Автор рисунка: MurDareik
Незваный гость или Что это за зверь? Четвёртая ошибка

Третья ошибка

Не разговаривайте с галлюцинациями – они оживают!

Пробуждение было не из приятных. Начнём с того, что пробуждение редко бывает приятным. Исключение составляет лишь выходной день, да и то, когда ты знаешь, что торопиться никуда не надо, ты выспался, а ещё желательно, чтобы солнце не светило в лицо, но в комнате было светло. Нет, для кого-то приятное пробуждение может быть другим, но я слишком в этом деле ограничен. Но мне испортили настроение сразу несколько вещей. Во-первых, ко мне в сон нагло вторгся непонятно кто, стал мной и рассказал мне парочку просто отпадных вещей. Значится, отсюда придётся выбираться самому. Угу. Смешно. Один, хрен знает где, без средств к существованию… И ладно если б я ещё что-нибудь умел! Где я – конечно же мне никто сказать не удосужился. Пространство Меж Миров? Мне стало понятно, что имеет место хотя бы одно из нижеперечисленного: либо я окончательно сошёл с ума, либо попал каким-то образом в другой мир. Первый вариант был в несколько миллионов раз вероятнее второго, но ни один не радовал. Второе, над чем стоило подумать, — Луна. Почему я её вижу второй раз подряд в своём сне? Я редко вижу сны, а с пони – тем более. Пофантазировать люблю, но не во сне, и не так часто. Что-то тут явно было нечисто… И на фоне всей этой информации меня внаглую будят какими-то воплями!

Ладно, с воплями я, так и быть, загнул. В общем, когда я открыл глаза, я услышал за дверью какие-то возмущённые и не очень голоса. И про что ж они там талдычут-то? Хрен его знает. Ладно, пока ко мне не пришли, лезть не стоит. Вляпаюсь ещё, куда не надо. Хотя, как будто уже не вляпался… И куда ж меня судьба закинула? Я приподнялся на кровати и осмотрелся. Начну с того, что это была не совсем кровать, скорее больничная койка. По крайней мере было бы логично предположить это по до сих пор звенящей голове. Рядом стояла тумбочка, возле которой я, к превеликому счастью, увидел свои вещи. А вот на самой тумбочке… Сердце предательски ёкнуло. Очки… Мои сломанные очки… Чёрт бы их побрал! У меня ж зрение плохое! Как я тут выживать-то… эх, блин, чего тут теперь раскидываться проклятиями? Ну вздохнуть разве что, и всё… Куда их теперь? Ненужный мусор. Стены были выкрашены в зелёный цвет, а на стене что-то было прикреплено. И что же это, чёрт возьми? Эх, были бы очки, я бы увидел, а сейчас…

Поплакать над потерей как следует мне не дали. За дверью раздался громкий возмущённый возглас на незнакомом мне языке. Хм… Очень похоже на голос девушки, но кто его знает? Ответил девушке немного неуверенный и низкий голос. В этот же миг дверь распахнулась и оглушительно ударила по стене.

— А-а-а-а-а! Можно потише? У меня в голове звенит! – закричал я, закрывая глаза и падая обратно на подушку. Кто-то быстро подбежал ко мне и что-то быстро проговорил, положив на меня что-то твёрдое. Шаги мне показались немного странными. Как будто кто-то был в тяжёлых сапогах, а ещё ближе, в подковах. Я мысленно усмехнулся, представив себе девушку с подкованными ногами. Судя по звукам, ко мне уже чуть более спокойно подошли ещё… гм. По количеству стуков я мог поклясться, что здесь не менее шести посетителей. Но комнатка была для них, мне кажется, несколько мелковата… Молчание. От меня, наверное, ждали ответа. Вот только что я, чёрт побери, должен был сказать?

— Вы зачем-то ко мне пришли, если разбудили меня? – Честно, я пытался сделать так, чтобы мой голос был доброжелательным настолько, насколько вообще может быть доброжелательным голос разбуженного человека с трескающейся от боли головой.

Ещё одна реплика от этой эмоциональной девушки. Интонация немного обеспокоенная и вопросительная. Вот только что же она спросила? Вариантов, в принципе, немного, но что если попытаться поговорить на английском? Может, его она знает хорошо?

Я приподнялся на койке, чтобы попросить девушку повторить вопрос и даже открыл для этого свой рот. Вот только это оказалась вовсе не девушка. Прямо передо мной стояла лавандового цвета лошадь, положив на меня копыто. (Шта?) По бокам у неё были крылья, (Шта???) а голову венчал довольно длинный рог и аккуратно уложенная фиолетовая грива с маленькой розоватой прядью. (И последнее «ШТА???», с которым мой мозг вылетел из головы, не желая больше находиться в столь бредовой ситуации) Уже в этот момент я ничего не понял. По-прежнему офигевая, я осмотрел остальных посетителей. Ещё одна лошадь, коричневато-бежевого цвета, с коричневой гривой, в белом халате. Мозг, ещё не до конца вышедший из головы, просто застрял на полпути. Голубая лошадь, с крыльями по бокам, грива которой словно впитала в себя радугу. Сероватый комочек нервов в моей голове наконец немного успокоился и начал потихоньку снова обустраиваться в черепной коробке, на всякий случай оставив на себе ранцевый ускоритель. И, наконец, тёмно-синяя лошадь со звёздным небом вместо гривы, с крыльями по бокам и рогом на башке. Мозг забил на всё и улетел в неведомые дали, обещав вернуться сразу же, как только я завяжу с наркотиками. Оставил только одну мысль, свободно гуляющую по голове: «Ночью надо СПАТЬ, а не хернёй страдать!»

— Эм… Кажется, я ещё не пришёл в себя. Что-то мне чудится тут всякое… — С этими словами я вновь принял горизонтальное положение. Копыто, меж тем, не думало исчезать. Ещё один вопрос, теперь уже недоумённый. Что ж вы такие настырные-то, а?

— Простите, но я вас не понимаю, — сказал я. Мозг, по-видимому, изменил своё решение и вернулся ко мне в голову. Кроме того, есть такое ощущение, что он тоже вштырился, потому что он начал всё это анализировать… Как можно подвергнуть анализу БРЕД? А вот мой мозг так может! Как – не представляю.

Тем временем у моей кровати началось какое-то обсуждение. Сначала спокойное, потом голоса начали становиться всё громче и громче. Я пытался обдумать всё, что увидел. Итак, что же мои глаза смогли мне предложить? Четыре лошади… Стоп. А почему у этих лошадей глаза были расположены не по бокам морды, а впереди, как у человека? И какого лешего у них есть крылья и рога? Безумная мысль закралась в голову. Но одновременно в неё закрался оглушительный звон и крики.

— ТИХО!!! – заорал я, зажимая уши пальцами. Внезапно всё затихло. Молния пронеслась по мозгу, оставляя яркий след и неожиданную зацепку. Я рывком поднялся и спросил:

— Стоп. Так вы меня понимаете? – Утвердительный кивок. Думай, думай, думай! – А вам мой язык знаком? – Лавандовая кобылка задумалась. Эта её поза мне очень напомнила… — Твайлайт Спаркл?!

Восемь расширенных глаз красноречиво говорили о правильности моей теории. Значит, всё-таки попал в другой мир… И не в какой-нибудь, а в Эквестрию. Вот только почему я не рад? Голубая пегаска вдруг поднялась в воздух и начала мне что-то грозно говорить. Или спрашивать? Неважно. Главное, что я знаю, как её успокоить.

— Рейнбоу Дэш, хватит, я всё равно не понимаю ни слова из того, что ты говоришь.

Гнев сменился на удивление, и теперь пегаска смотрела на меня, раскрыв рот. А в моей голове постепенно выстраивалась картина событий.

— Принцесса Луна, моё почтение. – Лёгкий кивок головой в сторону принцессы ночи. – Оу, принцесса Твайлайт Спаркл, как же я мог забыть… — Такой же кивок в сторону лавандового аликорна. Та немного зарделась. М-дя. А ведь такой «поклон» из положения сидя – вещь не очень уважительная. Но я сейчас по-другому не могу, встану на ноги – упаду ниц и не встану. Смертельная слабость во всём теле. Плюс ломит тело, как будто меня чем-то придавило. – Доктор, прошу прощения, я не знаю, как вас зовут, но тем не менее, примите мою благодарность за помощь.

Посетители ещё какое-то время ошарашено на меня смотрели, а затем начали снова что-то активно обсуждать. Меня для них как будто не было. Хотя, в принципе, я их могу понять. Что толку меня сейчас о чём-то спрашивать, если я ничего не пойму? Да, сказать что-то так, чтобы меня поняли, я могу, но разговора не выйдет… Ага, вот, похоже, они о чём-то договорились… Рейнбоу Дэш с доктором выходят… А вот принцессы остались. Что тут сейчас будет? Хм… Какое-то время мы просто сидели и смотрели друг на друга. Я на них, они на меня. Через какое-то время мне стало это надоедать, и от скуки я начал понемногу засыпать. Последнее, что я увидел, была яркая вспышка рога Луны.

***

«Что за хрень?» Это было первой мыслью, выданной моим мозгом. Отвечать ему было некому. Я, собственно, был у себя дома. Не в общаге, а именно дома. Всё было в точности так, как в тот день, когда я уехал. Странновато это как-то. Мама вроде должна была хоть что-то передвигать при уборке. Мама… Воспоминания вновь нахлынули на меня. По щеке покатилась слеза, которую я быстро смахнул. Я огляделся. Комната у меня была довольно просторная. Раскладывающийся диван в углу, возле него кресло, журнальный столик, ещё одно кресло, а потом дверь на балкон. У другой стенки стоял мой рабочий стол с компьютером, тумбочка с телевизором и шкаф со всякой всячиной, напоминающей о прошлом.

— Где это мы? – услышал я внезапно у себя за спиной.

— Не знаю… В конце концов, это ведь его сон. – Ага, теперь мне всё ясно.

— Ну-с, уважаемые, и что вы делаете в моём сне? – с улыбкой произнёс я, оборачиваясь.

— Эм… Подожди, а как ты узнал, что это сон? – удивилась Твайлайт.

— Он знает, где сон, а где реальность, — сказала Луна. – В прошлый раз, когда я была в его сне, он мне сказал не думать о небывалом…

— Я это сказал, потому что глазам своим не поверил, — покачал головой я. – А вот то что это сон, я узнал от вас…

— Ты нас всё-таки понимаешь? – ахнула Твайлайт.

— Здесь – да. Но не во сне – нет. Честно, я не вру. А почему так – не знаю.

— Язык образов, — пояснила Луна. – Во сне мы не говорим словами. Мы лишь рисуем образы. Поэтому мы и понимаем друг друга.

— Это имеет смысл, — задумчиво протянул я. – Но я же не смогу общаться со всеми только через сны, верно? Как мне общаться с другими?

— Над этим надо будет подумать, — прервала мои вопросы Луна. – А пока нам нужно кое-что у тебя спросить.

— Всегда пожалуйста. Отвечу, если смогу.

— Хорошо. Итак…

— Откуда ты вообще нас всех знаешь? – выпалила Твайлайт, заработав строгий взгляд Луны.

— Хороший вопрос! Думаю, раз это мой сон, я смогу вам показать кое-какие моменты из своей памяти…

Я включил компьютер. Немного подождал, пока он загрузится. Затем открыл браузер и ввёл в строку поиска «my little pony». И пока интернет беспощадно лагал(вот зачем, ЗАЧЕМ я вспомнил эту особенность интернета?), я поймал момент, чтобы повернуться к принцессам, заинтересованно глядящим на мой компьютер.

— О нашем мире могу рассказать, что он получше развит технически, но слабее развит магически. Твайлайт, если я правильно помню, видит это не впервые, насчёт Луны не уверен. Вопросы «как?» можете не задавать, я сейчас вам покажу ответ…

Примерно через день(как нам любезно объяснила Луна, она может заставить течь время во сне сколь угодно медленно) просмотра мультика я вновь повернулся лицом к принцессам.

— Собственно, вот почему я вас знаю. Не знаю только, правда ли всё из этого…

— Чистейшая, — промолвила Твайлайт. – Но как?

— Не знаю, — пожал плечами я. – Если честно, я не думал, что ваш мир вообще существует. И да, мой мир немного отличается-таки от мира, в который попадала ты. Да я думаю, ты и сама увидела бы различия, если бы пожила здесь.

— Но если ты говоришь, что в твоём мире магии нет, то как же ты попал в наш мир?

— Сам ещё не до конца осознал… Похоже, меня кто-то специально привёл к порталу… Ну да, меня гоняли по длинному коридору, как же его называют, Пространство Меж Миров, вот… И после долгих гуляний я оказался здесь… Ну, не конкретно здесь, а, в общем, довольно далеко отсюда. И мне очень повезло, что я сюда дошёл. Но опять же говорю: мне очень помогли. Даже один раз вовремя взяли контроль надо мной, чтобы убить древесного волка…

— Ты убил древесного волка? – недоверчиво посмотрела на меня Твайлайт.

— Ну да. А что в этом такого?

— Просто ты не кажешься таким уж сильным… Да и по рассказу Рейнбоу ты очень далеко отлетел от её удара.

— Закон сохранения импульса, она ненамного легче меня, а летает чуть ли не на звуковых скоростях. Естественно я далеко улечу! А вот по поводу силы… Мне скорее сыграла на руку скорость.

— На руку? – переспросила Луна.

— Не обращайте внимания, принцесса, это у них такие выражения, — пояснила Твайлайт. – Продолжай, пожалуйста.

— Хотя я сам не понимаю, как смог двигаться столь быстро, но я успел уклониться от его прыжка, когда он меня зажал, и нанести два смертельных удара.

— Невозможно, — покачала головой Луна. – Если древесный волк зажал свою добычу, от его прыжка не увернуться.

— Я же говорю, сам не знаю, почему я обладал такой скоростью! Мне помогли, но как – не знаю! И вот, после недолгого путешествия по Эквестрии я очутился здесь… от удара Рейнбоу, но всё же.

— А зачем ты здесь? – спросила Луна.

— Не помню, — я напряг свой мозг, пытаясь открыть заблокированную память. Ну же, давай! Внезапно в моей памяти словно сломалась стена, и воспоминания хлынули на меня, давая ответы на многие вопросы. – Вспомнил! Меня же наняли как Курьера Меж Миров для доставки посылки!

В этот же момент я почувствовал, что меня кто-то тянет. Комната удалялась от меня всё дальше и дальше, оставляя рядом лишь принцесс. Вскоре в темноте растворились и они. Передо мной оказался лишь небольшой светлый проём. Я прыгнул в него…

***

…и очутился в больнице. Привстав на кровати, я увидел поднимающихся с пола принцесс. Но кроме них, в комнате также появилось новое лицо. Точнее, розовая любопытная мордашка.

— О! Привет! Я Пинки Пай! А кто ты? – Кудряшку, похоже, вовсе не смутил мой вид.

— Пинки, как ты вообще тут оказалась? – удивлённо спросила Твайлайт. – За дверью же вроде стоят Рейнбоу Дэш и Амбулансер?

— Да её разве удержишь… — разочарованно протянула пегаска в дверях.

— Так как же тебя зовут? – Широкие голубые глаза выжидающе на меня смотрели. И тут я уже серьёзно задумался. Моё имя… Сейчас оно для меня уже ничего не значило. Так стоит ли его вспоминать?

— Не помню, — задумчиво протянул я, вытягивая руку в сторону рюкзака. Нащупав ручку, я тут же потянул её к себе. Я бросил взгляд в сторону вещей. Каким-то образом я умудрился подтянуть к себе ещё и куртку. В голове что-то шевельнулось. Я ещё миг колебался, но всё же сначала взял куртку и пошарил в своём левом кармане. Вытащил оттуда блокнот. Раскрыл на первой попавшейся страничке. Здесь был рисунок Рейнбоу Дэш, но не он привлёк мой внимание. На этой же страничке, словно закладка, лежал небольшой листок. Я взял его и прочитал. Вот оно! Вот этот листок с наймом меня в качестве Курьера! Теперь я взялся и за рюкзак. Легкое движение молнии – и все увидели шкатулку. Бросив взгляд на остальных, я заметил у них на лицах(не мордах, они разумны, ну просто не могу я говорить про них «морды»!) недоумение и удивление.

— О… О… Откуда это у тебя? – поражённо спросила Твайлайт.

— А вот это я у вас должен спросить… Мне не объяснили, просто приказали доставить. Ой, стоп. А почему я теперь вас понимаю?

Ветер дунул мне в уши. Ветер? В закрытом помещении?

Считай это нашим даром… — шепнул он мне в ухо. Ну класс! То есть вернуть они меня не могут, а научить языку за мгновение – пожалуйста?!?

Магия направлена не прямо на тебя… Вокруг твоих ушей аура, переводящая всё на твой язык.

— Ладно, всё, забудьте, — быстро проговорил я, пытаясь предотвратить ненужные расспросы.

— Так как же всё-таки тебя называть? – спросила Луна.

Я не знал, что на это ответить. Правду? Но мне это ничего не даст… Придумать? А что? Какое имя мне подойдёт? Попробовать перевести свой особый талант на английский и выдать? По крайней мере большинство имён такие… И как же моё имя будет звучать? Лузер? Или Матаналисис? Вариантов просто куча, но всё невероятно глупые. Я молча склонил голову. И не поверил своим глазам. Каракули на другой стороне листа стали читабельными! То есть записка была ещё и на эквестрийском?

Здравствуй, дорогой Курьер! Если ты читаешь это, значит, ты знаешь язык мира, в который попал. В таком случае тебе стоит придумать себе подходящее имя. Ни в коем случае не представляйся своим настоящим именем! Это может быть опасно! Теперь подробнее о твоём задании. Мы не сможем отпустить тебя сразу после выполнения непосредственного задания, ибо попадание вещи из мира в мир может означать только одно: нарушение равновесия миров. Жители одного мира не в силах противостоять угрозе нарушения равновесия, и частично поэтому начался наём Курьеров Меж Миров. Их задачей было не только доставить вещь обратно, но и предотвратить дальнейшие нарушения равновесия. Ведь если это не предотвратить, может произойти всё что угодно, вплоть до уничтожения миров и в целом реальности. Отныне всё в твоих руках, Курьер. Удачи!

Произойдут ужасные вещи… В голове мелькнула мысль.

— Ну? – потребовала Луна. Я глубоко вдохнул. Сейчас или никогда!

— Харбинджер, — резко выдохнул я. – Дарк Харбинджер.

Это имя вызвало довольно странную реакцию. Никто не удивился, не спросил, почему меня так назвали. Просто улыбка со стороны Пинки Пай и всё.

— Будем друзьями? – предложила она, протягивая копыто.

А вот это было неожиданно и сложно. Действительно сложно. У меня никогда не было друзей. Да, с соседями в общаге складывались нормальные отношения, но дружескими я бы их не назвал. Так, приятельские. Я тебя знаю, ты меня знаешь, относимся друг к другу не враждебно – вот и всё. Друг… А что такое друг? Для меня это понятие было узким. Слишком узким. Порой я сам не попадал в это понятие. Друг – это человек, который поддержит в трудный момент, который видит, когда тебе плохо и старается помочь. У меня были… есть друзья. Но они давно уже были слишком далеко, чтобы помочь. А сам себе я далеко не помощник. Но при этом у меня была проблема. Очень явная, в которой я не видел выхода. Я боялся общества. Не людей, а именно общества. Когда-то в детстве против меня были все. И я затаил обиду на всех. Теперь же я просто не могу нормально общаться с людьми. Вообще. А самое страшное было то, что я в последние годы разучился чувствовать что-либо, кроме злости. Я начал бояться говорить с кем-то, потому что боялся выхода этой злости. Лишь однажды я сорвался. С тех пор я начал бояться самого себя…

Внезапно я понял, что меня кто-то обнял. Я словно очнулся ото сна. Пинки и Твайлайт стояли рядом, поглаживая меня по спине. Рейнбоу стояла чуть поодаль и смотрела на меня с сочувствием. Луна стояла с почти бесстрастным лицом, по которому скатывалась одинокая слеза. Я что, начал говорить всё вслух? Ну и дела…

— Не знаю, зачем я всё это говорю, — продолжил я ровным, безжизненным тоном. – Может, потому, что я слишком долго держал всё это в себе. Но когда-нибудь я всё равно бы это рассказал. Может, это и к лучшему, что рассказал это я именно вам. Кто знает, как отреагировали бы на это мои знакомые… — Я изобразил на лице некое подобие улыбки. – Думаю, с дружбой мы повременим. Впрочем, я не говорю «нет».

— Ладушки! – повеселела Пинки. – Ну, я побежала! В городе ещё столько всего нового, того, о чём я не знаю!

Миг – и поняшки как не бывало. Я пожал плечами и встал на ноги.

— Постойте! Вам нужно быть в постели ещё день! Ваш организм ещё недостаточно окреп… — начал было врач, но я его перебил:

— Бывало и похуже. Голова не кружится, побаливает немного, но это может быть из-за воздуха. Он здесь немного другой, я это чувствую… — Желудок громко заурчал, привлекая всеобщее внимание. – Да и голод наверняка не последняя причина.

— Так чего же мы тут стоим? – улыбнулась Твайлайт. – Как раз время обеда!

— Эм, проблемка, — тут же призадумался я. – Мне нечего предложить вам взамен.

— А как же шкатулка? Она бесценна! Я чувствую её энергию! Вот только бы придумать, как её открыть… Да и как же ты тут жить собрался? У тебя же с собой почти ничего нет, а ты от помощи отказываешься?

Н-да, умник, нечего сказать. У меня ведь действительно ничего с собой не было, кроме одежды и кучи бесполезного хлама.

— Да уж, всё-таки здорово я приложился головой, — засмеялся я. Все кроме Рейнбоу усмехнулась, и только пегаска понуро склонила голову.

— Прости меня, пожалуйста, — пробормотала она.

— Уже забыл! – лучезарно улыбнулся я. – Ну что, куда идём? Ведите, я же тут ничего не знаю… — и подмигнул принцессам. Те смекнули, что про мои знания об Эквестрии лучше умолчать, поэтому просто повели меня в дворец к Твайлайт. Правда, предварительно волшебница наложила на меня заклинание невидимости, дабы скрыть меня от любопытных глаз. Зря она, конечно. Тут же Пинки пробегала, небось весь город на ушах стоит, мол, чудище заморское появилось, человеком называется, Дарк Харбинджером зовут… То ли они не совсем правильно уловили суть моего имени, то ли их имена лишь совпадают с их характерами… Потому что Тёмный Предвестник – имя не из лучших.

— А почему именно в твой дворец? – Я и сам не заметил, как перешёл с Твайлайт на «ты»

— Ну, во-первых, он достаточно близко, а во-вторых, он достаточно большой, чтобы я могла выделить тебе уголок.

— То есть ты считаешь, что я буду жить у тебя?

— А почему нет? – пожала она плечами. – Всё-таки жить тебе где-то надо, хоть ты тут, возможно, и временно.

— Нет, просто у меня с собой куртка зимняя, я ею укроюсь, и холодно мне ночью не будет…

— На улице спать? – Твайлайт обернулась назад. – Ты серьёзно? Ну уж нет, не знаю, как у вас там заведено, но я настаиваю!

— Хорошо, — тихо проговорил я. – Ты только не кричи, внимание привлечёшь. Продолжим разговор позже. И да, я справа от тебя.

Луна и Рейнбоу тихонько засмеялись в копыто. Твайлайт, покраснев, вновь развернулась и молча пошла к замку. Неужто она на меня обиделась? Да уж, похоже, я серьёзно её задел. Первый день, называется. Хотя, впрочем, не первый, а, если меня расчёты не подводят, уж и четвёртый… Но не в этом суть. Суть заключается несколько в другом. Интересно, а как они отреагируют на мои гастрономические предпочтения?