Автор рисунка: MurDareik
22. Снежинки

Эпилог

— До сих пор поверить не могу, что мы в этой помойке, — пробормотал под нос Брик Ламп. Он и его жена стояли в очереди в столовой тюрьмы с другими заключенными. Уже три недели прошло с тех пор, как их перевели в тюрьму Кантерлота, и каждый день был Тартаром. Вместо того, чтобы оказаться в казематах дворца, как он боялся, их перевели в тюрьму на краю города, на скале с видом на долину, где они когда-то жили.

— Ага, кому ты говоришь… — ответила Транкуил Бриз. – Зачем мы вообще завели жеребенка? Проклятье, стоило бы использовать защиту… если бы мы знали, сколько бед она нам принесет.

Брик Ламп похромал вперед, балансируя подносом на здоровой ноге. Как только разнесся слух, что они мучили ребенка, то другие заключенные вбили в них немного страха. Они быстро узнали, что бьющие детей считаются такими же, как насильники и убийцы. Им постоянно приходилось быть бдительными, чтобы их снова не побили, и именно потому он прихрамывал.

Как только он дошел до раздачи, Брик протянул свой поднос пони за стойкой.

— Мне бы салата со всеми заправками, — осторожно улыбнулся он.

— Не-а, не сегодня, — сказал земной пони на раздаче, плюхнув ему отвратительную белую массу, которую повар намешал из неизвестно чего. – Но есть лучшее хрючево в корпусе.

— Спасибо, — сухо ответил Брик, забрав поднос. Он двигал его по стойке, чтобы каждый пони за ней мог положить туда еду. Добравшись до конца, он поставил поднос на спину. Но через несколько шагов жеребец перед ним внезапно ударил его больной передней ноге, и поднос упал. Другой удар пришелся ему в бок, и он свалился сам. Попытавшись подняться и драться с тем, кто напал на него, пегас получил удар в грудь, выбивший воздух из его легких. Он пытался дышать, державшись за грудь тем, что было его здоровой ногой.

— Вот что ты заслуживаешь, кусок дерьма, — услышал он чей-то шепот. Ответить Брик не мог, все еще пытаясь продышаться. Кто-то пнул его головой в уроненную еду, из-за чего он застонал и закрыл глаза. Вдохнуть он смог через несколько секунд, и сразу же поднял голову, пытаясь найти обидчиков. И как бы он это ни ненавидел, им всегда удавалось раствориться в толпе. Это было не первое нападение, и он знал, что оно не будет последним.

Брик поднялся и стер с лица большую часть еды. Белая масса вцепилась в шерсть, как слабый клей. Он знал, что больше еды не получит, поэтому пошел и нашел свободный стол. Жена села напротив через несколько минут с полным подносом. Он с завистью посмотрел на него, потому что был целью большинства атак. Если ее лишь толкали, то ему доставалось по полной программе, совсем как недавно. Он ненавидел ложиться спать голодным.

— Вот, ешь, — с удивлением услышал он жену. Она подтолкнула поднос поближе и наклонилась. – Нам понадобятся все твои силы на то, что мы запланировали на сегодня…

— Ага, да… конечно, — они ели молча, следя за всяким пони, кто приближался к ним. Доели они как раз к звонку, возвещавшему, что ужин завершен. Брик встал в очередь следом за женой и под надзором охраны они отправились по камерам. Как только они вошли в маленькую камеру, охранник захлопнул дверь и запер ее вспышкой рога.

Они делили камеру в корпусе А. Обычно преступников расселяли поодиночке, но надзирателю показалось смешным запереть их вдвоем в камере на одного. В крошечной комнатке была одна маленькая койка, свисавшая со стены, с маленькой подушкой и одеялом. Рядом с крохотным окошком стоял унитаз, отделенный невысокой перегородкой, едва дающей уединение. Дверь же состояла из нескольких толстых металлических прутов, никак не срывающих их от патрулей охраны.

— Отлично… все чисто! — прошептала Транкуил Бриз. Охранник как раз завернул за угол, и это означало, что в ближайшие полчаса он не покажется.

— Хорошо. И, Бриз?

— Чего? – она обернулась, почувствовав его копыто на спине.

— Спасибо за еду тогда, — тихо сказал он, поглаживая плечо жены. – Это было приятно.

Он осторожно улыбнулся, чего не случалось уже месяц. Транкуил Бриз молчала несколько секунд, но протянула свое копыто к его и крепко сжала.

— Не за что, дорогой… — она обернулась и снова поискала охрану. Увидев, что все чисто, она отпустила ногу мужа. – Тебе стоит посмотреть, сможешь ли закончить сегодня. Я дам знать, если кто-то будет подходить.

— Ладно, — ответил Брик Ламп. – Посмотрим, справлюсь ли…

Он ушел в глубину камеры и, поднапрягшись, сдвинул унитаз, явив дыру достаточно большую, чтобы там протиснулся пони. Много шума он, к счастью, не наделал, потому отставил унитаз в сторону и нырнул в тоннель. Там было тесно, и едва достаточно места для пони. Пегас полз сквозь темноту, пока не ударился головой там, где остановился вчера.

— Дерьмо… стоило ожидать, — проворчал он, потирая ушиб. Он нашел ложки, которые его жена украла в столовой недели назад, и начал скрести. Каждые пять минут или около того он постукивал по камню перед собой, пытаясь обнаружить разницу в звуке. Через два часа он изменился.

Он ушам поверить не мог, когда после привычного глухого стука звук стал звонче. Он отчаянно начал его ковырять и через несколько минут прорвался. Лунный свет затопил тоннель, на секунду ослепив его. Брик копытом вытолкнул несколько кирпичей и высунул голову в дыру.

Как он и ожидал, эта часть тюрьмы была на краю скалы, в идеальном месте для побега двух заключенных. В его кровь хлынул адреналин, и пегас вырвался вперед, отчаянно замахав крыльями, напрягая мышцы, которые не мог использовать уже недели. Развернувшись к устью тоннеля, он сунул туда голову и прошептал так громко, как мог осмелиться:

— Бриз! Я справился! Мы свободны!

Он нетерпеливо ждал, пока его жена не показалась в дыре.

— Уж ты… — в неверии прошептала она. – Ты и впрямь смог… — Она высунула голову, огляделась и быстро поцеловала мужа в щеку. – Ну… выпустишь ты меня?

— О! А извини, дорогая, — отлетел назад Брик Ламп, паря в нескольких метрах от края скалы. – Стоит валить, охрана может показаться в любую минуту.

Только он договорил, как над ними засияли прожекторы тюрьмы. Завыла сирена и парочка услышала крики охраны.

— Готова ко второй части? – уверенно улыбнулся он жене, протягивая ей копыто.

— Второй части? – спросила, она, взлетая. Она видела его протянутое копыто, но не взяла его – летать, держась за ноги, было достаточно сложно, и она не хотела портить побег чем-то настолько бесполезным.

— Первой частью был побег. Второй частью будет месть этой… твари, — с отвращением выплюнул он, и продолжил, жутко оскалившись. – Что отправила нас за решетку.

— Для начала мы затаимся и будем ждать. А в нужное время… — замолчал он с угрожающей ухмылкой.

— Мы ударим.

...