нам нечасто удается насладится понивилльскими сладостями! К слову, я взяла достаточно денег, чтобы хватило неделю прокормиться семье из пятерых… — сказала она, чуть покраснела и прошептала на ухо Твайлайт так, чтобы слышала только она. – Личный врач Селестии держит ее на достаточно строгой диете, поэтому это ее единственный шанс, чтобы действительно, ну… отожраться.

— Понятно, — хихикнув, ответила Твайлайт. Она поднесла копыто ко рту, чтобы скрыть улыбку, и прикусила язык, ее сдержать. – Я не выдам твой секрет!

— Рада слышать это, — сказала Селестия, притушив рог.

— Ты шпионила за нами? – потерлась Луна плечом об ее плечо.

— О, наверное… — пожала плечами Селестия, произнеся эти слова, и отвернулась, не сумев скрыть улыбку.

***

— Хорошо, вы двое… готовы? – спросил Спайк. Эпплблум и Свити Белль кивнули ему в ответ. Они скрывались в занесенных снегом кустах с большой кучей снежков наготове. Солнце уже начало склоняться к горизонту. Битва отложилась дольше, чем ожидалось, так как у многих пони были дела или нужно было побыть с семьями до возвращения. И хоть большая часть горожан вернулась, многие из них улучшали свои крепости – и у некоторых это заняло больше времени, чем у других.

— Ага! – прошептала Свити Белль. Она выглянула из-за куста и увидела, как магия Луны заставляет несколько сотен снежков летать вокруг библиотеки с такой скоростью, что они казались размытыми. – Ух ты… Ребята, вы это видите?

Эпплблум выглянула и ее глаза расширились.

— Хорошо, что принцесса Луна на нашей стороне!

— Ага. Надеюсь, мы не попадем под дружественный огонь, — Спайк поморщился, когда услышал, как Пинки вновь трубит в свой боевой рог. – Ох, а эта штуковина громкая.

— Стоит напихать в него снега, — с ухмылкой произнесла Эпплблум. – Если мы будем достаточно осторожны, то это пройдет!

— Хорошо, сделаем это! – ответил Спайк. Он посмотрел по сторонам, вышел из-за укрытия и пошел, как ни в чем ни бывало, к Пинки. Та стояла у разломанной тележки, разговаривая с пони слева от нее. Прячась за тележкой, Спайк обошел ее справа – две его подруги были прямо за ним.

— Готовы? – прошептал он.

— Ага! Я ее отвлеку! – Эпплблум развернулась и обежала тележку. – Эй, Пинки! – малышка коснулась ее ноги и закричала. – Осалила! Тебе водить!

Со смехом кобылка убежала от нее в противоположном направлении.

— Эй, ты, а ну вернись! – закричала ей вслед Пинки. Подобрав снежок, она метнула его в Эпплблум, но промахнулась. Она сделала пару шагов в сторону Эпплблум, но остановилась, когда та скрылась за углом.

— Ловим момент! – сказала Свити Белль. Она метнулась вперед и с помощью Спайка накидала в рог Пинки столько снега, сколько смогла. Они скрылись за тележкой, как только Пинки развернулась, и отбежали дальше.

— Отлично! Всем в атаку, как только я подую в рог! – Пинки подобрала инструмент, набрала воздуха в грудь и что есть силы в него дунула.

Спайк не мог не улыбнуться, когда услышал приглушенный звук, звучащий почти как испускание ветров, вместо обычного низкого гула.

— Бежим, нам надо вернуться в крепость до того, как нас заметит Пинки! – сказал он, подталкивая Свити Белль в сторону улочки, по которой они пришли. Когда единорожка доскакала до кустов, где они прятались, дракончик поскользнулся и упал лицом вниз. Услышав возглас Пинки, Спайк понял, что был замечен. С тянущим ощущением в животе, Спайк обернулся и увидел, как Пинки смотрит на него с широко раскрытыми глазами и разинутым ртом.

— Ой-ей, — произнес он себе, поднимаясь. Добежав до кустов, он прокричал. – Прикройте меня!

К счастью, Эпплблум высунулась с другой стороны кустов и начала метать снежок за снежком над его головой, заставив Пинки искать укрытие. Они обежали квартал и вышли к тайному проходу в крепость, где их уже ждала Эпплблум.

— Поверить не могу, что это сработало! – сказал Спайк, хлопнув ладонью о копыта кобылок. Услышав призыв Пинки атаковать, он прокричал. – Твайлайт! Мы вернулись!

Когда жеребята нырнули в тоннель, он последовал за ними и дождался открывшей проход Твайлайт.

Правое ухо Твайлайт дернулось, когда она услышала, как Спайк что-то кричит. Она побежала на другую сторону крепости и открыла ледяную дверцу, впуская внутрь товарищей по оружию.

— Как все прошло? – спросила она, стряхивая с них снег крыльями.

— Круто, Твайлайт! – ответила подпрыгивающая Свити Белль. – Мы устроили фокус с рогом Пинки! Она теперь долго не сможет его использовать!

Из-за Твайлайт с широкой улыбкой на лице выбежала Скуталу.

— Отличная работа, ребята! Я видела, что вы устроили с наблюдательного пункта Рейнбоу! Пинки была реально в ярости!

— Спасибо! – ответила Свити Белль сломавшимся на полуслове голосом.

— Принцесса Луна! – прокричала Скуталу, вернувшись на фронт. – Я хочу, чтобы вы стреляли по всему, что там движется, хорошо? Даже если это будет чей-то хвост – на него должна быть вывалена гора снега!

— Так точно, мэм! – хихикнув, ответила Луна. Она заметила пару пони в девяти метрах перед крепостью. Их носы едва виднелись за низенькой стеной. Принцесса прицелилась и обрушила на жертвы ураган снежков. Пока они летели, пони слева встал и раскрыл крылья, пытаясь увернутся, но напрасно. Четыре снежка ударились об его грудь, и Луна услышала его крик: «Попала!», когда он отступил. Другая пони была умнее, просто пригнувшись за стеной, поэтому снежки пролетели над ее головой. Услышав ее смех, Луна не могла не улыбнуться – в ее голове созрел план. Пока над полем боя звенел смех, она закрыла глаза и передала через рог как можно больше силы, поднимая все снежки в ее магической хватке над пони, по которой промахнулась секунды назад. Все снежки сложились в одну большую кучу снега в четырех метрах над той пони. Услышав, что смех неожиданно прекратился, Луна отключила рог, и вся куча снега с глухим хлопком обрушилась вниз. Принцесса открыла глаза и посмотрела через бойницу на то, как ее жертва выкапывается из-под кучи снега, мотая головой из стороны в сторону. Луна услышала крик: «Попала!», и шутливо кинула в ту сторону еще пару снежков, намеренно промахнувшись.

— А ты все так же метка, сестра, — произнесла Селестия, садясь рядом.

— Конечно! – метнула Луна снежки в тройку отступающих жеребцов, попав каждому в круп. Она не могла не захихикать, услышав, как один из них взвизгнул, как собака. – Я так рада, что мы решили помочь Твайлайт в ее войне. Я так не веселилась с тех пор, как мы выкинули из тронного зала того жеребца, что назвал нас капризными старыми курицами! Было так приятно смотреть, как гвардейцы выволакивают его наружу…

— Он пытался вернуться? – спросила Селестия, кинув пару снежков в Пинки, нырнувшую за укрытие. – Ох, я хотя бы попыталась! – хихикнув, заметила она.

— Да пыталась ли ты вообще, дражайшая сестра? Не похоже, чтобы ты старалась на самом деле! – Луна приподняла копыто, чтобы скрыть улыбку, и не глядя метнула единственный снежок в сторону Пинки. Ее улыбка обратилась в веселую усмешку, когда она услышала шлепок снежка по голове вечериночной пони.

— Мне даже не нужно смотреть! А ты так сможешь? – спросила Луна, толкая плечо Селестии своим.

— Думаю, я могу, и даже готова доказать, что из нас двоих я – лучше. Что ты скажешь, если я скажу, что могу попасть в любого пони, даже не используя магии? Мне даже не нужно будет смотреть! – она наклонилась и начала лепить магией снежок.

— Я… думаю, это будет впечатляющая демонстрация твоих навыков, но мне не кажется, что ты сможешь в кого-то попасть. Твои шансы попасть с закрытыми глазами настолько малы, что даже Твайлайт не сможет рассчитать их… — произнесла Луна, следя за целями на поле боя.

— Думаю, это будет достаточно легко! – Селестия подняла левое копыто, прикрывая глаза, а правым подняла снежок.

— Готова? – спросила она, глядя на Луну. Принцесса выглянула из-за копыта и увидела, как сестра смотрит в бойницу.

— Ага… — ответила Луна, гадая, кто будет целью Селестии. Сделанный ей снежок был раз в шесть или семь больше обычного. Она повернулась к Селестии и увидела, как снежок летит ей в лицо. Луна заледенела, услышав, как Селестия смеется над ней.

— Я же говорила! – сквозь смех произнесла Селестия. Она увидела, как Луна трясет головой, разбрасывая снег во все стороны.

— У тебя справа еще осталось, дорогая, — сказала Селестия, обирая снег копытом. Прежде, чем она успела его убрать, рог Луны засиял, и с расширившимися глазами Селестия увидела, как все снежки в крепости поднялись в воздух. – Ой…

Тут Селестия засветила свой рог, проделала в стене крепости дыру и со смехом выскочила туда. Луна со всех ног бросилась за ней, метая снежок за снежком.

— Куда это они? – спросила Рейнбоу, высовываясь в дыру. Она ждала летящих в нее снежков, но все предпочитали следить за царственными сёстрами.

— Думаю, Луна пытается отомстить Селестии за то, что она сделала, — захихикала Твайлайт. – Я, наверное, бы сделала то же самое, проделай она это со мной!

— Да? – ухмыльнулась Рейнбоу, делая снежок. Подняв копыто, она посмотрела на Твайлайт. – Уверена?

— Действительно хочешь узнать? – с ухмылкой спросила Твайлайт, поднимая магией не меньше полусотни снежков и заставляя их вертеться над собой.

— Эм… — прижались уши Рейнбоу при виде такой демонстрации мощи. – Может, в другой раз. – Она выкинула снежок и хихикнула. – Лучше мне быть без синяков, когда мы будем потом обниматься.

— Оно и к лучшему, — погасила рог Твайлайт, но не раньше, чем сложила снежки к стене библиотеки. Она вздрогнула, услышав громкий взрыв вдалеке, на окраинах Понивилля, где начинались поля. – Ого. А они всерьез увлеклись.

— Ага, — Рейнбоу проследила взглядом большой столб снега, поднявшийся в воздух вдали по главной дороге. – Ох… я даже рада, что они творят это там, а не тут.

Она вслушивалась в звуки эпической битвы, которые доносились еще минуту прежде, чем затихнуть.

— Они там… все уже?

Твайлайт вышла в проход, проигнорировав единственный снежок, который в нее попыталась бросить Пинки. Солнце уже наполовину зашло за горизонт, что заставило ее сказать:

— Да, похоже на то. Иначе с чего бы Селестии опускать солнце?

Она вернулась в крепость и закрыла за собой проход.

Все в крепости в следующие пятнадцать минут были настороже, думая, действительно ли кончилась битва. Когда стало холоднее, Спайк встал со своего места и к передней части, заметив сидящую у главного входа Твайлайт. Не говоря ни слова, он сел рядом, прикрыл спину крылом и вздохнул от удовольствия, почувствовав омывшее его тепло. Но когда Твайлайт подтянула его поближе, он почувствовал знакомое ощущение в животе, указывающее, что он скоро выдохнет письмо. Через мгновение Спайк почувствовал вырвавшуюся из его горла магию, и перед ним в воздухе возник свиток. Усталый дракончик не успел поймать его до того, как свиток упал на снег.

— Не волнуйся, я возьму его, — сказала Твайлайт, видя, как Спайк нагибается за ним. Она зажгла рог и подняла свиток, отряхнув с него снег. – Я уверена, что там что-то вроде «Счастливых Праздников» или еще чего-нибудь от принцессы Селестии. Почему бы тебе не погреться внутри?

— Ага, звучит неплохо. Вот что – дай мне пять минут, и я разведу огонь и сделаю на всех горячего какао, хорошо?

— Хорошая идея, малыш… — ответила Твайлайт, погладив помощника по голове. Она с улыбкой следила, как он идет домой, и как только дверь закрылась, развернула свиток и начала читать. Ее глаза расширились, и она несколько раз его перечитала, чтобы убедиться, что нигде не ошиблась.

— Рейнбоу! – позвала она голосом, полным тревоги, держа письмо перед собой. – Тебе нужно это видеть!

— Что там? – отозвалась Рейнбоу с другой стороны крепости. Она изучала местность перед собой, потом бросила взгляд через плечо и увидела Твайлайт, держащую письмо. – Это от принцессы Селестии?

Твайлайт кивнула и протянула ей письмо. Снедаемая любопытством, Рейнбоу подбежала и села рядом, взяв письмо в свои копыта. Дочитав до конца, она посмотрела на Твайлайт – письмо выпало из ее копыт.

— Суд… уже через два дня? – спросила Рейнбоу. Хоть она и устала, но ее сердце начало биться быстрее. – Разве Селестия не сказала, что он будет, вроде как, через пару недель или около того?

— Да, она так говорила, — кивнула Твайлайт и раздраженно топнула копытом. – Ух! Я собиралась изучить судебные процедуры на следующей неделе, но, похоже, тому не быть…

— Да уж, — хихикнула Рейнбоу, но замолчала под раздраженным взглядом Твайлайт. – Извини. Но, в любом случае…

Она подняла письмо и скрутила его. Сунув его под крыло, Рейнбоу спросила:

— Я уверена, что ты способна изучить все, что нам нужно для победы, за день, так? – она игриво толкнула Твайлайт. – То есть, да ладно тебе — мы же полюбому победим! Принцессы на нашей стороне, помнишь? Кроме того, на нашей стороне самый великий умник в мире! Да как нам не победить-то?

Она улыбнулась Твайлайт, ожидая ответа.

— Я… я думаю, ты права, но все же… — посмотрела ей в глаза Твайлайт.

— Никаких «но», Твайлайт! – перебила ее Рейнбоу. – Скуталу не о чем беспокоиться, особенно с тех пор, как на ее стороне мы!

Видя неуверенное выражение на лице Твайлайт, она добавила:

— Ой, да серьезно! Ну кого поддержит суд? Два Элемента Гармонии, из которых одна – свежекоронованная принцесса Эквестрии, или двух алконавтов, избивающих свою дочь? Суд будет на нашей стороне, гарантированно, а родители Скуталу надолго уйдут по этапу.

— Кто-то меня звал? – появилась Скуталу в сопровождении подруг. – И еще, битва кончилась? Я там нипони не вижу.

— Да, похоже уже все, — ответила Твайлайт, и спросила двух кобылок. – Вы уже хотите идти домой или останетесь на какао? Спайк его как раз варит!

— Не-а, я уверена, что Эпплджек и Биг Мак уже сготовили что-то вроде большого семейного ужина, — ответила Эпплблум.

— Э, хе-хе, об этом… я должна была встретится с Рарити в доме у родителей уже двадцать минут как, — зазвенел смех Свити Белль.

— Хорошо, девочки, тогда надеюсь, что вы повеселитесь, — ответила Твайлайт, разрушая крепость. Она помахала на прощание бегущим по улице подружкам Скуталу, и как только они скрылись из виду, почувствовала, как к ней кто-то прижался сбоку. Вдохнув, Твайлайт даже не понадобилось угадывать, кто это, так как она почувствовала знакомый запах пота, смешанный с запахом шампуня.

— Повеселилась сегодня, Рейнбоу? — спросила Твайлайт, почувствовав, что подруга прижалась к ней поближе.

— Ну, ты сама это знаешь… — Рейнбоу почувствовала, как ее щеки заливает румянец, когда она приготовилась сказать кое-что, что могло подорвать ее крутой, бесстрашный образ. Она оглянулась, чтобы убедиться, что нипони не подслушивает, но, все же заговорила потише.

— Но знаешь, что сегодня было самое лучшее? — пегаска опустила глаза и сглотнула.

— О? И что же, Рейнбоу? — Твайлайт положила теплое крыло на подругу. Холод начал, наконец, проникать сквозь ее шерстку и шарф, и она была уже намерена вернуться в дом.

— Про-проснуться ря-рядом с тобой… — проговорила Рейнбоу, наблюдая, как Скуталу делает снежных ангелов на руинах крепости. — Просто потрясно, знаешь ли, просыпаться рядом с тем, кто заботится о тебе. Ты всегда такая мягкая и теплая, а твои крылья — еще лучше, и я бы могла буквально целыми днями обниматься с тобой в кровати. Сон на облаке и близко не лежит, когда у тебя есть кто-то, с кем можно обниматься…

— Ха, ага, думаю, я могу сказать, что понимаю, что ты имеешь ввиду, — ответила Твайлайт. В тишине прошло несколько секунд, а потом принцесса с удивлением почувствовала голову подруги на своем плече. Ее глаза расширились и она хотела, было, сказать ей что-то на эту тему, но передумала, и вместо того наклонила свою голову к Рейнбоу и слегка об нее потерлась. Они примерно минуту сидели в тишине, наслаждаясь компанией друг друга.

Наконец почувствовав, что замерзает, Скуталу села между передними ногами Рейнбоу, чтобы согреться, и прислонилась к ее левой ноге, улыбнувшись, когда ее прижали поближе. Они все примерно минуту смотрели на полную луну, прежде, чем Твайлайт нерешительно нарушила молчание.

— Скуталу… Если ты не слышала, о чем мы говорили минуту назад, то суд по делу об опеке над тобой перенесли. Он состоится через пару дней, — мягко сказала Твайлайт.

— Ой, эм… — Скуталу поближе прижалась к теплому животу Рейнбоу. — Моих родителей ведь там не будет, так? Мне что-то не хочется их снова видеть…

— Ну, да, Скуталу, они все же там будут. Суд будет решать, сможем ли мы заботиться о тебе… всегда, — ответила Рейнбоу, потрепав кобылку по гриве. — Разве это не круто будет? Ну, знаешь… жить с нами?

— Да, конечно, но… — слегка вздохнула Скуталу. — Нам действительно нужно их видеть? Нужно мне вообще быть там?

— Боюсь, что так, малышка, — ответила Твайлайт, и решила закруглять разговор, так как у нее уже мурашки шли по спине. — Но сначала нам нужно чего-нибудь съесть, а беспокоиться об этом будем уже завтра. Спайк, скорее всего, уже разжег камин, так почему бы нам не пойти внутрь и согреться?

— Ага, Твай, — ответила, вставая, Рейнбоу. Она перехватила взгляд Твайлайт, и они обменялись быстрыми улыбками, и пегаска добавила. — Тут становится холодноватенько. А мы не хотим, чтобы мелкая малявка замерзла, так?

— Эй, я не мелкая! — пискнула Скуталу, шутливо пнув Рейнбоу по ноге, когда они встали.

— Да-да, я знаю, просто дразнилась! — засмеялась Рейнбоу, ведя Скуталу в библиотеку. Открыв дверь крылом, она пропустила внутрь Скуталу и обернулась, заметив, что Твайлайт не двигается с места.

— Эй, ты идешь? — мягко спросила она.

— Что? Ах, да, извини. Просто задумалась, — Твайлайт кивнула на открытую дверь. — После тебя.

Рейнбоу снова ей улыбнулась и зашла внутрь. И прежде, чем зайти, Твайлайт еще раз посмотрела на луну через плечо и по какой-то странной причине почувствовала, что все будет в порядке.

Продолжение следует...

...