Автор рисунка: aJVL
Третья ошибка Ошибка 5

Четвёртая ошибка

Меньше знаешь – крепче спишь.

— Ну, как я поняла, ты довольно много знаешь о нас, — начала Луна, когда мы пришли. – Но мы пока недостаточно хорошо знаем тебя, не знаем, чего от тебя ждать. Расскажешь нам за столом?

— Не лучшая идея, — возразил я, вновь оглядывая себя, уже без невидимости. Вроде ничего не отвалилось, всё хорошо. – Это не застольный разговор. Да и если честно, я хотел бы вообще не упоминать о своём мире и о себе…

— Прости, Харбинджер, но на это не соглашусь ни я, ни тем более моя сестра, — категорично заявила Луна. – Рано или поздно, тебе придётся всё нам рассказать. Иначе, боюсь, мы будем вынуждены даже бросить тебя в темницу. Не обижайся, но чисто формально ты у нас будешь подозреваемым буквально во всём.

— Хм… — Я на мгновение задумался и многозначительно посмотрел на Твайлайт. Та коротко кивнула, наклонилась к Рейнбоу и что-то ей прошептала. Пегаска сначала недоверчиво посмотрела на подругу, но заметив её серьёзный взгляд, засмеялась во всё горло и вылетела прочь из комнаты.

— А можно спросить, что ты ей сказала? – Я пытался не обращать внимания на громкий смех пегаски.

— Спросить – можно, только я не отвечу, — ухмыльнулась волшебница.

— Ладно… В таком случае, могу ли я попросить тебя ненадолго выйти?

— С какой стати? Вы у меня в гостях, и вообще, я принцесса!

На языке вертелась пара подколок в её адрес, но всё решила Луна. Она лишь сурово посмотрела на ученицу своей сестры. Твайлайт тихо ойкнула и пролепетав что-то вроде: «Как же я могла забыть про обед?» бросилась вон. Тут уж я не смог сдержать удивления и во все глаза посмотрел на ночную принцессу. Та повернулась ко мне и невинно поморгала глазами. М-дя. Теперь я даже не узнаю, как ей это удалось. Но не важно.

— Я опасаюсь, что сведения о моём мире могут нанести вред Эквестрии, — тихо прошептал я, — но если в этом есть такая необходимость, думаю, я смогу кое-что рассказать. Но только при крайне личной встрече. Надеюсь, мы поняли друг друга? – Луна кивнула головой и улыбнулась. Чёрт, если бы я не знал, что ей не меньше тысячи лет, я бы дал ей от силы двенадцать! Такая искренняя радость! Впрочем, может просто я такого плохого мнения о людях? Ведь для меня искренность и доброта пропали ещё в детстве…

— Вот и хорошо, — я повернулся в ту сторону, куда ломанулась Твайлайт. – А чего она на меня так взъелась?

— Вообще, если ты пренебрегаешь гостеприимством, это считается проявлением неуважения к хозяину. По крайней мере, в нашем мире, — ответила мне принцесса.

— А я ведь просто уже привык обходиться без чужой помощи… — промямлил я. Только обиженной волшебницы мне не хватало! – Даже если её предлагают, это накладывает определённые обязательства, а я не люблю себя связывать долгами. По крайней мере, в моём мире…

— Не рассказывай о погодной магии погодному пегасу, — наставительно проговорила Луна.

— Эх, знаю, знаю… Вот только я уже очень долго не могу отпустить своё прошлое. Не хочу повторять ошибки.

— А ты не повторяй, — предложила Луна. – Просто забудь о всём плохом, что с тобой было. Представь, что это было всего лишь страшным сном.

— Тебе это помогло? – с горькой усмешкой я повернулся к ней. Она не ответила, лишь отвела взгляд в сторону.

— Обед готов, можете идти! – прозвучал голос молодого паренька. Гм. Паренька, да. Если память мне не изменяет, дракончик Спайк. Если пропорции мультика верны, он будет мне по пояс…

— Твайлайт, а кто, вернее, ЧТО это? – Мои расчёты меня не подвели… стоп, что он сказал?

— А почему это я вдруг «что», Спайк?

— О-о-откуда ты меня знаешь? – Надо было видеть выражение его лица! Представьте на лице, в полтора меньше человеческого, глаза размером с маленькие блюдечки. К тому же чуть ниже этих самых глаз свисала челюсть. А в остальном похож: фиолетовый, с зелёными шипами, мелкий(хе-хе!)

— Ну брось, кто же не знает спасителя Кристальной Империи!

— Об этом далеко не все пони знают, а уж ты… Да и что ты, наконец, такое?

— Эх, Спайк… Совсем прогулки по мирам не помнишь?

Дракончик хлопнул себя лапой по лбу.

— Точно! Ты же этот, как его…

— Не утруждайся. Кстати, забыл представиться. Харбинджер, — я опустился на колено и протянул руку. Не, ну а как мне ещё с ним поздороваться? Дракончик неуверенно протянул лапу… Господи, да она ж в пол-ладони размером! Да и коготочки у него длинные… Впрочем, если об этом на минуту забыть, рукопожатие вышло, скажем, приемлемым. Только на тыльной стороне ладони следы остались…

— Ну вы идёте? – раздался немного раздражённый голос Твайлайт.

— Идём, идём, — поспешил ответить я и пошёл в комнату, откуда донёсся голос. Моим глазам предстала довольно обширная комната, оформленная, как, впрочем, и весь замок, в сине-фиолетовых тонах. Посреди комнаты стоял стол, окружённый стульями. На столе располагалось несколько тарелок с едой. А возле стола стояла и ждала нас всё ещё дующаяся на меня принцесса. Надо бы с ней потом поговорить.

Мы все сели за стол. И только сейчас я обратил внимание на еду. В принципе, меня устраивало почти всё, кроме двух вещей. Первая: полное отсутствие мяса. Это ещё ничего, я понимаю. А вот вторая была гораздо хуже. Только сейчас я вспомнил, что пони не просто травоядные, но и имеют совершенно другие вкусы. Почти во все блюда входила какая-то солома, чёрт его знает, овёс, пшено… Из овса я в своём мире ел только овсяное печенье, а уж сам овёс, думаю, мало кто отважился попробовать…

— Что-то не так? – обеспокоенно спросила, как ни странно, Луна.

— Да, пожалуй… Видите ли, эмм… Люди не едят овёс. Вообще.

Все тут же устремили свой взор на Твайлайт. Та была настолько занята поглощением своей порции, что не сразу обратила на это внимание. Но как только она подняла глаза, тут же перестала жевать, громко отодвинула свой стул и телепортировалась неизвестно куда.

— Ой, да ла-а-адно?! – не стерпел я. – Неужели она на меня настолько обиделась?

— Ну, учитывая что ты её оскорбил своим неуважением, выставил её не в лучшем свете, да и к тому же с самого начала принялся секретничать… Неудивительно, в общем, — подытожила Луна.

— А я ведь подозревал, что я тот ещё гад… Но чтобы настолько… — грустно протянул я. – Думаю, мне стоит отсюда уйти, пока я ещё кого-нибудь не обидел.

И, не дожидаясь реакции, я встал из-за стола и направился к выходу. На душе у меня было паршиво. А у кого бы не было паршиво? Мало того, что я тут застрял… Нет, не поймите меня неправильно, я обрадовался, когда попал в Эквестрию! Но перспектива остаться здесь надолго не радовала. У меня в моём мире ещё остались дела, которые бросать просто нельзя. Так вот, мало того, что я тут застрял, так ещё и умудрился поссориться с кем-то в первый же день! И мало того, поссориться с тем, кто, как мне казалось, ближе всех со мной по духу, кто многое знал о людях и кто действительно мог помочь!

Выйдя из замка, я огляделся. Не так уж и далеко от Вечнодикого Леса, в принципе. Мне нужно было место, где я мог спокойно надо всем подумать, и чтобы меня никто не потревожил. Лес выглядел просто идеальным для этой цели. (Для идиота – идеальной. А я когда-то отрицал, что я идиот?) Взвесив все «за» и «против», я забил на все опасности, подстерегающие меня в лесу, и бегом понёсся туда. Не потому что я боялся, что меня догонят, а потому что я могу дать выход всей своей злости, просто тупо мчась вперёд. Глупо? Возможно. Но мне помогает.

Уже вбегая в лес, я услышал позади крики. Обернуться? К чёрту такие мысли! Мне здесь не место! По крайней мере, пока я не разберусь в себе. Я буквально влетел на тропинку. Довольно долго она шла прямо. Я начал слышать хлопанье крыльев у себя за спиной, но Фортуна наконец услышала мою мольбу и повернула тропу в сторону. Выбрасываю правую руку, хватаюсь за дерево и не сбавляя хода прохожу поворот. Немного больно, но терпимо. По крайней мере это выиграет мне какое-то время. Позади послышался треск веток. Впрочем, выигрыш маленький. Тропа довольно широкая, и хоть сейчас она и петляет, но ещё один такой прямой участок – и меня догонят. Вновь чей-то возглас, что-то вроде «Стой!» Не обращать внимания! Продолжать бежать, пока не кончатся силы! Ну, или пока Фортуна не отвернётся от меня. После десятиминутного бега я чертыхнулся. Сил почти не было, да и тропа перестала петлять. Правда, неподалёку от поворота я увидел небольшую поляну из синих цветов. Кажется, я знаю, что это за цветы! Замечательная возможность убежать! Им и в голову не придёт искать меня в зарослях за этой поляной!

Пробежав ещё немного до поляны, я повернул голову в сторону поворота. Пока вроде никто не преследует. Ну или пока не догнали. Кстати, а не додумались ли они облететь лес сверху? Но на раздумья времени не было. Я рванул через синюю поляну. Она была полукруглой, небольшой, метров сорок в диаметре. Полностью пробежав по ней, я прыгнул в заросли, выставив руки вперёд. Расцарапал, правда, до крови, но с другой стороны, хоть глаза сберёг. Я лёг как можно удобнее, чтобы при этом иметь хороший обзор, и замер.

По моим ощущениям, прошло не больше минуты. Над дорожкой летела Рейнбоу Дэш. Но не долетя чуть-чуть до края обзора она остановилась и посмотрела вдаль. Похоже, она ещё и прищурилась, но в этом я был не уверен. Эх, грёбанное плохое зрение… И очки разбились к тому же. Просто замечательно! Хотя очки и разбились всего день назад, но я по ним уже скучал. Тем временем к пегаске подбежали Луна и Твайлайт.

— Что такое, Рейнбоу? – тут же спросили они.

— Либо он оказался слишком быстр, либо слишком хитёр, — упавшим голосом сообщила пегаска. – Если он добежал до следующего поворота, мы его не догоним уже до самого Замка Двух Сестёр. А если он свернул по дороге… Тогда он может быть уже где угодно, шанс найти его очень мал.

— Но почему? Почему он сбежал? – не унималась Твайлайт.

— Он понял, что сильно тебя обидел, — печально вздохнула Луна, — и решил такого больше не допускать. По крайней мере он сказал именно так. Кстати, а почему найти его будет трудно? Ведь можно воспользоваться поисковым заклинанием…

— На него не действуют заклинания, — оборвала её волшебница. Вот это поворот… Как же так? А как же невидимость? Луна, похоже, мыслила со мной одинаково и задала этот вопрос Твайлайт. – Насчёт этого заклинания всё не так просто. Невидимость бывает разная. Бывает невидимость изменением показателей отражения и преломления света, направленное на предмет. Бывает простой отвод глаз. А я воспользовалась заклинанием изменения преломляющих свойств окружающего его воздуха. В результате световые лучи шли как бы в обход его самого, поэтому его и не было видно.

— То есть это заклинание невидимости применялось не на него, верно? И поэтому тебе приходилось его постоянно поддерживать?

— Именно! А поисковое заклинание нужно привязывать именно к объекту поиска. Я не смогу привязаться к воздуху возле него, потому что воздух возле него постоянно меняется. Да и для этого хоть приблизительно надо знать его местоположение. А напрямую не могу. Когда мы с Рейнбоу доставляли его в больницу, я сначала попыталась его перенести телекинезом. Ощущение было таким же, как в Королевском лабиринте, когда мы бегали за Дискордом. Меня как будто напрочь лишили моего рога.

— Другими словами, принцесса, — вклинилась Рейнбоу, — магия тут бессильна. Потеряли мы его, в общем.

— Я попытаюсь его найти в его сне, — задумчиво протянула Луна, — но дело в том, что иногда его сны для меня закрыты… Он словно чувствует, когда находится во сне.

Конечно чувствую. Я всегда знаю, когда я вижу сон. Начнём с того, что это случается не так часто. Ну а понять, где сон, а где явь, мне помогает моя фантазия. Ещё никогда я не видел сон, в котором я оказываюсь на том месте, где заснул. Плюс иногда я могу менять сон на своё усмотрение. Не всегда, правда, но очень редко. Как будто я не сплю, а снимаю фильм, в котором сам подбираю актёров и декорации. Так что, Луняша, тут ты думаешь в верном направлении.

— Он не переживёт эту ночь, — убеждённо заявила пегаска. – Никто, кроме Зекоры, не пережил тут ночь. Но если Зекора живёт посреди зарослей «ядовитой шутки», которую все звери обходят стороной, то на его стороне такого преимущества может и не оказаться. В любом случае, нам тут задерживаться не стоит. Пойдёмте отсюда.

Растроенные, кобылки пошли обратно. Я полежал для верности ещё минут пятнадцать, и когда удостоверился, что никто возвращаться не собирается, зашевелился. Первым делом я встал на ноги и, раздвинув ветки, вышел из куста, в который прыгнул. Да, мои руки явно были не в лучшем состоянии… Тело немного болело, ибо чтобы хоть что-то увидеть мне пришлось занимать довольно неудобную позицию, хоть я и пытался расположиться максимально комфортно. Но в целом, жив и здоров, могу идти дальше. А куда дальше? Обратно? Нет, пока я не готов возвращаться. К Замку Двух Сестёр? Вроде эта дорога ведёт к нему… Что ж, решено! Я бодрым шагом двинулся по тропе.

Впрочем, адреналин постепенно закончился, и боль в руках наконец дала о себе знать. Да и тело стало ломить пуще прежнего. Где-то через десять минут я дошёл до очередной поляны и присел отдохнуть. А пока у меня было время подумать. Бежал я от Рейнбоу долго, минут пятнадцать. Как – ума не приложу. Но вот сколько же мне идти до замка? Вроде я шёл тогда примерно два часа… Тогда мне идти осталось примерно час? Вроде слишком много… Может, я переоценил скорость своего бега? Да вроде нет, я бежал изо всех сил… Внезапно боль в руках утихла. Я поднёс их к глазам… и не поверил. Царапин не было! Что это за магия? Я посмотрел, где же я умудрился сесть. Синие цветы, жуть как похожие на «ядовитую шутку»… Хотя, Твайлайт вроде же сказала, что на меня не действует магия. Может, она всё же действует, но по-другому? Потому что другого объяснения столь внезапного заживления царапин я не видел. Или это другие цветы? Но всё равно непонятно, какого чёрта это было. Я поднялся на ноги и продолжил свой путь.

Как ни странно, я ошибся. Мне пришлось идти до замка не час, а чуть больше. А всё потому, что я свернул с широкой тропы на более узкую и дошёл до хижины в дереве. Зекоры, правда, я не увидел, возможно, вышла за травами какими-то, но зато теперь я точно знал, где именно она живёт. Если понадобится помощь – обращусь. Ну а так, в принципе ничего интересного по пути мне не встретилось. Итак, я снова стоял возле верёвочного мостика. По другую сторону пропасти гордо возвышались остатки замка. Теперь, когда я знал, что это Замок Двух Сестёр, это было для меня чем-то вроде достопримечательности, а на данный момент – местом уединения. Сюда мало кто ходит, а звери так и вовсе обходят стороной. Интересно, почему? Может, это всё отголоски магии, оставшиеся после битвы принцесс? Тогда их силы поистине огромны. А может хищники просто понимают, что мост может их не выдержать? Вполне вероятно.

Раз уж я всё-таки оказался в Замке Двух Сестёр, почему бы мне не поискать библиотеку? За чтением, вероятно, я и приду в себя, забуду обо всём плохом… хотя о чувстве голода забыть трудно, но оно уже потихоньку притуплялось. Осталось только найти дорогу. Вот с этим проблема. Если я правильно помню, замок немаленький, да и потайных комнат и ходов тут хватает. Не заблудиться бы мне.

Что я могу сказать про первый зал? Ну что же… Это был, скорее всего, тронный зал, если судить по двум тронам возле стены и двумя ветхими, но целыми, полотнами с изображениями Солнца и Луны. Краска на стенах, если и была, уже давно облезла, и потому выглядела серой, и невозможно было определить, какого цвета она была изначально. По бокам было видно четыре прохода, по два с каждой стороны, два из которых были почти на уровне тронов, а два других располагались примерно в середине зала. На полу была выложена когда-то ярко-красная дорожка, поблекшая от времени. В целом зал, конечно, выглядел заброшенным, но тем не менее он впечатлял и восхищал своим величием.

Пройдя через весь зал, я увидел ещё один проход за тронами. Удивлённо хмыкнул. Этот проход, вроде, не показывали в мультфильме… Почему бы не сходить посмотреть? Единственное, что меня настораживало, это темнота. Там было настолько темно, что пришлось бы идти на ощупь. Но вот испытывать на себе всякие ловушки, если они там, конечно, есть, абсолютно не хотелось, а шанс наткнуться на неё во тьме невероятно велик. Но на мне же куртка! Какой же ещё везучий идиот, кроме меня, будет надевать куртку летом? Впрочем, сейчас мне это помогло. Если я правильно помню, в кармане у меня были спички и свечка… Ага, а вот и они. Спичек три, как и попыток. Берём одну, резкий чирк о коробок… Негромкий треск возвестил о неудаче. Я чертыхнулся и взял ещё одну. На сей раз всё получилось. Я понёс спичку к фитильку… Есть! Теперь у меня хотя бы ненадолго будет свет! Держа свечку перед собой, я двинулся вперёд.

Медленно шагая по таинственному коридору, я начал думать. Зачем создали этот проход? Ни одного поворота, только лёгкий наклон вниз и лёгкий поворот, причём всё время влево. Ни одного факела, который помогал бы освещать дорогу. И ничего, что указывало бы на какие бы то ни было ловушки. Примерно через десять минут мне пришлось думать ещё и о том, как бы держать свечку так, чтобы на руку не стекал воск. Впрочем, решение этой проблемы было довольно простым, просто один из ненужных листков блокнота начал исполнять обязанности подставки для огарка. На это я потратил минуты две крайне драгоценного для меня времени, но это того стоило. Теперь я мог не опасаться обжечь свою руку, разве только я не обращу внимания на горящую бумагу. И минут через пятнадцать, когда пламя свечи почти добралось до бумажки, а я начал задумываться о бессмысленности своей затеи, коридор перестал закручиваться, а впереди забрезжил слабый зеленоватый свет. Можно было, конечно, списать это на иллюзию, поэтому тушить свечу я не стал, но ускорил свой шаг. И только когда я удостоверился, что вокруг действительно начинает светлеть, я задул свечу. Да уж, больше она не прослужит… Уже можно было разглядеть желтоватые пятна на листке, а это говорило о том, что этот огарок можно будет использовать только в подсвечнике, и то, свет будет минут на пять, не больше. А когда глаза привыкли к полумраку, царившему вокруг меня, я увидел впереди довольно просторную комнату.

Что же это была за комната? По размещению я бы назвал это тайной библиотекой, судя к тому же по стеллажам справа. Но в то же время кресло с небольшим камином говорили о том, что это скорее была просто комната отдыха, куда, вероятно, могли незаметно уйти принцессы, чтобы их никто не нашёл. Ну, как оно на самом деле я, возможно, никогда и не узнаю, но для меня вариант был идеальным. Настораживало только то, что свет был именно зеленоватым. Если мне не изменяет память, зелёный у нас в Эквестрии любят… гм, чейнджлинги. Луна предпочитает сумрак, Селестия яркий, почти солнечный свет. Эта почти ядовитая зелень никак не связывалась с общей картиной. Впрочем, меня это не отвлекало. А что? Мне нравится зелёный, почему бы и нет?

Сняв куртку, я прошёлся вдоль стеллажей. Видно было, что сюда давно не заходили. Слой пыли, покрывающий книги и полки, был весьма внушительным. Случайно смахнув с одной из полок пыль, я пару раз чихнул. М-да, да тут по меньшей мере тысячу лет не убирались… Внезапно моему взору предстала совершенно непыльная книга, выделяющаяся среди своих соседей. Как будто её специально положили сюда… Заинтригованный, я взял книгу в руки. Надо же, да это же книжка по истории! Всегда любил этот предмет! Да, я пошёл в технический вуз, но именно историю я мог назвать действительно самым любимым своим предметом. Математика и физика – это те науки, в которых я ориентируюсь весьма неплохо, но вот в знании истории меня могут переплюнуть весьма немногие, хотя и начал я ей конкретно интересоваться всего два года назад. Как же мне повезло в этом плане… Но не будем вновь о грустном, ведь тут у нас «История Эквестрии, том 1», а вовсе не «Новейшая история России». Что же тут пишут?

Многие пони считают, что Селестия и Луна – единственные и первые правительницы Эквестрии. К сожалению, это не совсем так. Долгое время до них солнцем и луной управлял Совет единорогов, а до них – дух природы и гармонии Сентин. Именно Сентина считают создателем всего живого в Эквестрии. Однако Сентин был лишь первым существом, появившимся в цветущей стране. Наделённый поистине огромными магическими способностями, он выбрал один из многих видов животных и наделил его разумом. Этим видом и стали мы, пони. Сначала существовали лишь земнопони, но Сентин решил дать своим созданиям способность жить в этом мире самостоятельно, без его дальнейшей помощи. Поэтому пони разделились на три вида: одни получили возможность управлять погодой и названы пегасами, вторые получили возможность менять законы природы и названы единорогами, а третьи получили возможность чувствовать природу и названы земнопони. В помощь каждому виду был дан особый дар. Так, пегасам достались крылья, единорогам был дан рог, благодаря которому и получили своё название, а земнопони получили физическую силу.

После многих лет мира в Эквестрии появилось зло. Точная причина его появления неизвестна, однако известны последствия этого. Так, появились такие существа, как Скорпан и Тирек, вендиго, сирены. Но первым злом, попавшим в Эквестрию, было невиданное доселе существо. Описание его не сохранилось. Оно могло подчинять различных духов Эквестрии и имело практически неограниченные магические возможности. Благодаря чистому везению и созданию новой расы – аликорнов, совмещающих в себе сильнейшие черты каждой из трёх рас – его удалось победить. Но раса аликорнов оказалась почти полностью проклята. Они стали питаться лишь любовью. Такова история возникновения чейнджлингов. В своём истинном облике они были очень слабыми летунами, магами или же фермерами, однако используя свою магию для преобразования, перераспределяя свои навыки, к примеру, размен силы и магии в полёт, таким образом они могли скопировать внешность и навыки любого пони. После набега сирен, который предотвратил величайший архимаг мира Старсвирл Бородатый, нашествия Вендиго, после которого и были созданы Элементы Гармонии, Сентин внезапно сошёл с ума и стал сеять хаос и раздор по Эквестрии. Его истинное имя забылось, и осталось лишь новое – Дискорд, дух Хаоса

Вау. И это самое начало? Типа «Первый человек появился два миллиона лет назад»? Ну что я могу сказать… Занимательно. То есть Дискорд раньше был духом гармонии, а чейнджлинги – аликорнами? Слабо верится, ну да пусть с этим разбирается кто-то другой. Но другим я эту книжку пока показывать не хочу. Что-то меня удерживает, не пойму что… Всё равно, что кто-то бы нашёл остатки огнестрельного оружия, датируемые, скажем, двенадцатым веком до нашей эры. Ведь это же просто перевернёт всё с ног на голову! Все наши нынешние представления о мире рухнут! А посему – не время, увы, не время. Я поставил книжку обратно, на всякий случай запомнив её местоположение. Может быть, приду в следующий раз и почитаю.

Не дойдя чуть-чуть до выхода, я услышал шорох. Тихий-тихий, едва слышный. Я готов был признать, что мне померещилось, как вдруг:

— А-а-а… АПЧХИ! – Я говорил, как тут много было пыли? Так вот, чихнувший явно вдохнул всю пыль с полки. Такого громкого чиха я никогда ещё не слышал!

— Кто здесь? – я пошёл в ту сторону, откуда раздался этот громогласный чих. Недалеко от того места, где был я, соседний проход между стеллажами. Что-то меня в нём привлекло. Во-первых, тут было поменьше пыли, а во-вторых, свет шёл именно отсюда… Я поднял глаза вверх...

— Эм, привет? – Неуверенная улыбка чейнджлинга совсем сбила меня с толку. Что тут делает чейнджлинг? Что он тут ищет? Или это всё же она? По голосу больше похож на кобылку… Но самое странное, что она меня вовсе не испугалась! Как будто она меня знает!

— Кто ты? Что ты тут делаешь? – Почему я такой грубый? Она же мне не угрожает ничем… Спокойнее реагируй, Харбинджер, спокойнее…

— Моей королеве больше интересно, кто же ТЫ такой, — она опустилась на пол. – Ни о ком подобном она раньше не слышала.

— А как Кризалис обо мне узнала? – Чёрт побери, когда же ты будешь думать, идиот? Зачем ты показываешь, что знаешь больше, чем следовало бы?

— Тебя засёк случайный патруль. Тут же сообщили королеве. Она приказала нам устроить тотальную слежку за тобой, чтобы узнать о тебе как можно больше.

Ага, только толпы смотрящих за мной чейнджлингов мне не хватало. Почему нельзя просто прилететь самой и поговорить?

— Значит так, слушай сюда. – Немного приказной тон, но увы, иначе в такой ситуации я бы не смог.

– Передай Кризалис, что если ей хочется узнать, кто я, пусть прилетает лично, либо к ней приду я, если выйдет. Не надо устраивать за мной слежку. Информация может дойти в искажённом виде или истолкована неправильно. Передашь? – Чейнджлинг кивнула. – Вот и славно! А теперь я, пожалуй, пойду.

— Постой! – негромкий голос заставил меня вновь обернуться. – Мне поручено ещё кое-что… Цель не основная, но всё же. Поможешь? Пожалуйста.

Ух ты! Не думал, что чейнджлинги могут быть столь сентиментальными! Хотя, если они не всегда питались любовью… почему бы и нет?

— Что такое?

— Я ищу книгу, не очень толстую…

— Описание мне ничего не скажет. Название скажи.

— «История Эквестрии, 1 том» — чётко ответила она.

— Так она в соседнем проходе! – я показал, в каком именно. – Совершенно непыльная, узнаешь. Вот только странно, что она была непыльной, когда я её брал…

— Да уж, действительно странно… — согласилась чейнджлинг. – Спасибо большое! И да, не говори никому, что я здесь была. Всё-таки нас до сих пор не любят после королевской свадьбы.

— Не вопрос! Если у тебя всё, может, тогда и обратно проведёшь? У меня свечка сгорела, — я слабо усмехнулся.

— Хорошо, — кивнула она. – Темноты боишься?

— Да нет, просто вижу очень плохо. Даже глаза к темноте не привыкают.

— Ясно. Просто я уже довольно долго использую это заклинание, могу и сознание потерять. Выжигание – вещь не из приятных. Поэтому, скорее всего, идти придётся в любом случае в темноте.

А это уже плохо. Значит, идём в темноте, натыкаясь на стены. Зашибись, ничего не скажешь.

— А всё же, кто ты? – Вот ведь настырная, а? А ведь идти долго, скучно молча.

— Человек я. В вашем мире таких, наверное, никогда и не было.

— В вашем мире? Ты из другого мира, что ли?

— Как бы странно это ни звучало, но да.

— Но тогда как ты можешь знать имя нашей королевы? Его только приближённые знают…

— Не только. Я знаю довольно много о вашем мире. А вот как – лучше не спрашивай, история очень долгая.

— А чем ты в своём мире занимался?

— Учился я. Вот с виду большой, верно? А я только в институт пошёл.

— Институт?

— Ну университет, колледж… что в Эквестрии в роли высшего учебного заведения?

— Если я правильно помню, академия… Ой!

— Аккуратнее, тут стенка. Я-то её рукой чувствую…

— Рукой?

— Хм… Вижу, вы тут все этому названию удивляетесь… Передние конечности, если так их можно назвать. Не бойся ты так, я просто положил тебе руку на гриву…

— Зачем?

— Ориентируйся по мне, мне тут полегче чуток, если без света. Да, а что насчёт тебя? Чем ты в основном занимаешься?

— Разведка, добыча информации. Книги, документы, прочее… Всё, что может быть полезным.

— Полезным для чего?

— В свои планы Кризалис не посвящает почти никого…

— Кстати, ты сказала, что имя Кризалис тайна даже для чейнджлингов… А откуда его знаешь ты?

Молчание несколько затянулось.

— Обещаешь не выдать? – тихий голос чейнджлинга меня немного встревожил.

— Обещаю, — кивнул я, не знаю зачем.

— Я – её дочь. А почему мы вдруг остановились?

Да ты шутишь? Почему же вдруг я остановился как вкопанный? Может, потому что со мной ходит принцесса чейнджлингов?

— Как я понимаю, об этом ты не знал, — несколько самодовольный тон вывел меня из транса.

— Да уж, нежданчик так нежданчик, — протянул я, вновь начиная идти. – О себе я похожего рассказать, к сожалению, не могу. Впрочем, моё происхождение тебе ни о чём не скажет…

— Происхождение… — фыркнула она. – Да будь оно проклято! Ко мне относятся как к какой-то драгоценности! А я этого не хочу! Все считают, что после смерти мамы я займу её место. Может, когда-нибудь она и умрёт, в чём я сомневаюсь, но её место я занимать не хочу! Вся эта её затея с захватом Эквестрии…

— Думаю, ты кое-чего можешь не знать. Ты же сама сказала, что её планы для всех загадка.

— Может быть, — неожиданно легко согласилась она. – Слушай, я, конечно, понимаю, что мы с тобой уже на «ты», но неплохо бы и имена узнать, верно? Меня зовут Наликрис. А тебя?

— Дарк Харбинджер.

— Имя такое же, как и у пони… Ты его придумал или это такое совпадение?

— А вот тут я не отвечу. Я сам не совсем понимаю.

Да, плохо ушёл от ответа. Но чёрт раздери, не лгать же! А правду говорить мне запретили!

— Ладно, и так сойдёт. – Хорошо, что тут не стала сильно упорствовать. – Ну тогда последний вопрос: что же ты делаешь в Эквестрии?

— Не имею ни малейшего понятия, — честно ответил я. Я действительно не знал, что мне делать после доставки посылки.

— Ну, не хочешь – не надо, — заключила она.

Дальнейший путь мы прошли в тишине. Минут через пять впереди забрезжил слабый свет. Примерно через минуту мы вышли в тронный зал.

— Ну что ж, давай прощаться! – улыбнулся я. – наши дороги расходятся, но, надеюсь, они ещё пересекутся!

— Не сомневайся, — ухмыльнулась она в ответ. – Удачи, Харбинджер!

Она расправила свои прозрачные крылья и улетела через дыру в потолке. Я вновь оказался один. И вновь, как оказалось, ненадолго.

— Харбинджер! – В зал влетела Твайлайт Спаркл собственной персоной. – Зачем ты ушёл, никого не предупредив! Мы же волновались за тебя!

— За меня? – холодно поинтересовался я. – Я же только вчера появился. Вы обо мне ничего не знаете.

Какая же я всё-таки скотина, а? Я умолк сразу же, как только увидел в глазах Твайлайт недоумение и слёзы. Ну вот что мне с собой делать? Я же всех из себя выведу!

— Прости меня, — я понуро склонил голову. – Не знаю, что на меня нашло. И тогда, и сейчас. Я вёл себя как полный идиот. – Мой внутренний голос тут же ехидно спросил «почему как?» — Я постараюсь держать себя в руках.

Сил больше не осталось. Я просто рухнул на колени и закрыл лицо ладонями. Нет, я не плачу. Слёз у меня нету уже очень давно. Но я просто невероятно устал от всего происходящего.

Я услышал цокот копыт и поднял голову. Твайлайт снова смотрела на меня с сожалением. Я слабо улыбнулся и протянул руки.

— Мир?

— Мир, — аликорн подошла ко мне и обняла копытом.

Как же мало порой человеку нужно для счастья! Всего лишь кто-нибудь, кто поддержит в трудную минуту, выведет из депрессии, даст надежду. И всё же на душе у меня было неспокойно. Тайн становилось всё больше, а ответов по-прежнему нет. Мне нужен кто-то, кто может мне помочь.

— Твайлайт? – безумная идея сгенерировалась в моём мозгу.

— Да, Харбинджер? – Она сделал шаг назад и склонила голову.

— Хочешь, я буду рассказывать тебе о своём мире?