Автор рисунка: Stinkehund
Глава 20. Сюрприз и караван Глава 22. И снова здравствуйте! 

Глава 21. Видение и трудности службы

У принцессы Селестии видение.

Арзес в штабе городской стражи.

Глава 21. Видение и трудности службы.

Принцесса Селестия стояла на возвышении в окружении двадцати гвардейцев.

Торжественная церемония открытия крытого всепогодного бассейна в Майнхеттене

длилась уже полтора часа и вряд ли она могла закончится в ближайший час.

Слишком много было желающих выступить по поводу и без повода. Кто-то

благодарил спонсоров, кто-то благодарил строителей, многие возносили слова

благодарности принцессе, за её шефство над культурно-развлекательными

направлениями в строительстве. Да и вообще, все кто пришел на открытие,

чистосердечно радовались такому событию: в крупном, по меркам Эквестрии, городе

появился новый бассейн. Причём крытый и с подогревом. Теперь не надо ехать

или идти на другой конец города и дожидаться там очереди что бы искупаться

или поплавать в зимнюю стужу или в жаркое лето.

Не то что бы принцесса начала уставать, она была рада столь бурному

проявлению положительных эмоций, но её всё чаще посещала мысль: а если бы

сюда отправить принцессу Луну, что бы поменялось от этого? Да, многие

горожане, ждали именно Селестию, ибо именно она у всех подданых ассоциируется

с правителем страны. Но именно тысячелетний перекос в том, что она, именно

принцесса Селестия, одна управляла государством, присутствовала везде, на всех

торжественных событиях, а её сестра, практически недавно только возвратившаяся

из "ссылки", не принимала участия ни в одном таком событии, привела к столь

неприятной ситуации, когда принцесса Луна перестала быть символом присутствия

верховного правителя на таких мероприятиях.

"Дэн прав. Это надо менять!" — решила про себя Селестия, и на секунду закрыла

глаза.

В это мгновение время для неё остановилось. Она ощущала себя стоящей на том

же возвышении, где и стояла мгновение назад, но... Что-то неуловимо изменилось

в ощущениях, нет восторженных криков толпы, нет того ощущения единения с

планетой, со светилом. Селестия открыла глаза и застыла от ужаса. Небо, только

что бывшее ярко-синим, без единого облачка, стало свинцово-серым, закрытым

не обычными тучами-облаками, а пепельными образованиями. Только интуитивно

принцесса поняла из чего состоят эти образования, и осознав это, она едва не

вскрикнула. Перед ней простиралась выжженная пустыня с остатками стен домов,

дворцов, различных зданий. Сами стены, были как будто бы обожжены силой

чудовищных пожаров и взрывов. Всюду оплавленные и скрюченные железные арматуры,

мусор, оплавленное стекло. Нет ни намёка на уцелевших. И только ветер,

тоскливо завывающий по среди мёртвого города, гнал прочь пепел и пыль, то что

остались от когда-то ещё живых и радостных подданных. Принцесса потрясённо

молчала, она оглянулась, но везде, куда был обращён её взор, был однотипный

пейзаж: руины, пепел и битое стекло. "Что это? Неужели это конец? Конец всего?

Как? Почему?" — мысли принцессы путались, она не могла оставаться на одном

месте, решилась сделать шаг. Раздался треск, Селестия подняла копыто, и в

страхе едва не села на круп. Это был череп молодой единорожки, весь обугленный

и высушенный. Принцесса, уже не сдерживая слёзы, взглянула в серое небо. Там,

что-то мелькнуло, облака пошли в стороны открывая странную картину. На

огромном, железном сооружении, парящим на такой высоте куда не смогли-бы

долететь пегасы, стояло странное существо. По тому что принцесса видела в

воспоминаниях Арзеса, Дэна и просто потому что знала, она определила

принадлежность вида существа. Это был ЧЕЛОВЕК. Этот человек был закован во

что-то, что напоминало доспехи, причём с ног до головы. Селестия не видела его

глаз, но она ощущала что её, как какой-то экспонат в музее, внимательно

рассматривают и изучают. "Враг!" — мелькнула мысль у принцессы. Она уже

приготовилась сделать последний акт мщения за то что увидела вокруг себя, но

её опередили. Мощный, шириной футов десять, ярко-красный луч ударил в неё.

Селестия ощутила страшную боль и закрыла глаза, она слышала как сгорает её

шерстка, перья, грива... Но по странному стечению обстоятельств, она не умерла,

а, открыв глаза, увидела, как поверхность планеты, покрылась красными змейками

мелких, но очень глубоких разломов, и спустя мгновение прогремел страшный взрыв

разнося в клочья то, что когда-то было счастливой планетой под названием

Эквестрия.

Принцесса пошатнулась и раскрыла глаза, она ещё не отошла от того что увидела

в своём, столь реальном видении. Испуганно оглянувшись, она обнаружила себя

стоящей на том-же возвышении, вокруг стояли её гвардейцы, а благодарные жители

города продолжали бурно выражать свои чувства к ней и к событию на которое

приехала принцесса.

 — Что с вами, ваше королевское высочество? — поинтересовался лейтенант,

командир сегодняшнего эскорта.

 — Всё нормально, Лиссер Вонг. — всё ещё дрожащим голосом ответила принцесса.

 — Вы выглядите напуганной, ваше высочество.

 — Я сказала, что со мной всё в порядке! — уже твердым голосом одёрнула

своего гвардейца Селестия. — Я, думаю, пора заканчивать встречу.

Подав знак устроителям торжества, Селестия, ещё раз кивнув в сторону

подданных, торжественно направилась к своему экиажу, запряженным шестью

пегасами.

 — Домой, в Кантерлот! — приказала солнечная принцесса, заняв своё место в

экипаже. Принцесса обернулась к всё ещё стоящей и ликующей толпе и помахала

ей копытом. Мощный рёв: "Да здравствует её высочество эквестрийская принцесса

Селестия" догнал, уносящийся в небо, солнечный экипаж.

Полёт летящего транспортного средства проходил на высоте примерно в полторы

тысячи футов, ветер свистел, обдувая места пассажиров, но магический колпак,

установленный Селестией, не давал холоду и ветру сдуть двух единорогов и

офицера, сидящего напротив солнечной принцессы.

 — Значит так, — Селестия поглядела на лейтенанта, — Если из вашего эскорта

кто-нибудь заикнётся о том что случилось там, — принцесса махнула головой за

спину. — Онемеете навечно. Я, думаю, всем всё понятно?

 — А что там было? — спросил Лиссер Вонг, глядя честными ярко-голубыми

глазами на свою повелительницу.

Селестия наклонила голову, и, мягко улыбнувшись, подмигнула своему

лейтенанту.

 — Мы на подлёте, ваше высочество! — доложил один из пегасов запряженных в

экипаж. — Куда садимся, или зависаем у главного балкона?

 — К балкону, потом вы все свободны. — коротко ответила принцесса разглядывая

с большой высоты Кантерлот.

Главный балкон приближался, пегасы сделали крутой вираж, и единороги, едва

не свалились за борт. На балконе, свою сестру встречала принцесса Луна.

Экипаж солнечной принцессы завис рядом с балконом, Селестия встала и одним

прыжком оказалась рядом со своей младшей сестрёнкой.

 — Свободны! — не поворачивая головы, сказала спровождавшим правительница.

Свист ветра и крик офицера "В гараж!", и рядом с балконом уже никого нет.

 — Ах, ты моя любимая сестрёнка, — белый аликорн обхватила передним копытом

шею ночной принцессы и приблизила сестру к себе. — Скучала? Ты тут как?

 — Да что ты, Тия? — ночная принцесса уткнулась головой в сверкающую гриву

сестры. — Тебя не было часа три только, я едва поесть успела, да на публике

один раз показалась. И всё. — младшая сестра, глядя снизу вверх, счастливо

улыбалась разглядывая лицо старшей. — Никто из администрации не приходил,

министры меня и тебя не искали, так что я тут с нашим общим знакомым

поговорила.

 — Это с кем? — удивлённо спросила солнечная принцесса с любовью и нежностью

глядя на Луну.

 — Черный, большой, страшный. — коротко сказала синий аликорн и хихикнула.

 — Дэн фон... — начала Селестия. — Он был у тебя в покоях? — посерьёзнев

спросила старшая сестра. Потом махнула копытом и добавила, — Хотя как знаешь,

ты уже большая кобылка и сама всё понимать должна.

 — Не, сестра. — улыбаясь ответила Луна. — Случайно я его увидела, и в башню

нашу пригласила. Ну, а потом, я его пригласила за свой стол, салат ему свой

предложила, кое о чём поболтали. С моей Фризер познакомила. Похоже он её

испугался. — ночная принцесса погрустнела и печально поглядела в глаза

Селестии. — Ты не сердишься на меня, Тия?

 — Почему я должна сердиться, Луна? — удивлённо спросила Селестия. — Если у

тебя действительно к нему, имеющему столь странный облик, лежит твоё горячее

сердечко, то почему я должна вмешиваться?

 — Но ты же всегда... — начала ночная принцесса.

 — Ты уже взрослая, Луна. Именно по этому, — солнечная принцесса говорила с

нежностью и теплотой. — Ты, сегодня, после подъёма луны, проведёшь заседание

культурных советов театров и музеев.

 — Тия, — младшая принцесса с тревогой глядела на сестру. — Ты там на

солнышке не перегре... Тьфу! Что я спрашиваю? Ты не заболела?

 — Нет. — солнечная принцесса смотрела на Луну. — Просто...

 — Что "просто"? — синий аликорн нахмурилась. — Ты хочешь что бы я, не

имеющая в этом опыта, управляла государственными делами?

 — А что в этом плохого? — Селестия чуть шире раскрыла глаза и наклонилась

ниже. — Я доверяю тебе, и не буду вмешиваться в твоё и только твоё решение.

Смена настроения ночной принцессы, это как промелькнувший метеор по ночному

небосводу. То была грусть и тревога, и вот уже веселье и радость.

 — YAY! — радостно воскликнула ночная принцесса и запрыгала вокруг Селестии.

Прыжки были столь частыми и высокими, что им бы позавидовала сама Пинки

Пай. — Я так рада, я так рада! Спасибо, сестра! Большое спасибо! Пойду до

шести вечера ещё посплю. — произнеся это, Луна исчезла во вспышке телепортации.

 — Так жеребёнок или не жеребёнок? — задумчиво улыбаясь, произнесла Селестия,

глядя на расплывающееся марево.

Потом, старшая правительница Эквестрии, вернулась к мыслям о том, что она

увидела на церемонии открытия бассейна. "Странное видение. Я сейчас посмотрела

все закаулки своей памяти, и самое удивительное, я не знаю реально ли это

случится, или нас минует это? Где я могла видеть подобные картины?" Принцесса

закрыла глаза, и вдруг перед её взором открылась ещё одна картина. Черно белая

фотография, с разрушенными домами и сломанными и сожжеными деревьями. Среди

этого разрушения застыли три фигурки. Силестия уже знала что это люди. Один,

взяв на спину другого, в сожженной одежде и обгоревший, медленно пробирался

через руины. За ним, как бы боясь отстать, брела маленькая девочка, держа в

своей руке куклу, у которой начисто были сожжены волосы. "Это... Это...

Это город." — Селестия нахмурилась пытаясь достать воспоминания Дэна, которые,

часа три назад, так благополучно, но так болезненно, смогла прочитать из его

головы. "Это город людей... Как же он называется? Как? Х... Хи.. Хир...

Хиросима!" — как молотом ударило принцессу. И она, с бешено колотящимся

сердцем, открыла в испуге глаза, на мгновение увидев то, что было до руин.
"Тихо, тихо. Это было у них, они об этом помнят. Это не у нас, только

спокойствие. Я спокойна." — говорила мысленно себе солнечная принцесса,

медленно успокаиваясь. Селестия поглядела на пейзаж, открывающийся с балкона,

потом, что то решив про себя, тряхнула головой, прогоняя ужасные картины из

памяти, и, бесшумно перебирая копытами, направилась к тронному залу.

Кантерлот. Город.
На выходе за ворота дворца, произошел забавный инцидент. Два белых единорога

вели, заключенного в магические путы ярко-зелёного земнопони с желтой гривой и

хвостом. Метка у земнопони была странной: мешок на котором были изображены

монеты и обычный амбарный замок.

 — Меня на суд, а шефу только отставка? — орал возмущённый бывший чиновник.

 — Ты здесь только появился, а уже проворовался. — ткнув бедолагу копытом,

проворчал пегас, стоящий чуть сзади единорогов.

Эндрю Арзес Новер и начальник городской стражи Альборн Верде, остановились

рядом с группой. Арзес, немного разбирающийся в кастах и социальных группах

Эквестрии, ткнул Альборна копытом и сказал:

 — У вас тут примерно как у нас. — белый аликорн мотнул головой за спину. — Я

многое повидал.

 — Очередной проворовавшийся. — коротко заметил Альборн, и чуть толкнув Арзеса

двинулся по улице дальше.

Минут десять они шли по улице, прохожие пони их немного сторонились, лишь

встречающиеся патрули строевым шагом и отданием чести приветствовали своего

начальника.

 — А ты знаменитость. — хитро поглядев на капитана выдал Арзес.

 — Капитан и начальник столичной городской стражи, это не начальник патруля.

 — Долго ещё? — аликорн оглянулся, дворец остался за поворотом улицы.

 — Да вон, серое, трёхэтажное здание. — ответил капитан, мотнув головой чуть

вправо.

Арзес поглядел в сторону указанную Альборном Верде. Это было нечто. Дом,

точнее штаб-квартира городской стражи, напоминала скорее крепость, чем дом.

Вокруг здания — забор из металлических прутьев приличной толщины, на верху

заканчивались острыми пиками. У ворот, дежурят шесть гвардейцев: два пегаса,

четыре единорога. Во дворе, вдоль небольшой дорожки от ворот до дверей здания

через каждый метр стоит по стражнику. У дверей, массивных, обитых железом, их

и с помощью тарана не сразу выбьешь, тоже стоят четыре гвардейца. Само же

здание, не имело на первом этаже окон, там были скорее бойницы. Все окна

здания защищены решетками и, пока раскрытыми, стальными ставнями. Нет балконов

и лоджий. Явно здание предназначено для длительной обороны если что случится.

"Дэн бы сейчас матерился бы трёхэтажно, увидев такое строение." — подумал

Эндрю.

У ворот проблем не возникло, лишь у массивной двери, как будто сгустившийся

из воздуха пегас, белого окраса, с эмблемой щита и перекрещенных копий на

доспехах, спросил:

 — Капитан, это ваш гость или арестованный?

"Эх, когда-же они думать то научаться?" Арзес решил указать несоответствие

ситуации вопросу.

 — Во первых, вы видите, что на мне нет пут и магического блока, — Арзес

говорил пегасу, но его с интересом слушали даже охранники дверей. — Во вторых,

если бы я был арестован, то капитан ни за что бы не сделал такую глупость, как

пустил бы меня к себе за спину, а вы прекрасно видите, что я стою слева и сзади

вашего капитана. В третьих, я крупнее вашего капитана, и для конвоирования

меня обязательно бы был привлечён дополнительный эскорт. Но как видите, здесь

его нет. — белый аликорн хмыкнул и продолжил. — Вам понятно, где вы ошиблись?

Чем дольше говорил аликорн, тем ниже опускалась челюсть местного крылатого
"випконтроля". Тот даже покраснел, под конец речи Арзеса.

 — Это мой гость, — ответил Альборн, потом, повернувшись к Эндрю, подмигнув

ему, добавил. — Арзес, не вгоняй моих подчинённых в краску, они лишь исполняют

свой долг. Пойдём, мой кабинет на втором этаже.

Двери, точнее воро.. не, не так. Воротища раскрылись и аликорн с начальником

городской стражи, не торопясь прошли на первый этаж. Спартанская простота и

строгая функциональность здания на первом этаже немного ошарашила Арзеса. Он,

конечно, был готов увидеть охрану, но чтоб так... У входа, защищенные по самые

глаза гранитными блоками, стояли, как наготове, два единорога. Это на случай,

если кто НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЙ, вломится в здание. Напротив каждой бойницы, по

периметру первого этажа, были расположены удобные боевые позиции для охраны,

а казарма гарнизона, была в глубине здания и никак с внешней стеной не

взаимодействовала. У лестницы, ведущей в подвал и на второй этаж стоял стол, за

которым стоял белый единорог с офицерскими атрибутами на доспехах. Рядом, слева

и справа от стола, стояло два пегаса, тоже в доспехах и держащие во рту по

обоюдоострому мечу. Чуть справа, стояли два единорога, охраняющие хрустальный

саркофаг, внутри которого находилось не то знамя, не то штандарт городской

стражи.

Как только Альборн Верде оказался внутри помещения, единорог за столом

дернулся, принял стойку смирно, и громко прокричал:

 — Смирно! Капитан стражи в штабе!

 — Вольно! — подал команду капитан. — Дежурный, справку о происшествиях за

последние четыре часа ко мне на стол через полчаса. Я у себя.

На аликорна косились, но никто его останавливать не стал, когда он с

капитаном стал подниматься по крутой мраморной лестнице на второй этаж. На

полуэтаже, тоже стояло два гвардейца, которые щелкнули задними копытами

проходящему мимо них капитану. Подойдя к дверям второго этажа, Арзес увидел

ещё группу охраны с офицером во главе. Они контролировали вход на этаж.

Капитан остановился, дал возможность себя разглядеть, уже не молодому

офицеру единорогу серого окраса, и сказал:

 — Один посетитель, со мной.

 — Входите! — разрешил серый.

 — Нам налево. — повернув голову к аликорну сказал Альборн.

Пол был замощен черным мрамором, и цокот копыт гулко отзывался со всех сторон,

в сером, невзрачном коридоре. Наконец они очутились в небольшом холле, где был

уложен ярко-красный ковёр. Слева, ближе к окну стоял стол, за которым опять

присутствовал явно офицер, на этот раз серый пегас, и у массивных дверей из

красного дерева стояли опять два единорога охранника.

 — Круто тут у вас с охраной. Не меньше чем во дворце. — заметил Арзес.

 — Прошу, — ответил капитан, телекинезом открывая дверь своего кабинета и

пропуская первым туда своего гостя. Потом Альборн повернулся к офицеру за

столом.

 — Два зелёных чая, и минут двадцать меня не беспокоить. — отдал указание

капитан и, закрывая телекинезом за собой дверь, вошел в свой кабинет.

Кабинет чем-то напоминал кабинеты шефов любой конторы на Земле. Стол у окна,

шкаф с бумагами, сейф, карандаши и перьевые ручки. Несколько министульев, под

анатомию пони и на стене две огромные алебарды. В правой стене дверь, там

скорее всего было место для отдыха.

 — Ну, приземляйся. — весело сказал капитан показывая на стулья. — Сейчас

чая принесут. Эх! Вот что значит другой мир! Ты прямо по полочкам моего

лейтенанта разобрал у входа.

 — Не, кэп, — белый аликорн криво улыбнулся. — Это, скорее, была образцово

показательная демонстрация КАК нужно оценивать обстановку. И не говори мне,

капитан, что ВСЕ твои лейтенанты соображают как тот летун. Или на столько

всё плохо? — приподняв бровь, спросил Арзес.

Альборн Верде, успевший к этому моменту занять своё место за столом, грустно

вздохнул и поглядел в окно. Потом опять повернулся к белому аликорну и в его

глазах отразилась тоска и грусть.

 — Не, ну а как же вы живёте? — от ТАКОГО, немого ответа, у Арзеса задрожал

голос. — Я думал...

 — Арзес, я очень благодарен тебе, — капитан говорил тихо. — За твою

небольшую демонстрацию логики у входа. Я бы, исполняя обязанности того

лейтенанта десять лет назад, так же бы спросил начальника если бы он вел тебя.

Я тоже понимаю что это надо менять, но как? Если это так глубоко в нас сидит

что типа придёт мудрая Селестия и всё поправит. И если ты и твой друг правы, в

том что к нам приближается, я не знаю что предпринять. Увы, не знаю.

 — Альб, я могу так тебя называть? — спросил Эндрю, и дождавшись в ответ

утвердительного кивка, продолжил. — У тебя сейчас много офицеров свободных?

Ну штабных дармоедов, отдыхающей смены. Одного я вообще тут в кафе видел,

пил он там по черному. Много?

 — Ну, — начальник городской стражи задумался. — Поней двадцать сейчас

собрать не проблема. На часок примерно. Потом надо посты и патрули менять.

 — Альб, — белый аликорн решил доверится капитану окончательно. — Когда я

сюда отправлялся, я и не подозревал что у вас тут всё ТАК обстоит. Я не

герой, я не могу взвалить на себя больше чем смогу переварить. Да, я внешне

такой-же как ваши принцессы, но кто вам сказал что я имею их силу? Да, у меня

есть с десяток трюков и в заклинаниях и в военной подготовке, но что я стою

один, если рядом будут не подготовленные?

Капитан не ответил. В дверь постучали.

 — Войдите! — отозвался капитан и дверь распахнулась.

В кабинет, через раскрытую дверь, толкая впереди себя столик на колёсах,

вошел тот самый пегас, что сидел за столом в холле. На столике стояли две

чашки чая, сахарница и больше ничего. Вошедший лейтенант отдал честь,

развернулся через левое плечо и вышел, закрыв за собой дверь.

Пролевитировав к себе чашку с чаем, с помощью телекинеза, Альборн задумчиво

поглядел на аликорна.

 — Ты говорил у нас есть полгода, не так-ли? — капитан приложился к чашке

держа её с помощью телекинеза. — Даже за три месяца можно что-то сделать,

Арзес. Можно. Ты чай бери, а то остынет. — капитан отвернулся к окну. — Я,

буду собирать офицерский состав два раза в день. Утром и вечером. На час

примерно. Если чему-то ты их научишь, это уже будет хорошо.

Арзес попытался телекинезом подтащить к себе чашку с чаем, но она едва не

опрокинулась. Тогда аликорн взял её в копыто и начал пить так. Тем временем

капитан повернулся обратно.

 — Ты согласен с таким вариантом обучения? — спросил Альборн у Арзеса.

 — Конечно, кэп. — белый аликорн кивнул. — Выбора-то нет. А на счёт чая что

остынет... — Арзес сверкнул рогом и под чашкой, которую он держал в копыте,

возникла маленькая оранжевая искорка. Издалека она напоминала солнце, только

очень маленькое, если-же приглядеться, то можно было заметить язычки пламени.

Ещё одна вспышка рога и искра исчезла.

 — Не остынет он. — закончил Арзес под удивлённый взгляд капитана, доканчивая

свою чашку.

 — Эт... Это что? — спросил Альборн.

 — Магия огня. Одна из частей природы. — коротко ответил Эндрю. — Это была не

боевая часть, это так, бытовая. — добавил он и улыбнулся, переставив чашку на

столик.

 — Опасная магия! У нас в Эквестрии огневиков поизгоняли. — начальник

городской стражи был серьёзен.

 — Как видишь, не всех. — хихикнул Арзес, потом стал серьёзным. — Я, кэп, сюда

прибыл не учить магии, а защищать страну. Это мои фаеры и кирпичи, и никому в

копыта я их вкладывать не буду. Усёк, Альб? — и аликорн посмотрел на капитана

так, что у того что то дернулось внутри.

 — А её высочество знает?... — спросил Альборн Верде.

 — Знает, она у вас проницательная. — белый аликорн смягчился. — Мою личную

кьютимарку она видела. Делай выводы, кэп.

И только в этот момент Арзес заметил как капитан внимательно смотрит ему на

круп. Как взлетели вверх брови капитана, как судорожно он вздохнул, поняв ЧТО

изображено на кьютимарке.

 — Командир, я не умею двигать Солнцем и луной, — Арзес криво улыбнулся. — Это

вы наверное поняли. Вылечить кого-то или восстановить, увы, тоже не смогу. И

ещё: телекинез у меня только для перемещения предметов, знаю телепорт. — потом

аликорн стал серьёзным. — Но извержение вулкана, землетрясение или крутой шторм

с цунами в океане сделать смогу. Правда потом дня два в себя приходить придётся.

И это, кэп, ты только никому не говори! — голос Эндрю стал заговорщицким. — Я

летаю плохо, ты мне кого-нибудь приставь, чтоб я научился. А то немного стыдно

даже. — и аликорн слегка покраснел.

Пока Арзес говорил, настроение капитана менялось стремительно, и в момент

признания белого аликорна, в неспособности нормально летать, Альборн уже готов

был засмеяться.

 — Хорошо, Арзес. — капитан городской стражи весело взглянул аликорну в его

синие глаза. — Дам я тебе одного моего капрала. Летун, что надо. Кстати, а твой

друг Дэн фон Бюррен, летает?

 — Ещё как, кэп. — Эндрю было завидно. — Конечно не ас, но кого надо догонит.

Снова стук в дверь. Альборн Верде взглянул на часы над шкафом, дал знак

Арзесу помолчать и сказал:

 — Входите!

Дверь раскрылась, вошел белый единорог в доспехах, с атрибутами щита и

перекрещенных сабель. Встал по стойке смирно, рядом с ним в воздухе

левитировал листок бумаги с какими-то записями.

 — Лейтенант Лимб Лассет, — четко и громко докладывал единорог. — Дежурный

по охране города. За время моего дежурства особых происшествий не произошло.

Все прочие происшествия за четыре часа собраны на бумаге. — и листок, плавно

перелетел к начальнику стражи.

 — Свободны, Лассет. Заберите этот столик. — ответил Альборн и стал изучать

листок. Лимб телекинезом подхватил за собой столик на колёсах и вышел. За

дежурным закрылась дверь.

 — Что-нибудь интересное? — поинтересовался белый аликорн.

 — На, — белый листок подлетел к Арзесу. — Смотри, может что увидишь.

Перед Арзесом раскрылся очень интересный текст — хроника подписанная

дежурным офицером.
10:38 Старая площадь. Не понятное проявление магии в кафе-баре. Никто не

жаловался.
10:43 Радужная улица. Вызов патруля к кафе "Норс". Пили все, уже всё уладили

до прибытия патруля.
11:40 Каменная улица. Труп пожилого единорога. Естественная смерть. Данные

на умершего направлены в администрацию.
11:42 Западный район. Улица роз. Пропажа вещей из лавки часовщика. Повторно

обследован дом рядом.
12:01 На вокзале найдены чьи-то вещи. Пока сданы в комнату хранения утерянного

багажа.
12:49 Тихая улица. Арест подозреваемого в хищениях средств на ремонт домов.

Справились только вторым патрулём. Легко ранен один член патруля. (Стул.)
13:02 Алмазная улица. Буянили два грифона из охраны посла. Уняли тремя

патрулями. Разбита одна витрина и голова грифона. Ранение лёгкое, от больницы

отказались. Оба арестованы, переданы охране посла.
Эндрю, прочитав последнее событие, немного улыбнулся, что не ускользнуло

от капитана городской стражи.

 — Чего там смешного? — Альборн Верде приподнял бровь.

 — Да мордобой с грифонами. — Арзес уже улыбался во всю. — Очень весело и

жизнеописательно, а если подключить воображение — прям душу греет.

 — Смотрю — любитель? — хмыкнул капитан.

 — Не, я — профессионал. — ответил Эндрю, возвращая листок, под широченную

улыбку капитана гвардии.

 — Ну так что? — уже серьёзно спросил Альборн Верде.

 — Предъявите часовщику вещи найденные на вокзале. По остаточным следам на

вещах ищите похитителя. — белый аликорн тоже говорил серьёзно. — Это, вроде,

единственное что связывает эти события.

 — Вот! — громко сказал капитан и, подойдя к Арзесу, продолжил, держа своим

телекинезом лист рядом, а копытом тыкая в сам листок. — Я тоже так подумал,

только хотел уточнить, так или не так.

 — Ну и? — Арзесу нравилось задавать вопросы в короткой форме.

 — Сейчас всё увидишь. — капитан повернулся к двери и громко позвал. — Аксель!

Дверь раскрылась, на пороге возник серый пегас — офицер из холла.

 — Я здесь, мой капитан! — звонким голосом отчеканил он с порога.

 — Начальников патрулей по случаям в 11:42 и в 12:01 вместе с криминалистами

и следаками. — капитан пролевитировал листок пегасу. — Сюда. Срочно.

 — Разрешите взять? — уточнил офицер, разглядывая бумагу.

 — Разрешаю. — Альборн Верде уже не смотрел на ординарца. — Исполнять!

Акселя как ветром сдуло вместе бумагой. Дверь захлопнулась.

 — Ха! Шустрый он у тебя. — Эндрю с уважением поглядел на начальника

городской стражи. — Я в уголок пересяду, чтоб не мешать. — и белый аликорн

переместился на стул в углу комнаты.

Цокот и топот множества копыт послышался из коридора и холла через дверь,

спустя примерно минуту после её закрытия. "А у них тут быстро. Ну как-же,

сам шеф позвал, да ещё `срочно`." — подумал Арзес, и в дверь постучали.

 — Да! — коротко ответил капитан, плюнул в копыта с бормотанием "С кем

поведёшься...", и добавил. — Войдите!

В кабинет ввалились десять колоритных персонажей. Два точно гвардейцы,

их белый и серый окрас и доспехи ни с чем не перепутать. И они явно были

не офицеры, а сержанты. В принципе, начальник патруля не всегда офицер, это

только старшего на район отправляют с офицерским званием. Это Арзес успел

узнать еще час назад, общаясь с Шайнингом Армором. Остальные восемь, это было

нечто. Они все были разноцветные, причём обилие красок явно зашкаливало. А уж

метки... Лупа, фотоаппарат, линейка и пробирка, наручники (!). От последней

метки Арзес, сидящий до этого момента тихо, едва не заржал во весь голос.

Этот мир всё больше походил на его родной, пропущенный через кривую призму.

Его ещё раньше удивила метка того "прораба" у его дома. Как у ПОНИ может быть

МОЛОТОК? Но тогда он не очень удивился, а сейчас... Последним вошел пегас

Аксель, всё ещё держа во рту ТОТ список происшествий.

 — Аксель, список сюда, сам свободен. — коротко отдал распоряжение Альборн

Верде. Пегас, выпустив изо рта список, подхваченный телекинезом капитана,

бесшумно выскользнул за дверь. Листок бумаги подлетел выше и завис перед

группой следователей и гвардейцами.

 — Так, детективы. — коротко сказал начальник стражи. — Перед вами, в этой

бумажке, указаны два взаимосвязанных события в 11:42 и в 12:01. Сроку вам,

три дня. Копайте.

 — А откуда?... — задала вопрос детектив кобылка желтого цвета с коричневой

гривой и хвостом и кьютимаркой линейки и пробирки.

 — Здесь присутствует мой друг и гость их высочеств принцесс, — Альборн

указал копытом в угол. — Сэр Эндрю Арзес Новер. — белому аликорну ничего не

оставалось делать как встать и поклониться. Вся группа повернулась и посмотрела

в его сторону. Тем временем капитан продолжил. — Именно он обратил внимание на

то, что эти случаи похоже связаны. Я тоже так считаю. Все свободны.

Толпа загудела и стала быстро вытягиваться в дверь кабинета, только кобылка

единорожка не торопилась и, медленно продвигаясь к выходу, глядела на аликорна.

 — Мисс, — обратился к ней Арзес. — Моё сердце занято, извините. — ту как

пыль сквозняком вытянуло из кабинета. Белый аликорн хихикнул и поглядел на

капитана.

 — Альб, тут такое дело. — Эндрю стал серьёзным. — Ты первый пункт читал?

 — И что там интересного? — Альборн Верде ещё раз поглядел в список. — Два

единорога что то не поделили. Бывает.

 — Нет, кэп. — аликорн помотал отрицательно головой, посмотрел в пол и тихо

добавил. — Я это.

 — Как, почему, зачем? — растерянно спросил начальник городской стражи.

 — Знаешь, кэп. — Арзес посмотрел Альборну в глаза. — В моём мире была очень

глупая, но смешная поговорка — "Два дебила, это сила." Там два единорога,

чем-то сильно расстроенные, едва не отлупили третьего. Купцы что-то не поделили.

 — Так, а ты их хотел разнять. — сделал выводы капитан.

 — Не получилось, пивом облили. — аликорн криво ухмыльнулся. — Ну я их в

шторм-воронки посадил, они сразу присмирели. Я их потом выгнал. А потом, одна

сверхшустрая грифона, хотела "прихватизировать" мои деньги. Я и ей слегка бока

помял, магией. Вот так всё и было. Как ты думаешь, мне надо было патруль

вызывать или я всё сделал верно?

 — Хм... — задумался капитан. — Ты верно всё сделал. Никто не пострадал, так

что нормально. Спасибо что рассказал.

Арзес поглядел в окно. И решил сменить разговор, задав неитральный вопрос:

 — Давно служишь?

 — Восемнадцать лет. — ответил Альборн возвращаясь за стол.

 — Женат?

 — Хе-хе. Да. — капитан слегка покраснел.

 — Жеребята?

 — Двое. Уже взрослые. Не здесь, в Филлидельфии. Учатся в академии

растениеводства.

 — Спасибо, Альб. — аликорн смущённо улыбнулся. — Редко с кем вот так

поговорить можно. Ты первый.

 — Ну а ты, откуда пришел, как у тебя ТАМ было? — капитан хитро глядел на

Арзеса.

 — Никак. — грустно сказал Эндрю. — Служил в полиции, типа вашей стражи.

Не женился, попал на войну, был ранен. Перешел на аналитическую работу,

поступил в институт, закончил. Учился в аспирантуре. И тут судьба послала

меня к Вам. Так что всё банально кэп.

Минуты две в кабинете была тишина.

 — Эндрю. — Альборн вышел из за стола и подошел к аликорну. — Хватит на

сегодня откровений! Пошли, обед уже. Столовая в подвале, я ем вместе со своими

подчинёнными. Во всяком случае обед.

Арзес резво вскочил и, приглашающе кивнув на дверь, сказал:

 — Прошу, кэп, ведите.

 — Только после вас, — ответил единорог и улыбнулся.

Эндрю решил что анекдот не помешает.

 — Альб, мы сейчас как два персонажа из анекдота. — хихикнул аликорн.

 — Какого анекдота?

Перед рассказом анекдота, Арзес решил его "адаптировать" под этот мир.

 — Стоят перед входом в театр пегас с единорогом и раскланиваются в

любезностях: "Только после Вас", говорит единорог. "Спасибо", ответил пегас.
"Да не стоит благодарностей", недовольно сказал единорог. "Да иди ты к

Дискорду", грубил в ответ пегас. Так, слово за слово пегас получил по морде.

Отсмеявшись "адаптированному" анекдоту, капитан пошел на выход первым, и

Арзес, как гость, последовал за ним.