Автор рисунка: aJVL
04 Тучи на горизонте 06 Воссоединение благородных сестёр

05 Неприятности в театре

После неудачного розыгрыша Даймонд Тиары и Сильвер Спун прошло две недели, и Никс вернулась в школу. Была перемена, и пока все её одноклассники наслаждались игрой в хуфбол, она в одиночестве сидела на качелях. Даже не пытаясь раскачиваться, она смотрела вниз и изо всех сил старалась не расплакаться.

Она не хотела идти в школу. После возвращения из Вечносвободного леса ей вообще не хотелось покидать библиотеку: там было безопасно и не было Даймонд Тиары с Сильвер Спун.

Впрочем, после инцидента в лесу и в библиотеке кое-что стало иначе. Твайлайт начала избегать Никс. Она пыталась скрывать это, говорила ей, что тогда в лесу всё было не по-настоящему, но кобылка знала, что это не так. Твайлайт постоянно смотрела на неё с каким-то непонятным выражением на лице, будто глядела сквозь неё и ожидала увидеть монстра. Только этот странный взгляд и заставил Никс вернуться в школу.

Но в школе было не лучше. Спустя несколько дней Даймонд Тиара и Сильвер Спун стали просто невыносимы. Отец Тиары, Филси Рич, наказал её, и теперь она отыгрывалась на Никс. Вместе с подругой они распускали мерзкие слухи, открыто приставали к ней и даже пытались подставить, подложив кнопку на стул Черили.

К счастью, Черили обо всем догадалась, и сейчас в качестве наказания обманщицы остались сидеть в классе. Для Никс это была первая спокойная перемена за последние несколько дней, но это не особенно поднимало ей настроение. Она чувствовала себя отвратительно. Когда-то в прошлом она хотела навредить Твайлайт! Она не помнила когда и почему, но факт оставался фактом, и она знала, что именно по этой причине у Твайлайт был такой странный, почти испуганный, взгляд.

Как она вообще могла хотеть причинить боль Твайлайт? Ведь это замечательная пони. Именно Твайлайт нашла её в лесу и приютила у себя дома. Именно Твайлайт помогла ей подготовиться к школе и читала на ночь сказки. Как она могла хотеть причинить страдания пони, способной на такие поступки?

— Эй, Никс, как дела?

Никс слегка подскочила. Она не заметила, как кто-то подошёл к ней, поэтому резко подняла глаза. Она боялась, что это Даймонд Тиара и Сильвер Спун, освободившиеся после своего наказания, но вместо этих приставал Никс увидела лица подруг. Возле её качелей стояли Эппблум и Твист, а чуть позади — Скуталу и Свити Белль.

— Нормально, — соврала Никс, снова опуская взгляд.

— А по голосу так не скажешь, — заметила Твист.

— Ага, и выглядишь ты не очень. Ты не заболела? Просто кажется, что тебя вот-вот стошнит, — добавила Скуталу.

Услышав это, Никс вздрогнула, прижала ушки к голове и отвернулась. А Эпплблум строго взглянула через плечо на Скуталу и прошептала:

— Так то ты хочешь ей помочь?

— Но я не имела в виду… — попыталась возразить пегаска, как вдруг почувствовала, что её тянут за хвост.

— Пошли, пусть Эпплблум и Твист сами с ней поговорят, — сказала Свити Белль, выплюнув хвост Скуталу.

— Но я просто хотела пошутить, развеселить её. Я не хотела…

Голос Скуталу стихал по мере того, как она удалялась, подталкиваемая белой единорожой. Когда пони оказались далеко за пределами слышимости, Эпплблум и Твист снова повернулись к Никс.

— Ты ведь знаешь, что она не это имела в виду? — спросила Эпплблум.

Не глядя на подруг, Никс кивнула.

— Ага.

— Так чего ты грустишь? — спросила Твист. — Это из-за тех проблем с Даймонд Тиарой и Сильвер Спун?

— Не-а, дело не в них.

— Знаешь, моя сестра говорит, что если сказать правду, становится легче, особенно если тебя что-то тревожит, — с улыбкой сказала Эпплблум.

— Ну, наверное, — Никс всхлипнула и утёрла нос копытом. — Но… Могу я доверить вам тайну?

— Конечно, — уверила её Эпплблум.

— И вы обещаете никому не говорить?

— Я клянусь, а если вру, кексик в глаз себе воткну, — выпалила Эпплблум.

— А это что было? — Твист выглядела озадаченной странными движениями и рифмой.

— Пинки-Клятва.

— Есть клятва, названная в честь Пинки Пай?

— Ну да, это обещание, которое дают лучшие друзья, и оно дается навеки.

— Навеки? — переспросила Твист.

— НААААААВЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕКИИИИИИ!

Никс, Эпплблум и Твист испуганно подпрыгнули и обернулись в сторону школьных ворот. По ту сторону ограды, окружавшей детскую площадку, стояла Пинки Пай, пристально уставившись на трёх кобылок. На её спине был закреплён поднос с кексами, а седельные сумки ломились от самых разнообразных конфет.

— Эм, привет, Пинки Пай, — без особого энтузиазма помахала ей Эпплблум.

Серьёзное выражение лица Пинки быстро сменилось обыкновенным весёлым.

— Привет, девочки! Я немного тороплюсь, мне надо доставить эти сладости на вечеринку. Развлекайтесь.

— Эм… Ну тогда увидимся, — ответила Эпплблум. Все трое молча проводили взглядом поскакавшую дальше по своим делам розовую пони.

— Это было… странно, — сказала Твист, убедившись, что Пинки Пай ушла достаточно далеко и не сможет их услышать.

— Это просто Пинки Пай в роли Пинки Пай, вот и всё, — ответила Эпплблум. — Так вот, Пинки-Клятва — это обещание, которое обязательно нужно сдержать. Ведь обмануть доверие друга — самый простой путь потерять друга навеки.

— НААААААВЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕКИИИИИИ!

Три кобылки снова подпрыгнули и, повернув головы, опять увидели Пинки Пай. Она была уже довольно далеко, её едва можно было разглядеть со школьного двора. Но в этот момент она смотрела на троицу так, будто слышала всё, о чём они говорили. Переводя тяжелый взгляд с одной кобылки на другую, она, казалось, вглядываясь прямо в душу каждой из них. Но уже через мгновение розовая пони вернулась к обычному состоянию и, вприпрыжку завернув за угол, понесла свои угощения для вечеринки дальше.

— Эпплблум, если можно, я всё же воспользуюсь обыкновенным обещанием, — сказала Твист. Жёлтая кобылка кивнула и повернулась к Никс.

— Так что ты хотела нам рассказать?

— Когда я была в лесу… я кое-что вспомнила. Или… Это было похоже на мои собственные мысли, хотя я и не знаю… В общем, в некоторых из них… я хотела сделать Твайлайт больно.

— Но с чего бы ты вообще захотела навредить Твайлайт, — спросила Твист.

— Я… я не знаю! — на глаза Никс навернулись слёзы. — Но я хотела. Я правда хотела… но я ведь не могла хотеть этого, Твайлайт такая милая… но…

— Тпру, Никс, расслабься, — попыталась успокоить почти разрыдавшуюся подругу Эпплблум. — Поэтому ты была такой грустной? Потому что думала, что хотела навредить Твайлайт?

Никс кивнула.

— Я даже не знаю, что произошло и почему, но… помню, что хотела этого, когда-то давно. Мы вдвоём стояли на руинах старого замка. Я была очень высокой и смотрела на неё сверху вниз, а мой голос звучал так странно… Но я точно помню, как хотела ей навредить…

— Ты уверена, что это не был просто сон? — спросила Эпплблум.

— Сон? — переспросила Никс. Она всхлипнула, потёрла нос и поправила очки, которые слегка сползли вниз.

— Ну да, сон. Я имею в виду, Твайлайт рассказала нам, что ты зашла очень глубоко в Вечносвободный лес. Может, ты просто устала и отключилась, и всё это тебе приснилось. А ты не смогла понять, что это просто сон, потому что была напугана. Да и вообще, разве ты могла когда-нибудь быть выше Твайлайт?

— Я… Да, наверное, ты права… но ведь даже если это был просто сон, мне от этого не легче.

— А Твайлайт ты об этом рассказала? — спросила Твист.

— Да.

— И извинилась?

— Да, извинилась, а она сказала, что всё в порядке.

— Ну и о чём ты тогда волнуешься, глупышка? — ласково улыбнувшись, спросила Эпплблум. — Ты же сама сказала, что не желаешь Твайлайт ничего плохого. Да и она, похоже, тебя простила. Как говорит моя старшая сестра: "это было, прошло, да быльём поросло".

— Быльё? — спросила Твист. — При чём тут какое-то быльё?

— Ну, это такое выражение

— И что оно означает?

— Ну… В общем… Если честно, я точно не знаю. Мне кажется, оно значит что-то вроде: «если ты когда-то извинилась за проступок, и извинения были приняты, то можно просто обо всём забыть».

— А, ну тогда, раз Твайлайт простила Никс за плохие мысли, они теперь могут забыть об этом и снова радоваться жизни?

— Именно! — улыбнулась Эпплблум.

— Но… Ведь я могла на самом деле хотеть навредить Твайлайт, и я не знаю почему. Что если я когда-нибудь снова этого захочу… Я не хочу делать ей больно!

— Так, мы ходим кругами. Пришло время для специального лекарства Эпплов, — сказала Эпплблум и встала позади Никс.

— Что ещё за лекарст... УУУУХ!

Глаза Никс расширились, ведь Эпплблум — практикующая сборщица яблок — лягнула качели, на которых она сидела. Чёрная кобылка стремительно взмыла в воздух, её фиолетовая грива развевалась позади. Качели поднялись на приличную высоту и уже устремились вниз, когда Никс поняла, что только что произошло. Эпплблум уже отошла с дороги, и они с Твист, встав чуть в стороне, стали смеяться над испуганным лицом Никс.

— Давай, ещё выше! — подбадривала Эпплблум.

— Да! Выше! — подключилась Твист в её обыкновенной гундосой манере.

Никс сглотнула от страха, но всё же последовала их указаниям. Она никогда не подлетала так высоко… но подбадривающие крики Эпплблум и Твист завели её. Никс начала раскачиваться сильнее и выше, в нужные моменты перемещая свой вес. Она раскачалась так сильно, что в высшей точке цепь стала немного провисать, даря несколько мгновений свободного падения, после чего натягивалась снова.

Никс продолжала качаться ещё некоторое время, пока наконец её запал не иссяк. Широко улыбаясь, она позволила качелям остановиться.

— Вот видишь? Лекарство Эпплов всегда работает.

— Так суть этого лечения — качаться на качелях? — спросила Никс.

— Нет, суть в веселье. Ничто не может подбодрить загрустившую пони лучше, чем немного веселья. А теперь слезай, моя очередь, — сказала Эпплблум.

Никс с радостью подчинилась, передавая качели своей подруге и даже помогая ей раскачаться своей магией. Теперь уже Эпплблум проносилась мимо подруг, а Никс и Твист её подбадривали. Жёлтая кобылка заливисто хохотала, и, услышав этот смех, к ним вернулись Скуталу и Свити Белль. Так, по очереди раскачиваясь и соревнуясь друг с другом, кто подлетит выше, пятеро кобылок провели всю оставшуюся перемену.
~~~

Твайлайт улыбнулась, зачеркнув в календаре ещё одну дату. Прошло уже около полутора месяцев со дня появления Никс, и Твайлайт была очень довольна её успехами.

Она догнала школьную программу, и теперь по вечерам вместо учёбы с Твайлайт гуляла с друзьями. Тем не менее бывали и дни, когда Никс безвылазно сидела в библиотеке, подробно расспрашивая Твайлайт о чём-нибудь, недавно изученном ею на уроке. Любопытство аликорна было воистину неутолимым.

Сама по себе школьная жизнь тоже пошла на поправку. После ссоры Твайлайт с родителями Даймонд Тиары и нескольких столкновений кобылок в школе Даймонд Тиара вместе с Сильвер Спун перевелись во вторую смену, что освободило два места в первой. Буквально сразу же их заняли два других жеребёнка. Никс ещё не успела толком познакомиться и пообщаться с Динки Ду и Пипсквиком, но Твайлайт была рада уже тому, что кобылке больше не придётся ежедневно видеться с Тиарой и Спун.

Оторвавшись наконец от календаря, Твайлайт начала уборку. Спайк помогал Рэрити, Совелий дремал в спальне наверху, а Никс ещё была в школе. Эти обстоятельства предоставили Твайлайт спокойное тихое утро для уборки привычного беспорядка, вызванного её учебой.

Покормив Пиви, чьё гнездо сейчас располагалось на подоконнике, Твайлайт начала расставлять по полкам книги, между делом просматривая их названия. За те два года, что единорожка провела в Понивилле, она успела прочесть большую часть хранившихся в библиотеке томов, но, разумеется, были и такие, которых она ни разу даже не раскрывала. Какие-то Твайлайт пропускала специально, а какие-то — она была уверена — просто ускользнули от её внимания.

Все книги, которые она расставляла по полкам сегодня, были уже прочитаны, однако на последней единорожка задержалась. Это был коричневый том с золотым тиснением по углам и золотым единорогом на обложке. В этом сборнике фольклора древней Эквестрии Твайлайт некогда прочла легенду о Найтмэр Мун и узнала о её возможном возвращении.

Твайлайт машинально открыла томик на уже прочитанной истории. Пробежав глазами по красивым иллюстрациям, она начала читать:
Давным давно, в волшебной стране Эквестрии, жили и правили две сестры, поддерживая мир и создавая гармонию. Старшая сестр…

— Я дома!

Улыбнувшись, Твайлайт положила книгу на стол и повернулась ко входной двери, откуда к ней скакала Никс.

— Привет, Никс, как дела в школе?

— Отлично! — прощебетала кобылка. — Черили сказала, что мы будем ставить пьесу.

— Правда?

— Агась! Она сказала, что каждой весной школа ставит пьесу для Весеннего Фестиваля. Это будет так здорово! В Понивилль приедут музыканты и артисты со всех краёв Эквестрии. Всем будет весело.

— Точно, скоро же Весенний Фестиваль.... — Твайлайт приложила копыто к подбородку и, вспомнив, что читала об этом празднике в одной книге, улыбнулась. — Если я правильно помню, всё началось с небольшой группы бродячих музыкантов, которые каждый год примерно в это время проезжали через Понивилль. Со временем к ним присоединились другие музыканты, и за несколько лет всё это разрослось до фестиваля.

— Да, Черили так и сказала, — подтвердила Никс, снимая свои сумки. — А ещё она сказала, что мы сами можем выбрать тему для постановки, и что каждому найдётся занятие.

— Звучит интересно. Есть какие-нибудь идеи насчёт темы?

— Я… Я надеялась найти что-нибудь в одной из библиотечных книжек.

Твайлайт улыбнулась.

— Отличное решение, в книгах много увлекательных историй. Но помни: это школьная постановка, значит пьеса должна быть короткой и интересной не только для тебя, но и для всех твоих одноклассников.

— Хорошо, — ответила Никс и уже открыла рот, чтобы попросить совета Твайлайт, но кобылку прервала резко открывшаяся дверь библиотеки. В комнату галопом ворвалась Эпплджек.

— Твай, вот ты где! Мне нужна твоя помощь, срочно!

— Что случилось, Эпплджек?

— Какой-то мерзкий сорняк заполонил нашу ферму! Это лоза, и она, того, начинает обвивать наши деревья. Может, у тебя есть какая-нить книжка, чтобы узнать, что это такое?

Твайлайт кивнула. Её рог засветился, и с полок слетели книги по фитопатологии. Сложив несколько книг в седельные сумки и накинув их себе на спину, единорожка оглянулась.

— Никс, мне нужно помочь Эпплджек. Справишься без меня?

— Конечно. Поищу пока историю для пьесы.

— Отлично, — кивнула Твайлайт. — Если тебе понадобится какая-нибудь помощь, то Спайк у Рэрити, а Совелий спит наверху. Я скоро вернусь.

— Хорошо, Твайлайт.

— Спасибо, Твай, — сказала Эпплджек, когда они галопом двинулись на улицу. — Я понятия не имею, что это за гадское растение, но на моих яблонях ему уж точно не место.

Твайлайт магией закрыла дверь, и кобылки убежали на ферму, оставив Никс наедине с её поисками. Она бездумно просматривала книги, ища на полках нечто похожее на сборник сказок, пока не приметила одну книжку, лежавшую на читальном столике.

Привлеченная красивой обложкой, Никс подошла к ней поближе и спустя мгновение уже листала её, читая заголовки историй: некоторые из них Твайлайт читала ей перед сном, но о других она никогда не слышала. Одна история особенно привлекла её внимание, и она тут же начала читать:
Давным давно, в волшебной стране Эквестрии, жили и правили две сестры, поддерживая мир и создавая гармонию. Старшая сестр…

~~~

— Не знаешь, о чём будет пьеса? — спросила Твайлайт. Они с Рэрити направлялись в сторону школы. Единорожки любезно предложили помочь ученикам с подготовкой спектакля, хотя большую часть работы всё равно должны были проделать сами жеребята — для них это был шанс открыть свой талант и получить кьютимарку. К тому же Черили было бы трудно в одиночку организовать такую ораву энергичных учеников.

— Я спрашивала у Свити Белль, но она отказалась мне рассказывать: ответила, что мы узнаем в своё время. Кажется, она довольна и немного взволнованна.

— Она будет участвовать как актриса или занята чем-то ещё?

— Сестрёнка сначала хотела заниматься костюмами… но стоило мне как бы между прочим напомнить Черили, что именно она сделала костюмы для выступления Метконосцев на шоу талантов, как та приложила все усилия, чтобы… В общем, Свити Белль будет играть одну из ролей… даже будет петь.

— Ого, превосходно! У неё прекрасный голос, здорово будет её послушать.

— Да, несомненно. Лично я ставлю на то, что её судьба связана с пением… но ведь мы не можем быть уверены, пока на её боку не появится кьютимарка?

Твайлайт кивнула. Тем временем они уже подошли к зданию школы. Сама школа и игровая площадка были на одной стороне улицы, а на противоположной находилась школьная открытая сцена — единственная постоянная сцена в Понивилле.

Черили стояла в окружении жеребят, раздавая указания, а маленькие пони внимательно её слушали. Но, заметив приближающихся Твайлайт и Рэрити, Черили решила отпустить учеников на перерыв чуть раньше, чем было запланировано.

— Вы как раз вовремя, — сказала Черили, когда дети разбежались кто куда. Никс помахала Твайлайт и убежала играть со своими друзьями. — Я как раз рассказывала классу, что вы согласились протянуть нам копыто помощи с этой постановкой.

— Всегда рады помочь, Черили. И всё-таки мы горим желанием узнать, о чём будет пьеса? — поинтересовалась Твайлайт.

— А, ну конечно. Вот, возьмите,— Черили подошла к одному из стоявших неподалёку стульев, взяла с него копию сценария и протянула Твайлайт, которая, перехватив своей магией, раскрыла её на первой странице. Рэрити довольствовалась чтением через плечо единорожки.

«Воссоединение благородных сестёр», — вслух прочитала Твайлайт.

— Да, это была идея Никс. Она нашла одну из старых сказок про Селестию и Луну и про то, как Луна превратилась в ужасную Найтмэр Мун. Эпплблум сразу предложила объединить эту сказку с историей о ваших недавних приключениях, когда вы победили Найтмэр Мун и помогли Принцессе Луне стать прежней.

— Хм, а ведь они выбрали неплохую историю. Маленькая волшебная сказка, — задумчиво отметила Рэрити.

— А о чём обычно ставят такие пьесы?

— Ну, например, когда мы с Черили учились в школе, наша пьеса для Весеннего Фестиваля была про пикник, который утащили муравьи. Это, конечно, было довольно… мило… но всё же до настоящего театра было далеко, хоть я и получила тогда свою кьютимарку. А вот эта история уже что-то, — ответила Рэрити, подхватив ещё одну копию.

— Это действительно что-то! Обычно мы ставим школьные пьесы за день до Весеннего Фестиваля, прямо тут, на нашей маленькой сцене. Но я рассказала мэру о том, что мы запланировали, и она сказала, что если жеребята как следует подготовятся, то мы сможем выступить на самом фестивале. Для детей это будет замечательная возможность выступить перед большой публикой на сцене, которую установили на городской площади, — объяснила Черили.

— Ох, Твайлайт, посмотри, у них есть песня Пинки Пай, — встрепенулась Рэрити, указывая в сценарий.

— Ты имеешь ввиду ту, в которой она призывала нас хихикать над страшным и смеяться над ужасным? — спросила Твайлайт, перелистывая свою копию сценария.

— Да, именно эта. О-о, мне сложно представить реакцию Пинки Пай, когда она это услышит. Она целый день будет прыгать от радости.

Твайлайт хихикнула, вообразив себе что будет, когда Пинки обо всём узнает.

— Да, она наверняка будет петь вместе с ними прямо из зала. Забавно получится.

— Конечно, это будет одна из лучших школьных пьес за всё время! — Черили энергично закивала. — Для неё я даже объединила классы — слишком много ролей и слишком многое нужно успеть. Мы, кстати, уже распределили роли, если хотите, можете посмотреть кто есть кто на второй странице.

Твайлайт и Рэрити синхронно кивнули, раскрывая вторую страницу.
Воссоединение благородных сестёр


Начальная Школа Понивилля представляет

Автор сценария: Черили.

Композитор: Лира Хартстрингс.

Рассказчик………………….………....... Зекора

Твайлайт Спаркл…...….…......……... Динки Ду

Эпплджек……………..……………... Эпплблум

Рэрити………………………..…... Свити Белль

Рейнбоу Дэш…………...……………... Скуталу

Флаттершай………………..….. Коттон Клауди

Пинки Пай……….…………………. Санни Дейз

Мэр……………………..……………. Литтл Хуф

Морской Змей………….……….. Торнадо Болт

Мантикора………………….……………... Арчер

Принцесса Селестия…..…….. Даймонд Тиара

Принцесса Луна………..………. Сильвер Спун

Найтмэр Мун………………….……………. Никс

Жители Понивилля и деревья Вечносвободного леса

Хот Род, Руби Пинч, Парадайз, Тутси Флют,

Уайт Лайтнинг, Пичи Пай, Лили Дейч

Художники по декорациям

Руби Пинч, Парадайз, Пичи Пай

Костюмеры

Санни Дейз, Тутси Флют, Лили Дейч

Рабочие-постановщики

Хот Род & Уайт Лайтнинг

— Зекора в роли рассказчика, — заметила Рэрити, поднимая взгляд со страницы.

— Это заслуга Эпплблум. Она не только предложила её кандидатуру, но и получила у неё согласие. По словам жеребят, она отлично рассказывала истории на Найтмэр Найт.

— Даже слишком, — добавила Твайлайт, вспомнив прошлую Ночь кошмаров, которую посетила Принцесса Луна. — То, что Пинки Пай и жеребята были тогда так взбудоражены, — это в том числе и её заслуга.

— В любом случае, её голос идеально подходит для такого рода историй, — Рэрити на секунду задумалась. — Более того, я бы предложила тебе позволить ей самой написать для себя текст.

— Почему? — Черили вскинула бровь.

— Зекора постоянно говорит стихами и делает это очень естественно. Рифмованное повествование придаст пьесе особый шарм старинной волшебной сказки. И помимо этого, я не могу представить себе её голос, если она вдруг перестанет рифмовать слова.

— Тогда я точно поработаю над сценарием вместе с ней.

Рэрити улыбнулась и кивнула, вернувшись к списку актёров.

— Ох, вы только посмотрите. Свити Белль будет играть меня! Хотя, это вполне разумно. У неё такая же чудесная белая шёрстка. Ого, а Скуталу будет Рэйнбоу Дэш! Она, наверное, в восторге.

— Да, — мягко усмехнувшись, подтвердила Черили. — Скуталу практически умоляла меня позволить ей сыграть Рэйнбоу Дэш, как только поняла, что та будет в пьесе. Она, можно сказать, просто рождена для этой роли.

— Да, Скуталу определенно употребляет слово «круто» почти так же часто, как и Дэш, — согласилась Рэрити и продолжила читать страницу с ролями. — Посмотрим, её я не знаю, и её, и её… подождите-ка, Морской Змей? Вы имели в виду Стивена Мэгнета?

— Кого?

— Стивен Мэгнет — так звали того морского змея, которого мы встретили на пути к Элементам Гармонии. Ох, я надеюсь, вы изобразите его хорошо. Такой вежливый и ухоженный змей просто не может быть сыгран как обычное чудище. Ты согласна, Твайлайт?… Твайлайт?

Рэрити и Черили повернулись к Твайлайт. Единорожка стояла словно громом поражённая и без кровинки в лице.

— Твайлайт, дорогая, что-то не так? — спросила Рэрити и заметила, что глаза единорожки до сих пор прикованы к сценарию. Заглянув в свою копию, Рэрити прочитала ещё пару строчек и тоже замерла.

— Что-то… Что-то не так? — Спросила Черили, озабоченная их видом.

— Ох… Нет, конечно нет, милая, — ответила Рэрити, придя в себя. — Мне просто стало немного любопытно узнать по поводу ролей. Например, почему ты решила, что Никс хорошо сыграет Найтмэр Мун? Всё-таки она такая милая маленькая пони, а Найтмэр Мун… ну…

— Но ведь в этом и заключается театр и актерское мастерство, Рэрити, — чтобы играть персонажей, которыми мы на самом деле не являемся. Кроме того, это было предложение Скуталу, и весь класс согласился, что Никс сыграет Найтмэр Мун как никто другая. Ведь у неё от природы чёрная шёрстка. Я спросила Никс, согласна ли она, и она не возражала.

— Ох, что ж, раз Никс согласилась...

— Я думаю, она справится, — уверила кобылок Черили. — Будет трудновато, потому что у этого персонажа довольно много реплик. Не так много, как у твоего двойника, Твайлайт, но всё-таки достаточно. Впрочем, Никс умница, и мне кажется, она сможет выучить свои слова.

— Конечно, она будет превосходной Найтмэр Мун. Разве ты не согласна, Твайлайт? — сказала Рэрити, подталкивая фиолетовую единорожку, чтобы вывести её из шока.

— О… О, да, конечно. Превосходной, — вяло улыбнулась Твайлайт.
~~~

— Это будет так весело! — прощебетала Никс, выскакивая из кухни.

Твайлайт шла в двух шагах позади неё. Во время ужина Никс, почти не замолкая, болтала о предстоящем выступлении. Она только недавно вернулась с генеральной репетиции и до сих пор была в полном облачении Найтмэр Мун.

— Ты уверена? — спросила Твайлайт. — Ты будешь стоять на сцене перед множеством пони.

— Это… немного страшно, — согласилась Никс. Когда она повернулась к Твайлайт, её энтузиазм поубавился. — Но все остальные в восторге, и им весело.

— А что, если ты забудешь слова?

— Черили обещала, что она будет за кулисами и сможет подсказать, если мы что-то забудем.

Никс слегка нахмурилась и отвела взгляд в сторону.

— Ну а ещё Даймонд Тиара сказала, что я не смогу сыграть Найтмэр Мун. Она сказала, что Черили могла бы взять на эту роль камень, и он и то сыграл бы лучше, но я докажу ей, — решительно отрезала кобылка. — Я выложусь по полной и ни строчки не забуду. Я стану самой лучшей Найтмэр Мун, какой только смогу!

Твайлайт нахмурилась: ей было больно от того, что она собиралась сказать.

— Я… Извини меня, Никс, но ты не можешь участвовать в пьесе.

На секунду кобылка потрясённо замерла: её разум отказывался понимать то, что она услышала.

— Что?

— Я сказала, ты не можешь участвовать в пьесе, — повторила Твайлайт более властным голосом.

— Н-но… Но, — заикалась растерянная Никс, — почему не могу? Я сделала что-то плохое?

— Нет, просто ты… Прости, Никс, но ты просто не можешь участвовать в пьесе.

— Но постановка уже завтра, они не смогут выступить без меня!

Твайлайт помрачнела, её сердце переворачивалось в груди. Прошло несколько недель с тех пор, как единорожка узнала о роли Никс. С того самого момента Твайлайт мучилась вопросом: что же делать? Разрешить Никс участвовать в роли Найтмэр Мун или придумать оправдание и запереть её в библиотеке?

Твайлайт уже склонялась к тому, чтобы отпустить Никс, особенно учитывая, с каким энтузиазмом кобылка относилась к этому событию. Однако внезапно произошло несколько вещей, которые поставили всё с ног на голову. Первым «против» было объявление о том, что Селестия и Луна, услышав о теме постановки, собираются посетить Весенний Фестиваль. Они просто не могли пропустить такую пьесу.

Твайлайт знала, что маскировка Никс могла бы обмануть большинство обычных пони, но Селестия и Луна отнюдь не обычные. Луна однажды была Найтмэр Мун, а Селестия была знакома с Лунной Кобылицей чуть ли не так же хорошо. Они однозначно заметят сходство Никс с мятежной принцессой, и Твайлайт боялась, что Никс будет тут же изгнана.

Следующим событием, убедившим Твайлайт окончательно, стала примерка костюма Никс. Броня из плотной ткани и проволоки, поддельные крылья и сверкающая звёздная грива — всего лишь фиолетовая ткань с блестками… но этого было достаточно. В костюме Никс была слишком похожа на Найтмэр Мун. Особенно с нарисованной на боку кьютимаркой в форме полумесяца. Конечно, большинство пони в Понивилле назвали бы костюм чудесным… но Твайлайт боялась, что некоторые смогут сложить два и два.

— Мне жаль, Никс, но им придётся справляться без тебя.

— Но… — протестовала малышка.

— Никс, я сказала нет, — отрезала Твайлайт, решительно покачав головой.

Кобылка надулась, засопела, но расплакаться себе не позволила. Напротив, она требовательно взглянула на Твайлайт и топнула копытами.

— Но это нечестно! Раз я ни в чем не виновата, ты не должна мне этого запрещать!

— Никс...

— НЕТ! — выпалила Никс в негодовании. — Так нечестно! Я так много трудилась, я выучила наизусть все реплики и...

— Никс.

— ТАК НЕЧЕСТНО!

— НИКС! — рявкнула Твайлайт, заставив кобылку замолчать. — Я сожалею, правда, просто так надо! Теперь ступай наверх и сними этот костюм.

— Но...

— Наверх! — отчеканила Твайлайт, топнув копытом. Никс встретила её тяжелый взгляд, но не смогла его выдержать. Тогда малышка, рыдая, унеслась прочь в свою комнату и громко захлопнула за собой дверь.

— Твайлайт, почему бы тебе просто не позволить ей сыграть? — спросил Спайк. — В смысле, она ведь так об этом мечтала.

Твайлайт посмотрела на дракончика и поникла.

— Знаю, Спайк, я и сама хотела бы её отпустить, но… это слишком рискованно. Если Принцессы Селестия и Луна узнают, что Никс была создана заклинанием культистов, они отправят её на луну. Они заберут её, а я не могу этого допустить.

Спайк скрестил лапы и крайне скептически посмотрел на единоржку.

— Ты действительно думаешь, что Принцесса Селестия сделает это вот так запросто? То есть, она же полностью тебе доверяет. Уверен, ты смогла бы её убедить в том, что Никс не Найтмэр Мун.

— Рада, что ты так считаешь, — Твайлайт тяжело вздохнула, — но я просто не могу так рисковать.
~~~

— Сегодня вечером мы со Спайком должны сопровождать принцесс. Селестия ждёт меня в ложе для почётных гостей, и я должна буду смотреть выступления вместе с ней и Луной, — сказала Твайлайт, обращаясь к Никс, которая сидела на полу, одетая теперь в свою обычную одежду вместо сценического костюма. — Совелий будет за тобой присматривать, и я надеюсь, что ты будешь хорошо вести себя с ним.

— Да, мэ-эм, — сказала Никс голосом полным разочарования. Кобылка впервые злилась на неё, но Твайлайт знала, что для малышки так будет лучше.

— Прости меня, Никс, и я обещаю, что придумаю, как объяснить твоё отсутствие, — пообещала Твайлайт, поворачиваясь к выходу. — Постарайся не думать об этом. Мы со Спайком скоро вернёмся, — с этими словами Твайлайт вышла за дверь и надёжно её закрыла.

Пролетев через всю комнату, Совелий выхватил ключ из замочной скважины и, хлопая крыльями, сел обратно на письменный стол. Никс подбежала к окну и выглянула наружу. Она смотрела вслед уходящей Твайлайт, храня внутри слабый огонёк надежды, который уверял, что единорожка изменит своё решение, вернётся обратно и разрешит ей сыграть в пьесе. Однако когда Твайлайт скрылась за углом одного из зданий, Никс наморщила нос и начала раздражённо топать копытами.

— Это нечестно…. Нечестно! Черили ждёт, что я приду. Они все рассчитывают на меня! Я столько занималась! Это нечестно!

— Хтооууу?

На неё смотрел склонивший голову набок Совелий. Несколько секунд Никс молча разглядывала ночного помощника Твайлайт, как вдруг округлила глаза и по-жеребячьи неуклюже кинулась к нему.

— Пожалуйста, Совелий, выпусти меня! Они не смогут без меня выступить! Я должна быть Найтмэр Мун, нельзя ставить пьесу без неё.

— Хтооууу?

— Найтмэр Мун, злая кобылица! Прошу, Совелий. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, ПОЖААЛУЙСТАААА, — причитала кобылка, смотря на филина умоляющими глазами. Она даже выпятила нижнюю губу и надулась в точности, как её передразнивала Свити Белль.

Но, невзирая на мольбы Никс, Совелий всё так же бессмысленно таращился на неё, сжимая ключ в когтистой лапе. Его глаза-бусины и ничего не выражающий клюв делали его лицо просто непроницаемым, поэтому Никс не могла сказать, возымел ли её подход какое-либо действие.

Но у неё в запасе был ещё один трюк. Во время репетиции в школе Даймонд Тиаре и Сильвер Спун задали научиться плакать по команде, потому что по сюжету в конце пьесы должны были плакать их героини. Они ныли, что это невозможно, но Никс, ведомая любопытством и лёгким желанием задеть их, доказав обратное, попробовала сама научиться этому приёму. Ей пришлось хорошенько потренироваться, но если у неё получалось нужным образом себя настроить, на глаза наворачивались слёзы. Она ещё ни разу не применяла этот прием на практике, но, Принцессы ей свидетели, она должна попасть на спектакль!

И она добавила новый штрих в тщательно подготовленную гамму эмоций, которые выражала её умоляющая мордашка: в уголках глаз показалась влага, и вскоре по её щекам побежали печальные слёзы.

— Пожалуйста, Совелий!

Филин смотрел на неё столь же холодно, как и прежде, но через пару мгновений ему пришлось отвести взгляд в сторону. Он раздосадовано ухнул и взлетел со стола. Никс пронаблюдала за тем, как он несколько раз облетел комнату, и улыбнулась, когда он мастерски вставил ключ в замочную скважину. Следующим маневром он повернул ключ, и дверь отозвалась на это звучным щелчком.

— О! Спасибо тебе, Совелий! Спасибо, спасибо, спасибо! — прокричала Никс, подпрыгивая на месте, и убежала к себе наверх. Там она молнией выскочила из своего жилета, обронив при этом очки, и достала костюм. Одним единственным прыжком Никс надела обувь — просто приземлившись во все четыре туфли разом, после чего принялась облачаться в бутафорскую броню.

Кьютимарку Найтмэр ей нарисует Черили, надо только найти её до выступления, а сначала нужно было разобраться с костюмом. С бронёй всё было довольно просто, сложности начались с фальшивыми крыльями. Они были сделаны из перьев, наклеенных на деревянное основание, которое, в свою очередь, крепилось к полностью чёрному жилету, сшитому по эскизу её собственного. Сама Никс не видела в них никакого смысла, ведь у неё были настоящие, но Твайлайт велела ей надевать костюм целиком. Крепить эти крылья было сущим мучением. Это была самая неудачная часть костюма, и обычно их приходилось надевать раньше, чем шлем. К сожалению, шлем уже красовался у Никс на голове, и она слишком спешила, чтобы тратить время, снимая его.

Уже заканчивая крепить у себя на спине эту сложную конструкцию, кобылка запуталась в собственных копытах. Тихонько пискнув, она стала заваливаться набок. Крылья упали на пол, на них приземлилась Никс, и по комнате разнёсся треск ломающегося дерева.

— Нет! — прокричала кобылка. Она смотрела на изувеченные крылья, а из её глаз текли слёзы, на этот раз уже настоящие. Она коснулась их копытом, отчего одно из фальшивых крыльев с хрустом переломилось пополам. Наверное, Никс разрыдалась бы в этот момент, если бы не взглянула назад и не заметила: на том месте, где полагалось быть крыльям от костюма, всё ещё находились настоящие.

— Что ж, если я буду держать их прямо весь вечер…. Это может сработать, — пробормотала Никс, расправляя собственные крылья. Она знала, что, когда в следующий раз вернется домой, ей здорово достанется от Твайлайт и за этот побег, и за выставленные напоказ настоящие крылья.

Впрочем, в этот момент наказание от Твайлайт пугало её меньше, чем перспектива подвести весь класс. Ей не хотелось бросать друзей, а отношения с остальными учениками и без того оставляли желать лучшего. Все одноклассники, за исключением подруг, считали её плаксой, любимицей учителя или всем этим вместе. Если из-за неё развалился постановка, всё станет только хуже.

Она приняла решение: отбросив в сторону фальшивые крылья, Никс сняла жилет и ножницами прорезала в ткани пару отверстий. Затем она снова накинула его на себя и, как могла, постаралась, чтобы её крылья походили на бутафорские.

Надев жилет, Никс дважды осмотрела себя в зеркале, проверяя костюм. Затем она мысленно прошлась по списку и, когда убедилась, что ничего не забыла, галопом сбежала вниз по лестнице, к входной двери. Выбежав наружу, она вернулась обратно лишь затем, чтобы, просунув голову в приоткрытую входную дверь, ещё раз сказать Совелию спасибо. Сразу после этого Никс со всех своих маленьких копытец понеслась к центру Понивилля.