Автор рисунка: Devinian
Акт. 2 Глава - 4 Академия и учитель Акт 2.Глава 6 - Второй день и первые неприятности

Акт 2.Глава 5 - Первый день

Эрик вел мальчика через двор.

— Ты справился, молодец, – поздравил Эрик спокойным голосом, как камень. – Тебе не назначили плату. Всем полагается плата.

Придя в себя, мальчик недоуменно по смотрел на него. – Плата? Но мне ничего про неё не говорили.

— После того, как они решили принять тебя, ректор решил из своего кармана выплачивать тебе стипендию… — Эрик сделал краткую, но многозначительную паузу, подводя жеребёнка к мысли, что все оказалось не так просто. – Возникли некоторые проблемы: не было ещё случая, чтобы поступающим ученикам раздавали деньги. — Он снова сделал паузу. — Довольно необычная ситуация.

Эрик провел мальчика через холл и вниз по лестнице в другое каменное здание.

— Здравствуй, Рием.

Казначей был раздражительным пожилым жеребцом, который стал еще раздражительнее, когда узнал, что ему придется отдавать деньги ученику, а не наоборот. После того как он вручил пятьсот бит, Эрик вывел его наружу.

Единорог поднял копыто, подзывая проходящего мимо студента.

Рыжеватый юноша резко остановился и, явно занервничав, подошел. Излучая почтение, он кивнул главному из стражей магов, кивок получился похожим на поклон.

— Да, Мастер Эрик?

Эрик указал на Арона своим могучим копытом.

— Сирон, это Арон. Ему надо все тут показать, записать на уроки и все такое. Менелтор хочет его увидеть на поле для полётов. В остальном доверяйся своему опыту. Сможешь?

Сирон снова кивнул и отбросил желтую гриву с глаз:

— Да, сэр.

Не сказав больше ни слова, Эрик повернулся и пошел широким шагом, заставлявшим его серую мантию колыхаться в воздухе.

***

Сирон выглядел юным для студента, но все же старше его на пару лет. Он был выше, но лицо и по-детски робкие манеры выдавали в нем мальчишку. Рыжего цвета шкурка, где-то на теле были пара или тройка с копыта красные пятна. Его жёлтая грива так и наровится закрыть ему весь обзор, и тому приходится каждый раз отбрасывать её. Его Кьютимарка — два черных пера, образующие треугольник.

— Давай знакомиться. Меня зовут Сирон, – протянул он копыто с улыбкой на лице.

— Арон, – с осторожностью протянул копыто мальчик.

— Приятно познакомиться. Откуда ты, расскажи. – Полюбопытствовал серый пегас.

— Я из Эпплгрив, – робко сказал пегас, смотря себе под ноги.

 — Погоди, это не та деревня, которую уничтожили? – он шокировано посмотрел на Арона.

— Да, я не хочу больше говорить на эту тему. – Расстроенно сказал фестрал

— Прости, я не хотел. Давай, я тебе покажу тут все. Для начала пойдем в гнезда, там нужно тебе комнату подобрать.

Арон остановился. – Подобрать? А что, та, в которой я сегодня переночевал не пойдет? – Удивленно спросил он.

Рыжий пегас сомнительно посмотрел на фестрала. – Ты точно только сегодня поступил, а то как-то странно получается. Приходит жеребёнок, ночует тут, после его берут в академию. Такого не может быть! Пока ты не станешь студентом академии, ты не сможешь пользоваться услугами академии. Таковы правила, и они распространяются для всех. – Объяснил он пегасу.

— Ясно, тогда прости, ошибся.

— То-тоже. Ладно, пошли, а то на завтрак опоздаем. – поторопил он серого пегаса, и они галопом побежали к гнездам.

Оказавшись у здания гнезд, Сирон и Арон вошли внутрь. Ничего не изменилось с того прошлого раза: тот же просторный коридор, лавочки и маленькая комнатка, где сидела старенькая кобылка. Только теперь она не посапывала, как было ночью, а что-то читала. По-видимому, это была газета города.

Сирон подошел к стойке и, как полагается, нажал на кнопку, и внутри комнаты зазвучало множество колокольчиков. От звуков колокольчиков бабуля снова подпрыгнула и подошла вся возмущённая.

-Да сколько же можно нажимать на эту кнопку?! Не можете просто словами меня позвать?! Вот точно когда-нибудь я сломаю её. — Она остановилась у стойки. — О, это вы, чего хотели? – грубым голосом сказала он, прищуривая глаза.

— Тетя Роза, ну не нужно так ругаться, мы уже пытались в прошлом так делать, вы нас вообще игнорировали. – Поставил перед фактом её Сирон.

— Да-да-да, вы даже не старались, вот и сдались. А что я буду вам говорить? Вот помню, когда были ещё те времена… — начала она вспоминать о прошлом и вообще забыла, что тут кто-то есть.

Сирон ударил себя копытом по лбу, снова нажал на кнопку. Звон колокольчиков вернул старушку обратно в реальность. – Тетя Роза, вы меня слышите? Это я, Сирон. Я пришел сюда с новеньким, на заселение его в комнату. – Четко и громко каждое слово он проговаривал, объяснял старушке.

— Да что ты кричишь, окаянный, я не глухая. Давай мне этого новенького, я на него посмотрю. – Прищурившись, она вгляделась в серого пегаса.

— Вот он. Арон, выйди, пусть она тебя разглядит, а то не успокоится, заставит тебя потом позировать ей, чтобы запомнить конкретно. – Он отошел, давая старушке внимательно осмотреть новоприбывшего.

— Постой, а это случаем не ты вчера ночью приходил с мастером Эриком? Да, точно, ты. Ещё я запомнила тебя по повязке. Тебе что, не понравилась та комната? Тебе подавай лучшие хоромы, как у царских особ? – сказала она, давя своей решимостью, которая была у неё на лице.

— Нет, что вы, я… Яяя… — уже заикаясь, стал пятиться жеребёнок назад, к выходу. Но его кто-то остановил сзади. Он резко повернулся и уставился на Магистра Менелтора.

— О, а вот и ты! Я знал, что тебя найду тут. Ну что, ты готов, а то я устал ждать тебя. Что-то ты долго возишься тут. Ты забыл бумажку, когда уходил с мастером Эриком. Какие вы торопливые, я смотрю. – Он быстро вручил бумагу старушке, та одела очки и прочитала. У неё расширились глаза до такой степени, что чуть не вылетели из орбит.

— В Академии что, все сума сошли? Уже второй, кто бесплатно заселяется тут. Белый единорог с драконом, теперь этот одноглазый. Кто следующий? Безногий? Я точно скоро уволюсь отсюда. – возмущённо шипела она и кидала ругательские слова в разные стороны своей комнатки, доставая от куда-то ключ. – Точно, скоро здесь будет зоопарк. Вот ключ, будешь жить с этим единорогом. Комнату тебе отдельно не дам. Здесь не сказано, какую тебе положено, тогда я сама решаю. Вот, свободен. – Кинула она ключ и ушла в свою комнату злой.

Сирон стоял с отвисшей челюстью, он был удивлен увиденным. Второй жеребёнок за его историю учебы, который получает бесплатную комнату в гнезде. Но он возвращается с небес на землю и только собирается что-то сказать, как его загораживает магистр.

— Так, ты получил комнату, молодец. А теперь бери ключ и пошли, я не могу этого дождаться. – Как маленький жеребёнок, открывающий свой подарок на день рождения, он был так взбудоражен, что подхватил Арона за копыта и ринулся в воздух, унося его куда-то. Сирон не успел что-либо сделать, как их след просто напросто простыл.

— Даеану это не понравится, – сказал сочувственно вслух и поскакал на свой урок.

***

Арон висел как безвольная игрушка, он ничего не мог поделать в своей ситуации. Магистр держал жеребёнка крепко и не отпускал, как свою собственность. Серый пегас ничего не мог поделать, быть в воздухе и при этом не уметь летать, можно схлопотать боязнь высоты. Но для пегасов это не свойственно, в их природе записано: они превзойдённые летуны и боязнь высоты им не грозит. Но бывали такие случаи, что некоторые выбивались из этой системы, но это единицы.

Место тренировки было подобием Коллизия, но вместо трибун были гладкие стены. На тонировочном поле никого не было, кроме магистра и ученика. Магистр отпустил парня на его четыре копыта и отлетел от него. Он достал откуда-то доску и начал на ней что-то писать. Выводил пунктиры, разные фигуры и после повернулся к мальчику.

— Что стоишь, давай, разминайся, сейчас начнешь летать, – уведомил он его о грядущем будущем.

— Что? Магистр, я… — не успел договорить, как к нему вплотную подошел пегас.

— Скажи, ты умеешь летать? – Быстро он задал вопрос.

— Нет, – отрицательно покачал, опрокинув голову.

— Понятно, так что б мне с тобой сотворить, чтобы ты научился летать? Как можно быстрей и без увечий. Так-так, думай, твоя голова… Катапульта, она может помочь. Нет, не пойдёт. Улетит куда-то, потом собирай его по частям. Может… Алебарда подойдёт… Нет, тоже отпадает… — Он все придумывал извращённые методы как быстро и без увечий научить мальчика летать.

У Арона захватило душу от услышанных идей магистра. Что он собирается сотворить с бедным, только начавшим новую жизнь с чистого листа мальчиком?.

– Магистр, я, пожалуй, пойду. – Но магистр не обратил внимания на сказанное серым пегасом. Он снял с него жилет, и перепончатые крылья рывком раскрылись, показывая свою мощь и красоту.

— Оооооо… Как я их и представлял у себя в голове. Мальчик, ты понимаешь, чем владеешь? – Задал он интригующе вопрос.

Арон покачал головой, не понимая, к чему это было сказано. Он взглянул на свои крылья. – Крылья как крылья, только они другие, не как у пегасов. На них нету перьев.

— О, Святая Селестия, с кем я говорю, он даже не заметил очевидного. Твои крылья особенные. Даже у Фестралов темной гвардии нет таких крыльев, как у тебя. Ты точно не понимаешь или прикидываешься? Даже если и так, ты не задумывался, почему у тебя такие крылья, а у остальных они обычные и с перьями? Ты не задавал себе такого вопроса.

— Да что вы от меня хотите! – уже не выдержал мальчик и накричал на магистра.

— Что я хочу, что я хочу. Чтобы ты, малец, понял свои крылья, и не прятал их ото всех. Я уже вижу, что скоро ты вообще не сможешь подняться в воздух, если не начнешь их понимать и летать. Они словно живые, они продолжения тебя самого, их нельзя просто взять и оставить как ненужную вещь. – Объяснял он мальчику.

— Тогда что мне делать?

— Вот это хороший вопрос. Тебе придется для начала научиться летать, и я тебе сейчас в этом помогу. – Он схватил за пазуху мальчика и полетел в небо.

Поддерживая того, Арон это время старался махать крыльями.

–Постой, не надо так часто махать ими! Почувствуй ветер, как он пронзает твои крылья, ощущай его, не противься ему! Пусть он несёт тебя ввысь, – жеребёнок перестал сильно махать крыльями, он закрыл глаз, раскрыл полностью крылья, делая ветру препятствия, тем самым давая каждой мышце напряжения.

— Ну что, давай я тебя потихоньку отпущу, а ты попробуешь парить при этом. Не очень сильно маши крыльями, – сказал магистр, отпуская пегаса.

— Стойте, я не готов, – не чувствуя поддержки от черного пегаса, он стал падать, а высота была большой. Падая, он махал копытами и крыльями в надежде взлететь. Но жеребёнка схватило странное дежавю, он когда-то уже делал это. Но разум не хотел показывать это. Тело стало само по себе двигаться. Арон перевернулся на живот, его тело выпрямилось, он почувствовал, как крылья попали в поток ветра, и он может управлять своим полетом.

 — Я лечу! – он не смог сдержать слезы радости и кричал, – Я лечу! Я лечу!

Он летал вокруг Коллизия, наворачивая много кругов, но счастье было недолгим. К нему подлетел магистр и поравнялся с ним.

— Ну что, теперь ты понял свои крылья? – задал он снова этот вопрос.

Мальчик прикрыл глаза на миг и почувствовал что-то странное. – Да, магистр Менелтор, я теперь понимаю их. Они были в заточении все эти годы. Но теперь они на свободе.

— Я рад твоему ответу, юный Арон. Теперь наш с тобой урок на сегодня окончен, можешь приземляться и идти отдыхать. – Сказал магистр и улетел ввысь, куда-то по делам.

Но куда, Арон не узнал, он спустился на землю. Крылья начали ныть. Эйфория спала, и настало время получать боль и усталость. Сложив крылья, он не стал одевать жилет поверх них, а сделал прорезь для крыльев. Одев жилет и высвободив крылья, он пошел в сторону главных зданий, где мог принять душ и поесть сегодня.

***

Оказавшись у гнезд, он встретил ожидавшего у входа Сирона. Тот посмотрел на Арона, его удивлению не было предела. Он подошел к серому пегасу и внимательно осмотрел его с ног до головы.

— Арон, чччттто у тебя нннна сссспине? – Волнуясь, задал он вопрос пегасу.

— Ну, это мои крылья. Я скрывал их, но магистр сказал, что тут не нужно этого делать. И я прислушался к его словам. — Ответил жеребёнок, раскрыл свои перепончатые крылья, продемонстрировав их красоту.

Рыжий пегас подошел ближе и тщательно начал рассматривать их. – Этого не может быть, я читал об этом. Только у темных пони, зовущих себя фестралами могут быть такие крылья. И ещё их глаза, они не как у всех. Их зрачки похожи на кошек или драконов. Но у жеребёнка с простыми глазами и с перепончатыми крыльями... Это просто открытие века, если кто-то прознает за пределами Академии об этом, то тебе не отвертеться от королевской знати. Им захочется увидеть единственного в своем роде. – Продолжал он свою лекцию о грядущем будущем, которое может ждать серого пегаса и т.п.

— Постой, Сирон, – отстранился он от рыжего пегаса, складывая свои крылья обратно. Он был немного удивлен напористостью пегаса, и это его сбило с ритма. Он ещё не подпускал к себе так близко ровесников, и для него это было тяжело после пережитого им времени в городе.

Сирон заметил реакцию Арона и сбавил обороты, сохранив ту допустимую черту, которую поставил перед собой его новый знакомый. – Прости, я что-то увлёкся, не хотел тебя напугать.

— Ничего страшного, я пока ещё не привык к этой жизни. – Признался он.

— Погоди, а где ты раньше жил, пока не попал в академию?

Арон растерялся. Он не знал, что сказать. -*Если скажут правду, сочтет меня бродягой и будет издеваться как это было в городе, а если совру, то правда рано или поздно выйдет наружу. И что произойдет после, знает только Селестия* — размышлял он все варианты событий, которые могут вылиться ему после.

— Арон, не надо так волноваться. Если это личное — не надо говорить, я не настаиваю. У каждого есть свои скелеты в шкафу. – Успокоил он серого жеребёнка.

С Арона семь потов сошло. Все-таки тут есть понимающие пони, которые не будут лезть не в своё дело.

– Спасибо, – только и смог ответить пегас.

— Ну тогда что мы тут стоим? Пошли в гнездо, обедать пора! А то сейчас все разберут, будешь до ужина голодным ходить. – Улыбнулся Сирон и побежал первый в здание. Арон не стал отставать и вбежал следом за ним.

***

— Арон, ты кода последний раз ел?

— Фри фнеф нафаф, – сказал с набитым ртом жеребёнок

— Ну блин, че ты как поросёнок? Сначала прожуй, проглоти, а потом говори. А то, видишь, все крошки твои на меня летят, – стал стряхивать с себя крошки Сирон.

Покраснев, Арон проглотил свой кусок бутерброда. – Прости, я давно не ел, вот сейчас не смог удержаться. – оправдался фестрал, вытерев свою мордочку бумажной салфеткой.

— Да ничего страшного, со всеми бывает. Помню, попал я в больницу, две недели держали меня на диетической еде. Сбросил четыре килограмма. Мама, увидев меня, чуть не ушла на тот свет. Доктора еле-еле её откачали. И она отправила меня к бабушке, и хочешь прикол? Она меня откормила до такой степени, что сброшенный вес вернулся и даже удвоился. Пришлось мне снова садиться на диету и качаться, а то я не мог влезть в дверной проем. – Красочно рассказав историю, он засмеялся. И смех подхватил после сам Арон.

— Да, смешные у тебя истории жизни.

— А у тебя были в жизни смешные моменты?

Арон, услышав этот вопрос, отпустил глаза. Он не хотел говорить о своём прошлом. Воспоминания, которые были спрятаны в глубоких темных уголках сознания, фестрал не хотел трогать. Если побеспокоить их, то есть вероятность того, что страх снова охватит его, и ему придется тяжело без чьей-то помощи.

Сирон снова заметил, что Арон изменился лицом. Он догадался, что затрагивать прошлое перед ним лучше не надо. Для него это может быть тяжело или ещё хуже. И чтобы исправить неловкую паузу, он решил сменить тему.

— Арон, скажи, а чем вы занимались с магистром? – Спросил он, надеясь исправить положение. И эта задумка удалась.

Фестрал снова поменялся в лице и стал рассказывать о том, что он теперь умеет летать. И всё что ему рассказывал магистр о его крыльях. Увлечённый рассказом, Арон не заметил, как на него уставилось множество глаз. Каждый смотрел на него, точнее на его крылья: всем стало интересно, кто он такой. Но никто не хотел подойти к нему, может, боялись, может, стеснялись. Но из толпы нашелся смельчак, спокойной походкой он подошел к столу пегасов и хлопком положил свой поднос на стол, привлекая к себе внимание.

От резкого хлопка, Арон остановил свой рассказ, он сильно испугался, его душа упала в пятки. Он не мог понять, что происходит вокруг него. Сирон заметил, что мальчик замолчал, обратил внимание на нового прибывшего.

— Валар, привет, старый друг, что ты так громко подносы ставишь? Видишь, что с Ароном? Он дар речи из-за тебя потерял. – он стал обвинять единорога.

— Простите, я не думал, что так получится, – виновато произнес голубой единорог, убирая черные локоны с глаза.

Арон повернулся к незнакомцу и увидел перед собой единорога. По виду — прирождённый аристократ, но при этом не выделяется из общего фона. Не хилый, средний, как все. Его черная грива закрывает половину лица, приходится всё время отбрасывать колтуны назад. Его шкурка голубого цвета. Кьютемарка – сердце, пронзённое стрелой.

— Ладно, проехали. Давай я вас познакомлю. Арон, знакомься: это мой лучший друг и сердцеед кобылок — Варан. Все что будет касаться кобылок и любви — обращайся к нему, он поможет. – представил он своего друга с разных сторон. После повернулся к единорогу. – Ванар, а это — Арон, он у нас новенький, так что я пока про него мало что знаю. – представил кое-как он пегаса.

— Приятно познакомиться, — протянул он копыто фестралу.

— Приятно, – отведя глаза, он протянул копыто, и они пожали их.

— Ну расскажи, откуда ты? – заинтересовано спросил он.

— Он из Эпплгрив, – за него ответил Сирон.

— Эпплгрив? Это случаем не та деревня, которая пережила нашествие дракона?

— Да, именно она. Так зачем ты все это спрашиваешь, Ванар, я в тебе ни разу не видел такого. Что происходит? Давай, колись. – прищурившись, он что-то начал заподозривать за свои другом.

— Ааааа... Ну, как бы сказать, всем очень стало интересно, кто этот новенький. Его крылья, а ещё заселение к белому. Не чуешь, что тут попахивает какой-то интересной темой. – заинтриговано говорил он, привлекая интерес к теме.

— Ох, Ванар, опять ты лезешь не в своё дело. Когда-нибудь это черта тебя погубит, помяни мои слова. – предупредил пегас своего друга.

— Да ладно тебе, всем интересно, кто они такие.

— Казанова, прикуси язык, постыдился бы лучше. Прямо перед Ароном все выкладываешь, не скрывая. Это не культурно по отношению к нему. – упрекнул он единорога.

— Какой ты все-таки зануда, вот поэтому у тебя никогда не будет кобылки. Так и останешься один, будешь книге признаваться в любви. – подразнил он своего друга.

Сирон тяжело выдохнул, говоря, что он идет по грани лезвия. – Закрыли тему, Арон не обязан тебе что-либо говорить. Это его личное. Если он захочет, то, когда наступит время, все расскажет или оставит все в тайне. Ему решать, так что, будь любезен не приставать к нему. – закончил на этой ноте пегас, доедая свой обед.

Арон сидел тише воды и ниже травы, он не стал вмешиваться в разговор. Он чувствовал себя мерзко, из-за него те двое стали ссориться. Он замкнулся в себе, отпустил и скрыл свою мордочку под прядью волос. Разговор между старшими по возрасту жеребятами прекратился. Тишина длилась несколько секунд, пока один из жеребят его не дернул.

— Слушай, ты что, не хочешь — не говори. Но не надо так себя взвинчивать и уходить в себя. Это плохо скажется на здоровье. Это я по себе знаю. – единорог аккуратно убрал с мордочки пегаса прядь волос и взглянул в его глаз. Он виновато посмотрел на жеребёнка.

– Прости, я не хотел так давить на тебя.

— Ну вот, видишь, что натворил? Теперь что он подумает о нас? Ну, Ванар, держись! После обеда встречаемся за зданием, будет с тобой серьёзный разговор. – пригрозил он своему другу.

Арон ярко встал, не заметив, как ударил копытами по столу.

– Хватит!!! – его выкрик привлек внимание новой публики в свою сторону. Но, уже настроившись, он не мог остановиться. – Хватит, Ванар, я не могу тебе рассказать! Сирон, прости и спасибо, что защищаешь меня. Но я вижу, что ты при этом сам страдаешь. Лучше будет, если я больше с вами не буду общаться. Простите, я, пожалуй, пойду к себе, не хочу принести новые проблемы вам. Прощайте. – после этого он вышел из-за стола и побежал по лестнице вверх на шестой этаж.

Пройдя уже пятый этаж, пегас почувствовал усталость ног, подъёмы ему плохо удавались. Даже помнилось, когда он убегал от злой собаки, ему попалась лестница, которая вела вверх, где располагался мост на другую улицу. Там он мог спрятаться. Но когда он начал подыматься, лестница была длиной словно подымаешься на высокий шестидесятиметровый дуб. Так и тут: он не бежал, а карабкался. Так его и собака догнала, цапнув за ногу. Хорошо, что был народ, который пришёл на помощь, отогнать собаку. После этого Арон не мог ходить нормально две недели, пока не зажил укус, и не остались маленькие рубцы, напоминающие ему об этом дне.

Он решил отдохнуть. Постояв несколько секунд, он услышал снизу шум. Не хотя испытывать удачу, он поднялся из последних сил на шестой этаж. Там, осмотревшись он достал свой ключ, взглянул на номер брелка «47». Двери располагались по коридору в шахматном порядке. Коридор был узкий, что позволяло пройти только двум пони парой, а если навстречу, то только одному. На этаже было двадцать дверей. Найдя свой номер, он открыл дверь. Комната была не бедной и не богатой. Широкая и просторная, где могли развернуться девять пони взрослого возраста. В комнате было две кровати по разным стенам. За кроватью стоял письменный стол и шкаф. А перед кроватью стоял массивный сундук. Вот всё, что было в этой комнате. Войдя внутрь и заперев за собой дверь, жеребёнок лег в кровать и закрылся одеялом, полностью не удостоверившись, что это койка могла быть занятой его соседом. Арон прижал к себе ноги и тихонько заплакал.

***

Времени прошло очень много. Солнце уже село и на улицу пришли сумерки. Дверь комнаты «47» ударом открывается, и в комнате образуется мёртвая тишина. Пегас уже проснулся от удара, его сердце сильно билось, он не понимал, что ему делать. Что сейчас произойдет, его разум начал говорить ему. Надо бежать, как только одеяло подымут — беги что есть мочи. Но предчувствие говорило ему другое, он не мог выбрать, к кому прислушаться. И когда время вышло, и одеяло стали подымать, жеребёнок зажмурился.

— Эй, ты че тут делаешь? Давай, просыпайся, хватит дрыхнуть, – будил его незнакомец.

 — Даеан, позволь я, мои острые клычки его разом разбудят. – сказала незнакомка, голос которой был словно флейта, игравшая красивую тихую мелодию.

Арон, услышав о клыках, съежился. Он открыл глаз и посмотрел на незнакомцев. Один был обычным единорогом белого цвета, блондин с короткой стриженой гривой, его ровесник, как можно было судить по его виду. И на боку у него красовалась Кьютемарка – дракон, кусающий свой кончик хвоста, образовывающий круг.

— О, проснулся, замечательно, что ты тут делаешь? – начал допрашивать его белый единорог.

— Даеан, взгляну, тут лежит ещё один ключ, такой же, как у нас, – привлекла на себя внимания незнакомка, показывая правой лапой ключ.

Арон был удивлен увиденным: дракон собственной персоны. Она была красивой, ростом с жеребёнка. Её чешуя отливала глубокой синевой благородного сапфира. Крылья были в несколько раз длиннее туловища, и на конце каждого виднелись тонкие костистые пальчики, издали напоминавшие страшные растопыренные когти. Голова дракона была почти правильной треугольной формы. Из-под верхней губы торчали два еще маленьких, но очень острых изогнутых белых клыка. Когти на лапах тоже были почти белыми, цвета слоновой кости, и зазубренными по внутренней стороне. Цепочка невысоких пока что шипов тянулась вдоль хребта ящера от основания черепа до кончика хвоста. В том месте, где соединялись шея и плечи, была ямка и самый широкий промежуток между шипами.

Это всё, что смог увидеть Арон, разглядев воочию красоту дракона.

– Дддракон…- только и смог произнести, заикаясь пегас.

— О, он ещё и заикается, – съязвила дракониха.

— Сапфира, перестань, давай вернёмся к моему вопросу. Откуда у тебя это ключ?

Арон переключил свое внимание на единорога, собравшись и проглотив комок страха.

– Мне выдала бабуля Роза. Простите, если я что-то сделал не так. – опустив голову, он стал смотреть куда-то.

— Что, она поселила тебя к нам? Мдааа… интересно кобылы пляшут, и сколько ты платишь чтобы тут жить? – сказал он, почесывая затылок и думая, что делать дальше.

— Ректор сказал, что я буду проживать в гнездах бесплатно… — не успел он договорить, как его перебили.

— Ааааа… вот, значит, решила сэкономить старая кляча. Если я бесплатно получил эту комнату, то можно подселить такого же. Ну, погоди, когда настанет утро, все выскажу ей. А ты что тут лежишь? Давай, вставай, познакомимся как следует. – с улыбкой на лице протянул он копыто пегасу.

Он принял помощь, встав с кровати. К ним подошла дракониха и села рядом.

— Будем знакомы. Меня зовут Сапфира, не бойся меня, я не кусаюсь. Если только не разозлить меня, а в гневе я ужасна. – предупредила она, протягивая лапу и пожимая копыто фестрала.

— Я Даеан, всадник. Будем знакомы, – он тоже пожал копыто пегаса.

— Я… я.... – замялся мальчик, неуверенно смотря на новых знакомых. – Арон фестрал.

Тишина образовалась в комнате, несколько секунд единорог смотрел на пегаса. Тот то сужал глаза, то обратно спокойно смотрел на него. Это стало немного обеспокоить мальчика. И тут Даеан засмеялся.

 — Что, испугался? Шучу я так. Не бери в голову. Фестрал, говоришь? Дай-ка взглянуть, я где-то читал, что у них крылья перепончатые как у драконов или летучей мыши. У тебя такого я не… — замявшись и не договорив, он вгляделся.

Арон заметил, куда он уставился и, не давая ему сверлить взглядом одну точку на его боку, приподняв крыло, демонстрировав красоту крыла. Даеан и Сапфира были шокированы увиденным.

— Этого не может быть, Даеан, возможно ли это на самом деле?

— Я сам пока не понимаю, мало данных, нужно идти в архив и начинать искать все о фестралах. Мне кажется, тут у нас редкий экземпляр.

— О чем вы? – непонимающий, что происходит, стал беспокоиться Арон.

— Не бери в голову, уже поздно. Зав…тра все расскажем. – зевая, сказал единорог.

— Раньше я спала на той кровати, но теперь, когда пришел ты, я уступлю тебе место на сегодня. А вот завтра решим эту проблему. Даеан, а тебе придется двигаться, только посмей мне храпеть ночью, подпалю тебе рог. – предупредила она его, коварно взглянув своими глазками.

— Отлично, пусть по-твоему, моя госпожа синее чешуйство, – издевательски поклонился он перед драконом.

Она не выдержала и прыгнула на единорога. Они кувыркались несколько минут, пока верх не взяла Сапфир. После этого они успокоились и легли вместе спать. Арон лег на другую кровать, он начал обдумывать, что произошло с ним за сегодня. Пока к его раздумью не пришел Морфей и не покрыл его дланью глубокого сна.

Продолжение следует.