Доставка маффинов

У Дитзи Ду в жизни никогда не было близких пони, но зато у неё есть дочь Динки, которая делает её счастливой, даже без кучи друзей. Однажды Дитзи решает взять Динки с собой, чтобы показать ей свою работу. В тот же день она получает посылку для доставки принцессе Луне. Изменит ли это событие её жизнь?

Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони

Сборник зарисовок

Различные зарисовки, длиной менее тысячи слов.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Недосып

Повседневные размышления принцессы Селестии в потоке её сознания.

Принцесса Селестия

Возрождение

Идёт 1014 год от изгнания Найтмэр Мун на Луну. Политическая обстановка предельно накалена - на севере синяя социалистическая угроза, на юге - всё более странные донесения разведки о проишествиях в Зебрии...

Рэйнбоу Дэш Биг Макинтош Дерпи Хувз ОС - пони

Доказательства смерти

Что-то случилось. Что-то очень плохое, запоминающееся всеми. Казалось бы, здесь всё легко, всё сходится и всё понятно. Но когда ты присматриваешься, когда понимаешь чувства, испытываемые не тобой, и когда находишь все возможные варианты - ты понимаешь, что всё иначе...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Вопросы генеалогии

Принцесса Луна вернулась, понаделав немало шума. Когда месяцы спустя все улеглось, Ночной Двор восстановился, а Луна приступила к своим обязанностям соправительницы, то все, казалось бы, будет спокойно. Или так думала Селестия... Что беспокоит ее младшую сестру, тайно проникающую в Архивы?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Вишенка

Трогательная история о том как Черри Берри достигла своих "высот"

Другие пони Черри Берри

В справочном разделе он будет в безопасности

Выполняя тяжелейшее и опасное задание, Твайлайт и её подруги забрали у зебринского культа, возжелавшего уничтожить весь мир, могущественный артефакт, величайшее творение тёмной магии из когда-либо существовавших: книгу, полную зловещих, исковерканных заклинаний, специально созданных для того, кто осмелится заглянуть под обложку. Итак, что бы вы сделали с книгой о тёмной магии? Если вы Твайлайт Спаркл, то поставите её на полку в своей библиотеке. Ведь только так и следует поступать с книгами. В конце концов, они существуют лишь для того, чтобы их читали.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити

Замерзшая надежда

Небольшая история от автора «Идеального дня». В ней рассказывается о чувствах Дерпи Хувз, которая вынуждена вместе со своей дочерью и другими чудом уцелевшими пони выживать во время чудовищных холодов обрушившихся на Эквестрию. P.S. Идея данной истории пришла автору после прохождения игры: «Frostpunk».

Дерпи Хувз Другие пони Флёр де Лис

Игрушка Трикси.

Я не собираюсь копировать фанфик о Свитти Бель. Начну. Маленькая поняшка решила пойти к Трикси...там всё и начинается...

Эплджек Эплблум Трикси, Великая и Могучая Бабс Сид

Автор рисунка: MurDareik

Ещё бы чуть-чуть и моя прошлая ошибка выиграла соревнование на лучшего скалолаза. Случилось это на двадцать второй мнемографической альтитуде. "Ты знала, что китайцы называют первую любовь преждевременной? — и пока ошибка (если бы она была способна) придумывала ответ, я добил её вторым вопросом, — Есть ли в жизни что-то более наивное и бессмысленное чем ранние игры во взрослые увлечения?"

Наверное, она бы сказала: "То, что мы совершенно об этом не помним," — или, — "Когда происходит наоборот", — однако мои претензии ошарашили её (риторическим) камнем по голове, и она сорвалась вниз в безобразную пучину памяти.

Ошибка никогда не доверяла страховке, а я не доверял ошибкам.


Сегодня я предпочту рассказать вам не о романтическом страхе падения. Я и так прибегну к нему, загоняя дюбель всё дальше и дальше вверх по скале — в действительности мы поговорим о тех морских приливах храбрости, в которые канула наша соперница.

Высылаю предупреждение всем недовольным подошвам — разговор в меньшей степени о пони, чем о степени большей (человеке!). Если бы мне пришлось держать в руках бумажный ледоруб из пустых страниц мемуаров, и вы захотели узнать, нарушают ли ваши ожидания, и разве так трудно тебе примириться с воспоминаниями из детства, то профилем бородатого мужчины я бы ответил вам, — "Да".

Каждый раз, когда я бродил вблизи воды, и неважно была ли это городская набережная или песчаные островки отлива, только что налитая в стакан газировкой она непременно шипела: в какую бы сторону не направлялось течение твоего века, ты снова вернёшься к знакомым пейзажам.

В такие моменты душа ритмизованно бормотала про себя, бряцая монисто из ясного, спаянного сознанием серебра, где лишь одна свинцовая, зелёная словно тина драхма фальшивила и разрушала гармонию своим потёртым от детских ладоней изображением. Это был лагерь, расположенный в окружении внутреннего Понта с его вездесущими смерчами.

Забыв об этой руине, я гордился тем, что поднявшись на второе десятилетие жизни, смог уберечься от кислородного голодания и даже приспособиться к разряженному воздуху современности, но одновременно с этим я перестал отчётливо наблюдать всё оставлённое позади и теперь не столь уже уверен, покоится ли и сейчас водная гладь за двадцатью двумя степенями прошедшего.

Если навигация не обманывает меня насчёт лежащего там и дымящегося всеми своими нулями номинала (та самая позеленевшая монета), значит бездну вновь необходимо заполнить содержанием: пролить не свет, но тяжёлый дождь над испаряющейся гидросферой, чтобы, возможно, только тогда из бульона вторичности возродилось прежнее многообразие видов.

Попытка совершить такую рекреацию проводилась неоднократно. Дождевые капли примеряли обличие пони, но днище отказывалось принимать сказочную отписку вместо личной явки, а также размещаться в лоне наивного модуса Эквестрии, без критических изменений для последней.

Из-за моей ошибки в самой глубокой скважине прорытой не человечеством, но мной будут гудеть все мои фанфики, в том числе и история, приведённая ниже.


В "Синий Фонарь" присылали разных жеребят. Чьи-то родители получали путёвку по службе в королевских стражниках, а кто-то — якобы через связи с администрацией лагеря.  Так утверждали многие из их оравы и были убеждены до честного пионерского, что не лгут. Взрослые лишь изредка умилялись глупым лошадиным мордашкам. Никому не приходило в голову, что они могут быть неискренними.

Июльским вечером, на площадке, окружённой платановой порослью, для второй смены случилась четвёртая дискотека. Часть жеребят скакала охотнее, чем раньше, остальные — всё также сидели по закуткам, откуда их выдворяли вожатые.

Лон Диггер по-настоящему проявил себя накануне. Он не получил свою кьютимарку, но занял почётное второе место на конкурсе танцев, уступив только паре, ходившей в своём родном Мэйнхэттане на занятия по фокстроту. В отличие от них Лону не доводилось браться за уроки танцев да и какие-либо вообще факультативы. Ему прочили языковую школу, в которую он не поступил, потому что молчал всё вступительное собеседование. Родители были сильно раздосадованы по этому поводу.

На дискотеке Лон прыгал в сомнамбулическом одиночестве, не желая узнавать, в чём заключался его особый талант, пока к нему не обратилась пони. Кажется, она была давно ему знакома.

 "Классно танцуешь", — похвалила она. Лон ничего не ответил и только кивнул в ответ со странной ухмылкой. Затем та пригласила его на медляк, и он продолжил бессловесно и бессовестно соглашаться, как будто это были не простые комплименты, а что-то гораздо большее.

"Я знаю почти все имена жеребят, которые есть в этом лагере. У меня хорошая память. Мне приходится держать в уме, как зовут всех моих родственников. Твоё имя было единственным, которое я не запомнила до конкурса".

Тем временем, неловкое молчание внушало ей мысли партнёра: "Да, я очень суеверная. А ещё мне нравится кантри". Заиграла бодрая музыка, и они плясали сквэр-дэнс. Когда солнце полностью закатилось, и они оба устали, Лон показал, как пройти к пляжу. Сев на бетонные блоки, они смотрели, как бледный бутон луны превращается в самую большую желтую розу, которую он когда-либо, а она уже более никогда не увидит.

Время наделит их разными судьбами, но сейчас кажется, кажется особенно, что когда они вырастут, маскарад детства закончится, и они будут к миру ещё ближе абстрактного перигея.

На мгновение стало возможно всё. Она представляла Лона не меньше, чем бравым лесорубом, живущего среди фурболгов и секвой, когда он поднял губу на вопрос о том, из Ванхувера ли он или нет. "А правда ли, что у вас всегда зима и День Горящего Очага?"

Лон же пребывал в своём безмолвии совсем, непроницаемо и абсолютно, глядя, как фантазии его новоиспечённой подруги отражаются в нём также, как прямые лучи солнца падают на безжизненный лунный диск. Внутри него ещё не возникло должного слова, чтобы взять ситуацию в свои копыта, и когда тишина между ними стала обоюдной, кобылка ушла назад к жеребятам.

До отбоя оставалось немного времени: танцор лёг на траву неподалёку, слушая как далёкая музыка заполняет собою пустоту моря и космоса. Потом и он вернулся — пел про себя вместе с отрядом "Зелёную Карету" — съел вафлю, а затем погрузился в сон.

Миновала неделя и пора была разъезжаться. С того момента они более не пересекались, и никто не подозревал об этом свидании. Лон Диггеру ничего не будет напоминать о ней: она не придёт к нему в сновидениях и не возникнет в воображении ни случайно, ни навязчиво, как многие другие пони после. По этому случаю они держали свой рот на замке, как будто этого эпизода никогда не было в их ещё не состоявшихся жизнях.

Поезд невидимо вёз его домой. Обратно к горам Ванхувера.

Комментарии (2)

0

Кхм. Тебе не кажется, что текст прямо перегружен метафорами? Перебор же, ну. Будто Флаттершай, пытающаяся рассказать маленькому жеребёнка о сексе, но из-за смущения боящаяся вообще любого упоминания всех подробностей и пытающаяся говорить эфемизмами.

Docfu
#1
0

Не кажется. Так задумано.

Агриппина
Агриппина
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.