Автор рисунка: aJVL

Избранная № 3

Предназначением Динки было делать что-нибудь милое.

Она могла очень мило спать, учиться, кушать, подскакивать на месте, гоняться за бабочками и заниматься сотнями других дел, подобающих кобылке её лет. У неё не было кьютимарки, но она не считала это недостатком, скорее — своего рода чистым листом, ведь пустые фланки и вся жизнь впереди куда лучше, чем старость.

В этот исключительный день ей приснилось что-то восхитительное. Выйдя из спальни, она спустилась вниз самым забавным способом из всех возможных — съехав по перилам. Ну, забавным кроме заключительной части, когда она плюхнулась на пол, но и тогда она лишь отскочила от ковра и, как котёнок, приземлилась на все четыре ноги. В поисках завтрака, она (конечно же, мило-премило) поскакала на кухню.

Когда она, красуясь, вошла в комнату, с ней поздоровался жеребёнок — пегас, серый с белокурой гривой. Он сидел за столом и потягивал апельсиновый сок, безо всякого энтузиазма уставившись на миску с кукурузными хлопьями.

— Привет, Динки!

— При… — копытце единорожки застыло на полпути к дверце холодильника. Она повернулась к жеребёнку:

— Стоп, а ты кто такой?

— Что? — он чуть не поперхнулся соком. — Я твой брат, Крэкл Пап.

— Погоди, у меня есть брат? — спросила Динки, подойдя к пегасу и заглянув ему в глаза.

— И всю жизнь был, — ответил Крэкл Пап. — Ты что, не помнишь?

— Помню ли я, что у меня всегда был брат? — брови Динки поползли вверх. — Абсолютно уверена, что нет.

— Не знаю, я всегда тут был, — Крэкл Пап проглотил немного хлопьев. — Удивительно, что ты никогда этого не замечала. Думаю, из-за того, что ты всегда была слишком занята своими странными делами. Лично я уверен, несколько раз мы даже играли вместе.

Динки покраснела:

— Какими такими делами?

— Танцами, прыжками, ужимками, смешками, вот какими, — отмахнулся Крэкл Пап. — На прошлой неделе ты как-то умудрилась потерять нас с мамой на Эпплвуд Дерби.

— Хм… Может быть, — пожала плечами Динки.

Её живот заурчал, напоминая, зачем она, в конце концов, явилась на кухню. Единорожка открыла холодильник и взяла пакет. Пролевитировав молоко к столу и только чудом не расплескав на пол, она вылила его в миску с овсянкой.

После недолгих колебаний, Динки уселась за стол рядом с пегасом.

— Значит, ты мой брат, — немного помолчав, произнесла она.

— Мышление явно не твоя сильная сторона, — усмехнувшись, буркнул Крэкл Пап.

— Никогда не думала, что у меня есть брат, — продолжила Динки. — Для меня это что-то новое.

Юный пегас вздохнул и сосредоточился на хлопьях. При виде такого пренебрежения к своим словам, Динки было надула щёки, но тут на кухню вошла её мама.

— Привет, маффинки! — сказала Дерпи, потрепав детей по гривам. — Как дела?

— Мам, а у меня всегда был брат? — спросила Динки.

— Конечно нет, моя сладкая, — ответила пегаска, поставив на стол пакет с продуктами.

Динки повернулась к Крэкл Папу:

— Видишь? А я говорила.

— Он на год младше тебя, — продолжила Дерпи.

— Ааа…

Динки нахмурилась:

— Но ведь нас всего двое, верно?

Дерпи встала как вкопанная и посмотрела на дочь:

— Ты уверена, что с тобой всё в порядке? Последний раз, когда я проверяла, у меня было двое детей.

Динки кивнула и вернулась к овсянке. Завтрак закончился без происшествий; в конце концов, Крэкл Пап отправился в свою комнату, наверное, заниматься своими жеребчиковыми делами. Динки в этом не разбиралась — она до сих пор считала, что ещё вчера была единственным жеребёнком во всём доме.

Стараясь не уронить её по дороге, она телекинезом отправила пустую миску в кухонную раковину, а затем, спрыгнув со стула, пошла в гостиную. Прекрасная сторона каникул — есть куча времени на чтение, для которого нет ничего лучше большого дивана, стоящего посредине комнаты.

Динки уселась на него и, применив магию, достала с полки книгу. К сожалению, она не смогла удержать концентрацию и, на полпути к дивану, книга упала на ковёр. Застонав, Динки слезла на пол и порысила к ней.

— Бва!

Единорожка навострила уши, пытаясь отследить источник звука. Он был очень похож на те, что издают маленькие жеребята. Она знала это из фильма, который мама запретила ей смотреть, но она всё равно пошла на него, после того, как Рамблу, каким-то образом удалось убедить Лиру, работавшую в кинотеатре, что им обоим уже стукнуло по шестнадцать. Это была плохая идея. И не только потому, что она с тех пор боялась жеребят; Рамбл начал избегать её после того, как Динки пришлось силой вытаскивать его из-под кресла.

Она медленно обернулась и увидела на диване маленькую кобылку. В общих чертах она была похожа на её маму, с серой шёрсткой и светлой гривой, но не пегас, а единорог, прямо как Динки. Ей было не больше двух лет от роду и она пыталась наесться поролона, вылезшего из дыры в диванной обивке.

— Нет, не ешь его! — крикнула Динки, хватая жеребёнка магическим полем. Она не рискнула левитировать её, а лишь уцепила за подгузник и оттащила в сторону.

— Фых! — кобылка взглянула на неё, слишком удивлённая, чтобы заплакать. — Фифстлич...

— Что? — Динки подошла ближе и уставилась на неё, словно Деринг Ду на смертельную ловушку посреди древней гробницы. — Ты только что назвала меня сестрой?

— Ага, — улыбнулась малышка. — Ты в полядке?

— Да, я в поляд…

Чтобы научиться правильно выговаривать «р» у Динки ушло два года занятий с логопедом и она не собиралась впустую потерять их из-за какой-то маленькой кобылки.

— В порядке.

Она стиснула зубы.

— Значит ты моя сестра. Как тебя зовут?

— Дипфи.

— Дипфи? — переспросила Динки.

— Не, Дипфи.

— А, Дипси! — кивнула Динки.

— Угу, Дипфи.

— Готова поклясться, ещё вчера тебя тут не было, — буркнула Динки, продолжая разглядывать кобылку.

— Ну да, — сказала Дипси. — Диван выфокий.

Динки припомнила свои первые попытки покорения дивана. Для восхождения на него ей требовались, как минимум, два перевалочных пункта плюс идеальные погодные условия, но, конечно, только до тех пор, пока она не подросла.

— Ладно, — хмыкнула Динки, — но кто же тебя на него положил?

— Мамуля.

— А почему она оставила тебя здесь?

Дипси потребовалось некоторое время на ответ. В основном потому, что она снова попыталась наесться поролона.

— Она лаботает. Она шкажала: «Побудь с Клэклом».

— Угу, работает, — вздохнула Динки. — Хорошо ещё, что мои внезапные родственники хотя бы знают друг о друге.

Она встала и подошла к двери гостиной.

— Крэкл!

— Что? — отозвался тот из своей комнаты.

— Разве ты не должен был присмотреть за Дипси?

— У тебя это получается гораздо лучше!

— У меня? — нахмурилась Динки.

Слетев вниз, Крэкл приземлился рядом.

— Угу. Когда я присматривал за ней, она обнаружила, что может включать и выключать свет своим телекинезом, ведь до выключателя-то ей не достать.

Он указал на стену. На ней был выключатель, несколько обгоревших пятен вокруг него, и, в придачу, здоровенная дыра чуть выше. Динки могла бы поклясться, что ещё вчера их тут не было.

— Что, правда? — спросила она. — Ничего не помню.

— Странно, — ответил Крэкл. — Когда ты это увидала, ты сказала нехорошее слово, мама услышала и чуть не хлопнулась в обморок.

Динки вздохнула:

— Может быть. Но почему именно я должна за ней присматривать? Ведь это не остановит пробуждение её магии.

Крэкл Пап неуверенно посмотрел на неё и покачал головой:

— Ты хотя бы сможешь сдержать её, если что. Последний магический выброс стоил мне шрама. Я показал бы его, но он в месте, которое я стараюсь не выставлять напоказ.

Единорожка почти не обратила на него внимания, повернувшись, чтобы взглянуть на Дипси. Малышка подозрительно затихла, что по мнению Динки не сулило им ничего хорошего. Она была права — Дипси упоённо жевала диванную набивку, будто лакомство из самого изысканного ресторана Эквестрии.

— Да что с тобой такое? — пробурчала Динки, вытаскивая поролон изо рта сестры. К великому огорчению малышки, ей удалось левитировать большую его часть куда-то в сторону. Закончив с этим, старшая единорожка рухнула на диван рядом с ней и застонала.

— Ну а я что говорил? — хмыкнул Крэкл Пап. — Попробовал бы я проделать такое своими крыльями!

— Постой! — воскликнула Динки. — Ведь мама говорила, что когда она проверяла в последний раз, у неё было двое детей!

— Это когда она такое сказала? — спросил пегас, подняв брови и взглянув на сестру.

Она стукнула себя копытцем по лбу:

— Да за завтраком, буквально пару минут назад! Только не говори мне, что не помнишь!

Крэкл Пап ненадолго задумался:

— На самом деле, она сказала, что у неё двое детей кроме тебя. Наверное потому, что ты как-то умудрилась забыть о нашем существовании.

— Потому, что ещё вчера вас и в помине не было! — буркнула Динки, опустив голову. — Я бы помнила, что мой брат целыми днями не выходит из собственной комнаты, или что моя сестра понаделала в стенах дыр.

— По-моему, ты только что доказала, что помнишь, — сказал пегас, — иначе как ты обо всём этом узнала?

— Да это понял бы кто угодно, у кого есть хоть капля мозгов! — простонала она. — Ты же сам только что мне всё рассказал!

— Что ж, я старался помочь! — обиженно сказал Крэкл, расправляя крылья. — Но раз я тебе больше не нужен, вернусь в свою комнату.

Поднявшись в воздух, он улетел на второй этаж.

Усевшись на диван рядом с Дипси, Динки вздохнула:

— Не следовало мне так говорить, верно?

— Неа, — ответила Дипси. — Каландаши?

— Я дам тебе карандаши, если ты не будешь их есть, — сказала Динки, оглядевшись и увидев на полке несколько цветных карандашей и бумагу, — или засовывать в нос, или рисовать на обоях, или…

Она замолчала, поняв, что не стоит подавать маленькой кобылке подобные идеи. Вместо этого, она просто положила коробку на пол, рядом с листом бумаги. Затем, она помогла Дипси слезть с дивана и подвела её к ней.

— Ну, давай, — сказала Динки, наблюдая, как её новая сестра увлечённо калякает что-то на листе.

— Это ведь Крэкл, верно? — спросила она, наклонив голову.

— Неа, это Чилпи.

— И кто такая Чирпи?

— Молочная кобылка.

— Ну что на этот раз? — проворчала Динки. — Подожди здесь минутку, мне надо кое-что проверить.

Она отправилась на кухню и открыла холодильник. Достав из него картонный пакет с молоком, она увидела на нём фото и объявление о пропавшем жеребёнке. Кобылка — пегас была немного похожа на Крэкл Папа, надпись рядом с фотографией сообщала, что её зовут Чирпи Хувз и она чуть постарше Динки.

Единорожка судорожно вздохнула:

— Ладно, — сказала она сама себе, — Чирпи пропала без вести, а моя младшая сестра рисует её на полу в гостиной. Это ещё ничего не значит. Может её никогда здесь и не было. Это совершенно нормально. Не стоит беспокоиться о...

— Ай! — Она вскрикнула, когда кто-то стукнул в окно.

Поставив пакет на место, Динки посмотрела, кто это. По другую сторону стекла стояла серая пегаска, точь-в-точь как на фото, она даже улыбалась так же. Однако, выглядела она так, будто ей пришлось продираться сквозь густой и колючий кустарник. В её гриве тут и там застряли веточки и листья, а на шкуре краснели несколько царапин.

На некоторое время Динки застыла на месте, решая, что делать дальше, но так и не придумав ничего лучшего, открыла окно.

— Привет! — сказала Чирпи, врываясь внутрь. — Что тут у нас, сестричка?

— Вот ты мне это и расскажешь, — буркнула Динки. — Ты пропала…

— … полтора года назад, — ответила Чирпи, — но оно, типа, того стоило! Как малютка Дипси?

— Вот как раз от неё я и узнала о твоём существовании, — сказала Динки. — Честно говоря, я не слыхала ни о каких братьях и сёстрах до этого дня.

— Типа, отстой какой-то, сестрён, — ответила Чирпи, схватила пакет молока и выпила его в несколько глотков. — Но у меня есть новости получше.

Широко улыбнувшись, она достала красное писчее перо откуда-то из под крыла.

— У меня сломанное перо!

— Сломанное… перо? — с расширившимися от удивления глазами пробормотала Динки.

— Да! Сломанное перо! Когда ты последний раз пользовалась пером?

— Ты что, хочешь продать его мне? — спросила Динки, попятившись назад.

— Я пыталась продать его Принцессе Твайлайт, но не прокатило, — сказала Чирпи. — А ты знаешь, как оно мне досталось?

Она покрутила перо из стороны в сторону:

— В Понивилле был прекрасный солнечный день. Я уже собиралась в школу, когда…

Динки её не слушала. Она обнаружила, что Дипси снова затихла. Динки не думала, что маленькая единорожка была способна сотворить что-то ужасное при помощи карандашей, но осторожность здесь явно не помешала бы.

Внезапно, в кухню вихрем ворвался Крэкл Пап.

— Быстрее, все за мной! — крикнул пегас, — Дипси левитирует диван!

— А потом мы приземлились прямо на палубу небесного корабля пиратов! — сказала Чирпи, — а он как начнёт палить из всех орудий прямо по ниндзя!

— Значит, так ты получила перо? — спросила Динки.

— Нет, я купила его в маленьком магазинчике, которого, днём раньше, и в помине не было; в городе, не обозначенном на карте, — ответила Чирпи. — Но та битва была, типа, просто обалденной.

— А, понятно.

Динки заметила, что Крэкл продолжает подталкивать её.

— Ну, что ещё?

— Дипси левитирует диван, — буркнул он.

— Я и в первый раз прекрасно слы… Что?!

Она пулей вылетела из кухни.

Первое, что увидела Динки, вбежав в комнату, был слой пыли и засохшие кусочки пищи, словом всё то, что обычно прячется под диваном. Рядом сидела Дипси, с довольной мордашкой и ярко сияющим рогом. Увидев сестёр и брата, она громко рассмеялась.

— Нет! Брось его! — крикнула Динки, шагнув вперёд.

Дипси посмотрела на неё и, смеясь, подняла диван ещё выше.

— Если отпустишь, я дам тебе столько конфет, что ты лопнешь! — пообещала Динки.

— Ага, — сказала маленькая кобылка и её рог погас.

Динки облегчённо вздохнула и подняла голову.

Пожалуй, ей не стоило становиться прямо под диваном.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Предназначением Динки был сон.

Она могла спать, катаясь на тележке, спать в школе, дома, под деревом, на дереве, в магазине, на подоконнике, в кровати, в туалете и в сотне других мест, где может оказаться кобылка её лет. Её кьютимаркой была подушка и она считала, что рано или поздно станет моделью для рекламы понивилльского салона «Перья и Диваны».

Она открыла глаза и обнаружила, что лежит в постели, а рядом стоит розовая единорожка с озабоченным выражением на лице. Не увидев поблизости ни одного из своих внезапно появившихся родственников, Динки облегчённо вздохнула.

— Спарклер! — воскликнула она. — Пожалуйста, скажи, что хоть ты не моя сестра!

— Вообще-то меня зовут Аметист Стар, — ответила розовая единорожка. — Мы беспокоились о тебе.

— Да уж, этот диван меня чуть не прихлопнул…

— Какой ещё диван? — спросила Аметист Стар. — Ты просто проспала до полудня. И, кстати, я припоминаю, как однажды ты попросила меня побыть своей сестрой, юная мисс. Помнишь? Мы вместе принимали участие в конкурсе «Настоящие Сёстры».

— Мы...Что? — спросила Динки. — Не помню, чтобы…

— Странно, — пробормотала Аметист Стар. — Но я всегда говорила тебе, что я не настолько молода, чтобы сойти за дочку Кэррот Топ.

— Да-у, точно, — зевнув, сказала Динки и уселась в постели. Внезапно, её зрачки сузились:

— Постой. Кэррот Топ — моя мама?

— Ты часом не заболела? — Аметист Стар удивлённо подняла бровь и потрогала её лоб копытцем.

— Нет, не думаю, — буркнула Динки. — Мне надо прогуляться или типа того.

Она выбралась из кровати и порысила вниз по лестнице. Удивительно, но дом выглядел совершенно не таким, каким она помнила его со вчерашнего дня. Выйдя на улицу, единорожка увидела, что он окружён целыми полями моркови. Дом стоял на вершине холма и выглядел так, словно его прародителями были несколько огромных бочек.

— Так, ладно, — сказала себе Динки, пробираясь через бесконечные морковные плантации. — Ты проснулась и обнаружила, что у тебя появился брат и сразу две сестры. Затем тебе на голову свалился диван, и, когда ты очнулась, оказалось, что у тебя совершенно другая семья. Но что же мне теперь делать?

— Тсс!

— Что? — Динки обернулась и увидела своих подруг — Руби Пинч и Тутси Флют, прячущихся среди моркови. — А вы что тут делаете?

— Рады снова тебя видеть, — буркнула Руби. — Мы думали, что потеряли тебя навсегда.

— О чём это ты? — пробормотала Динки, неуверенно взглянув на неё.

— Ты что, ничего не помнишь? — спросила Тутси. — Даже происшествие с временной воронкой?

— Извини, что? — Динки потёрла виски.

Руби подошла ближе и внимательно посмотрела ей в глаза:

— Тебе уже встречались временные парадоксы? Или внезапные перемены в окружающем мире?

— Ну… — Динки пожала плечами. — У меня внезапно появился брат и две сестры, а затем они исчезли, и я получила новую фирменную кьютимарку, в придачу к новой семье, и …

Она указала копытцем на окружающие их бескрайние морковные поля:

— И ещё вот это. Так вы знаете, почему это случилось?

— Оно всё ещё продолжается, — сказала Тутси. — Большинство пони этого даже не осознают. Например, мы трое учились в одном классе с Твайлайт Спаркл, Лирой Хартстрингс и Аметист Стар в школе для одарённых единорогов Принцессы Селестии. А потом я проснулась и оказалось, что Аметист уже взрослая, и, вдобавок, моя няня.

— Что-то похожее случилось и со мной, — кивнула Руби. — Я поняла это, когда Скуталу рассказала мне о первом Радужном Ударе Рэйнбоу Дэш и я внезапно вспомнила, что видела эту гонку собственными глазами.

Она похлопала себя по спине:

— Вот только я тогда была пегасом. Очень необычно для меня, верно?

— Но, — вздрогнула Динки, — это означает, что наши жизни не являются непрерывными! Нас словно заставляют играть различные роли, и меняют их, как только надоест.

— Угу, — пожала плечами Тутси. — Мы не знаем, как оно работает. Похоже, ты третья пони, кто вообще заметил это. Раньше нас было только двое.

Она посмотрела на Динки, Руби и себя:

— Если подумать, может, мы вообще избранные. Мы даже выглядим одинаково, не считая масти, конечно.

Динки опустила голову:

— Но что мы можем с этим поделать? Я не хочу, чтобы моя жизнь постоянно менялась. И я, вроде как, люблю всех моих новых сестёр…

— Просто прими это, — сказала Руби. — К тому же, не похоже, что ты потеряла их навсегда. Число реальностей представляется конечным. Вскоре, ты вернёшься в предыдущую и, может быть, задержишься в ней подольше.

— И всё-таки, это странно.

Руби усмехнулась:

— Со временем, тебе понравится…

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Предназначением Динки были сражения.

Она могла сражаться с пиратами, зомби, ниндзя, пришельцами, морскими поньками, Великими Древними, задирами, ботанами, с Той, Что Носит Плащ и Косу, роботами, киборгами, летающими свиньями, розовыми слонами и сотнями других существ и сущностей, которые могут повстречаться кобылке её лет. Её кьютимаркой была подкова; эту метку она оставляла на лицах поверженных противников.

Она прыгнула на палубу небесного корабля пиратов и огляделась. Спину единорожки прикрывала Чирпи, её сестра. Врагов поблизости не было. Видимо, пираты были слишком заняты, сражаясь с ниндзя, где-то внизу.

— Всё в порядке, сестрёнка? — спросила Динки.

Кивнув, Чирпи улыбнулась:

— Смотри, у меня сломанное перо!

— Повезло тебе, — усмехнулась единорожка, глядя на полчища врагов прямо под ними. — Вот уж повезло. Ну а теперь — за дело!

Комментарии (4)

+1

Спасибо за перевод таково весёлого рассказа!У автора интересная задумка объяснить логические дыры сериала и фанфики про фоновых пони не каноничные.Держи заслужил.

tenth #1
0

Спасибо!

Сейчас или чуть позже сиквел к нему кину, того-же автора, правда он уже скорее мрачный, чем смешной.

Randy1974 #2
+1

Словно персонаж постоянно прыгает между вариациями, испытывая при этом очень сильный эффект квантовой суперпозиции. И постоянно одна такая история становится охренительней другой. Может и завязано это на временных парадоксах, но по факту здесь идёт полугипертесселяция (квантовое изменение субъекта на уровне самосознания и воспоминаний) наполовину с гипертрансгрубцией, состоянием в котором изменяется чисто разум субъекта, его мировосприятие. Очень редко встретишь хорошие фанфики, которые изображали бы такие экзотические состояния.

Strannick #3
0

Почти ничего не понял, но всё равно спасибо) Это один из самых моих любимых рассказов у этого автора. У него есть продолжение, "Костёр на краю Вселенной".

Randy1974 #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...