Автор рисунка: BonesWolbach

глава единственная

Один шанс на сто -
Вскипает пульс.

Ложусь на крыло -
Я выбрал курс!

Все карты на стол!

Я весел и зол!

Сквозь блики огня -
Ну кто на меня?!

(с)"Мордор"

"Было не так просто их добыть. Особенно с Гильдой на хвосте. Но даже она не настолько храбра, чтобы следовать за мной в то, что осталось от Кантерлота. Тем более, в моё Министерство", — она положила шар-звезду на место. — "Но она ждёт меня там, и после этого розового дерьма я не уверена, что смогу её сделать..."

***

Светло-голубая пегаска в лёгкой лётной броне подошла к краю щита. Заклятия обхода не пропускали сквозь него ничего, что не было бы одной из министров или принцесс. Ну, или их потомками, конечно. Можно было пока не волноваться о запасах воздуха. Пока.

Она расправила крылья. Взмахнула ими пару раз. Тело отозвалось болью — лечебные зелья, конечно, справились с ядовитой гадостью, разлитой в воздухе, но не до конца.

Громко и с чувством ругнувшись, Дэш упёрлась всеми четырьмя копытами в пол и принялась наращивать амплитуду взмахов, игнорируя все неприятные ощущения в теле.

Сколько было взлётов, вылетов, сражений, спасательных операций, диверсий. Почти всегда рядом с ней были Шедоуболты, каждый — как продолжение её крыла, словно она палила разом из множества стволов. Но этот вылет предстояло выполнить в одиночку.

— Хех, совсем как раньше, — она на мгновение задумалась о том, как давно было это "раньше".

Ветер, вызванный её крыльями, носил по залу оставшиеся в нём вещи: какой то мелкий хлам, документы.
"Дискорд меня побери, ну хотя бы одно имя же я должна вспомнить!"
Министр Крутости могла рассчитывать на свою гвардию всегда, пока они были живы. Солнце, луна и само небо принадлежали Эквестрии. Когда зебры попытались оспорить это, завербовав грифонов — пегасы отстояли воздушное превосходство. Когда Цезарь посулил драконьим патриархам бесчисленные богатства эквестрийских недр в обмен на помощь в войне — чаша весов качнулась.

Первого дракона пришлось останавливать, ещё не имея оружия, способного пробить его чешую. Ведомые радужногривой пегаской Шедоуболты закружили дракона в смерче и уронили на скалы. Обитатель зебринских земель, он не ожидал от врага такой прыти в управлении погодой. Переломавший крылья, он был ещё жив. Дэш сама добила его, и при следующей встрече со Спайком не смогла посмотреть молодому дракону в глаза. Хотя, конечно, он никогда не осудил бы её.

Потом сражения с драконами стали почти такими же обыденными, как и бои с грифонами.
"Арргх, ну же, хотя бы тот жеребец, что погиб, когда мы спасали Мародёров Макинтоша, или это была кобылка?.."
Частота взмахов стала максимальной, всё, что было не закреплено в комнате, уже было сметено ветром. Пол и стены вибрировали от пегасьей магии.
"Это, видимо, от той розовой гадости, которой я надышалась в городе. Наверное, от неё. Пусть я не могу вспомнить их имена, я могу надрать задницу одной грифине так круто, чтобы при встрече они дали мне загробный-брохуф!"
Стремительным росчерком, размазанным между мгновениями, пегаска отправилась прочь из отравленного Кантерлота.

***

Грифина заняла позицию на одном из отрогов исполинской скалы, почти у самого острия. Если эта выскочка не покажется, ей придётся идти за ней в этот город, чьё розовое марево заставляло даже её испытывать страх.

Сенсоры брони и датчики движения винтовки, настроенные на генетический код министра Крутости, были включены всё это время, расходуя заряд батарей, но они не могли показать ничего внутри тумана.

— Ну же, — процедила снайперша, — ты не можешь меня вот так обломать, так кинуть в очередной раз. Не смей сдыхать там!

Внезапно датчики ожили. На тактическом дисплее высветился маркер цели, мигнул, экран пошёл помехами, известил, что "Цель потеряна... цель обнаружена... потеряна... обнаружена...".

Гильда помянула сквозь клюв всСветло-голубая пегаска в лёгкой лётной броне подошла к краю щита. Заклятия обхода не пропускали сквозь него ничего, что не было бы одной из министров или принцесс. Ну, или их потомками, конечно. Можно было пока не волноваться о запасах воздуха. Пока.

Она расправила крылья. Взмахнула ими пару раз. Тело отозвалось болью — лечебные зелья, конечно, справились с ядовитой гадостью, разлитой в воздухе, но не до конца.

Громко и с чувством ругнувшись, Дэш упёрлась всеми четырьмя копытами в пол и принялась наращивать амплитуду взмахов, игнорируя все неприятные ощущения в теле.

Сколько было взлётов, вылетов, сражений, спасательных операций, диверсий. Почти всегда рядом с ней были Шедоуболты, каждый — как продолжение её крыла, словно она палила разом из множества стволов. Но этот вылет предстояло выполнить в одиночку.

— Хех, совсем как раньше, — она на мгновение задумалась о том, как давно было это "раньше".

Ветер, вызванный её крыльями, носил по залу оставшиеся в нём вещи: какой-то мелкий хлам, документы.

"Дискорд меня побери, ну хотя бы одно имя я должна же вспомнить!"

Министр Крутости могла рассчитывать на свою гвардию всегда, пока они были живы. Солнце, луна и само небо принадлежали Эквестрии. Когда зебры попытались оспорить это, завербовав грифонов — пегасы отстояли воздушное превосходство. Когда Цезарь посулил драконьим патриархам бесчисленные богатства эквестрийских недр в обмен на помощь в войне — чаша весов качнулась.

Первого дракона пришлось останавливать ещё не имея оружия, способного пробить его чешую. Ведомые радужногривой пегаской Шедоуболты закружили дракона в смерче и уронили на скалы. Обитатель зебринских земель, он не ожидал от врага такой прыти в управлении погодой. Переломавший крылья, он был ещё жив. Дэш сама добила его, и при следующей встрече со Спайком она не смогла посмотреть молодому дракону в глаза. Хотя, конечно, он никогда не осудил бы её.

Потом сражения с драконами стали почти такими же обыденными, как и бои с грифонами.

"Аргх, ну же, хотя бы тот жеребец, что погиб, когда мы спасали Мародёров Макинтоша, или это была кобылка?.."

Частота взмахов стала максимальной. Всё, что было не закреплено в комнате, уже было сметено ветром. Пол и стены вибрировали от пегасьей магии.

"Это, видимо, от той розовой гадости, которой я надышалась в городе. Наверное, от неё. Пусть я не могу вспомнить их имён, я могу надрать задницу одной грифине так круто, что при встрече они дали бы мне загробный-брохуф!"

Стремительным росчерком, размазанным между мгновениями, пегаска отправилась прочь из отравленного Кантерлота.

***

Грифина заняла позицию на одном из отрогов исполинской скалы, почти у самого острия. Если эта выскочка не покажется, ей придётся идти за ней в этот город, чьё розовое марево заставляло даже её испытывать страх.

Сенсоры брони и датчики движения винтовки, настроенные на генетический код министра Крутости, были включены всё это время, расходуя заряд батарей, но они не могли показать ничего внутри тумана.

— Ну же, — процедила снайперша, — ты не можешь меня вот так обломать, так кинуть в очередной раз. Не смей сдыхать там!

Внезапно датчики ожили. На тактическом дисплее высветился маркер цели, мигнул. Экран пошёл помехами, известив, что "Цель потеряна... цель обнаружена... потеряна... обнаружена..."

Гильда помянула сквозь клюв всех умников, которые работали над этой бронёй и её функциями, но сделали тактический модуль, не рассчитанный на скорости Рэйнбоу Дэш. Когтистая лапа грифины подняла забрало шлема — теперь Гильда полагалась только на свои глаза и оптический прицел. Она вскинула винтовку, проследила маршрут своей жертвы по её радужному следу, выставила упреждение с поправкой на скорость... выстрелила.

Траектория полёта Дэш изменилась в то же мгновение, когда Гильда нажала на спусковой крючок винтовки, сделанной специально для её грифоньих пальцев.

— Ничего, у меня ещё много патронов, — сказала наёмница и осеклась. Что-то было не так.

Ломаной траекторией, регулярно меняя направление, светло-голубая пегаска постепенно сокращала дистанцию, приближаясь к позиции, занятой снайпером, но это было вполне логично и предсказуемо.

А вот след, остававшийся за Дэш, был розовым. Шести оттенков розового цвета, составлявших словно искажённую версию её обычного радужного следа, который вдохновлял эквестрийские войска и ужасал врагов.

"А, кажется, ты-таки хлебнула розового дыма, выскочка!"

Каждая резкая смена курса стоила Дэш потери скорости, и тактический модуль перестал быть бесполезным. Щелчком когтя Гильда опустила забрало. Красный треугольник целеуказателя подсвечивал текущее местоположение, линии чертили вероятные изменения курса с учётом времени необходимого на выстрел.

Гильда сверилась с предсказаниями машины, отмела их, предположила ещё один вероятный маршрут, отмела его, а затем сделала выстрел.

За ту долю секунды, что понадобилась ей на эти размышления, пегаска почти вдвое сократила расстояние между ними.

***

Никому не подстрелить Рэйнбоу Дэш, она это знала. Об этом говорили те сотни боёв, из которых она вышла живой. Пули царапали шкуру, лучи энергомагического оружия заставляли отпрянуть в сторону, осколки гранат и дыхание драконов, заклинания безумных зебринских колдунов и многие другие ужасы войны были бессильны. Ранить — сколько угодно, но никогда — остановить.

Пуля щёлкнула о плечо под очень неудачным углом. Броня с треском проломилась, и боль пронзила правую половину тела Дэш, нарушая полётную концентрацию. Сжав зубы, пегаска выровняла полёт. На забрале высветилось предупреждение о том, что лечебные зелья закончились. Она выругалась, так как прекрасно помнила об этом сама.

Впрочем, ничего страшного. Аналитическая система брони, правда, говорила другое, но Дэш привычно проигнорировала её.

Очередная смена курса. Ещё один выстрел Гильды, прошедший мимо. Зигзагообразный разворот, щелчок пули, бессильно скользнувшей по доспеху. Срыв дистанции.

Мёртвая петля.

***

Грифина видела, что попала. К сожалению, не в голову. Если бы не лечебные зелья, то можно было бы просто ждать, пока она ослабнет от потери крови. Но на такую удачу наёмница рассчитывать не привыкла. Винтовка была переведена в режим коротких очередей, когда пегаска, видимо, решила сыграть ва-банк и рванула к Гильде напрямую.

"Ну что же ты так рано сдаёшься, так будет не интересно..."

Впрочем, такие мысли не заставили наёмницу промедлить ни одной лишней секунды перед тем, как выпустить серию пуль в свою цель.

Пегаска ушла вверх по огромной дуге мёртвой петли, почти не сбавив скорость, и, пока Гильда ловила её на мушку, рванула вниз, оставляя за собой этот неправильный след, который, почему-то, вызывал почти омерзение.

Раздался хлопок, словно лопнула туго натянутая ткань. Там, где только что была пегаска, возник стремительно расширяющийся круг шести оттенков розового. Ударная волна настигла Гильду, ударила её о скалу, сорвала с утёса и опрокинула вниз.

Падая, она заметила удаляющуюся цель и успела выстрелить вслед, когда поняла, что удар повредил броню её крыльев.

***

С каждой милей, что Дэш пролетала над Эквестрией, она всё больше осознавала, какого масштаба трагедия произошла. Одно дело сводки, другое дело — увидеть своими глазами. Когда она покинула Клаудсдейл, её ужаснуло то, что она увидела, а вид Кантерлота поверг в трепет, но теперь, видя, что этим разрушениям нет и нет конца...

"Кажется, добыть лечебное зелье здесь будет проблемкой"

Все свои запасы, взятые в Клаудсдейле, она выгребла ещё когда её назвали предательницей за призыв спуститься вниз и помогать выжившим. Она загрузила свою броню зельями и аккумуляторами для гатлинг-лазера и спустилась в развернувшийся внизу кошмар, а облака закрылись за нею.

Плечо болело всё сильнее, обезболивающие закончили своё действие, нужно было что-то делать. До этой бомбёжки Дэш просто отправилась бы в один из центров Флаттершай.

"Окай, надо проверить, не осталось ли там чего. И что это за розовая хня с моим радужным ударом?!"

Внизу мелькнул Понивилль. Выжившие носились по городу, отдельные пони сбивались в группы и тянулись к ферме Эпплов, где располагалось одно из Стойл.

— Это ещё что такое?! — поинтересовалась она, приземляясь как раз возле лилового жеребца, который пытался отобрать сумку у кобылки с двумя жеребятами. Из раскрытой сумки на землю падали припасы, которые та собрала для своего семейства.

— Лети своей дорогой! — прорычал грабитель, не выпуская из зубов край сумки.

Дэш подняла фасеточное забрало шлема. Лиловый жеребец увидел красно-оранжевую чёлку, сообразил, кто перед ним, и кинулся бежать.

— О, госпожа министр! Благодарю Вас, все с ума посходили. Скажите, что происходит? Что это? Что делают принцессы?

Дэш сделала пару шагов назад, открыла рот, чтобы сказать что-то ободряющее, но вместо этого рванула с места в небо, оставляя позади вопросы, на которые сама была бы рада получить ответы.

***

Грифина зависла на скале над самым Кантерлотом. Матрица заклинаний брони была повреждена, но продолжала верещать что-то о заражении внутренних органов. Оптический прицел винтовки был разбит, а броня крыльев заклинила.

— Давай же! — наёмница стукнула по шлему, и тот ненадолго заработал. Генетическая телеметрия высветила маршрут жертвы и её текущее местоположение. — Отлично.

Гильда отправила вниз куски брони, оставив прикрытыми только торс и голову. Потянулась на крошечном участке скалы, который удержал её от падения в укутанные розовым руины, а затем взлетела. Куда быстрее, чем летала в полном комплекте.

***

По какому стечению обстоятельств в этой хижине осталось лечебное зелье — неизвестно, но оно оказалось очень кстати. Приступ боли скрутил Дэш прямо в небе. Она направилась к ближайшему укрытию, чтобы переждать его. Медицинское заклинание выдало предупреждение, но вместо текста пошли непонятные закорючки и символы.

Пегаска вломилась в домик и, скрутившись на полу, увидела под диваном фиолетовую бутылочку. Даже изнемогающей от боли, ей не составило труда сдвинуть мебель и добраться до зелья.

Стало немного легче. Однако отвратительное ощущение, как внутри что-то движется, никуда не пропало. Словно внутренние органы наползали один на другой.

Символы на забрале засветились тревожно-красным, а затем пропали. Броня проинформировала, что носитель потерян.

— Какого сена? Чёртова железяка.

Дэш легла на спину, на расправленные крылья, сложила передние ноги на груди. Неприятные ощущения отступили, когда под копытами ожил Элемент Верности, вмонтированный в броню.

Энергия прошла по телу, подбадривая, разгоняя боль. Разум немного прояснился, и пегаска ощутила страх. Элемент Гармонии, величайшая ценность, что была ей доверена. Если эта отрава убьёт её, он окажется потерян среди руин. Если её настигнет Гильда — он попадёт к пегасам, запершимся за облаками.

Вскочив на ноги, Дэш отметила, что чувствует себя странно, но нельзя сказать, чтобы плохо. Просто по-другому. Анализ здоровья всё ещё был недоступен, так что пегаска решила осмотреть плечо, чтобы убедиться, что зелье помогло.

Застёжка на плечевом поясе доспехов оказалась покорёжена, но с некоторым трудом поддалась. Но пластины брони не сдвинулись. Дэш дёрнула сильнее, и тело отозвалось болью, словно она пыталась оторвать кусок от самой себя.

— Дискордово отродье! Да что за... Мне некогда возиться с этим всем... чёрт, мне нужна наша яйцеголовая!

Но где была Твайлайт Дэш не знала. Очередной супер-секретный проект Министерства Тайных Наук. Дэш надеялась, что там, где находилась Твай в момент взрывов, была надёжная защита и крепкие потолки.

— Её помощник может знать, где она! Ну, или она к нему заявится, — Дэш кашлянула, и на внутренней стороне забрала остались кровавые капли. — И он сможет сохранить элемент.

***

Последние данные указывали на этот домик, затем след обрывался. Тут явно кто-то был недавно.

Грифина недовольно поморщилась. Радужная выскочка нашла способ обмануть хвалёные системы слежения.

Впрочем, именно этого наниматели и ждали от нее, иначе не было бы смысла нанимать Гильду.

Заказчикам нужно было не просто убийство, им нужна была голова. Когда старый пегас, не снимавший броню уже больше недели, озвучил это требование, Гильда на мгновение почувствовала что-то вроде симпатии. Или, скорее, признательности. Сам того не ведая, он обращался к забытым традициям её народа, о которых давно забыли пони, но никогда не забывали зебры.

Если для того, чтобы получить лучшую из голов, когда-либо заказанных грифону-наёмнику, нужно было прочесать всю разрушенную Эквестрию — она была готова сделать это.

— Куда ты можешь направиться... небеса закрыты для тебя, твои друзья мертвы, твоя страна разрушена...

Грифина поднялась в небо, оставляя землю всё ниже и ниже. Облака приблизились и остались позади. Наёмница окунулась в солнечный свет и холодный ветер. Бескрайняя равнина облаков, нерушимая, словно ничего не произошло.

Вдалеке, на самом краю восприятия, Гильда заметила крошечную искру. С розоватым оттенком. Ныряя обратно под толщу облаков, наёмница улыбалась.

***

Когда Спайк перебрался в пещеру, остальные друзья посетовали, что она так далеко, а Дэш заявила, что сможет летать к нему в гости хоть каждый день.

И ни разу не навестила.

"Ну вот и наверстаю упущенное"

Скала возвышалась над облаками. Немного покружив, она нашла вход в пещеру.

— Спайк?! Это я!

Министерская кобыла дошла до жилой части пещеры дракона и села. Вздохнула. Затем коснулась элемента Гармонии, внутренне содрогнувшись от опасения, что он может тоже сплавиться с её броней. Тогда пришлось бы...

Ожерелье с красной молнией легко вышло из оплавившихся пазов брони. Такое же сверкающее, яркое и чистое, как в замке Двух Сестёр. Дэш в последний раз подержала древний артефакт на копыте. Перед её внутренним взором пронеслись не мгновения славы, когда принцесса Луна одобрила её "Проект Одного Пегаса" и не когда у неё появились собственные "Шедоуболты". Дэш вспоминала лётный лагерь и неуклюжие попытки Флаттершай взлететь; больницу, в которой ей впервые довелось прочитать книгу о Дэринг Ду; тихохода Танка.

С трудом приподняв лапу Спайка, пегаска спрятала Элемент Верности под ней и направилась к выходу. Внутри всё болело.

Среди вещей в пещере обнаружилось несколько аудиопроигрывателей. Наверное, Спайк использовал их для ведения дневника или заметок — письменных принадлежностей его масштабов точно не выпускалось. Один из них Дэш поставила рядом с собой. В броне было записывающее устройство, но она сомневалась, что броня переживёт её.

Щёлкнула клавиша записи.
"Это провал."
Пегаска прислонилась к стене пещеры, глядя на солнце касающееся кромки облаков.
"Спайк спит. Я могу разбудить его, но зачем трогать бедного парня? Разбудить посреди всего этого? Лучше он будет спать дальше. Пусть ему чуточку дольше снятся добрые сны.

Эй, драконы могут спать сотню лет, верно? Может, Спайку повезёт, и он проснётся не раньше, чем Эквестрия исцелится. Хотя я не знаю, будет ли ста лет достаточно...

Глядя на Солнце, как сейчас, я почти могу поверить, что ничего не произошло. Из-за облаков не видно, что под ними. Я начинаю думать, что за этим-то они и нужны.

Теперь они называют меня предательницей. Меня! После всего, что я для них сделала! Отвернулись от Эквестрии, и у них ещё хватает наглости называть меня предательницей!

Они даже наняли наёмницу, чтобы та выследила меня. И вернулась к ним с моей головой. Не обязательно вместе с телом, конечно.

Она хороша. Лучшая. Я лучше. И она знает это..."
Дэш слышала звук крыльев уже некоторое время назад, затем был шорох и тишина. Так что последовавший за этим голос не стал неожиданностью.

Конечно. Что не может не удивлять, почему ты сидишь здесь и позволяешь мне найти тебя.

Привет, Гильда, — устало ответила пегаска.

Жаль, что всё должно закончиться так, Дэш.

Нет, тебе не жаль, — возразила она, и грифина на мгновение смутилась, затем кивнула.

И правда.

В пещере на мгновение повисла тишина. Несмотря на весь этот диалог, по меркам обеих переполненный девчачьими эмоциями, никто не ослабил бдительности. Грифоньи когти не покинули спусковой механизм винтовки.

Гильда... я могу попросить тебя об одолжении? — спросила Дэш, отводя взгляд от заката.

Что? — было не понять, грифина оторопела от взгляда или от просьбы.

Мы можем спеть? Ещё раз?

А? Спеть что?.. Ох, нет, ты ведь это не серьёзно, — если бы не шлем, перья на голове у наёмницы встали бы дыбом. Дэш ещё помнила, как смешно выглядела её чёлка.

Ну разок?

Гильда вздохнула и закатила глаза, не сводя ствола с жертвы.

Угх, — хмыкнула клювом она, — Зачем?

Затем, что я хочу на мгновение вспомнить старое счастливое время. Время, когда мир не был таким отстойным, — призналась Рэйнбоу Дэш. Она не делала попыток дотянуться до пистолета в кобуре или ножа. А на раскрутку барабана гатлинг-пулемёта, встроенного в спину её боевой брони, требовалась целая секунда.

— Хорошо... Только ради тебя, Дэш, — наёмница вздохнула, чувствуя, как все поколения её предков осуждают её за проявленную слабость, - В последний раз. Но после, ты знаешь, я убью тебя.

Дэш улыбнулась. Она улыбнулась своей старой знакомой ухмылкой.

— Попытаешься.

И две бывших подруги негромко запели строевую времён лётного лагеря. Дэш дышала тяжело из-за изменений, которые происходили с ней под влиянием розового облака, а Гильда была вся в ожидании, как и пуля в её оружии.

"Юниор Спидстерс — это наша жизнь.

Взлёты к небесам и отчаянные спуски..."

На второй строчке раздался щелчок аудиопроигрывателя — закончилась память, видимо, в нём уже было прилично записей.

Щелчок был тихий, но обе приняли его за что-то другое.

Гильда выстрелила туда, где только что безвольно полулежала Дэш, опираясь о стену пещеры. Но её уже не было там. Скользнув по полу к наёмнице, она вытащила зубами свой пистолет и выстрелила.

Сгусток зеленоватой энергии прошёл над самыми крыльями грифины, которая немедленно ударила вниз прикладом винтовки. Дэш заслонилась ногой и, прокрутившись на каменном полу, сделала подсечку.

Гильда упала, и пегаска, вскочив, сделала ещё один выстрел. Грифина снова сделала выпад прикладом, принимая на него разряд магической энергии и отбрасывая в противника тут же начавшую плавится винтовку.

Дэш уклонилась от наполовину расплавленного, наполовину дезинтегрированного металла и ощутила, как что-то пробивает её броню. Нож проскрежетал о металл, когда наёмница вытаскивала его из тела жертвы. От неожиданности Дэш выронила пистолет.

— Коготь алмазного пса, — пояснила грифина, нанося новый удар — на это раз в живот.

— Хороший выбор, — успела ответить Дэш, прежде чем кровь пошла горлом и она упала.

— Вот и всё.

Дэш видела, как Гильда наклоняется к ней, сжимая коготь алмазного пса в своих когтях. Раны были тяжёлыми, но она не чувствовала себя умирающей. Или это уже сказывалась потеря крови? Но тогда она не могла бы двигаться, верно?

Удар задними ногами у пегаски был похуже, чем у Эпллджек, но в этот раз удался. Грифина отлетела от неё, и Дэш заметила струйку розового дыма, идущую из своей раны.

— Что за?! Ты уже должна сдохнуть!

— У тебя часы спешат, подруга, — ответила пегаска, активировав орудие брони. Барабан гатлинг-лазера раскрутился со знакомым гулом, когда Гильда швырнула в неё первое, что попало под лапу — записывающее устройство. Дэш увернулась, но не смогла не проследить взглядом, куда упадут её записанные воспоминания.

И они стали последними.

Наёмнице хватило времени, чтобы полупрыжком-полуполётом добраться до своей жертвы и вцепиться в неё. Дэш упала на краю пещеры и ударилась головой о камень. Грифина повторила этот удар — ещё раз и ещё. Лёгкая лётная броня треснула, пегаска вскрикнула, и пошла кровь. От удивления грифина остановилась, увидев что куски шлема отваливаются вместе с разноцветными прядями. Словно голова и шлем составляли одно целое. Да и хоть грива Дэш и поблекла с возрастом, но никогда не была розового оттенка.

— Да что с тобой?!

Пегаска закашлялась, прежде чем ответить, а когда она заговорила, изумлённая наёмница увидела, как закрываются раны на голове.

— Не знаю, видимо, подарочек от зебр, тот, что в Кантерлоте. Тебя там хоть не задело?

— Нет вроде... — машинально ответила Гильда, и пегаска двинула ей копытом в лицо. А затем, обхватив её под крылья, взлетела.

Она вынесла её из пещеры Спайка, держась над покровом облаков. Непонятные ощущения в теле были пугающими. Дэш неоднократно убивала, в том числе и в ближнем бою, и знала, от каких ран положено умирать. И ей полагалось быть мёртвой уже дважды.

— Гильда, послушай, мы можем прекратить это прямо сейчас.

— Ты не сможешь сломать мне крылья прямо в воздухе, без упора, а иначе я освобожусь и закончу с тобой.

— Послушай! Всё разбомблено, думаешь, эти выскочки примут тебя, даже если ты вернёшься с моей головой?

— Примут? Не смеши, я заберу награду и отправлюсь в родные скалы, где этой вашей войной и не пахнет.

Дэш вздохнула.

— Ты не обязана это делать!

— Все мы обязаны делать то, что должны. Кроме тех, кто достаточно безответственен, чтобы наплевать на свои обязанности.

— Ты так хочешь добыть мою голову?

— О, я бы хотела поохотиться на Принцесс, но приходится довольствоваться тобой.

Дэш резко изменила курс, продолжая удерживать грифину, и направилась к земле, всё увеличивая скорость. След шести оттенков розового оставался позади. Они преодолели облачную завесу и продолжили снижаться.

— Я швырну тебя! — перекрикивая ветер в ушах, прокричала Дэш. — Клянусь, я тебя швырну!

Грифина пыталась расправить крылья, чтобы затормозить падение, но пегаска держала их крепко. Тогда она сжалась всем телом и недалеко от земли выгнулась как пружина, цепляясь задними ногами за голову Дэш. Превратившись в спутанный ком перьев, шерсти и крыльев, они кубарем неслись к земле, и только возле самой поверхности расцепились, чудом успев выйти из штопора. Дэш взяла противника на прицел своего орудия, а Гильда стала сокращать дистанцию.

Загудев, лазер начал выпускать пучки энергии. Большинство попаданий прошло мимо, но несколько разбилось о грудную пластину брони. Броня, судя по всему, нагрелась, и грифина, в очередном кульбите уходя от выстрелов, сорвала нагрудник и, прикрываясь им, подобралась вплотную.

Они обе были очень быстрыми, так что когда Дэш выхватила свой нож и атаковала, грифина уже ударила по аккумуляторам лазера.

Падая на землю с раной в боку, Гильда улыбалась. Вплоть до тех пор, когда повреждённый аккумулятор взорвал её противника.

— Только для тебя, Дэши, теперь ты свободна от министерской рутины, — пробормотала грифина, активируя систему связи/ — Эй, там, наверху! Приходите за посылкой, заказ выполнен.

А потом свет погас для неё.

Комментарии (4)

0

Ай-ай-ай, спойлеры!

Штунденкрафт #1
0

понял, добавлю в предупреждения

Morgil #2
0

Я не понял — завершен или заморожен?

Вайлис #3
0

Я не очень понял в терминах. Просто если не ставить заморожен — то будет отображаться как будто он ещё пишется. А он закончен.

Morgil #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...