Автор рисунка: Stinkehund

Бисквит

В зале пахнет плохими сигаретами и почему-то сыростью, как от дождя. Слышны чьи то шарканья по дешёвому ковролину, приглушённый кашель, хруст попкорна… но это не имеет значения, всё внимание сосредоточено на пока ещё сокрытой сцене. Наконец, тухнет свет, стихают шум и шорохи. Из-за отъезжающих портьер показалась тускло освещенная сцена, изображающая одну из комнат в кафе Сахарный Уголок. Свет становится ярче и уже видно убранство комнаты: кровать, шкаф с открытой дверцей, опрятный столик и небольшая ширма. В центре на коврике сидит розовая кобылка с пышной гривой, схваченной белой лентой и украшенной бантиками. Она пытается зубами натянуть носочек на заднюю ножку, но тот каждый раз выскальзывает.

Со стороны кулис доносится глубокий женский голос:

 — Пинки? Пинки!!! … Ты наверху? К тебе Спайк пришёл!

Звуки шагов нарастают, дверь в комнату с силой распахнулась и на пороге появился маленький зеленый дракончик, с большой картонной коробкой и свертком с изображением трёх синих конфет в лапах. Отскочив от стены, дверь в ту же секунду ударила дракончика сзади и он, споткнувшись о порог, ввалился в комнату, сделал кувырок и, приземлившись на одно колено, ловко подхватил коробку одной лишь лапой. При этом всё содержимое коробки весело рассыпалось по комнате. Кобылка от неожиданности взвизгнула и от испуга прыгнула за ширму, и всего через секунду оттуда уже раздался звонкий и заливистый девичий смех.

 — И ни разу и не смешно! Встретил вот Бон-Бон, и она просила тебе конфет передать… — пробурчал бордовый от смущения Спайк.

 — Умора!!! Видел бы ты своё лицо! — смех перешёл в поросячье похрюкивание, пока его хозяйка каталась по полу собирая на свою шёрстку и гриву липкие леденцы, высыпавшиеся из свертка. Вдруг Пинки стала серьёзной и снова с опаской спряталась за ширму:

 — Спайки! Тебя разве не учили, что нужно стучаться? Особенно, когда к девушкам в комнату входишь. Я же была не одета!

Дракончик на мгновение задумался и с умным видом произнес:

 — Подумаешь! Ты всегда не одета.

— Ойки! Точнёхонько! — воскликнула Пинки — Тогда давай, я переоденусь и помогу собрать конфеты, которые ты рассыпал!

— Больно надо, я и сам всё соберу — попался дракончик. — А ты зачем наряжаешься? Сколько видел, у вас в Понивиле все только по праздникам одеваются.

Пинки улыбнулась:

— Ну... У меня планы на вечер. Нужно встретиться… так, кое с кем…

— Пинки? — у дракончика открылся рот и выпала мармеладка из когтей — У тебя что, свидание?! Кто он, я его знаю? Чистокровный жеребец, два метра в холке?

Мордочка Пинки и так розовая, стала совсем пунцовой:

— Нет, это не свидание! Просто я хочу устроить маааааааалюсенькую вечериночку. Как всегда, с тортом, пуншем, кексами и играми “приколи пони хвост”, но только на двоих! — Она выглянула из-за ширмы и подмигнула. — Но это не помешает нам сегодня заняться выпечкой как собирались! — за ширмой снова продолжилась возня — Спайк, ты ведь всё принёс?

— Да, все ингредиенты! Давно хотел побаловать Твайлайт чем то новеньким. А то всё “овсянка мисс” и “овсянка мисс”… Фух, а я то уж подумал, у тебя свидание… — покачал головой дракончик и вернулся к своему занятию — сбору конфет и ингредиентов для выпечки, рассыпанных по полу.

— Мффф мффф мффф?

— Чего?

— А чего плохого в свидании? — Пинки, наконец, справилась с последним носочком и, сверкая улыбкой от уха до уха, вышла из-за ширмы.

— Ну, это как то по-девчачьи… Это можно было бы ждать от Рэрити или там Флаттерша-а-а-а — Спайк подцепил леденчик и поднял взгляд с пола, уставившись на нарядную Пинки. Тут его челюсть, кажется, снова выпала из сустава.

— Эм, Пинки? — На ней было пышное голубое платье, всё в бантиках и рюшечках, на шее большой синий бант, а задние ножки украшали носочки в полосочку и лакированные позолоченные туфельки.

— Да! Ты чего, глупышка? Ну, как, мне идёт? — она улыбнулась ещё шире, сделала реверанс и покружилась на месте.

— В… в… вполне — промямлил дракончик не отводя взгляда.

— Я рада, что тебе понравилось. А теперь давай я покажу способ, которым убирать конфеты удобнее всего… — она наклонилась и со счастливым видом слизнула горсть конфет прямо с пола. Спайк с недоумением уставился на неё — Фыфо? Так даже фкуфнее!

****

Свет медленно погас, оставив сцену в полной темноте, и почти сразу же резко вспыхнул снова. При этом декорации чудом поменялись, на сцене теперь оказывалась кухня Сахарного Уголка. По ступенькам, подпрыгивая на метр в высоту спускалась радостная “улыбка до ушей” Пинки, а в шаге за ней семенил дракон Спайк с знакомой коробкой в лапках.

— Итак, печем маффины?

— Нет, ты же хотел порадовать Твайлайт чем-то новым, и потом, от того количества маффинов и капкейков, которыми нас потчуют все кому не лень мы с ней уже скоро перестанем в двери протискиваться. Ты же замечал, почему Флаттершай летает так низко? — фыркнула кобылка — Да и это был бы уж слишком ожидаемый сюжетный ход, а заставлять зрителей смотреть одно и то же совсем плохо, а они ещё такие и подумают: ”опять маффины, снова маффины, каждый день всё маффины и ма...” — тараторила Пинки, пока вдруг резко не запнулась:

— Спайк, я что, опять?

Спайк приложил лапу к лицу:

— Да, снова. Как и каждый раз. Тебе никто не говорил, что ты странная?

Пинки осела на пол и прижала ушки к голове, а от былой веселости не осталось и следа:

— Да. Я не знаю, почему это происходит. Просто, мне кажется, я знаю такие вещи, которые знать не должна.

Спайк положил лапу на её плечо и она сразу же просияла:

— Но сейчас это не важно, мы печем БИСКВИТ!

— Это не из него потом делают торты?

— Именно! Но чтобы научиться делать торт, нужно в совершенстве изучить искусство выпечки бисквита! Это основа! Это главное! Это как молоко в молочном коктейле! Как ягода в повидле! Как сахар в безе! Как …

Она взглянула на нервно постукивающего когтем по столу Спайка :

— Кхм, да… Ну-с, давай начнём! Доставай вон те большие миски! И не забыть помыть руки и одеть фартук: никому не нужен бисквит вызывающий дизентерию!

Пока Пинки повязывала фартук поверх платья, Спайк снял с полки посуду и поставил на стол.

— Теперь сверься со списком!

— О, в этом у меня богатый опыт:

1. 6 яиц — есть
2. стакан сахара — есть
3. стакан муки — есть
4. разрыхлитель — есть

Пока Спайк называл ингредиенты, Пинки выкладывала их из коробки на стол.

— Всё проверено на два раза! Составить список для проверки списка? Подготовить бланк для письма Селестии, форма “Б02-А”? — усмехнулся Спайк.

— Нет глупый, я же не Твайка! — Пинки улыбнулась и, поправив выбившуюся прядку, продолжила — Мне нужна твоя помощь! Аккуратно разбей яйца, отдели желтки от белков. И это очень важно, Спайки! Если в белки попадёт хоть капля желтка, то бисквит не получится воздушным и пушистым!

Пока дракончик жонглировал яйцами, Пинки подошла к духовке и стала возится с переключателями.

— Готово! Что дальше?

— Нужно разжечь духовку, к моменту, когда тесто будет готово, духовка должна быть уже хорошо прогрета! Вот нажми здесь, чтобы пошёл газ, а я найду спички…

Розовая пони обшаривала кухню шкаф за шкафом, ящик за ящиком, а тем временем Спайк занял её место у плиты:

— Пинки, а так и должно быть? — в когтях дракончика остался гнутый поворотный переключатель, а из отверстия в корпусе духовки, где он только что был, выпрыгнули пара пружин. А ещё здесь какая то железячка торчит! Ну, только что торчала...

— И куда я их подевала? Может тут? Или тут? Гамми?! Что ты делаешь на полке со специями? Сплюнь, они горькие! Иди лучше поиграй на полке с вареньем, там гораааздо веселее, уж я то знаю! Гамми, смотри, а вот и спички!

Она взяла спичку зубами, чиркнула о коробок, и наклонилась к духовке… взрыв опрокинул её и Спайка и выбил все стёкла в кухне. Когда дым рассеялся, на полу осталось большое тёмное пятно гари, расходящееся от духовки в разные стороны и пара ошарашенных, покрытых копотью друзей.

— Ты что, включил супертурбо режим с поддувом? Он же сломался когда я готовила именинный радужный пирог для Дэши!

— Не знаю, что я включил. А зачем ты вообще искала спички, я же мог поджечь газ огнём!

Пинки фыркнула и улыбаясь ткнула Спайка копытцем в плечо:

— Ну, мы и идиоты! Ой, Спайки, прости! Ты цел? А у меня всё на месте? Ой божечки! БИСКВИТ!!! Желтки, белки! Я взбиваю, а ты разжигай печь!

— Она… сломана… — только заикнулся Спайк и сразу же получил ответный взгляд полный негодования:

— Кто тут волшебный дракон?! — Дыхни на неё пламенем!

*******

Через некоторое время белки и желтки были взбиты, а под печью разведен небольшой, но жаркий костерок…

— Уф, готово! — Спайк вытер вспотевшую мордочку об обрывок грязной, помятой скатерти. — Жаль, для костра пришлось сжечь все стулья... и занавески… и разобрать пару шкафов... зато ничто не мешает дыму выходить в окно! Я про занавески, конечно, стулья и шкаф дыму сильно не мешали... Ээээ, Пинки? — позвал он.

Пинки оглянулась и на секунду прекратила оттирать мордашку от копоти и сажи:

— Вот и отличненько, потом мы обязательно всё уберем, но сейчас нужно закончить, не то особый вечер будет ИСПООООРЧЕН! — На глазах у неё навернулись слёзы, но уже через мгновение они испарились, видимо, благодаря особой пинки-магии. — Теперь нужно просеять муку вместе с разрыхлителем через ситечко! — продолжила поняша уже бодрым голосом.

— Зачем сложности, давай так её насыпем? — спросил он, доставая сито из шкафа.

— Пожалуйста, Спайк, нужно обязательно их просеять, иначе не будет пышности! — кобылка умоляюще смотрела на него полными сверкающих искр бесконечноглубокими омутами глаз. В каждой из искорок отражалось по водовороту галактик, состоящих из миллиардов звезд, вращающих вокруг себя триллионы планет, на каждой из которых вероятно живет по одной одинокой Пинки смотрящей с мольбой на тебя бесконечноглубокими омутами глаз…

Спайк с трудом отвёл взгляд:

— Ээээ… Пинки, пожалуйста, не смотри на меня так! Я себя не в своей тарелке чувствую, аж жутковато становится.

— Кстати о тарелках, нужно найти форму, смазать маслом… — и она в один прыжок взлетела на чудом избежавший попадания в костёр табурет и начала рыться в почерневшем шкафу с оторванными взрывом дверцами в поисках упомянутой формы для выпечки.

Спайк аккуратно просеял муку во взбитые белки и желтки. Сделав это, он хлопнул себя лапкой по лбу:

— Пинк, подожди, мы забыли в тесто добавить масла! Какой же маффин без масла!

Пинки дернула ушком и резко застыла на месте. Форма выпала из копыт и со звоном упала на пол, сделала круг почёта вокруг кухни и закатилась под стол, оставив комнату в полной тишине. Розовая кобылка меееедленно развернулась в его сторону:

— Не маффин. Бисквит! Никогда, слышишь, никогда не добавляй масло в бисквит! Так делают только плохие пони. Очень плохие пони! Ты ведь не хочешь, чтобы с тобой стало то же, что и сними? Не хочешь? А? А?!

Спайк съёжился на стуле, когда огромная тень накрыла его. Зрачки кобылки сжались в узенькие чёрные точки, немигающий взгляд уставился ему прямо в переносицу, а передняя нога протянулось, кажется через пол кухни к его лицу. “Щелк” — копытце легко задело его нос и розовая пони дружелюбно рассмеялась:

— Саечка за испуг! Нет, бисквит хорошо справляется и без масла! У нас уже всё готово, осталось только смешать! Спааайк, всё хорошо?

Она подошла поближе к перепуганному дракончику, но тот отшатнулся:

— Эй, глупый! Ну, почему никто не понимает моих розыгрышей?! Спайк, тебе было страшно?

— Ик! Ккккк-конечно! У тебя взгляд такой, а нога… Ик! Я думал, ты совсем с катушек, как в ттт-том криппифике, который Рэйнбоу написала!

— Но когда тебе страшно, тебе ведь не скучно! Вот сама скука это страшно! Когда пони (ну, или милый маленький дракончик) одинок, грустит или просто подавлен, вот это самое страшное! Тогда и являюсь я! Обнимаю, развлекаю, но иногда и пугаю до колик! Но только так, чтобы потом вместе посмеяться! Ведь так же интереснее! Жизнь это движение, звуки, краски! Ты ведь почувствовал себя живым, когда испугался?

Дракончик отрывисто кивнул, не сводя взгляда с пони.

— То-то же! Держи моё копыто, давай покажу, как месить тесто.

Спайк нехотя протянул лапку ей навстречу, но было видно, что даже малейшее её неправильное движение способно поменять его решение

— Тут главный секрет — мука и яйца сейчас очень воздушные и если перемешивать их как обычно, то весь воздух из пузырьков выйдет, и бисквит не получится. Поэтому перемешивать нужно очень осторожно. Вот, смотри

Она подошла к дракончику сзади и положила копытце на его лапу, продолжая говорить над самым его ухом:

— Вот так, лопаткой снизу-вверху, снизу-вверх. Главное не переусердствовать и не смять тесто! Если останутся отдельные кусочки — ничего страшного: всё равно тесто жидкое и перемешается в духовке.

Но Спайк этого не слышал, он ощущал тяжесть и тепло девичьего тела, нежный шёпот на ухо, а её локон нежно щекотил его щёку. От его страхов не осталось и следа, красный, как варёный рак, он сидел, боясь разорвать очарование момента.

— А теперь переливаем тесто в форму… Вот так, аккуратно… И кладём в духовочку! Засекаем 40 минут… Спайк? Ты меня слышишь? Спааайк.

Пинки потрясла его за плечо, но увидев, что дракончик, слушая её, похоже, устал и уснул (Гамми всегда так делает!), вернулась к выпечке. А Спайк в это время уже безмятежно плыл по волнам своих грёз, медленно сползая со стула на пол. Случайно взгляд его упал на часы, и одна единственная мысль пронеслась в голове, разом отчистив все его мысли от розового тумана.

— Рэрити. Ужин. В шесть. — пробормотал он.

— Чегой-то? — Пинки с прихватами на передних копытцах обернулась в его сторону

— Рэрити! Ужин! В шесть! — и его глаза приняли вид идеально-округлых сфер. — Пинки, мне точно уже пора. Я совсем забыл, что Рэрити меня позвала на ужин! Ну, вернее не совсем Рэрити, а Свитти, и не ужин, а помочь с домашкой, но Рэрити определенно будет там!

— Но, Спайки! Мы же ещё не закончили! — на мордочке поняши поочередно отразились все стадии печали от “чего-то солнце зашло за тучку”, до “этот мир никогда не будет прежним”
— Остальное печка сделает! — и дракончик сбросил на пол и наступил на свой замазанный сажей и ошмётками теста фартук.

— Но…

— Тем более, у тебя особая вечеринка, я наверное буду мешать… — протараторил дракон даже не оборачиваясь.

— Спайки! — в отчаянье выкрикнула Пинки.

— Извини, спешу, рад был поболтать… — дверь, качнувшись, захлопнулась, оставив посреди разгромленной кухни одну маленькую пони с опавшей гривой. Пинки всхлипнула и грива её окончательно распрямилась. Форма с тестом вывалилась из копыт и расплескала ползучую бисквитную массу по и так загаженному полу. Попытавшись вытереть слёзы она ещё больше измазалась, ноги её подкосились, и она упала на пол. Только надрывные рыдания раздавались на кухне в эту минуту... да ещё сирена подъезжающей пожарной машины доносилась откуда-то снаружи.

Сцена тонет в призрачном дыму — всего лишь дешевые балаганные спец эффекты. Занавес закрывается, оставляя в недоумении. Что это было? Зачем это нужно было смотреть? А на выходе из зала уже ждёт хмурое небо и переполненный автобус и совсем другие проблемы, которые уже на следующее утро выщелочат из памяти маленькую пони и её историю про неиспечённый бисквит...