Автор рисунка: aJVL

Сон Старлайт Глиммер

Старлайт Глиммер видит первые неясные образы будущего поиска

В Эквестрии была весна. Ещё не успели расцвести в полную силу степи и леса, но проклюнулась и ровным ковром проросла на газонах и фермах молодая трава. Готовились вновь одеться в листву деревья и просыпались по лесам и лугам питомцы Флаттершай. А в Школе Дружбы продолжался учебный год.

Фраза, вычитанная в толстом томе, не давала Старлайт Глиммер покоя. Она начинала ей записи в дневнике, она расписывала ею перо, начиная каждый черновик, и даже однажды чуть не вписала постскриптумом в официальный отчёт для принцессы Селестии. Хорошо, что последнее Спайк заметил. Вот и нынешним вечером воспитанница Принцессы Дружбы после вечернего омовения повторяла про себя эти слова:

"Не всякий закат ведет к темноте".

Пошлый оборот, достойный скорее бездарного поэта, чем уважаемого летописца, содержался в превращённом в книгу свитке, описывавшем доэквестрийские времена. Старлайт взяла ее, чтобы подготовиться к лекции по истории Эквестрии в Школе дружбы. Особенного толку из этого не вышло — сочинитель, чьего имени даже не было упомянуто, много сочинял, что-то явно умалчивал и приводил мало твердых фактов. Не говоря уже о ошибках и анахронизмах, перечень которых составил бы отдельный словарь. Во времена, когда никто из разумных народов не знал железа, вдруг объявлялись рыцарские армии, бороздящие бескрайние степные просторы — хотя в описываемые времена им не с кем было воевать и негде было развернуться посреди густых лесов.

Конечно, он был не единственным источником, по которому собиралась готовиться Старлайт, но обратиться к "Деяниям доэквестрийским" было необходимо из многих разумных соображений. Это была старейшая книга по истории, какую только знала история страны, да к тому же сразу написанная на новоэквестрийском языке. Древнеэквестрийский, язык старых магических фолиантов и руин языческих капищ, даже Старсвирл Бородатый знал с трудом. А второй причиной обратиться было именно желание Старлайт понять, как изменилась наука за эти годы, сколь многое понято и различено с тех пор официальной наукой, по сравнению с тайками и сказками стариков.

Оказалось, что не так уж и много переменилось. Селестия и Луна, вернувшаяся Кристальная Империя и Старсвирл дали науке немало подробностей о том, как жила страна до разлада между Сёстрами, но о том, что было до того, как Платина, Ураган и Пуддингхед пришли в благодатный край и впервые победили Виндиго, знали очень мало. Фактически, история начиналась на той самой Снежной Буре, а до этого пони просто... жили? Да, просто жили себе земные пони, пегасы и единороги, смотрели друг на друга без приязни и непонятно было, от чего она вообще взялась.

Однако даже в таком виде в книге виднелась попытка что-то выяснить о древней истории и края, и пони. Летописец, современник воцарения аликорнов в Замке Двух Сестёр, радовался пришедшей эпохе мира в Эквестрию и стремился рассказать о том, как вся история вела к триумфу Сестёр и новому процветанию "от Северных опушек до Южных луговин". И он без конца повторял фразу, которая теперь въелась Старлайт в память.

"Не всякий закат ведёт к темноте.  Да откуда он вообще мог взять столь глупый оборот! Ведь ночь всегда темнее дня, даже если освещена луной!" — думала Старлайт Глиммер, дописывая последнюю карточку для лекции. Потянувшись, единорожка сунула копытца в тапочки, магией накинула на себя шлафрок и отправилась на кухню за чашкой ромашкового чая.

 

* * *

 

 

С тех пор, как в Радужном замке появились на дверях таблички и указатели от Рэрити, в нем перестали теряться посетители и резиденты. Вот и теперь Старлайт Глиммер без приключений дошла до кухни, вскипятила чайник и потягивала чай из розово-голубой кружки, подаренной Трикси. За небольшим кухонным окном виднелся задний дворик замка с вишневым садом и убегающей далеко на юг речкой. А над всем этим великолепием стоял молодой апрельский месяц. Он казался белым штрихом тонкой кисточки на черном одеяле ночного неба, испещренном точками звезд.

Старлайт задумалась о том, кто первым решил давать звездам и созвездиям имена. Ведь и тут очень многие исторические книги лишь приводили уже существующие названия как факт. Тоже тайна, покрытая мраком веков. Поневоле начнешь ощущать себя беспомощной пылинкой, которой как хочет играет ураган времени.

"А ведь завтра у учеников ещё и урок астрономии. И спаренный с ним урок прорицаний по звёздам", — хотя учебные планы Принцесса Дружбы оставляла себе, школьная советница о программе и расписании осведомлялась в первую очередь. Хотя к тому, как звёзды и планеты влияют на судьбы живого и неживого, Старлайт Глиммер относилась со скепсисом, она не могла не признавать — некоторые движения и сочетания сильно влияют на магические силы природы. И около важных праздников всегда случаются какие-то всплески, прорывы огромной энергии, которые питают многих тех, кто способен использовать эту силу во зло и во благо.

Единорожка схватила магией чашку с чаем и пошла на улицу. "Надо хорошенько устать, — вдруг я не буду больше помнить об этой странной фразе", — думала Старлайт, выходя с кухонной двери во двор маленького садика.

Большой сад вокруг Замка Радужного Королевства был отделён от прикухонного садика естественной оградой из красной смородины. И если публичный, помпезный сад замка поражал разнообразием растений, выглядел почти как Эквестрия в миниатюре, прикухонный был подчёркнуто скромен — это был всего лишь участок луговины, обычной для окрестностей Понивилля. Зато у него от природы было то, что большой собрат получил только трудами Эпплджек и Биг Мака — вода. Его кустарниковые границы шли до берега протекающей рядом речушки. В её размеренном течении Старлайт, присевшая подышать воздухом, смотрела на создвездия вверху. В одном из уроков по звездочтению говорилось, что эта техника помогает увидеть движения и колебания в воздухе и магии, которых не уловить при прямом взгляде. "Магия зеркал", — вспоминала она читанный когда-то, ещё до покорения Городка, учебник — "её сравнивают с лезвием без держателя. Поранить копыто или язык — очень и очень легко".

В отражении воды долгой полосой виднелось созвездие Тельца — как помнила Старлайт, священного созвездия быков, бизонов и яков. Говорят, это был их небесный предок, обретший для народа дом и вознесшийся за это на небо. И ещё говорят, что в этом отражении можно увидеть зов большого дела.

Старлайт на мир показалось, что через черту созвездия пролетел бирюзовый метеор. Ещё ей казалось, что она слышит шелест перьев и подняла голову — но ничего не услышала, кроме чуть уловимого звука ветра, который дул куда-то, прочерчивая в пространстве странную петлю через север и запад. Будто это и был зов дела.

Только тут Старлайт уловила, что апрель был ещё очень свеж и поёжилась. Надо было возвращаться домой, и через кухонный дворик единорожка затрусила обратно.

 

* * *

 

"Слишком много мыслей об истории перед сном" — вслух сказала Старлайт, ополоснула кружку под краном и убрала на полку. Позёвывая, единорожка отправилась в спальню. В одной из комнат дверь была нараспашку, и свет все еще горел. Твайлайт Спаркл, её наставница. все еще не ложилась.

Фиолетовая аликорница полулежала в одной из каморок на кресле и читала при свете торшера. Пройдут годы, Понивилль снесут и построят заново, высохнет Фрогги Боттом, но в одном можно не сомневаться — принцесса Твайлайт Спаркл будет читать перед сном. Сегодня ночью это был "Наследник из Кольткутты", старый приключенческий роман о парусной эпохе. Чуть зевнув, принцесса отвлеклась от книги и заметила свою ученицу.

— Старлайт, что не спишь, по замку бродишь?

— Как раз собиралась. Но сперва хотела ромашки попить в тишине.

— Удалось?

— Чай удался, а вот от навязчивых мыслей я избавиться не могу.

Твайлайт мигом закрыла книгу и отбросила на тумбочку рядом.

— Что за мысли? Поделишься?

— Меня преследует вычитанная в старой книге фраза "Не всякий закат ведет к темноте". И теперь я не знаю, как о нее избавиться.

-  Читаешь "Деяния доэквестрийские"? Похвально!

— Читаю, — Старлайт зашла в каморку и присела на пуф напротив кресла, — Но тебе не кажется, что это не лучший источник для рассказов по истории?

— Ты вроде не телепат, откуда угадываешь мои мысли? — хохотнула Твайлайт, — Да, мы, кажется, слишком много времени уделяем тем книгам, которые мало подходят для того, чтобы объяснять детям нашу историю. Ведь наука не стоит на месте, и сколько уже новых открытий археологов и архивистов осмысляли нашу историю, а мы все топчемся на каких-то странных романах вроде этой хроники! Жаль, что мы вводили этот курс в такой спешке и плохо подготовились.

— Вот я и хочу, как твоя воспитанница и учитель нашей школы, поставить вопрос о том, чтобы мы занялись пересмотром и переделкой программы. Нужно знать, что говорят наши филологи и археологи.

— Старлайт — зевнула принцесса, — все это очень хорошо, но не слишком ли поздно ты затеяла сегодня этот разговор? Уже второй час, а нам с тобой завтра читать нашим юным оболтусам лекции. И не по истории Эквестрии. Лучше отдохни сейчас. А завтра составь план, и мы прокатимся с ним в Кантерлот в выходные. Думаю, хоть немного, но нам помогут тамошняя библиотека и Селестия с Луной, — Твайлайт соскочила с кресла, левитацией закрыла книгу и отправила на тумбочку. — Больше ничего не беспокоило? — спросила принцесса ученицу, когда они уже обе шли по коридору замка по спальням.

— Вроде бы нет. Разве что я сейчас выходила в сад и видела там созвездия. И в Тельце мне показалось, что мелькнул голубой метеор.

— Голубой метеор? Странное сочетание, не находишь? Метеоры обычно слишком далеко от нас, чтобы мы могли различить их цвет отчётливо. На ночном небе они всегда белые.

— Я тоже об этом подумала. Может, мне просто показалось?

— Может быть, — Твайлайт обняла Старлайт на прощание, — пока можешь не думать об этом. Хотя завтра и астрономия, и её проведу у учеников я. Но я думаю, что я смогу выяснить, есть ли там на небе голубые метеорные потоки. Доброй ночи, моя любимая ученица.

Старлайт — больше шутки ради — скорчила на миг недовольную мину, и её тут же одолел зевок. Скоро единорожка уже укладывалась спать в своей комнате. Под теплым шерстяным одеялом сон одолевал особенно легко.

 

* * *

 

Старлайт снилось небо. Огромное и светлое, оно простиралось от края и до края, а под ним громадным одеялом лежала степь. Не эквестрийска — Старлайт откуда-то это понимала. Не теплые, согретые солнцем Селестии, луга и поля с сочной травой самому привередливому пони впору. Теперь это были гигантские просторы, раскинувшиеся на тысячи и тысячи километров, и не видать было ни леска, ни озерца, где можно было бы укрыться от этого простора. На небе тоже было ни облачка, только ослепительный диск солнца, и под его светом трава и грива ходили ходуном — гулял сильнейший ветер.

Она стояла на земле и видела, как бесконечен и бескраен этот простор. И как тих — ни птицы в небе, ни мыши на земле. "Высокий полдень" — понимала Старлайт, — "все дремлет и спит, даже кузнечики". Высокая степная трава доходила ей до холки, а на вкус оказалась суха и почти безвкусна.

И вдруг трава зашуршала, словно от десятков ног. Старлайт вдруг набросила на себя чары невидимости, испугавшись незваного гостя. И гости не замедлили явиться.

Здесь же, в зарослях, прошло мимо стадо странных, неузнаваемых животных. Они были похожи на пони и видом, и осанкой, но ростом были с собаку, грив не имели вовсе, а когда поднимали лапы, то было видно, что на них не по одному, а по три копыта, больше похожих на пальцы. Один из них прошел невидимую Старлайт насквозь. Только тут она поняла, что для этого мира сна ее как бы и нет. Странное облегчение позволило единорожке отказаться от чар, и вдруг время начало вертеться с неожиданной скоростью.

Один за другим промелькивали табуны этих странных прапони, им на смену приходили другие. все выше и все красивее. А рядом с ними над редкими водопоями узеньких речек появлялись и другие животные. Старлайт узнавала в них пращуров быков и овец, носорогов и слонов, да и среди самих пони все чаще стали появляться разные. Одни тянулись к земле, другие к воздуху, а третьи и вовсе будто думали о чем-то своем

В степях вздымались холмы и проваливались овраги, земля зарастала лесом и вновь лысела, и вдруг леса стали наступать, становиться все гуще и пышнее, и пони подались туда вслед за угрюмыми большерогими турами. А потом вдруг земля по всему свету содрогнулась как от огромного взрыва, а небо затянулось тучами, принесшими невиданную метель. Слоны и носороги бродили теперь покрытые шерстью, боролись со снегом и бились с вьюгой. А пони не было видно.

Снег оттаивал, слоны исчезали, а во вновь открывшихся степях опять появились пони. И они были не одни — коровы и быки шли вместе с ними, и они говорили меж собой. И пони теперь были совсем другие. Старлайт узнавала среди них земных — с крепкими копытами и сильной грудью. Узнавала единорогов — выделялся их рог во лбу и то, как легко они обращались самой простой магией телекинеза с ним. А то вдруг небо над пони-коровьим стадом прочерчивал пегас — стремительный и крылатый. Пони доили коров ради молока, каковое тут же выпивали вместе с их телятами, а потом вдруг благодарили кого-то в небе, в земле и реках. Пони пасли коров с собаками, а потом вдруг вышли на заливные луга после разливов, и начали осваивать с коровами дерево и камень.

Все это время в настоящей реальности Старлайт ворочалась во сне, и, не имея возможности проснуться, неожиданно всхрапывала. За окном стрекотали сверчки и тихо-тихо перекатывались легкие волны текущей мимо замковой территории речушки. Небо над Понивиллем все так же было украшено звездными созвездиями, из которых небесное отражение обеих Медведиц выглядело суровым, но милостивым небесным защитником центральной Эквестрии. Далеко на горизонте поблескивал огнями врезанный в гору Кантерлот, а за ним хитрой лентой сиял край неба над Кристальной империей.

Но всего этого Старлайт Глиммер было не суждено увидеть во сне. Она была далеко от Эквестрии, в каких-то дальних, океанами и лесами отделенных пространствах, посреди которых вдруг зазвучал странный шёпот: «Старлайт Глиммер… Старлайт Глиммер… дай нам голос».

Но Старлайт ничего не могла им дать, потому что ее не слышали. А мир вокруг продолжал крутиться и образовывать вихри времени, в котором ее несло куда-то за пределы планеты, чтобы вновь ощутить себя в Эквестрии — в далёких Дымных горах, в поселении Хуффилд-Маккольт, откуда шла долгая и долгая извилистая дорога куда-то на запад. И вдруг за ней встали горы, а за горами — темные и темные земли, про которые нельзя было сказать, пусты они или полны народа.

А потом она увидела его.

 

* * *

 

В высокий скалистый утёс на берегу бился страшными волнами Закатный океан. Тучи и дым закрывали вид вокруг, лишая радости и даже в нашей реальности прошибая до холодного пота. А высокая круча увенчивалась чем-то странным.

Это мог бы быть просто какой-то каменный куб, но даже в непроглядной и неспасительной тьме было видно каменную кладку — это было строение, замок, который был средоточием всего путешествия. Путешествия? Старлайт даже не задумывалась еще о путешествии, а теперь судьба звала ее куда-то снова. Не в пустоши, на которых она победила когда-то Кризалис. И не на дальний восток Эквестрии, где когда-то она основала свою деревню.

Старлайт смотрела на куб во всю ширину своих глаз и пыталась понять, что она видит и как теперь ей быть. Она была все в том же сне, никак не влияя на этот мир из сна, но и покинуть его не могла. А мрачный водоворот туч возникал вокруг этого куба. Мрачного, с кантерлотский замок размером куба без единого окошка. И страх, переплетенный с унынием, распространялся вокруг по мрачным, сухим и бесплодным землям вокруг этого строения.

Старлайт Глиммер почувствовала, как ее прошибает мелкая дрожь от той древней силы, что исходила от замка. Она будто понимала, что в мрачных объятиях печали тает, истончается до толщины листа бумаги все ее существо. Но даже крикнуть у нее не получалось. И вдруг громадная тень накрыла ее. Тень, темная как ночь, но в этой тьме была спасительная нежность заботы кого-то родного. И жуткое видение пропало. А новая тьма была синей и бархатно-мягкой.

Сон Старлайт перенес ее в кухонный садик, и над ней стояла высокая синяя крылорожица, по-матерински нежно улыбаясь маленькой пони.

— Принцесса Луна! — Старлайт поспешила сделать книксен, — как же здорово, что вы меня нашли! Я не знаю, что это было, честное слово!

— Я и не жду, что ты мне отчитаешься о своих снах, Старлайт — голос Луны успокаивал и согревал как чашка хорошего какао, — я ведь и сама не знаю пока, что такого ты могла увидеть. Но я же и не знаю, многое ли могла бы рассказать тебе о том, что ты увидела.  Все это уходит куда-то настолько глубоко в прошлое, что никто не смог бы по своей воле сводить тебя туда.

— Что? Разве вы не всемогущи?

— Никто не всемогущ, даже мы с сестрой вместе. Вспомни, сколько раз нам пришлось полагаться на вашу помощь, попадать в плен и даже лишаться магии. Мы ведь тоже когда-то родились и учились владеть собственной магией. И хотя мы обе сильнейшим образом связаны с Эквестрией — похоже, ответы на многие вопросы твоего сна лежат где-то далеко за пределами и страны, и Континента. Это с одной стороны. А с другой — нужно узнать что-то о том, когда Эквестрия еще не получила своих нынешних обитателей.

— Как странно! Я ведь только что говорила об этом Твайлайт.

— Что ж, я навестила ее во сне, и она попросила меня отправиться к тебе. Ей показалось, что ты не просто говорила о новом учебном плане. Твайлайт сказала, что тебя тревожит что-то большее.

— Меня не отпускает фраза. Фраза, которую я вычитала, и теперь никак не могу забыть. "Не всякий закат ведет к темноте". Старая, глупая летопись, которой не верит ни один уважаемый историк. Но фраза как будто хочет сказать что-то более важное. И она как-то связана с этим ужасным местом во сне. Вы не знаете, где оно находится?

— Вряд ли. Я много где бывала, и, как ты знаешь, люблю укромные уголки вроде Лунного залива, но там, где оказалась ты, будто бы есть какая-то сила, сильнее ночи. Что-то такое, чего даже я не могу полностью прозреть.

— И что же делать?

Луна приподняла мордочку Старлайт копытом за подбородок и нежно сказала:

— Ответить на вопросы. Тебе пора просыпаться, Старлайт. Вскорости мы поговорим об этом в Кантерлоте с тобой и Твайлайт. Уже подходит утро.

 

* * *

 

За окном и правда стояло раннее и прохладное утро, и замок начинал жить своей не очень шумной, но живой жизнью. Старлайт открыла дневники написала в нём:

"Не всякий закат ведёт к темноте,

А тот, что ведет — пусть сон дарит добрый".

Старлайт не очень понимала, благодарность ли это Луне за выход из странного сна или просто новая фраза, которая рискует засесть в голове. Но зато теперь ей думалось намного легче, и день обещал быть не таким нервным как вечер.

Единорожка затрусила в кухню готовить завтра на себя, свою наставницу и Спайка, потому что сегодня была ее очередь дежурства по кухне.

Продолжение следует...

Комментарии (16)

0

Хороший интересный рассказ, странно, что он остался без внимания читателей. Спасибо автору, что продолжает писать, несмотря на отсутствие реакции читателей.


Заметил в новой главе пару опечаток
"И это не было ни одно из известных разумных людей от дракона до кота." — правильнее было бы "существ"
"купе поезда превратиллось в скрпиторий какой-то старой библиотеки" — "превратилось", "скрипторий"

Oil In Heat #1
0

Ой, спасибо за внимание к опечаткам) исправил)

Аффтар медленен как Джордж Мартин, вот и пишется медленно. И пока на рекламу на Табуне никак не засядет.

Pale_Steed #2
0

И да, "Сказка об очаге" и этот рассказ между собой связаны в общий цикл.

Pale_Steed #3
0

Пока тут были дела, перечитал начало — и пришёл к выводу, что оно требует новой редакции, после которой всё двинется дальше уже в куда более уверенном темпе. См. несколько поправленную версию первой главы.

Pale_Steed #13
0

Поскольку первоначальная версия уже забылась, читается с интересом, но различия выявить не получается.
Ждём продолжений.

Oil In Heat #14
0

Я немного постарался текст расширить. Больше изобразительно, стараясь не слишком воды налить. Но ввёл несколько символов, которые пригодятся в дальнейщем.

Pale_Steed #15
0

Я заметил. 2 главы в прошлом году и одна в этом. Народ, видимо, решил, что рассказ умер.
Опечатки специально не искал, могут быть ещё. На этих глазом споткнулся.


Спасибо, "Сказку" тоже посмотрю.

Oil In Heat #4
0

Спасибо, новая глава понравилась. Необычный сюжет, очень интересно

Oil In Heat #5
0

В новой главе особенно понравилось: "Дискорд развдвоился, побрызгал на рог смотревшей на всё это со смесью боли и удивления Старлайт полиролем и протер"
Самый шикарный момент

Oil In Heat #6
0

Ну так Дискорд же, он и должен дичь творить.

Pale_Steed #7
0

Так в том и дело, что когда он "дичь творит", вроде шоколадного дождя — это для него нормально, а тут — совершенно логичное, "здравосмысленное" действие, но применённое к непривычному предмету — воспринимается замечательно

Отличная авторская находка, так сказать, Дискорда показали с неожиданной стороны.

Oil In Heat #8
0

И правительница Кристальной империи, и ученица Принцессы дружбы своими ногами сойти на перрон по прибытии не смогли. Их несли на спинах Шайнинг Армор и Санбёрст.

А с Кейденс-то что случилось?

FireShine #9
0

Переутомилась, Старлайт размуровывая.

Pale_Steed #10
0

Хорошо быть Лордом Хаоса. Взял и приделал к фургончику Трикси вечный двигатель, и пох... что он невозможен в принципе :)

Oil In Heat #11
0

Для Дискорда не то, чтобы нет ничего невозможного, но в целом гнет же он реальность об колено)

Pale_Steed #12
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...