Забытая история Эквестрии: Единство. Книга 1

В истории Эквестрии были взлеты и падения, но далеко не о всех из них нам известно. Сама Принцесса Селестия, Богиня Солнца, в попытке уберечь от страшного прошлого подарила своим врагам ключ к падению её прекрасного королевства. Тёмные тучи сгущаются, затмевая солнечный свет, и тени прошлого все больше окутывают всех маленьких пони. По велению судьбы, пусть и не по своей воле, в данном мире оказался человек, которому нужно разгадать тайну известнейшей легенды, дабы спасти Эквестрию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Устройство «Пегас»

Погодная Корпорация Клаудсдейла работала без происшествий в течение двадцати лет, пока, однажды, двум жеребятам не удается избежать переработки и оказаться в недрах огромного заброшенного предприятия. Смогут ли они покинуть фабрику и не измениться? Раскроют ли они тайны, настолько ужасные, что даже ПКК неловко хранить их? В конце концов, ни одна душа не уйдет живой...

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Место для самых лучших

Некоторое воспоминание о самых лучших временах.

Другие пони

Я попрошу Её, чтоб только не вставало солнце

Что это - честь? Три героя, одно событие, разные пути. Обо всё этом - история солдата, рассматривающего Кантерлот в последний раз. О чести. О дружбе. О городе.

Стража Дворца

Камни

Трагедия в одном действии.

Пинки Пай Другие пони

Начало новой дружбы

Маленькая история о том как Луна познакомилась с Дерпи.

Принцесса Луна Дерпи Хувз

Найтмэр негодует! (Супер-мега-эпично-короткий фанфик)

Возвращается как то раз Найтмэр Мун с луны...

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Проблема хищника в Эквестрии

Испытывая неодолимое желание перекусить, Гэби и Галлус отправляются на поиски еды. Увы, похоже, представления понивилльцев о вкусной и здоровой пище не слишком совпадают с грифоньими. Жанр: Комедия кулинарного разнообразия. Содержит умеренно острый гуро и всего лишь 6% жира. Не содержит vore и глютена. Может содержать следы арахиса.

Флаттершай Грэнни Смит Энджел Бон-Бон Другие пони Старлайт Глиммер

Пойзень Мачини

Зарисовка о моем OC-персонаже.. Просто хочу сначала познакомить с персонажем, затем какой-то рассказ про него написать.

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Дела семейные

Обычный день из жизни метконосцев

Эплблум Скуталу Свити Белл

Автор рисунка: aJVL
Глава 17. Этот день будет идеален... Глава 19. Смерть и ярость

Глава 18. Этот день будет идеален?

Глава 18.1. Улицы Кантерлота

Особенности уличных боев, или выходные Инквизитора по-эквестрийски.

Выстроившаяся у главного входа во дворец Королевская Стража заставила Дэса тяжело вздохнуть: и вот с этими пони ему приходилось иметь дело. Конечно, и среди них были те, кто пошёл сюда не ради простаивания в почётном карауле, но, Великая Тьма, как же их было мало.

При виде облачённого в доспехи Гварда жеребцы невольно вытянулись по стойке «смирно».

 — Вольно, мы тут не на строевой подготовке, — неопределённо качнул головой человек, внимательно глядя на три десятка стражников. — Почему вас так мало?

Никто не успел ответить, как облачённая в форму посыльного пегаска приземлилась перед Гвардом, вспахав землю копытами у самых его ног. Отшатнувшись от неожиданности, человек едва сдержался от рефлекторного удара мечом по предполагаемому противнику.

 — Вам приказ от принцессы Луны, — запыхавшимся голосом сообщила кобыла, не подозревая о том, как близко к смерти она сейчас была. — Я вас только по общей фигуре и узнала, Капитан.

Легкомысленно хихикнув, она достала из висевшей на боку сумки небольшой свиток и протянула его Дэсу. Тот лишь досадливо покосился на больную руку и воткнул меч в землю, взяв послание здоровой рукой.

 — Удачи, Королевский Гвард, — неожиданно серьёзно произнесла кобыла и, резко взмахнув крыльями, взвилась в воздух.

 — Она бы нам не помешала, — эти слова лич пробормотал неслышимо для всех остальных, благо шлем все ещё был на нем. Неловко вскрыв печать, он погрузился в чтение.

 — Да, так и сделаем, — уже громче произнёс человек, закончив чтение и кинув свиток Мистспиеру. — Стража, внимание! Наша задача немного изменилась. Принцесса Селестия и принцесса Луна мобилизовали большую часть сил дворца и городской стражи. Сейчас эти пони патрулируют улицы Кантерлота, выискивая мятежников и вступая с ними в бой, таким образом снижая возможные жертвы среди мирного населения, которое предатели могли использовать в качестве ходячих батарей магии. Однако наша задача — найти и обезвредить лидера восстания. Нам с принцессами стало известно, что он сейчас должен находиться в пределах города. Их цель — королева Кризалис, а значит, сперва мятежники попытаются взять замок, предварительно оттянув оборонительные силы столицы от центра города. Для этого им и понадобятся жители.

 — И каков наш план, Капитан? — Мистспиер осторожно свернул свиток с помощью телекинеза и засунул его в сумку под защитным одеянием Стража.

 — Он довольно прост. Нам необходимо очистить улицы возле дворца, чтобы упростить работу наших товарищей по оружию. Глава мятежников рано или поздно осознает, что королева не выйдет навстречу восставшим, а потому им придётся самим прийти к ней. Необходимо постоянно следить за тем, где находятся основные силы восставших. Если они оттягивают отряды принцесс от дворца, нам необходимо его охранять, дабы предотвратить возможность повторного покушения. При усиленном давлении мятежников на центр города, нам придётся прорваться в тыл противника, где, скорее всего, мы и найдём нашу цель.

Окинув молчащих стражников внимательным взглядом, человек быстро прикинул расклад сил: около пятнадцати земных пони, с десяток пегасов и пятеро единорогов.

«Да, негусто, но что поделать» — незаметно для подчинённых вздохнул он, прикидывая возможные боевые построения.

 — Строиться ежом! — раздалась команда Капитана, заставившая стражу спешно вставать в боевой порядок. — Единороги в центр, земные в круг! Летуны, слушай мою команду! Вы следуете за ними по крышам улиц, следить за окнами! Маги, ваша задача — защита земных от магических атак и нападения с воздуха! Земные, на первый-второй-третий, рассчитайсь!

Дождавшись конца переклички, Дэс махнув клинком, указывая на единорогов.

 — Третьи номера защищают единорогов во время нападения, первые номера сразу выходят из круга и атакуют врага, вторые номера — подкрепление. Стройся, лягать вас в круп! Ночная Стража!

Стоявшая отдельно от других пони разношёрстная команда синхронно сделала шаг вперёд, когда человек опустился на одно колено, заставляя подчинённых сомкнуть кольцо около своего Капитана. Закинув клинок на плечо, он что-то чертил на земле указательным пальцем, негромко объясняя цели. Наконец, Дэс вновь выпрямился в полный рост, наблюдая за тем, как Ночные Стражники первыми направляются в сторону городских улиц.

Дождавшись, когда они скроются из виду, он удовлетворённо кивнул и повернулся к оставшимся пони.

 — Нам туда.


Где-то вдалеке послышался очередной взрыв, однако я даже не покосился в ту сторону: наша задача — проверить ближайшие улицы, где вскоре вот-вот должно было развернуться сражение. Впрочем, сейчас все было относительно спокойно, стража дисциплинированно двигалась в указанном направлении, внимательно осматривая безлюдные улицы обычно оживлённого Кантерлота. Идущие возле меня единороги периодически обновляли антимагический щит, раскинувшийся над нами невидимым простому глазу куполом.

Если быть честным, то заклинание было создано довольно топорно, за подобное «чародейство» Дискорд заставил бы меня драить библиотеку Хаоса лет этак двадцать. Конечно, я понимаю, что большую часть времени эти пони изображали из себя статуи в коридорах Кантерлотского дворца, но надо же иметь совесть!

Внезапный приступ боли в пробитой руке заставил меня сжать зубы и невольно замедлиться. К счастью, это никто не заметил; отряд продолжил движение вперёд.

Впрочем, эти единороги, в отличии от меня, не испытывали никакого дискомфорта, раз за разом зажигая рога. Может, это и было моё отличие от них? Мощные заклинания, построенные на искажённых схемах старых времён, против чар послабее, не выворачивающих несчастного чародея наизнанку при малейшей ошибке?

«Эх, словно у меня есть выбор» — с непривычным самому себе смирением был вынужден признать я, лишь крепче сжимая рукоять фламберга от боли в правой руке.

 — Засада! — крик пегаса с крыши опередил магический взрыв буквально перед носом у идущих впереди жеребцов. К счастью, барьеры выдержали, и пони лишь отбросило назад. Из соседних домов выскочили чейнджлинги, однако лихого наскока уже не получилось — мятежники едва не напоролись на выставленные копья земных пони.

 — Убить их! — казалось, мой голос не заглушался, а усилился из-за шлема. Иначе как ещё объяснить, что и чейнджлинги, и пони невольно шарахнулись от меня?

Грохот позади нас подтвердил опасения — ещё один отряд.

 — Всё приходится делать самому… Первые, вторые, угроза сзади. А этих… — мои губы сами невольно расползлись в кровожадной улыбке. — Этих оставьте мне.

Стоящие в оборонительном порядке земные пони едва успели расступиться, когда ноги словно сами понесли меня в сторону врагов. Обсидиан вновь запел кровожадную песню, хотя стоило признать — не так быстро, как хотелось бы, не раз и не два искривлённые мечи мятежников бессильно отскакивали от доспехов перед тем, как фламберг лишал наглецов их голов.

Впрочем, биться на просторных улицах столицы было всё ещё удобнее, чем крутить двуручным монстром в строю или недостаточно широком коридоре дворца. «И всё же, слишком уж странно это всё» — неясная мысль мелькнула в голове и пропала, когда драконье кольцо предупреждающе нагрелось перед тем, как начало излучать холод — заряд клинка ещё не восстановился до конца после боя во дворце. Краем сознания отметил странный факт того, что кольцо оказалось на перчатке, а не под броней псевдо-стальных пластин, где и должно было быть.

Первой пропала острота, однако это не помешало проломить тяжёлым обсидианом череп ближайшему чейнджлингу и закинуть клинок за спину. Формула чар выстраивается в голове, после чего из глотки вырывается свирепый высокочастотный вопль, заставляющий живых побросать оружие и с ужасом на лице попытаться зажать уши копытами. «А в настоящем облике даже чары не нужны» — с некоторой обидой выпрямляюсь в полный рост. «Будет больно» — пытаюсь подготовить себя, однако это явно не помогает, когда тёмное пламя накрывает оставшихся мятежников.

Звуки боли и агонии исходят не только от только от жертв, они вырываются и из моего горла — эти заклинания я создал сам, безжалостно поставив во главу формул боль, пытающую чародея и этим порождающую сильные чары. К счастью, в живых оставалось не так много врагов, а потому уже совсем скоро тиски магии разжимаются.

Мне ещё предстоит встретиться с тем, кто это всё организовал, и силы ещё понадобятся. А боль… Поболит и пройдёт… Надеюсь.

Тряхнув головой, поднимаюсь с колен и поворачиваюсь в сторону пони.

Ну, могло быть и хуже — большая часть чейнджлингов, конечно, просто взята в плен и без сознания, но что ещё от этих стражников требовать? С нашей стороны, к сожалению, тоже есть потери: два убитых земных пони и трое раненных, включая одного пегаса.

 — И это стражи принцесс, — безжалостно отмечаю я, замечая ужас на лицах жеребцов. — Вы все знали, на что шли. Окажите раненным первую помощь, мы двигаемся дальше.

 — А что делать с ними? — хриплым голосом поинтересовался один из пегасов, пнув связанного чейнджлинга с алыми глазами.

 — Их будут судить. После того, как позаботитесь о раненных, идите вперёд, я дам сигнал ближайшему отряду и их доставят в темницу.


— Ну, вы же не думали, что за убийство стражника вас отправят в изгнание? — ласково поинтересовался я у обезумевшего от боли и ужаса чейнджлингла, после чего вытер перчатки о ближайший плащ павшего мятежника. Тела земных пони были укрыты в доме, откуда выскочили нападающие. А сами предатели…

Любовно протерев доспехи, с наслаждением щелкаю шеей — подпитка никогда не помешает.


К моему облегчению, эти горе-воители не успели вляпаться в неприятности, хотя и были в нескольких метрах от магической мины. Ну, то есть это мне проще назвать это миной, хотя официально подобное называлось взрывным заклинанием реактивного действия. Твайли обязательно устроила бы лекцию, стоило сделать хоть одну ошибку в названии.

Ну, в её книгах хотя бы описывалось, как подобное разоружать.

 — Стоять! — успел заорать я до того, как идущие земные пони едва не вошли в предполагаемую зону активации.

Видимо, поняв, что затея с миной провалилась, очередной отряд чейнджлингов вылез буквально из-под земли — камни мостовой словно взорвало изнутри, являя взору довольно большую яму, в которой укрылось с десяток мятежников. Они как раз отделяли меня от остального отряда.

Двери соседних домов хлопнули, позволяя ещё двум отрядам противников выбраться наружу и тотчас атаковать сомкнувших строй стражников. Напавшие с неба пегасы лишь ненамного отвлекли основной удар нападающих, однако этого хватило, чтобы земные пони не дрогнули под клинками чейнджлингов.

Левая рука автоматически хватается за слегка подзарядившийся фламберг — к несчастью, заклинания, основанные на боли, имели некий ограничитель по количеству использований, а тратить энергию до встречи с таинственным чародеем было совсем уж глупо.

Вторая часть плана.

По счастью, оценивать ситуацию у Мистспиера всегда получалось довольно хорошо, потому что из домов, откуда вроде как появились чейнджлинги, выбежала Ночная Стража.

Ну, как «выбежала»… По факту «пешком» вышли лишь Вайт Рэм и Мистспиер, остальные или выбили окна, обрушившись на врагов сверху, или остались в доме, как Мистхил и Фаерфлай, прикрывая соратников намного более качественными щитами.

«Они точно не надеялись встретиться с моим подчинёнными или пограничной стражей», — понял я, с некоторым облегчением закидывая фламберг на плечо: моей помощи не потребуется. «Окей, если это лишь простые чейнджлинги, то ведь где-то есть и «боевые», помнится, их не так уж и много, но…

Волна светлой магии накатила сзади, сбивая с ног и буквально прокатывая меня до мостовой, благо доспехи избавили от возможных ссадин и синяков.

 — Твою мать, — срывается с моих губ, когда заклинание рассеивается, позволяя поднять голову и посмотреть на нападающих. Пять чейнджлингов ростом с Луну были облачены в весьма экзотичные черные доспехи с больших количеством шипов и дополнительных рогов на шлемах. В отличии от обычных «рядовых», эти были вооружены алебардами, которые они держали в поле телекинеза.

 — Стража, оборона на шесть часов! Магическая угроза!

Синхронно повернувшись, подчинённые касаются активационных камней на броне, включая защитные режимы оборудования. Не менее синхронно из-под доспехов или одеяний извлекаются тёмные отвары. Опустошённые склянки падают на мостовую, а поле боя за пару секунд покрывается непроницаемой занавесью тумана.

Облегчённо выдохнув, на всякий случай резво перекатываюсь с того места, где лежал всё это время. Ощупью найдя стену дома, опираюсь на неё спиной и снимаю шлем. Заклинание последнего Дневного Стража могло укрыть весь Кантерлот своим туманом, но его потомок вполне себе успешно «ослепил» всех на поле боя. Сейчас Мистспиер настраивает заклинание, позволяя его союзникам хоть как-то ориентироваться в тумане. Конечно, его предок делал это ещё в момент наложения чар, но эй, не всё сразу же!

Меня больше интересовало другое. Эти чейнджлинги использовали светлую магию, причём направили её точно на меня. Не будь на мне брони, простым сбиванием с ног это явно не окончилось бы.

Можно поставить Воздаяние на кон — тот, кто организовывал мятеж, не только знал о моей природе, но и подготовил контрмеры, снабдив достаточно важных для этого прислужников.

С досадой посмотрев на правую руку, пытаюсь её поднять, однако эффект нулевой. «Ну, хотя бы болеть перестала», — наконец понял я, с некоторым удивлением прислушиваясь к своим ощущениям. Да, стоит снять броню, и кровь вновь пойдёт, однако боли точно не было.

«Эх, даровала бы Тия защиту от светлой магии…»

Увы, даже тот факт, что аликорн солнца разделила со мной душу и ложе, никак не повлияло на мои «отношения» со Светом. Дискорд, да даже ритуал поднятия дневного светила ничего не изменил! Если честно, я так надеялся, что раз копье Селестии позволило не просто дотронуться до него, да ещё и использовать для восславления принцессы, то моя очаровательная кобылка всё-таки умудрилась создать мне связь с самим Светом.

Alas.

«Ну, всё-таки Тия не повелевает Светом, как и Луна не повелевает Тьмой», — пожал я плечами, признавая завышенность своих надежд, одновременно с этих извлекая из-за пазухи тёмные отвары, благо мои доспехи всё-таки были магической вещью и могли спокойно расходиться на груди, даже если конструкция брони этого явно не позволяла.

 — Что-то долго он там настраивает, — с недовольным бурчанием опустошаю крововосстанавливающий отвар и невольно облизываю губы — зелье на вкус лича имело приятный сладковатый вкус.

Тихое, словно отдалённое цоканье раздалось в тишине магического тумана. Казалось, что до источника звука довольно далеко, однако я лишь хитро улыбнулся, заставляя броню вернуться в изначальное состояние. Фламберг словно сам прыгнул в ладонь, по обсидиановой кромке пробежала серая искра — оружие потихоньку восстанавливало силы.

Резко воткнув клинок к землю, успеваю мысленно извиниться перед тем, кто клал дорогу, после чего успеваю цапнуть за шею в очередной раз прошедшее рядом со мной существо за шею и выдернуть в область видимости.

 — Тьфу ты, напугала, — облегчённо выдыхаю я, отпуская немного потрёпанную Клауд и вновь садясь на землю. — Чего тянете?

 — О, Капитан, — её голос звучит немного хрипло, видимо, очень уж удачно я её схватил в тумане. — Ох, ну и хватка у вас в этих перчатках…

Фестралка трёт шею копытом, видимо опасаясь насчёт целостности своей шкурки, после чего смотрит в туман.

 — Да наш единорог, копье ему под хвост, может не заметил, что ваши доспехи магические? И теперь не может на вас настроить чары. Я и то, слава Великой Матери, это ощутила…

Мы с кобылой синхронно прикладываем передние конечности ко лбу, после чего я водружаю на голову шлем и поднимаюсь на ноги, готовясь идти за пони. Та, в свою очередь, скептически смотрит в непроглядный туман, после чего поворачивается ко мне крупом и слегка машет хвостом.

 — Вот только не оторвите мне его, Капитан, меня же Великая Мать засмеёт.

«Женщины» — удерживаюсь я от характерного жеста руками, так как для него нужны обе конечности, после чего закидываю клинок за спину и берусь на хвост здоровой рукой. Убедившись, что я не потеряюсь, фестралка шагает в молочный покров.

 — Только не говори эльфу, — тихо бормочу я, невольно вспоминая бессмертную классику, после чего наконец замечаю силуэты Ночной Стражи и заблаговременно отпускаю хвост кобылы, выпрямляясь в полный рост.

 — Капитан? Слава Селестии, мы нашли вас раньше.

 — Ага, «мы» нашли, Дискорд тебя дери, — в сторону произносит фестралка, невольно возмущённая репликой Мистспиера, однако единорог не обращает на неё внимания, внимательно изучая броню. Рог жеребца охватывает бледное пламя, после чего окружающий меня туман потихоньку бледнеет, увеличивая радиус обзора метров этак на десять.

 — Другое дело, — я с удовлетворением киваю и оглядываюсь по сторонам. — Кого вы успели найти в тумане?

 — Королевскую стражу, мой Капитан, — почтительно склонил голову Фаерфлай, указывая куда-то в сторону. — С ними сейчас находится Мистхил. Из-за чар маскировки мы создали небольшую «цепочку», чтобы быстро передать информацию о возможном нападении.

И впрямь, в пределах моей видимости были не все подчинённые. «Хм, значит в тумане сейчас Мистхил, Нира, Вайт Рэм и Найт Стар».

 — Прошу прощения, Капитан… — Грей Клауд робко постучала копытцем по ботинку, привлекая к себе внимание. — Но почему мы не могли просто наложить те же чары на королевских стражников и прочесать улицу?

Молча поднеся руку к шлему, я снял его с головы и принюхался.

 — Постоянно передвигаются… Почему? Всё просто. Они — приманка. Ты не помнишь план?

Фестралка покачала головой, после чего торопливо закивала:

 — Нет, то есть да! Передвигаться параллельно с основным отрядом и в случае появления элитных солдат закрыть территорию. Но сейчас ведь можно собраться единой группой?

Отрицательно машу головой, указывая в сторону предполагаемого местоположения чейнджлингов.

 — Они не дураки. Если они сразу не нашли меня, когда я был уязвим, значит, чары Мистспиера им ещё не по зубам. А значит, эта «элита» будет осторожно передвигаться по туману в поисках нас. И тут у нас есть хотя бы пятидесятипроцентный шанс, что сперва они наткнутся на приманку.

 — Но разве это не значит, что те пони могут умереть?

 — Более того, — холодно ответил Фаерфлай, внимательно глядя в туман, — Я могу поставить всё месячное жалование, что если предатели найдут стражников, то выживает лишь Мистхил.

 — Но Великая Матерь приказала…

 — Найти и покончить с главой восстания, — отрезал я, водружая шлем на голову, — А теперь соберись, Грей, улица не бесконечна, а мы стоим на месте.

 — Это значит… — фестралка резко повернулась в сторону туманной занавесы, — Мистхил!

 — С ней все будет в порядке, — кивнув Фаерфлаю, вновь хватаюсь за фламберг и в несколько прыжков оказываюсь позади Мистспиера. — Вперёд!

Ночная Стражи согласно кивает и вместе со мной бросается вперёд.

 — Что-то вы долго, Капитан, — последнее слово у Ниры получилось с обычной грифонской долей ёрничества, однако она также, как и все, срывается с места, стоит мне поравняться с ней. С тихим шелестом лёгкие клинки оказываются в лапах грифины, однако любоваться на воинственную красотку нет времени: мы успеваем до начала побоища. Вынырнувший из тумана чейнджлинг едва не пробивает щит Мистхил, однако магическая сила отшвыривает жертву древней магической катастрофы обратно за пределы видимого нам круга.

«У нас явное преимущество, мы видим дальше, чем они», — но удача в очередной раз напомнила мне, что недооценивать противников нельзя даже в стране цветных эквиидов: мощный порыв магического ветра быстро «сдувает» заклинание Мистспиера с магического эфира, позволяя увидеть пятерых чейнджлингов. Их искривлённые рога горят зелёным светом, выдавая творимое заклинание. Стоящий неподалёку от меня Фаерфлай невнятно рычит и едва не бросается вперёд, благо Вайт Рэм успевает его затормозить.

 — Капитан, их сила… Их магия взята у пони! Я чую это!

«Да, как я и предполагал, не успевшие сбежать жители сейчас выступают в роли зарядных станций».

 — Королевская Стража, в атаку! — громогласно приказываю я, вытягивая клинок в сторону врагов.

 — Капитан! — Мистхил удивлённо смотрит в мою сторону, уже пытаясь наколдовать какой-то барьер вокруг бросившихся в атаку пони. К счастью, Фаерфлай уже понял мой план, а потому буквально за пару секунд оказывается рядом с единорожкой и аккуратно тыкает копытцем в рог кобылки.

«Верно. Бой во всех мирах — это шахматы: стоит пожертвовать пешками…»

Выпад копья элитный солдат чейнджлингов отбивает почти неуловимым взмахом клинка и резко разворачивается на месте. С противным хрустом чёрный металл впивается в шею жеребца, чьи глаза расширяются от удивления: пони умирает, даже не ощущая боли. Приторный сладкий запах бьёт в ноздри, неощутимый для остальных. Запах мяты. Смерть не пахнет тлением, это остаётся уже после того, как она уйдёт.

Смерть пахнет свежестью. Сегодня она пахнет мятой. Забавно, правда? Серая аликорночка печально улыбается и осторожно касается копытом глаз земного пони, опуская веки.

 — Ты презираешь меня? — слова сами срываются с губ, на что сущность лишь качает головой.

 — Я восхищаюсь твоей решительностью принять на себя ответственность. Восхищаюсь твоим страхом стать тем, кем ты был там, — она неопределённо машет ногой куда-то в сторону, — Смерть одного обычно спасает десятки. Соберись, Король Мёртвых. Потом, после боя ты будешь смотреть в глаза ушедших. Верши свой суд. УБЕЙ ИХ!

Секунды вновь рвутся вперёд.

Словно приказ Гварда дал им бессмертие, пони ринулись в бой, вынуждая чейнджлингов сконцентрироваться на них. А мы… Мы стояли. Я стоял. Нельзя было помочь им, ведь если мои чувства лича правы — наша попытка спасти этих стражников приведёт к тому, что мы все погибнем и подставим тех, кто уже пал.

 — Ждём… — сквозь зубы прошипел я, не отрывая взгляда от боя. Пятеро против полутора десятка. Слишком неравные силы для пони. Заклинанием пегасу отрывает крыло и, заржав от боли, он упал на землю. Один из восставших не глядя ткнул клинком, пробивая голову жеребца, после чего продолжил бой.

 — Ждём, — перегородив клинком дорогу единорожке, осторожно расставляю сети сбора энергии, пытаясь удержать перед глазами конструкцию невербального заклинания.

 — Ждём! — обливаясь кровью из раскроенного горла, падает единорог, успев проткнуть сразу двух противников оброненным копьём, удерживая его телекинезом.

Странно, что они продержались так долго, более странно, что смогли убить трёх из пятерых чейнджлингов. Тяжело дыша, два чейнджлинга оглядели поле боя, после чего пальнули в небо каким-то заклинанием.

 — Странно, что вы не сбежали, — прохрипел один из них, уже не скрывая злорадства. Вся улица покрылась вязью рун, центром которой стало место побоища. С тихими хлопками на зданиях начали появляться другие предатели своей королевы, также облачённые в эти странные доспехи. Рог каждого чейнджлинга полыхал ярко-зелёным светом, в магическом зрении можно было с лёгкостью разглядеть нити магии, тянущиеся от искажённых пони к готовой ловушке у нас под ногами.

 — Как вы и сказали, Капитан, мы — вторая цель всей этой заварушки, — хладнокровно заметил Найт Стар, с некоторой брезгливостью разглядывая врагов на крышах зданий.

 — Было бы глупо полагать, что тот, кто это все организовал, позволил бы нам разгуливать по Кантерлоту, — я пожимаю одним плечом и втыкаю клинок в землю. — Зато мы офигеть как ослабили напор чейнджлингов в других районах, думаю, там даже и простые граждане справятся.

 — Пф, ну эт вы ща загнули, Капитан, — под удивлёнными взглядами вражеских чародеев грифина небрежно ткнула когтём в их сторону. — Хотя, если все эти идиоты сейчас готовят «великую ловушку», тогда шансы у понях ещё есть.

Кажется, мы явно не походили на простофиль, загнанных в угол на мины, однако кто-то, командующий засадой, явно был слишком уверен в успехе предприятия.

«Ну, этого кого-то нельзя винить, стоит нам попытаться покинуть улицу, как нас остановит барьер, а сила готовящейся атаки не зависит от удалённости жертвы от эпицентра.»

 — Вот теперь пора, — устало выдыхаю я, отпуская невидимые поводья чар, ощущая облегчение: если бы не сила умирающих стражников, мне бы не хватило ни навыков, ни сил сдерживать искажённые теневые чары.

С громким хлопком магические письмена чейнджлингов исчезают, а сами маги болезненно вскрикивают, ощущая отдачу от столь жёстко прерванного заклинания. И словно этого недостаточно, из воздуха появляются кристаллы темной магии, приковывая наших врагов к поверхностям, стремительно покрывая тела чародеев, стремясь как можно быстрее добраться до рогов. К ужасу чейнджлингов, их чары бессильно распадаются, стоит им коснуться кристаллов, а те, чьих рогов уже коснулась теневая магия, теряли возможность колдовать.

 — А вот теперь, — одним движением вырываю Наследника из земли и закидываю на плечи, — посмотрим, как вы будете драться против тех, кто вам не по зубам…


Их было два десятка. Не будь они настолько самоуверенны, и впрямь могли бы создать много проблем простым пони.

 — Капитан, мы закончили, — грифина лениво козырнула, больше по какой-то привычке, чем необходимости, после чего устало бухнулась рядом со мной, разминая передние лапы. — Дискорд, вы не могли кристаллы помягче делать? Я о них чуть клинки не затупила.

 — Тогда отмахивалась бы от них вручную, в чем проблема? — делаю очередную затяжку, глядя куда-то перед собой. Не стоило себя обнадёживать — мы, конечно, расправились с превосходящим числом противником, однако каждая смерть подданного Сестёр была на моей совести. Да, можно было сказать, что мы могли просто сдать Кризалис восставшим, но… Нет. Я лучше посмотрю в глаза семье каждого погибшего, чем позволю промыть мозги Сырку.

И я даже не буду прикрываться политической брехнёй о том, что, подчиняясь приказам неведомых закулисных интриганов, она могла бы нанести намного больше вреда. Я делаю это ради себя и её. Да, я человек и думаю всё-таки о себе. Незачем пытаться предстать этаким паладином, служителем добра и света.

 — Капитан? — подошедшая ко мне единорожка настороженно заглянула в глаза, садясь с другой стороны. — Как вы? Держитесь?

Грифина рассмеялась и щёлкнула хвостом, однако воздержалась от комментария.

 — Да, — я киваю и выдыхаю дым, — Не думай, что мне совсем уж плевать на них, но сейчас у нас есть дело. Потом будем сопли распускать и в алкоголе топить память.

 — Да нихрена эти пони нормального бухла делать не могут! — всё-таки не удержалась Нира, раздражённо всклекотнув. — Приходится количеством брать!

Прерывая возможный спор между грифиной и кобылой, поднимаюсь в полный рост и выбиваю трубку, спрятав подарок за пазуху, позволяя броне раскрыться на несколько секунд, после чего вновь водружаю шлем на голову.

 — Выдвигаемся. Рано или поздно мы наткнёмся на кого-то из офицеров мятежников.

 — Почему вы так уверены, что они уже не прорвали кольцо обороны у дворца? — спикировавшая с крыши фестралка успевает раскрыть крылья и приземлиться ровно передо мной.

 — Ну, мы ведь не видим взрывы и разлетающихся чейнджлингов, наткнувшихся на принцесс? — ухмыляюсь я под шлемом и закидываю на плечо фламберг.

Глава 18.2. Планы меняются

Пора выдвигаться.

— Неужели я на это пошла? — с недовольной мордочкой Винил закатила глаза и села у столика летнего кафе, забыв, что её глаза не видны за очками. Октавии ничего не оставалось, кроме как пропустить привычные жалобы своей половинки, которые та начинала, стоило земной пони вытащить ди-джея в любое место, не напоминающее эти безумные клубы.

 — Вообще-то, мне ради этого пришлось травмировать свои уши, слушая эту ужасную какофонию, что ты называешь музыкой! — в свою очередь возмутилась пони, ткнув в сторону собеседницы копытцем.

 — Если ты про вечеринку, организованную Ванпонь Дей, то это было потрясно! Никаких пресных морд и шиканья, если тебе вздумалось сходить отлить посреди выступления какого-нибудь певца!

 — Винил, прошу.

Октавия поморщилась, вспоминая тот день, когда она имела глупость согласиться пойти на это, с позволения сказать, «мероприятие». Громкий грохот, который все почему-то считали музыкой, безвкусно одетые жеребцы и кобылы…

 — И потому ты пообещала мне, что после этого мы отправимся на концерт классической музыки! И не дай Селестия, ты вновь уснёшь прямо там! — бросив убийственный взгляд на Винил, кобыла явно не обнаружила на лице той должного уровня внимания. — Ох, иногда ты меня просто убиваешь, Ви.

Единорожка лишь показала язык и с невинным видом повернулась к подошедшему официанту, делая заказ. «Да, абсолютно неисправима» — была вынуждена признать Октавия, тяжело вздохнув и окидывая ленивым взглядом улицу. Как и всегда, в Кантерлоте поддерживался абсолютный порядок и чистота, ну, как минимум в бо́льшей части города.

 — Окти, не спи, — окликнула её подруга, после чего с довольным видом уткнулась в тарелку с салатом, практически мгновенно извазюкав мордочку в соусе. Возможно, идея остановиться в кафе до начала концерта была не такой уж и хорошей, но… «А, к Дискорду это все» — махнула ногой на свою неисправимую подругу Октавия и пододвинула к себе стакан с морковным соком. Стоило ей опустить туда трубочку и сделать один маленький глоток, как где-то над их головами раздался взрыв. От неожиданности едва не выплюнув сок, земная пони резко подняла голову и тотчас почувствовала, как внезапная слабость прошла по её телу: над их улицей пролетели чейнджлинги. Кажется, что-то явно было не так. Внезапно, некоторые из них окутались зелёной аурой и рухнули на землю, отбрасывая замешкавшихся пони созданными при приземлении волнами.

Несколько таких «снарядов» врезались в находящую неподалёку башню, откуда раздались крики напуганных внезапным появлением чейнджлингов пони. Уже стоящие на земле перевёртыши набросились на ближайших жителей, окутывая тела жертв магической аурой, вытягивающей эмоции. Октавия знала это — она была в столице, когда королева Кризалис напала на Кантерлот.

Не в силах пошевелиться, земная пони лишь смотрела вперёд. Вот, из одного из зданий выпрыгнула кобыла песочной масти и стремглав бросилась вниз по улице, однако её тотчас сбил с ног ближайший чейнджлинг.

 — Окти! — оказалось, Винил уже некоторое время её трясёт, испуганно поглядывая по сторонам. — Валим, ты чего застыла?!

Выскочивший откуда-то из-за угла перевёртыш оказался как раз за спиной испуганной единорожки. У Октавии не было времени даже сказать что-то, просто время замедлилось, позволяя разглядеть алые глаза чейнджлинга, растянувшегося в прыжке. Изо рта кобылы выпала позабытая соломинка, и не успела та упасть на землю, как земная пони быстрым движением оттолкнула единорожку вбок, одновременно с этим ударяя копытом по столу. Силы удара как раз хватило на то, чтобы его поверхность хорошенько въехала в живот нападающего, выбивая дыхание из молодого жеребца. Ноги кобылы действовали на автомате, также резко уперевшись в нижнюю часть стола и перевернув его на чейнджлинга, добавляя тому ощутимый удар по морде.

Ну, она, конечно, как-то наблюдала за тренировкой их общего друга, куда её опять-таки потащила Винил, и даже слушала их с Дэсом перепалки на тему уличных драк, но откуда ей вообще было знать о подобных финтах?

Телу не нужны были лихорадочные и отрывочные мысли земной пони, вместо этого она плавно повернулась на месте и лягнула копытами всё ещё стоявший боком стол, в глубине души надеясь окончательно вывести из строя перевёртыша. Увы, он всё ещё лежал на земле, приходя в себя от такого неожиданного сопротивления, а потому деревянный стол перелетел через него, позволяя ему вскочить на ноги и броситься в атаку.

«А, святой круп Селестии, что я делаю?!» — ужасаясь самой себе успела завопить про себя музыкантша, однако её тело само приняло когда-то подсмотренную человеческую позу — вертикальное положение тела, нога слегка расставлены…

Летящую в лицо ногу она просто отвела в сторону, чему явно удивились оба противника, однако выплеснутое в кровь огромное количество адреналина сделало движение чейнджлинга какими-то вялыми и медленными для Октавии, чем она с удовольствием воспользовалась, перехватив очередной удар и перекинула жеребца через себя, с невиданным наслаждением впечатав врага в землю. Мимоходом встретившись взглядом с ошарашенной Винил, земная пони позволила себе нервно улыбнуться краешком рта: сейчас явно сработали древние инстинкты, просто вопящие о том, что она должна защищать свою кобылу, которая сейчас абсолютно точно пребывала в состоянии глубокого шока от нападения, и, скорее всего, поведения своей второй половинки.

К несчастью, этой краткой заминки хватило, чтобы чейнджлинг вновь встал на ноги, с точностью скопировав позу Октавии и бросился в бой. В крови обычно утончённой любительницы музыки сейчас вовсю кипела первобытная ярость — как он посмел напасть на её кобылу?! К счастью, жеребец не был пони, а потому обычный инстинкт защиты жеребцов здесь ну никак не работал. Что земная пони доказала, удачно ткнув копытом в грудь перевёртыша. Кажется, она явно попала куда-то «туда», потому как красные глаза чейнджлинга потускнели, и он мешком свалился на землю, буквально сползя с копыта кобылы.

 — Сверху! — вопль Винил пришёлся как нельзя кстати. Даже не тратя времени на поворот головы, Октавия просто упала на землю, а над ней пролетел ещё один перевёртыш, ощутимо врезавшись в землю.

Что, впрочем, не помешало ему вскочить на ноги и броситься на единорожку, посчитав её более слабой целью.

К удивлению, а секунду спустя и ужасу перевёртыша, его горло буквально сдавило тисками, и он в отчаянно попытке вырваться упал вместе с Октавией на спину, все слабее дёргаясь в «объятьях» земной пони. Мужественно вытерпев несколько ударов ногой в бок, кобыла выпустила потерявшего сознание врага и с некоторым усилием поднялась на ноги.

Краем глаза заметив зелёную вспышку, пони успевает заметить что-то вроде небольшого фейерверка, запущенного чейнджлингом в небо. «Зовёт на помощь», — без проблем определила Октавия, неосознанно положив ногу на поднос официантки, который та бросила ещё в начале всей этой заварушки.

Довольная улыбка успела исказить губы перевёртыша перед тем, как что-то металлического врезалось ему в голову, вырубая искажённого пони.

 — Бежим! — подскочившая Винил схватила её за ногу и потащила в сторону кафе, где уже находилось несколько пони. Стоило кобылам вбежать внутрь, как хозяин заведения захлопнул за ними дверь и запечатал её каким-то заклинанием.

 — Ну вы даёте, — с восхищением заметил жеребец, на что единорожка лишь ухмыльнулась.

 — Да, не ожидала от неё такой прыти, да, Окти? Октавия? — однако земная пони уже лежала на земле — внезапный всплеск адреналина прошел, и теперь земная пони крепко спала на полу кафе.


— Черт, да не знаю я, где та бешеная кобыла! — раздражённо прошипел чейнджлинг, уперевшись ногами в землю и потянув телекинезом дверь кафе на себя. К его раздражению, блокирующее заклинание всё ещё держалось, не позволяя проникнуть в помещение. — Я, если честно, думал, что упираться будет её подруга. Ну, Винил Скретч, знаешь такую?

 — Стой-стой, — стоящий рядом с ним жеребец в доспехах даже приподнял ногу, прерывая собеседника. — Ты хочешь сказать, что тебя и Шайнинг Айза отметелила Октавия Мелоди, известная виолончелистка? Кобыла из высшего света?

Рядовой дрон лишь что-то пробурчал в ответ, тогда как элитный боец расхохотался.

 — Могу поспорить, она в том кафе. Я чую их любовь. Свали, — ткнув ногой в бок перевёртыша, жеребец заставил того прервать свои чары и одним мощным заклинанием разнёс в щепки дверь кафе.

 — Вот так это делается, — с самодовольной улыбкой он вошёл внутрь, зажигая огонёк на конце искривлённого рога. Как чейнджлинг и предполагал, довольно известные в определённых кругах кобылы были здесь. В комнате были и другие пони, но они все жались по углам, словно надеялись, что их не заметят. «Ха, типичный корм» — лишь презрительно фыркнул про себя мятежник, встретившись взглядом с одной из кобыл. «Из них даже и магии нормально не выпьешь. А вот эти две другое дело».

С хищной улыбкой он сделал шаг в сторону лежащей на полу кафе земной пони, однако на его пути тотчас встала единорожка, упрямо наклонив голову вперёд и выставив перед собой рог.

 — А ну, пошёл прочь от неё! — храбрясь воскликнула кобыла, однако всем присутствующим было понятно, что в отличии от её сейчас спящей подруги, ди-джей ничего не могла противопоставить чейнджлингу. Впрочем, это её не остановило, она даже бросилась вперёд, целясь в грудь жеребца. Улыбка не сходила с лица плотоядно облизнувшегося воина, когда он шагнул в сторону и провёл подсечку, роняя пони на землю.

 — А ты любишь подраться! Мне это нравится! — расхохотался мятежник, уже протянув ногу к упавшей кобыле, когда за его спиной выросла закованная в тёмные доспехи высокая фигура.

 — Тогда наслаждайся!

Металлическая рукавица опустилась на затылок ослабившего внимание чейнджлинга, отчего тот свалил на пол, словно из его тела разом вытащили все кости.

 — Твою мать, — прошипел сквозь зубы Дэс, потрясая левой рукой и радуясь тому, что колдовская броня поглотила большую часть ощущений от удара по твёрдому черепу искажённого пони. — Вы как там?

Не веря своей удаче, Винил поднялась на ноги, неосознанно потирая шёрстку в тех местах, где встретилась с полом.

 — Эм… Дэс?

 — А, да, — опомнился Капитан, стянув шлем с головы. — Рассказывай, какого Дискорда вы тут оказались и что вообще делаете в Кантерлоте.

После краткого, но весьма красочного описания подвига своей подруги Винил наконец выдохлась, а человек склонился над спящей кобылой, с напряжённым видом водя ладонью над телом пони.

 — Всё в порядке, — наконец кивнул он своим мыслям. — Она просто задействовала природную магию, видимо, слишком много для неё. Говоришь, дралась на задних ногах? — дождавшись кивка единорога, чародей покачал головой.

 — Да, сильно она за подругу испугалась, — раздавшийся над самым ухом у Винил голос фестралки, заставив ди-джей подпрыгнуть на месте и упереться нос к носу с фестралкой в броне Ночной Стражи.

 — Клауд, прекрати подкрадываться ко всем со спины, — к несчастью, на слова Гварда кобыла лишь широко улыбнулась, продемонстрировав «зависшей» единорожке острые клыки.

 — Да бросьте, Капитан, даже вы, бывает, не замечаете моего присутствия, — в ответ Дэс лишь горестно вздохнул и вновь напялил шлем, скинув «лошадиный хвост» с плеча.

 — Ладно, зови городских стражников. Сколько вы тут уже просидели? — повернулся он к Винил, на что та лишь беспомощно развела ногами — когда сидишь взаперти в полутёмном помещении, время течёт очень уж незаметно.

 — Окей, главное, что все целы. Никто ведь не ранен? — уже успокоившиеся пони дружно помотали головами и пошли на выход, оставляя Ночного Гварда и двух подруг в помещении.

 — А когда она проснётся? — ди-джей осторожно погладила свою возлюбленную по спине, на что та что-то тихо пробормотала, однако глаза так и не открыла.

 — Ну, может, вечером? Она достаточно крепкая, да и земная пони к тому же. Всё будет хорошо, эту улицу уже заняли городские стражи, значит покинуть город вы сможете довольно скоро. Кстати.

Винил подняла голову, силясь разглядеть глаза через тьму на месте забрала, однако тотчас помотала головой, прогоняя головокружение.

 — Сейчас чейнджлинги не могут сменить облик, потому бойся лишь красноглазых перевёртышей. А теперь пойдём, надо найти телегу или что-то похожее для Октавии.

Наклонившись, парень поднимает кобылку всё той же левой рукой и осторожно закидывает её на правое плечо, лишённое небольшого наплечника, зато хотя бы укрытое его привычным плащом.


— Капитан, их напор слабеет. Всё больше и больше докладов от городской стражи о том, что они освобождают улицы и теснят мятежников.

Я лишь молча кивнул, стоя на крыше небольшого особняка и внимательно оглядывая окрестности.

К счастью, мы смогли найти брошенное такси и погрузить туда всё ещё спящую Октавию и жеребят, освобождённых до этого городской стражей, и отправить их на станцию под охраной Ночной Стражи и стражников города. Со мной остались лишь Грей Клауд и Найт Стар. Мистхил также просилась остаться, однако её навыки лекаря могли быть полезны там, куда я её отправил.

 — Что-то слишком быстро они сдались, — наконец высказал я свои опасения, пытаясь поставить себя на место противника. Проблема была в том, что мы даже не знали, кто именно возглавляет мятеж — Ритуал не позволял никому из его соратников сказать что-либо о своём предводителе. Это я узнал ещё после первой стычке на улице. Печально и досадно. И нифига не «ладно», ведь они точно знали о всех значимых фигурах на стороне Эквестрийского Престола, а мы даже не знаем точного числа врагов. Проклятье.

Поморщившись, провожу рукой по воздуху, создавая иллюзорную карту столицы. Вот на самом краю города находится дворец, монументальное сооружение, имеющее вполне забавный иллюзорный эффект. Пышный фасад некогда летней резиденции принцесс имеет на себе чары искажения зрения, словно он скрывает за собой целый город, если смотреть на него с определённой стороны, к примеру, из Понивилля. Селестия лично зачаровывала именно эту сторону замка во время восстания Найтмер Мун, что не позволяло единорогам Кошмара Луны просто расстрелять дворец с расстояния — заклинание оптической иллюзии сбивало даже «магический» глазомер, не позволяя точно нацеливать чары. После того, как Луна была изгнана, Селестия решила оставить эффект искажения, отчасти опасаясь возможных атак со стороны Вечнодикого Леса и порталов, ведущих в недоступный для аликорнов мир.

 — И что же это нам даёт?.. — пробормотал я, вращая перед собой карту и отмечая районы и улицы, всё ещё захваченные чейнджлингами. Или перевёртышами, какая разница, если так подумать.

 — Думаете, их план провалился? — фестралка ткнулась любопытным носом в магическую проекцию, разумеется, пройдя сквозь неё.

 — Было бы слишком просто. Была бы информация хоть о типе их главнокомандующего… Каков он — нервный, расчётливый, самоуверенный, упёртый?.. Хоть нас в Инквизиции и не учили этому целенаправленно, но эти же факторы могут помочь в разных сферах военного дела.

 — Неужели королева Кризалис не может получить информацию из своего королевства? — скептично поинтересовалась Клауд, задумчиво изучая карту.

 — Ей сейчас не до этого, забыла? Ритуал потихоньку подтачивает её разум. Разумеется, с ней принцессы, но будь это так просто, они бы уже давно сняли с неё эти чары.

 — А какими силами располагаем мы? — фестралка приняла сидячее положение и склонила голову набок, пытаясь посчитать.

 — Ну, это сказать проще.

Я щёлкнул пальцами, создавая из воздуха маленькие копии перечисляемых «активов».

 — Принцесса Селестия и принцесса Луна, однако они руководят войсками и стерегут королеву.

Две маленькие фигурки аликорнов появились над замком.

 — Королевская и городская стража, однако они подчиняются Престолу и заняты их приказами.

Фигурки пони в золотистых доспехах появились вокруг дворца и различных улицах иллюзорного города.

 — Ночная Стража в малом количестве.

Несколько фигурок разномастных Стражников и Охотников появились у перрона и на нашем текущем местоположении.

 — Ну, и я, хотя меня явно стоит считать вместе со всеми, — недовольно поморщившись, я щёлкнул пальцами и сотворил копию себя рядом с фестралами. — И я решительно не понимаю, что противник собирается делать следующим ходом. Его войска отходят от дворца, но основное кольцо обороны не двигается с места: при всей своей внешней красоте, ума у них ещё больше, и поддаваться на такие глупые провокации они не будут. Отсюда возникает вопрос… — закусив губу, обвожу примерную область, всё ещё захваченную мятежниками.

 — Чего они добиваются? — подошедший к нам Найт Стар нахмурился, изучая карту. — Их единственный шанс — это любой ценой прорваться во дворец, где этот их Ритуал может быть совершён. А они наоборот оттягивают силы назад. Эм, может, они думают использовать пограничную стражу? А где она, кстати? — фестрал пошарил взглядом по проекции в поисках других фигурок, однако я лишь покачал головой.

 — Принцесса Луна ведь отправила сообщение им ещё в начале заварушки. Сейчас вся эта стража охраняет город снаружи, дабы предотвратить возможную атаку извне.

 — Наёмники? — понятливо поинтересовался Найт, и в этот раз я кивнул.

 — Они самые. При этом неизвестно, кого именно могли привлечь под свои знамёна мятежники. Алмазные псы? Грифоны? Я не удивлюсь, если они могли найти и дракона. Или даже заключить контракт с какими-нибудь сфинксами или зебрами. Стоп.

Странная мысль заставила мурашки пробежать по спине, а кровь застыть в жилах.

 — А что, если они уже достигли своей цели?

 — К-капитан? — кажется, моя нервозность передалась фестралам, нервно переминающимся на месте, словно они были готовы рвануть в небо по первой же команде.

 — Замок испещрён потайными ходами… Что если… — нервно покрутив карту вокруг оси, центром которой был замок, тыкаю пальцем в кольцо обороны: — А вдруг они нашли один из таких проходов? Если это так, то затем они должны напасть на замок, нет, недалеко от него, и лишь с одной стороны, невольно оттягивая внимание даже в самом замке: принцессы оставили довольно мало стражников внутри, считая, что все тайные ходы им известны и перекрыты…

Меня прервал пегас в форме военного курьера, который практически упал с неба на крышу особняка. Жеребец тяжело дышал, пытаясь перевести дыхание, его бока вздымались и опускались, пока он пытался прийти в себя.

 — Гвард Мун'-ух-Уиспер… Срочное донесение от… ох, от капитана Грэйт Шилда — мятежные чейнджлинги перешли в наступление! Они прикрываются мирными жителями и сейчас продвигаются…

В ответ я резко дёрнул рукой, заставляя карту переместиться перед пегасом. Он пару секунд пытался понять, что где находится, после чего ткнул копытом в улицу недалеко от северной части самого замка.

 — В эту сторону. Стражники стягиваются к предполагаемому месту битвы, а так как больше нигде сил противника не обнаружено, им было велено частично оголить южную часть оборонительного кольца, они собираются… — его слова уже звучали, словно я слушал его сквозь плотный слой ваты.

Мы опоздали.

Я опоздал.

Кто бы ни был во главе мятежников, он смог переиграть нас. То, что сейчас происходит — лишь способ отвлечь городскую и пограничную стражу от внезапно замолчавшего замка. Уже сейчас этот кто-то продвигается по одному из тоннелей в сторону замка, а я даже не могу ничего сделать. Я физически не могу оказаться там и проверить каждый проход. Черт, да я даже не знаю и половины всех проходов! Остаётся надеяться на принцесс, но Кризалис ведь сказала, что по каким-то причинам они не могут бросить ему вызов. Что это значит? Стоит ему оказаться рядом, и воля королевы падёт? Враг не мог телепортироваться внутрь замка, но ничто не помешает сильному магу телепортироваться ИЗ него. Принцессы не смогут этому помешать — нет никакой прямой смертельной угрозы ни им, ни их подданным, а потому они не смогут обрушить гнев Древних на мятежника. Да и мятежник он лишь до того, как промоет мозги Кризи.

Мы, нет, я должен этому помешать. Плевать, я должен постараться не дать кому бы то ни было нарушить этот мир и коснуться королевы. Моей королевы, и к черту эту политику.

 — Ночная Стража.

 — Да, Капитан! — мгновенно отозвались фестралы, невольно обнажая клыки, чем заставили посыльного пегаса поёжиться и попятиться назад, словно сейчас это его собираются растерзать подданные Луны.

 — Немедленно вернуть ВСЕХ Ночных Стражников в замок, Найт, ты отправишься к пограничной страже и передашь приказ безотлагательно двигаться в сторону замка. Всех, кто будет стоять на пути Ночной и пограничной стражи я приказываю уничтожить всеми возможными методами. Вы всё ещё здесь?!

Фестралы синхронно распахнули крылья и рванули вверх, словно опасаясь, что сейчас достанется и им. Забытый пегас лишь беспомощно переводил взгляд с удаляющихся от него пони на меня.

 — Передай городской страже, чтобы они выдвигались в сторону дворца, игнорируя навязываемый бой. В крайнем случае могут оставить часть солдат для отвлечения внимания. Лети.

Не дожидаясь его ответа, быстро спускаюсь на первый этаж и оказываюсь на улице. Над городом возвышается замок. Кажется, что он так близко, но видит Тьма, как он далеко для нелетучего создания. Но у меня нет выбора, и, проверив рукоять фламберга у левого плеча, закрываю глаза и готовлюсь снять облик.

«Столько усилий, а все зря?» — спокойный голос в голове нельзя спутать ни с каким-либо другим, несмотря на то, что каждый раз манера речи меняется. «Ты даже жертвовал стражниками, чтобы весы качнулись в твою сторону, запрятав глубоко внутри боль и чувство вины, и все же тебя обставили. Не расстраивайся, твой противник намного более велик, проиграть ему — не зазорно».

 — Заткнись! — не скрывая своей ненависти, рычу в полный голос. — Просто заткнись, мне не до твоих ехидных речей!

«Напротив» — холодно отвечает Призывающий. Волна холода проходит по телу, заставляя меня замереть на месте. Кажется, для него это потребовало много сил, потому как голос замолкает на несколько секунд, после чего все же продолжает говорить. «Мне кажется, что данный бой довольно нечестен, мне хотелось бы уравнять шансы».

 — И зачем бы тебе играть в благородство? Тебе, Проклятью миров? Я итак уже стал Призывающим, тебе осталось лишь ждать, когда все станет настолько плохо, что ты…

«Призывающий? Ты?» — голос в голове оглушительно хохочет, заставляя меня зажмуриться и пожалеть о том, что я не могу хотя бы голову сжать от боли, причиняемой этим смехом. «Ты всего лишь будущий сосуд, заготовка под Призывающего. Когда я поглощу твоё «я», из обломков и пепла твоей сущности восстанет на стоящее Проклятье этого мира!»

Он замолк, словно позволяя мне взять передышку, во время которой я лишь молча смотрел перед собой, осознавая, что этот разговор лишает меня тех крупиц времени, что у меня ещё были.

«Тот, кто подстрекотал чейнджлингов к восстанию, лишает тебя очередного замка».

 — Кризалис?

«Да, эта вечная интриганка и королева «перевёртышей» способна стать очередным замком, если, конечно, над ней не проведут Ритуал. Я этого не желаю.»

 — Ну да, конечно, зачем тебе желать очередной замо… — меня холодно прервал голос в голове.

«Я не желаю, чтобы они сломали следующий замок».

Мой разум буквально «завис», пытаясь осознать то, что сказал Призывающий. Он не хочет, чтобы его тюрьму лишили одной из печатей, удерживающей сущность от рождения?

«Ты должен вмешаться и не допустить проведения Ритуала. Но всей твоей магии не хватит, чтобы добраться до замка в кратчайшие сроки. Более того, глава восстания не один, и сейчас он со своими подчинёнными собирают всю накопленную мятежниками энергию, чтобы передать Претенденту. Как ты думал добраться до замка в кратчайшие сроки, минуя чейнджлингов, проникших туда? Они уже на подходе к тронному залу. Потрать ты всю магию на телепортацию, у тебя просто не хватило бы сил на сам бой».

 — И что же ты мне предлагаешь? — сквозь зубы шиплю я, осознавая его правоту и чувствуя, что вот-вот усугублю ситуацию, заключая сделку с тварью.

«Кусочек счастья, блин» — неожиданно для меня, с некоторым раздражением отозвался Призывающий. Сковывающий меня холод медленно разжал свои тиски, позволяя двигаться, однако вместо того, чтобы броситься в уже бесперспективную гонку со временем, я лишь размял мышцы, дожидаясь, когда мой собеседник заговорит вновь.

«Я предлагаю тебе малую часть своей силы в обмен на контроль над твоим телом ровно до того момента, как ты попадёшь в тронный зал в нужное время. С одним маленьким условием».

Мне оставалось лишь досадливо закусить губу, понимая, что меня ставят перед довольно болезненным выбором — кто знает, что он мог сделать, управляя мной. Но он был прав, у меня просто не было выбора.

 — Какое ещё условие?

Призывающий рассмеялся, словно это было для него какой-то игрой.

«Всего лишь моё имя».

Не осознавая, что моего лица он все равно не видит, приподнимаю бровь, выражая непонимание.

 — Имя? Разве тебя зовут не Призывающий? — в голосе раздался раскат грома, что можно было оценивать довольно по-разному, однако сущность продолжила, словно ничего и не было.

«Нет. И чем больше глупых вопросов ты задашь, тем меньше у тебя останется времени. Как меня зовут?»

«Как. Меня. Зовут?»

Глава 18.3. И имя его…

— Зачем вы меня спасаете? — в очередной раз прошептала Кризалис, безвольно вися в телекинетической хватке Луны, на что та лишь фыркнула и зорко огляделась по сторонам в поисках возможных противников. К счастью, небо было чисто, а потому аликорночка юркнула в ближайшее к тронному залу окно, вовремя раскрывшееся от заклинания принцессы.

 — Затем, что пони не бросают союзников в беде. Ну, и потому, что восстание негативно отразится на эквестрийско-версипелийских отношениях.

 — Лгунья, — с улыбкой на лице слабо рассмеялась королева, — Даже не попроси Д-Дэс тебя об этом, ты всё равно помогла бы мне.

 — Кто знает, — неопределённо махнула головой Повелительница Ночи, с присущей ей целеустремлённостью двигаясь в сторону тронного зала, где, как она ощущала, уже находилась её сестра. По счастью, кобылы их табуна могли довольно точно указать местоположение своих любовниц, если они находились достаточно близко…


— Сестра! — появившаяся на пороге тронного зала Луна обеспокоенно огляделась по сторонам, но, к счастью, там не было никого, кроме Селестии. — Началось. Мы едва успели увести Кризалис из-под носа чейнджлингов.

Принцесса Дня с обеспокоенным видом соскочила с трона и подбежала ко всё ещё висящей в поле магии королеве.

 — Кризалис? Как ты?

 — Ох… — оторвалась от дыхательных упражнений королева чейнджлингов и взглянула на дневного диарха, — Тебе… тебе честно сказать, или сама поймёшь?

 — Ещё и шутит, — с наигранной укоризной произнесла Селестия, пытаясь скрыть своё облегчение. — Позволь, я помогу.

Рог аликорна засиял золотистым светом, магические нити аккуратно опутали тело цели ритуала и перенесли её к тронам Сестёр. Появившаяся с негромким хлопком большая подушка стала временным ложем Кризалис, в то время как Луна уже созывала стражу.

 — Как там Дэс? — мимоходом поинтересовалась белошкурая кобыла, с озабоченным видом сканируя тело королевы и пытаясь найти хоть какую-то зацепку, ведущую к возможному контрзаклинанию.

 — Остался «разбираться» с проблемами. Нужно выделить ему отряд, небольшой, к несчастью, но Наш Гвард в любом случае любит действовать малыми силами, — сбившаяся на староэквестрийский принцесса вовремя поправила себя, лихорадочно продумывая варианты наступлений и обороны замка, а также всего города с его жителями.

 — Найди ему тех, кто уже обзавёлся табуном и имеет хотя бы одного жеребёнка мужского пола.

 — Тия, ты думаешь… — Луна замерла на месте, стараясь не смотреть на сестру. — Ты думаешь, ему придётся столкнуться с главой мятежников самому? Мы прекрасно сможем расправиться с негодяем, стоит ему явиться сюда! Кто бы он ни был, а двух аликорнов так просто не победить какому-то смертному.

 — Дело не во враге, но в чарах, жертвами которых стала Кризалис, — печально помотала головой принцесса и первая вышла в коридор, вызывая стражей и своего секретаря.

Лежавшая все это время на подушке королева с трудом приподняла голову, встретившись взглядом с Луной. Один короткий миг меж двумя Древними шёл безмолвный диалог, после чего Повелительница Ночи и Снов нахмурилась и вышла в коридор, где её сестра уже выбирала добровольцев.

 — Мои пони! — от голоса дневного диарха по спинам жеребцов пробежали мурашки, — Сегодня воистину тёмный день, ведь недавно созданные скрепы союза между Эквестрией и Версипелией могут пасть из-за действий предателей, восставших против своей королевы! Изменившая своё мнение по отношению к пони Королева Кризалис стала жертвой измены и сейчас находится под нашей защитой. С тяжёлым сердцем я отправляю вас в бой на защиту наших подданных, но с ещё более тяжёлым сердцем я хочу увидеть добровольцев, готовых послужить лично нам.

Дождавшись, когда в коридоре вновь воцарится тишина, Селестия продолжила.

 — Королевский Ночной Гвард Дэс Мун'Уиспер, действуя от нашего имени, должен выдвинуться в город и проследить за тем, чтобы потери среди мирного населения были сведены к нулю. Однако это не главная его цель. Нам необходимо, чтобы он нашёл того, кто возглавляет это восстание и пресёк на корню те безобразия, что чейнджлинги могут сотворить под командованием главного мятежника! Но лишь Ночной Стражи не хватит, чтобы выполнить его долг. Мне нужны добровольцы. Горько говорить, но задание это граничит с самоубийством, и мне нужны лишь те, кто оставил после себя след на этой земле.

После того, как голос диарха смолк, стражники какое-то время стояли на месте, несмело оглядываясь по сторонам, однако вскоре то один, то другой жеребец выходили из строя, преклоняя передние ноги перед принцессами.

 — Мало… Так мало… — тихо, с бессильным отчаянием пробормотала Луна, сохраняя прежнее выражение лица. — Мои фестралы вышли бы вперёд всем строем, понимая важность этого приказа…

После того, как небольшой отряд добровольцев был сформирован, а приказы были отданы, принцессы вместе с секретарём Селестии вновь вернулись в тронный зал.

 — Ты должна понять их сестра, — тихо прошептала старшая аликорночка, обняв поникшую принцессу крылом. — Они жили в мире стабильности и процветания долгие годы, не стоит осуждать их за нежелание идти на самоубийственное задание.

 — Точно, они скорее прогнутся под захватчиком, отдавая им своих кобыл, чем будут сражаться до последнего, — с раздражённым видом вырвалась из-под крыла сестры темно-синяя аликорночка, не обращая внимания на слегка испуганный взгляд секретаря. — Я все больше и больше понимаю Дэса — нам нужна хорошая гвардия даже в мирное время, но ему просто неоткуда брать рекрутов. Лишь пограничные пони и мои фестралы понимают истину, которую на-э-э-мой возлюбленный записал у себя в дневнике.

Селестия с лёгкой улыбкой склонила голову набок, решив на время проигнорировать оговорку своей сестры.

 — Тяжёлые времена рождают сильных пони, которые создают спокойные времена. Спокойные времена порождают слабых пони, которые создают тяжёлые времена.

 — Мои подданные не создавали тяжёлые времена. Они лишь наслаждались миром…

 — В поддержание стабильности которого они ничего не вложили, — махнула ногой Луна, после чего мотнула мордочкой в сторону выхода. — Лишь Стража границ, оставшаяся после нашего с тобой правления, ещё может сравниться с Дэсом, да несколько офицеров королевской стражи. А наша армия больше держится на старой памяти других рас о гневе Древних, чем настоящей силе.

Её старшая сестра лишь молчаливо склонила голову, оставляя за Луной правило последнего слова, после чего кинула быстрый взгляд в сторону секретаря. Нет, эта кобыла будет держать рот закрытым, она не раз доказывала своё умение хранить тайны государственной важности.

В городе раздались взрывы, вызванные, видимо, обычным способом чейнджлингов приземляться в зону боевых действий.

 — Итак, началось.


Тронный зал уже давно превратился в штаб-квартиру, где диархи Эквестрии получали информацию из города и направляли стражу на освобождение участков своей столицы, столь нагло захваченной мятежниками из другого королевства.

 — Грифоны уже знают об инциденте, — прервала доклад одного из офицеров Луна, притянув к себе чашку кофе и в очередной раз переставляя фигурки пони на карте в соответствии с донесениями о состоянии дел. — Более того, Салина из клана Ночных Перьев прислала гонца с предложением помощи. Стоп, — принцесса замерла на месте, уставившись в свиток. — Салина? Салина?!

 — Это её потомок, — улыбнулась Селестия своей сестре. — И, если я помню, она ничем не отличается от ТОЙ Салины.

Принцесса Луна слабо улыбнулась, мимоходом смахнув непрошеную слезу, после чего вновь повернулась к сестре.

 — Как думаешь, они успеют? Из всех кланов и княжеств грифонов, этих я бы пропустила в Кантерлот без всяких колебаний.

 — Не думаю, — Селестия отрицательно покачала головой, с сожалением констатируя очевидный факт. — Ты сама знаешь, что они не лучшие летуны на дальние расстояния, у них даже курьерами служат или пони, или грифоны других кланов.

Очередной курьер ворвался в зал с письмом во рту и после поклона принцессам передал им очередное послание.

 — Они оттягивают отряды? — Селестия с недоверчивым видом перечитала донесение и передала его сестре. — Это что, попытка отвлечь внимание?

 — Похоже на то. Однако они ведь должны понимать, что стоит им напасть с юга, как оставшаяся стража замка продержится достаточно долго, чтобы наши силы вернулись и дали бой…

 — У них нет вообще никаких отрядов, — прервала её сестра, коснувшись кончиком копыта карты столицы. — Пони прочесали все дома в том направлении и не обнаружили там вообще ни одного чейнджлинга, та область целиком принадлежит нам и хорошо охраняема.

 — В этом нет никакого смысла, — озвучила общую мысль Селестия, наконец раздражённо цокнув копытом по полу. — А значит, в этом есть какой-то смысл.

 — Каковы будут ваши приказы, принцессы? — офицеры склонились в поклоне, на что дневной диарх указала на карту.

 — Мы дадим им бой. Ослабить южную часть обороны замка, задействовать охрану замка. Это приказ! — непоколебимым тоном оборвала она попытавшегося заикнуться о безопасности принцесс. — А теперь покиньте тронный зал. Стражу у дверей можете снять.

 — Е-есть, Ваши Высочества, — склонились пони в глубоком поклоне, после чего вышли за дверь, оставляя принцесс и королеву в опустевшем помещении.

 — Надеюсь, вы знаете, что делать, — уже бесстрастно ответила Кризалис, закрывая глаза…


По Кантерлотским улицам двигалась странная фигура, окутанная серой аурой магии, отпугивающей всех, кто мог встать на пути у Гварда, однако этой скорости явно не хватило бы для того, чтобы добраться до замка вовремя.

Не то, чтобы он особо куда-то спешил, скорее искал что-то ему одному нужное. И, кажется, заметил, так как издал приглушенный вскрик и щёлкнул пальцами, направляясь в сторону достаточно высокого для столицы здания. Кажется, это был какой-то бутик. Кто знает, зачем парню могло понадобиться это здание, может, позвать на помощь?

Впрочем, мятежники и не собирались давать Дэсу эту возможность — один из домов на пути человека опасно накренился и с грохотом рухнул на застывшую фигуру в доспехах.

 — Это уже был перебор, — просипел один из чейнджлингов, пошатываясь от перенапряжения и бессильно опускаясь на землю. Из соседних домов начали выходить другие мятежники с не менее явными признаками магического перенапряжения, устало потирая виски и глядя на груду камня и балок — все, что осталось от здания после чар, разрушивших стены и подпорки строения с нужной стороны.

 — Приказ был остановить любой ценой. Эта тварь уже положила пятерых Гвардейцев, — отрывисто выдохнул жеребец, облачённый в доспехи, один в один похожий на броню тех самых Гвардейцев.

 — Ну, такое и он не переживёт, — отозвалась кобыла, оглядывая свой отряд. Хоть чейнджлинги и не были мастерами в атакующих заклинаниях, множество жителей этого города любезно «поделились» энергией, позволив мятежникам избавить от одной из угроз ритуалу. — После этого мало кто выживет, даже л…

 — Даже лич? — от холодного голоса за спиной по спине чейнджлинга пробежали мурашки. — Я смотрю, вас кто-то хорошо проинформировал.

Могильный ужас сковал перевёртышей, когда они услышали того, кто вроде как должен был сейчас лежать под обломками пустующего на момент обрушения дома. Однако не только страх держал их всех в неподвижности — чары некромантии мёртвой хваткой вцепились в хитин изменников, не позволяя им сделать и шага от возвышающейся за спиной кобылы фигуры.

 — Что ж, если ты просишь, — казалось, закованный в броню Гвард говорил с кем-то другим, однако узнать этого им никогда не доведётся: человек просто вытянул вперёд левую руку и щёлкнул пальцами. И тотчас тёмно-синяя сфера окутала застывших чейнджлингов, включая Дэса.


Пару секунд послушав крики ужаса, доносящиеся из сферы, Призывающий хрустнул шейными позвонками.

 — «Врата кошмаров». Заставляет встретиться с твоим самым сильным страхом. Да, я бы снял шляпу, но у меня её нет, однако стоит изучить эти чары попристальней. Увы, времени почти не осталось…


— Думаешь, это правда? — Луна неотрывно смотрела на дверь, дожидаясь того, что вскоре должно произойти.

 — Да, — её сестра медленно кивнула, не сводя взгляда со всё нестабильнее дышавшей Кризалис. — Каким-то образом он обошёл барьеры на тайном ходе. Мне остаётся надеяться, что у него хватит самоуверенности вызвать меня на бой. Хоть и как Претендента.

С тихим скрипом створки дверей отворились, впуская чейнджлинга. Взгляд красных глаз внимательно прошёлся по тронному залу, после чего остановился на принцессах и лежавшей между ними королеве.

 — Это все зашло слишком далеко, — голос жеребца эхом отразился от стен помещения. — Прекратите эту трагикомедию, моя королева. Из-за этого Гварда страдает наш народ.

 — Ты! — казалось, ненависть в голосе Кризалис дала ей новые силы, так как она приподнялась на подушке, сверля взглядом стоявшего у дверей бывшего подданного.

 — Я, моя королева, ваш верный секретарь, который некогда поклялся оградить вас от любой опасности, — Хэлп Тип учтиво поклонился. — Даже если ради этого мне надо будет вас связать и отвезти домой. Вы нужны народу.

 — Таким как ты она нужна лишь как ещё один винтик в механизме управления страной, — со внезапным жаром в голосе произнесла Селестия, вставая с трона и закрывая лежащую королеву собой. — Если думаешь, что можешь вот так просто…

 — Довольно, — раздался голос из-за дверей, и в зал вошёл Король.

Чейнджлинг холодно улыбнулся и сделал несколько шагов в сторону, освобождая дорогу Древнему. Облачённый в тёмный хитин перевёртышей, глава восстания мог похвастаться алым цветом гривы и глаз, как и все переметнувшиеся на его сторону предатели. Большие стрекозиные крылья с тихим шелестом распахнулись, позволяя лучам солнца пройти сквозь полупрозрачную мембрану.

 — Я не желаю, чтобы Древние народа пони вмешивались в дела Древних народа чейнджлингов. Вы знаете правила, принцессы, — с презрительной усмешкой он смотрел в глаза ошарашенных диархов, наслаждаясь произведённым эффектом.

С тихим шелестом брони в зал зашло ещё два чейнджлинга, облачённые в длинные одеяния, выдающие в них чародеев. В глазах Луна блеснула искра понимания — эти двое были приёмниками всей той энергии, что выкачивали мятежники из захваченных пони, после чего передавали её прямо… Королю. Даже про себя она с трудом могла произнести это слово. Это было невозможно, решительно невозможно…

 — Время заканчивать ритуал. Хэлп Тип.

 — Да, Ваше Величество, — тотчас отреагировал бывший секретарь Кризалис, выходя в центр тронного зала.

Что-то странное произошло в тот момент — поле древней магии укрыло барьером почти весь зал, остановившись лишь перед троном принцессами: подготовка к Ритуал почти подошла к концу, осталась лишь последняя часть.

 — Я выступаю от имена Претендента, начавшего Ритуал по очищение Королевы Кризалис. И находясь перед ней, я даю Претендентам последний шанс от имени своего Короля!

Селестия дёрнулась было вперёд, намереваясь пройти сквозь барьер, однако неведомая сила отодвинула кобылу назад.

 — Никого? — Хэлп Тип повернулся в сторону главы мятежников. — Как вы и предпо…

Один из витражей тронного зала разлетелся на тысячи осколков, когда в него влетел Дэс. Инстинктивно повернувшегося в его сторону чейнджлинга насквозь пробил обсидиановый фламберг, пройдя сквозь рот «глашатая».

Глаза всех присутствующих в зале изумлённо расширились.

Человек же, едва приподняв клинок, вновь вбил его в глотку хрипящего чейнджлинга, ещё не осознающего свою смерть. Все также держа клинок левой рукой, Гвард подняв голову и уставился на Короля, пытающегося разглядеть хоть что-то сквозь тьму шлема Капитана. Казалось, из самого воздуха появлялись лоскуты серого и бирюзового пламени, окутывающего лича.

С громким и протяжным воплем существо вырвало из пола фламберг со всё ещё повисшим на нем трупом и взмахом клинка швырнуло распотрошённое тело под ноги Короля.

 — Я — Саммона! И я вечен!