Автор рисунка: Stinkehund
Акт. 2 Глава - 3 Белая жизнь - Часть - 3 Акт 2.Глава 5 - Первый день

Акт. 2 Глава - 4 Академия и учитель

Первый день, проведённый в странной комнате пугал Арона, он не понимал, где находился. Ему казалось, что кто-то войдет в комнату и начнет пытать, как сделала та кобылка. Мальчик ни с кем не разговаривал, не ел и не пил. Теперь он больше никому не доверял, ждать опасности и предательства можно от кого угодно, так он стал думать обо всех, кто пытался с ним контактировать. Его успокаивали, говорили, что он в безопасности, но он не верил ни слову, что говорили ему другие пони. Он поставил каменную стену, которая отгораживала его ото всех, и он смог погрузиться в свои мысли.

Мысли его были о разном, начиная с того "Кто я", и заканчивая "Для чего я был рожден". Не зная ответов на свои вопросы, это вся мешанина хаоса терзала его душу, уже и так раненую потерями своих родных и любимых. Он мечтал о том, чтобы взять и умереть. Такая мысль посещала его не однократно, но что-то не давало этому случиться. Какая-то сила удерживала его, говоря ему: «Постой, ещё рано, твой срок ещё не пришел». Сама госпожа смерть пророчила ему, или кто-то другой, этого мы не узнаем пока что.

Но пролежал в голоде неделю, его навестили. В комнату вошел, тяжело шагая, словно титан, передвигающийся по земле, медленно перешагивая гору, чтобы ненароком разрушить её незнакомец. Он: тяжело, но тихо, подошел к жеребёнку. Незнакомец положил своё могучее копыто на плече мальчика.

— Нет! Я не пойду! Оставьте меня! – кричал жеребёнок, его резко захлестнула паника, он начал извиваться, кричать, из-за такого стресса и накрутки себя, сработали инстинкты самосохранения. Арон стал воспринимать этот мир враждебно для себя.

Но жеребец не был преклонен останавливаться, он сильнее нажал на плече мальчика, припечатав того к кровати.

– Успокойся! – сказал он каменным голосом, поворачивая к себе жеребёнка.

— Я не хочу, не надо! – все продолжал он кричать и извиваться, доставляя жеребцу неудобства.

Тёмно-красный жеребец магией, силой зафиксировал его внимание на себя, обездвижив мальчика до мордочки.

– Успокойся и смотри на меня, – снова тяжелым голосом привлек на себя внимания мальчика.

У жеребёнка больше не было выбора, скованный полностью и невозможно что-либо сделать, он решил сдаться. Отчаявшись он, выполнил приказ жеребца. Открыв глаза, он стал смотреть на него, это был единорог. Ростом чуть выше обычного жеребца, статный, его темно-карие глаза говорили о его мудрости и справедливости. На него можно было положиться в трудную минуту, он никогда не откажет и поможет.

— Ты боишься, не дай страху завладеть собой. Если ты позволишь этому случиться, то потеряешь себя в пучине отчаяния, гнева, злобы. И станешь тем, кем не хотел тебя видеть Сэт. – сказал единорог. Жеребёнок прильнул всё свое внимание на имя, которое он уже давно не слышал.

— Папа, – промолвил он, отчаянно вспоминая все, что было хорошо с ним, разум стал возвращаться, но не сразу, частично, мальчик перестал ерзать.

— Ты обязан бороться за жизнь, которую даровал тебе Сэт. Я могу тебе помочь избавиться от страха. Но ты должен решить, хочешь ли ты этого. – освободив его от магии, темной фиолетовой гривый жеребец только хотел выйти и оставить мальчика, остановился.

— Подумай о той, которую ты хотел защитить, что станет с ней, когда она узнает, что ты потерял рассудок или, ещё хуже, умер. Подумай об этом, я буду ждать твоего ответа. – уже точно закончив, он вышел, оставив мальчика одного в раздумьях.

Но когда он услышал последние слова о той, которую он должен защитить. Разум полностью вернул рассудок мальчика. – Эпплджек, тетя Элис, я же обещал им. – резко его накрыла пелена воспоминаний проведённого с Эпплджек время. Добрую улыбку тети Элис, которая предлагает ему добавки яблочного пирога. Но после, его начинают одолевать и плохие воспоминания, как перед ним умирает прямо в копытах Элис, прощания самой Эпплджек. Это все начало давить на него тяжелым грузом.

— Что мне теперь делать? – задал самому себе вопрос жеребёнок. Ответ был очевиден, но Арон не мог его увидеть после стольких обид и избиений.

Жеребёнок закрыл глаза и снова погрузился в свои сны. Но в этот раз все было по-другому, он снова стоял на этой, словно лезвии, дорожке в кромешной тьме. Осмотревшись по сторонам, он понял, где оказался. В час трудных минут для себя, его сознание решило ему помочь.

— Пожалуйста, покажись… Мне нужна твоя помощь… Я отчаянно нуждаюсь в тебе, – прокричал жеребёнок. Голос его эхом разнесся по всему пространству.

Прошла минута, две, но ничего не происходило, глухая тишина начала давить Арона. Он стал метать свой взгляд по помещению, чтобы найти хоть кого-то. И это ему удалось сделать. Прямо над ним появилась темно-зелёная ока, которая потихоньку приближалась к мальчику.

— Теперь ты не убежишь, – чудовищный голос, как шипение змеи, пронесся по пространству, ставя мальчика в ступор.

Арон не мог поверить, она снова пришла за ним. Кто она, и чего хочет от него, жеребёнок не знал. Но его инстинкты говорили ему: *Беги, как можно быстрее убегай*. Он решил прислушаться к ним, ока уже достигала его, оставалось совсем пару шагов, и её щупальца смогли бы схватить Арона. Но, выйдя из ступора, он галопом помчался по дороге от ока.

Она зашипела недовольно и выпустила свои щупальца за мальчиком.

– Ты не уйдешь, не позволю!

Мальчик бежал, не оглядываясь, он понимал: если остановиться, то она поглотит его. — *Значит, об этом он говорил* — подумал про себя Арон и стал увеличивать свой темп. Но этого было мало, щупальца догнала мальчика и обвязала его заднюю ногу.

— Нееетт… Отпусти меня…!!- отчаянно стал умолять, цепляясь за землю передними копытами, отодвигая хоть на миг свою смерть.

— Не сссопротивляйся, Арон… Ссскоро все закончится… Больно не будет, – утешала и уговаривала его шипящая ока, обхватив уже все его ноги своими черными щупальцами.

— Помоги, прошу тебя, Карелл! – выкрикнул он, не понимая, откуда он знает это имя.

«Бум»

Резкий грохот прошелся по пространству, стены которой стали меняться. От черного словно мазут они становились белыми как иней на снегу. Ока закричала, ей стало больно, она резко отпустила мальчика и стала прикрывать себя щупальцами от яркого света. Арон упал на так ему знакомые плиты пола.

— Вернись обратно в свою клетку, порождения тьмы. – грозно проговорила пегасочка, топнув копытцем по полу.

Но тварь не унималась, она желал заполучить мальчика – Отдай мне Арона, его ссссудьба принадлежит мне – злобно прошипела она, вытянув своё щупальце к мальчику.

«Бум»

И снова внезапный звук разошёлся по пространству, а за ним — большая волна, которая впечатала в невидимую стену ока. Та вся съежилась, щупальцами пыталась скрыть себя от яркого света, но все было четно. Вокруг неё было пустое освещённое пространство, и ей просто не хватало щупалец закрыть себя.

— Хватит! Прекрати это, молю, пощади! Я уйду! – стала просить она пощады у пегасочки.

Кобылка была довольна услышанным и убрала напор света. – Теперь уходи обратно в свою темную темницу и не возвращайся больше, – она посмотрела на существо, как на своего врага.

И ока с поражением начала уходить в дальние угольки темного пространства. – По меня мои ссссслова, жрица, ты не ссссможешь долго защищать его. Когда-то он оступиться, и я захвачу его. – с последними словами она исчезла, оставив вместо себя темное пятно, которое со временем стало белым.

Убедившись, что опасность миновала и жеребёнку ничего не грозит, кобылка расслабилась, с её мордочки спала маска воина, и за место неё появилась спокойная и миролюбивая кобылка которая увидела своё чадо. Она подошла к жеребёнку, который дрожал, как осиновый лист на ветру. Он лежал на боку в позе эмбриона и прикрывал голову копытами. Она нежно легла рядом и прижала жеребёнка к себе своими черными крыльями.

— Тише-тише, все хорошо, она ушла и больше тебя не побеспокоит, — утешала она мальчика, гладя того по гриве.

— Я боюсь… Я очень сильно боюсь… Не знаю, что делать. – Плакал жеребёнок, опустив копыта и отчаянно посмотрел на кобылку.

— Арон, я уже знаю давно об этом, прости, что не смогла помочь в трудную минуту. Я не могу вмешиваться, равновесие не позволит этому случиться. Я могу только помочь с советом, это все, что в моих силах. – Грустно произнесла кобылка, вытирая кончиком крыла слезу мальчика.

— Какое ещё равновесие, я не понимаю тебя.

— В мире существует две противоборствующие стороны: это светлая и темная. Каждая из сторон старается доминировать над другой, чтобы выиграть в бесконечной битве. Но когда одна из сторон начинает теснить другую, то в их битву вступает равновесие, которое не дает одной из сторон уничтожить другую. – Объяснила кобылка мальчику, уже сложив крылья.

— Получается, сейчас равновесие вмешалось и спасло меня. – Уточнил жеребёнок у черной кобылки. Та всего лишь тихонько посмеялась.

— Можно и так сказать, ты не заметил ничего странного, когда тебя схватила она? – жрица посмотрела на мальчика, который принял задумчивый вид.

* — Чего-то странного, кроме того, что тварь схватила меня, и я позвал какую-то Карелл. Ничего странного тут не вижу. Стоп, откуда я знаю имя Карелл. Я его раньше никогда не слышал и не видел. Тогда откуда, моя бедная голова. — * Мальчик мысленно разговаривал сам с собой. И его осенило, он устремил свой взгляд. — Карелл, откуда я знаю твоё имя?

Она снова улыбнулась и нежно сказала: – Равновесие вмешалось в эту битву, чтобы зло не смогло уничтожить добро. Вот и все объяснение этому. – подытожила кобылка, тронув кончиком копыта носик мальчика.

— Значит, какое-то равновесие спасло меня, дав только твое имя. В это верится с трудом.-

— Каждый волен верить и не верить. Но я скажу тебе, что это правда. Арон, нам пора прощаться, мне снова нужно уходить, я не могу задерживаться тут долго. – Сказала она грустным голосом, прижимая жеребёнка к себе.

— Но я не знаю, что мне делать, если я вернусь обратно, то для меня это будет как простой сон. И я снова потеряю контроль и начну бояться, а с тобой я чувствую себя спокойно. – Начал он уговаривать кобылку.

— Прости, но я не могу остаться с тобой, это невозможно. Равновесие не позволит этому произойти. Я могу лишь дать тебе маленький подарок. — Она коснулась копытом груди мальчика. Резкий, маленький, словно огонек свечки сверкнула на груди пегаса и погасла.

Арон почувствовал странное чувство. Оно говорило с ним, показывало, что правильное, а что нет. – Что это такое было? – Спросил он у кобылки, прижав свое копыто к груди.

— Это мой тебе подарок, доверяй ему, как мне, она будет тебе подсказывать в самые трудные минуты твоей жизни. Это все, что я могу сейчас сделать. Я могу тебе дать только один совет: доверяй своему сердцу, а не голове. А теперь, тебе пора возвращаться. До встречи, мой маленький принц, – сказала она и поцеловала мальчика в лобик.

Арон хотел что-то сказать по поводу подарка, но последние прощальные слова ввели мальчика в транс. Он где-то уже слышал эти слова, но вспомнить никак не может, что-то не дает ему это сделать. И поцелуй кобылки вывел мальчика из транса в глубокий сон.

***

Арон резко привстал в холодном поту. Жеребёнок не мог поверить, что это снова с ним случилось. Он снова встретил её, с той встречи прошло много времени. И она появляется, когда ему грозит опасность. И эта ока, она теперь говорила с ним, и равновесие, что всё это может значит. Все это беспокоило Арона, он не мог выбросить из головы все, что произошло с ним. Но, поняв, что он вернулся обратно, решил пока оставить все эти вопросы. Ему нужно думать о настоящем, что ему теперь делать, голова говорила, что нужно ждать и не нарываться, а вот сердце говорило: нужно начать действовать и переставать бояться.

Решив чью сторону выбрать, он встал с кровати, подойдя к двери начал стучать. – Кто-нибудь, пожалуйста, ответь мне, я хочу поговорить с тёмно-красным единорогом, – прокричал мальчик, привлекая на себя внимание. Он смог запомнить, кто был перед ним, когда его сковали магией.

Прошло всего более десяти минут, и послышался щелчок открывания замка. Мальчик отошел от двери на безопасное расстояние. Дверь тяжело открылась, внутрь вошел каменным лицом единорог. Он взглянул на мальчика металлическим взглядом.

— Ты меня звал, я пришел, говори, что ты хочешь, – невозмутимо и монотонно сказал единорог.

Арон замялся, он не знал, что сказать. Он смотрел под ноги, не давая себе смотреть ему в глаза.

— Ты тратишь мое время, если ты решил разыграть меня вот так. Это плохой розыгрыш, и за ним последуют наказания. – Предупредил его тот и уже недоверчиво посмотрел на мальчика.

Когда пегас услышал про наказания, его одолел страх. Он понимал: если не начнет говорить, то этот жеребец может сделать что-то похуже. Какое-то странное предчувствие он почувствовал у себя в груди, оно говорило ему, стучалось к ему. Жеребёнок решил прислушаться.

С мордочки пропал страх, за место него пришла решимость. – Я хочу, чтобы вы обучили меня, как избавиться от страха. Я не хочу потерять своих любимых, я хочу защитить их. Даже ценой своей жизни, я не боюсь вас и вашего наказания. – Он серьёзно посмотрел на единорога.

Их взгляды пересеклись между собой. Единорог закрыл глаза и самодовольно усмехнулся. Он повернулся спиной к мальчику и пошел к выходу. Арон не понимал, что происходит, почему единорог усмехнулся и пошел к выходу.

— Ты долго будешь стоять, или мне сказать, тебя запереть тут на вечно, – он остановился уже у двери и мимолётно посмотрел на жеребёнка, и после, снова пошел, уже оказавшись снаружи комнаты.

Пегас начал сомневаться в своих поступках, голова говорила ему: "Постой, безумец, ты нас всех погубишь". А сердце ему шептало другое: "Нужно идти, это шанс начать с нуля". И мальчик послушал не свой здравый смысл, а предчувствие, которое толкало его. И он последовал за единорогом к новым своим приключениям.

***

Они проходили коридор за коридором, кроме деревянных дверей, тут нечего было смотреть. Арону казалось, что единорог нарочно ведёт его кругами, он замечал, что уже проходил не одинажды по этому пути. Но он ошибался, единорог резко остановился, открыл дверь, и яркий свет ударил по глазам мальчика, заставляя того зажмуриться.

Выйдя наружу и привыкнув к свету, Арон увидел воочию всю красоту здания. Академия находилась в окраинах большого городка. Академия состояла примерно из пятнадцати зданий, мало походивших друг на друга. «Гнезда» — общежития имели круглый центр, от которого расходились восемь крыльев, так что выглядели они как роза ветров. «Пустоты» были простыми и квадратными, с витражами в окнах, изображающими Селестию и Луну в классической ситуации: они кружились друг за дружкой, как будто догоняли друг друга. Главное здание нельзя было перепутать ни с каким другим — оно занимало около шести тысяч квадратных метров и выглядело так, словно его сложили и склеили из нескольких меньших, плохо сочетающихся построек.

Арон не мог наглядеться на все эти здания, но чей-то удар хвостом вернул мальчика обратно. Единорог легонько ударил хвостом по мордочке мальчика, приводя того в чувства.

— Хватит летать в облаках, нас уже ждут. – Спокойно, словно камень, сказал он, вошел в арку, куда вели к зданию «Пустоты»

Арон не стал медлить, продолжил следовать за единорогом, осматриваясь и запоминая дорогу. Вниз, потом налево. Короткое здание с цветными окнами. И два больших дерева перед ним. Запечатлев все это в уме, они вошли в здания.

***

Помещение было совершенно темным, за исключением широкого круга света, охватывавшего стол странных пони. Пройдя вперед, они встали на край светового круга и стали ждать. Девять пони неспешно закончили беседу и повернулись к мним.

Огромный стол в форме полумесяца был поднят на возвышение, так что, даже сидя, пони смотрели на них сверху вниз. Выглядели они весьма серьезными пони — в возрасте от зрелости до седой старины.

Повисла долгая тишина. Наконец, один из жеребцов, сидевший в центре полумесяца, сделал им знак. Единорог посмотрел на пегаса.

— Выйди в центр, – сказал он, переводя обратно свой взгляд на девятку пони.

Арон сглотнул, он не думал, что такое случится именно с ним. Он и так боится показываться другим, а тут его заставляют выйти в центр круга и показаться всем, кто тут есть. Он стал пятиться назад, на него нахлынул страх быть снова преданным. Но жеребец, увидев, что он вытворяет, подошел к уху мальчика.

— Успокойся, всё хорошо, тебя не тронут, я защищу тебя. Будь спокоен и доверься своему чувству, оно подскажет тебе, – прошептал он, успокаивая мальчика.

Арон странно себя почувствовал, от сказанного единорога, он почувствовал, что ему можно доверять. И панику как копытом сняло, как будто её и не было. Он выдохнул, приводя свой разум и сердце в спокойствие. Качнув головой, соглашаясь с единорогом, он вышел в цент круга.

— Подойди ближе, чтобы мы могли видеть тебя. Вот так хорошо. Здравствуй. Как тебя зовут, мальчик?

— Арон, сэр. – Ответил мальчик с опущенными глазами, не смея смотреть на других пони.

— Арон, не прилично общаться с тем, кто не смотрит на собеседника, не правда ли. – Спокойно и дружелюбно сделал замечание жеребец.

— Простите, сэр. – Он поднял голову и посмотрел на единорога, светло-серого цвета, вокруг глаза белое, словно круг, родимое пятно. Не очень сильно пожилой, с коротко стриженой гривой синего цвета.

— Вот это другое дело, я ректор Леониус этой Академии. Зачем ты сюда пришел? -

Мальчик попал в замешательство от такого вопроса. Он сам не понимал, для чего он тут. Его вел темно-красный жеребец, не говоря, куда и зачем. А тут вот тебе, перед ним сидят девять пони, которые смотрят и ждут от него ответа, которого он сам не знает.

Молчание длилось несколько секунд, и один из пони фыркнула, ударила по столу. – Это может длиться вечно, он тратит мое время, я пошла. Минастир, пошли, тут нам нечего делать.

Ректор бросил на неё чрезвычайно раздраженный взгляд:

— Я не давал вам слова, магистр Таонна, — Они уставились друг на друга и смотрели, пока Таонна наконец не нахмурилась и не отвернулась.

Ректор снова повернулся к мальчику и стал ждать ответа. Арон стал метать свой взгляд в разные стороны, чтобы найти какой-либо ответ на его вопрос. Но их давящие взгляды просто буравили его, не давая собраться. И тут снова предчувствие начало подсказывать ему.Он начал прислушиваться к нему и получил ответ.

— Я хочу стать сильнее, чтобы защитить своих любимых. – Ответил он с гордо поднятой головой.

Тишина, которая была создана, перешла в гул между магистрами. Они что-то обсуждали, но ректор сидел невозмутимо и смотрел на Арона. Прошло несколько минут, и один из магистров ударил по столу копытом. От его удара пошли красные искры, словно два кремня бьют друг от друга, только в пять раз больше.

— Малец, а у тебя кишка не тонка, ты понимаешь, что просишь много? Силу не так легко получить, как тебе кажется. У тебя ещё молоко не обсохло на губах, а ты просишь такое. – начал прессовать он жеребёнка, земнопони, крепкий большой жеребец, можно сказать, выше всех, с черной щетинистой бородой и с плешиной на голове. Темно-Красного цвета, на правой ноге родимое пятно серого цвета. Кьютимарка – часовые шестерёнки, соединённые между собой.

— Кирдан! – Резкий голос привлек внимание всех магистров на ректора. – Ты даешь себе отчет, кто он? Ты знаешь его прошлое? Кого он именно хочет защитить? – Спокойно, не смотря на магистра, начал атаковать вопросами. Магистр артефактов Кирдан сел на место и замолчал, делая задумчивый вид.

— Теперь, когда вы все успокоились, давайте выслушаем историю мальчика.

— Что... историю, какую, вы о чем? – Уже не уверено начал говорить с ректором.

Ректор улыбнулся. – Твоей жизни, начиная самого начала твоего путешествия и заканчивая тем, как ты появился тут. – Закончил свое предложения и стал его внимательно слушать.

Жеребёнок посмотрел на темно-красного единорога, который кивнул. Арона стали дерзать сомнения, стоит ли ему рассказывать все, или умолчать про Кровавый орден, про труппу, которую атаковала странная восьмерка. Как он решил создать лезвия из камня, который свел с ума кузнеца Сэта и про сына Джеймс, которого убили твари. И проведённые несколько месяцев в городе, который его чуть ли не убили. Всё это он мог скрыть, рассказав только про нашествия дракона и как он спасал маму Эпплджек. Но предчувствие говорило ему ничего не скрывать, и мальчик стал рассказывать все. Но не послушав чувство, он решил утаить организацию Кровавый орден и про имена тех, кто входит в ту организацию. Начиная про Ярла и двух его приспешников. В своей истории, но рассказать про труппу и как его отец был похищен каким-то темным жеребцом.

Рассказывал мальчик долго, уже было забыто сколько прошло часов с момента его начинания. Ректор и магистры, даже магистр Таонна была увлечена его рассказом. Сначала она не хотела слушать, но когда в его рассказе появились дракон, а после твари, похожие на пони, но напоминающие насекомых, она увлеклась его рассказом. Как жеребёнок, которому читают интересную и увлекательную сказку. Он не стал говорить имя Ярла и его приспешников, он поменял их на другие.

Мальчик закончил свой рассказ, и на этой ноте ректор привстал. – На этом собрание объявляется закрытым и переносится на завтрашний день. А сейчас, пусть наш гость Арон пойдет в свои покои и отдохнет. Для него этот день был тяжелый, как морально, так и физически. Страж Эрик Реден, глава стражи магов, этот жеребёнок поручается тебе. На этом собрание закончилось, можете расходиться. – Сказал он последние слова и вышел из-за стола, а после за ним повторили другие магистры.

Красный единорог подошел к жеребёнку. – Пошли, сегодня ты справился.

— Но я ничего не сделал, почему все ушли? – Начал волноваться мальчик, не сделал ли он какую-то глупость.

— Погляди на улицу, уже глубокая ночь, магистры не преподавали сегодня. Они отдали всё время тебе. Теперь хватит вопросов, пошли, тебе нужно отдохнуть. – После он больше не отвечал, а шел по дороге, отводя мальчика в другое здание.

Прошло каких-то десять минут, и они стояли у входа, где висела табличка «Гнезда». Койки для учащиеся располагались на четвертом этаже восточного крыла гнезд — самого дальнего от умывален первого этажа. Когда он вошёл внутрь, перед ним стоял большой широкий коридор, где были скамейки и маленькая комната, где сидела старенькая кобылка и тихо себе посапывала.

Эрик подошел к столу, нажал на кнопку. И раздался колокольный звон прямо в комнате кобылки. Кобылка резко вскочила, ошарашенная подбежала к стойке, ругаясь.

— Твою копыто, опять шкеты не спят, сейчас я вам палкой… — И, увидев перед собой Стража, она замялась, убрала в сторону палку.

— Мне нужна одна комната для этого жеребёнка, – не обращая внимания на то, что говорила старушка, он стал ждать свои ключи.

— Страж Эрик, простите, не узнала, уже года не те. Сейчас посмотрю, подождите минутку. – Прошло несколько секунд, и перед ним уже лежали ключи от комнаты.

— Спасибо, если запомните, кто вас так беспокоит, скажите мне, – после он повернулся и пошел по лестнице.

Арон тихо брёл за Стражем, не произнося ни слова. Поднявшись в правое крыло четвертого этажа, он открыл правую дверь и вошел туда. Жеребёнок замешкался, но после вошел вслед за ним. Жилье оказалось не особенно роскошным. Но на узкой кроватью лежали чистые простыни, а под ней стоял сундук с замком, где могли хранить свои скудные пожитки. Комната предназначена для двоих учащихся. Её ширина и длина были восемь на пять метров в квадрате.

Эрик не стал раскладывать постельное белье, лег на кровать и уснул. Арон сел на кровать, стал обдумать все, что с ним случилось и что будет дальше. Но усталость взяла верх над мальчиком и заставила его лечь и уснуть.

***

Утро наступило для жеребёнка толчком в бок.

-Я… Не хочу вставать… — Сонно сказал мальчик, закрывая себя полностью одеялом.

— Хорошо, – сказал кто-то, магия обхватила одеяло. Оно свернуло мальчика, образуя что-то типа кокона.

— Что происходит! – Начал кричать жеребёнок в одеяле, пытался пошевелиться, но одеяло не давало этого сделать, оно сковало его полностью. Он слышал, как открылась дверь, после они вышли и начали спускаться. Оказавшись внизу, одеяло открылось, и Арон полетел прямо в ванную.

— Умывайся, – приказал ему красный единорог, магией складывая одеяло и выходя из умывальни.

Арон был шокированный, он думал, что его сейчас утопят. А тут, получается, не хотел вставать — получай наказание. Он начинал понимать, что со Стражем Эриком шутки плохи. Если что-то не так, то может подвесить кое на что. Поняв, что нужно держать уши востро, он принялся умываться и приводить себя в порядок. К его удивлению, никого не было в большой умывальне, кроме него самого. Не придав значению, он вышел из неё. Направился к выходу, выйдя в просторный коридор, он увидел, как перед выходом стоит его нянька.

Эрик заметил жеребёнка развернулся к выходу. Арон подбежал к нему и ровняется с ним следовал за Эриком. Десять минут проходят в молчании, на улице никого нет. Не понимая, что происходит, куда делись остальные он замечает, что уже стоит у входа в здании, где его вчера принимали.

— Запомни, сегодня у тебя решающий день, он изменит твою жизнь. Не упусти его, доверься своему чувству. – После этого он замолк и вошел первый.

Арон стоял неуверенно, он обдумывал слова Эрика. * Жизнь изменится, доверься чувству, откуда он знает об этом. Ладно, когда все закончится, расспрошу его* — проговорил про себя мальчик. Выдохнув, собравшись, он вошел в здание и вышел в центр круга.

Снова все магистры сидели на своих местах, но некоторые были сонные, другие как будто не спали. Их взоры устремились на ректора, который что-то перебирал в копытах.

— Арон, сегодня мы собрались здесь, чтобы принять тебя в академию стражей. Но для этого тебе придётся ответить на вопросы каждого магистра. Готов ли ты начать, либо ты не хочешь вступать в Академию и вернуться обратно на улицы Сталлионграда. Решение за тобой, я дам тебе пять минут. – Объяснил он всю ситуацию мальчику, ставя песочные часы на стол, которые стали отсчитывать пять минут.

Арон задумался, он начал ставить все "за" и "против", одно: ему не хотелось снова оказаться на улице, и выживать. А есть другое: остаться в академии стражей и не знать, что будет с ним там. Это тоже минус, но есть и плюс, он будет укрыт от ближайшего холода, будет накормлен и не придётся просить подаяния. Все это дерзало мальчика, он никак не мог решиться, и вдруг он вспомнил слова Эрика. — *Довериться своему чувству, оно не раз мне уже помогало. Но если я буду его слушаться все время, то не смогу сам принимать решения. Нет, лучше я сам решу, как поступить. * — Пять минут пролетели как зеница ока, и его вернули с раздумий.

— Время вышло, твое решение? – Сказал спокойным голосом ректор, обращаясь к мальчику.

— У меня будет два вопроса, если вы позволите задать их, сэр. -

— Хорошо, я отвечу только на два, а после я хочу услышать твое решение. -

— Что такое Академия Стражей? -

— Хм… Ты меня удивляешь, мальчик, хороший вопрос. В этой академии учатся не совсем обычные жеребята, каждый обладает той или иной способностью, которая может послужить Эквестрии в хорошую пользу. Мы помогаем им разобраться с их даром и обуздать её силу, чтобы в будущем можно было им воспользоваться. Это все, что я могу тебе сейчас рассказать. Задавай свой последний вопрос.

Арон задумался, * Академия обучает тех, у кого есть скрытые способности и помогает их обуздать. Я должен спросить его про это, больше такого шанса не будет. * — он посмотрел на ректора уверенным взглядом.

— Расскажите мне про Кровавый орден? —

Резко все магистры стали шептаться между собой. Даже ректор сделал угрюмое лицо, он был недоволен услышанным вопросом.

— Ты понимаешь, что сейчас сказал? – Задал он встречный вопрос мальчику.

— Да, я хочу понять, что это за организация, которая забрала моего отца, – решительно держался он своего решения, не отступая.

— Тогда ответь на мой, это будет завесить, как я отвечу на твой вопрос. Что ты сам знаешь о них, если ты, конечно, не скрыл от нас в своем рассказе о себе их.

Мальчик опустил голову, уши прижались к голове. Почувствовав стыд он поднял голову и уверено сказал.

— Простите, сэр, но я скрыл это. Я знаю, что нападения дракона на мою деревню это их копыт дела. Двое из этой организации пытались контролировать его. Но ничего не вышло. После эта организация нападала на труппу бродящих артистов. Всего их было восемь, и один из них был словно тень. Звали его Ярл. Мой отец вступил в бой, чтобы защитить меня, но его забрали. Куда, я не знаю. – закончил мальчик, сдерживая позывы плакать. Нахлынутое воспоминание о потере труппы и отца дали о себе знать. Они просто стали опять терзать его душу, заставляя его снова страдать. Но жеребёнок взял себя в копыта и серьёзно посмотрел на ректора.

Ректор сидел задумчиво, все его внимание было устремлено на сказанное жеребёнком.

— Это все, ты больше ничего не хочешь рассказать? – Начал он давить на жеребёнка, рассчитывая на то, что тот может скрыть что-то ещё.

— Нет.– Спокойно и уверено произнес он, смотря в глаза ректору.

— Ха-ха-ха-ха-ха, ты мальчик уникальный, то что ты ты сейчас предоставил нам неоценимую информацию. Я обещаю, что ты получишь ответ на свой вопрос. Сейчас, в связи с полученной от тебя информацией, я боюсь, тебе не понравится ответ. Пусть пока он останется на некоторое время в сторонке. – С улыбкой на лице он заключил с жеребёнком устный договор.

Мальчик задумался. -*Если ректор говорит правду, то от полученной сейчас информации не будет никакой пользы в будущем. *- Даже чувство было согласно с ним. И мальчик кивнул, соглашаясь. – Я согласен вступить в Академию.

— Тогда с течениями обстоятельств, полученной от тебя информации, я даю тебе выбрать трех магистров, которые тебе зададут вопросы. Это будет от нас тебе благодарность. Прости, но без этого мы не можем принять нового ученика в академию. Такие у нас правила.

Арон начал осматривать каждого магистра, он не знал, кто из них кто. Но тут вмешался один из магистров и сказал:

— Арон, будьте любезны снять повязку и жилет. – Это сказал пегас средних лет, не очень сильно стар, но по виду можно понять, что он пережил многое. Черного цвета, с серой, не очень длинной гривой. Кьютимарка – белоя облако, пронзённое лучом света.

Тут мальчик встал столбом. Он мог показать крылья, но глаз, увольте, он сам боится смотреть на него, а показывать кому-либо. Для него это очень тяжело.

— Не волнуйся, все, что тут происходит не выйдет за пределы этих стен. – Успокоил он жеребёнка, но тот не мог выйти из ступора.

— Я не могу, простите, это… — Арон не успел договорить, как к нему подошел Эрик. Он приблизился к уху.

— Они всё знают, не волнуйся, просто покажи. – прошептал он и отошёл обратно.

— Всё, значит? – Пробормотал про под нос мальчик.

Мальчик снял себя жилетку и выпрямил свои перепончатые крылья, которые грандиозно начали то подыматься, то отпускаться. Столько просидеть в жилетке без разминки... Они просто устали и уже сами по себе начали жить. После, не обращая внимания на крылья, мальчик приступил к повязке. Сняв её, он посмотрел на ректора и на магистров.

— Этого не может быть, Фестрал, но его правый глаз обычный. Вы мальчик очень интересный, я магистр полетов Менелтор. Вы меня очень сильно заинтересовали, я буду ждать с вами встречи. – Закончил магистр, сев за свое место.

Ректор привстал и обратился ко всем.

— Я предлагаю сделать исключением Арона и впустить его в академию без вступительных вопросов. Он доказал многим нам, что достоин этого. Давайте голосовать.

— Кто за? – Семь копыт поднялись вверх.

— Кто против? – Пара подняла копыта. Это была кобылка и ещё один пегас.

— Принято большинством, теперь, начиная с этой минуты, Арон принят в академию стражей. Ему выплатить сумму в размере пятисот бит. Бесплатное проживание в общежитии «Гнезда».

От услышанного двое магистров начали возмущаться на ректора. Но он лишь посмотрел на них, и те угомонились.

— Теперь ты можешь идти. Осмотрись тут, а завтра ты начнешь свою новую жизнь в лице ученика. — Подытожил ректор, закрывая собрание. Но два магистра, которые проголосовали против, сурово посмотрели на мальчика, желая тому незабываемую для него учебу.

Арон не стал обращать на это внимания, он одел обратно свои вещи и направился к выходу.

Продолжение следует.