Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 26. Новые открытия. ч.1 Глава 28. Час "К". Да воздастся вам

Глава 27. Новые открытия. ч.2

Глава 27. Новые открытия. ч.2

Кантерлот. Город. Дом Арзеса.

Эндрю Арзес Новер вынырнул из сна, благодаря стуку в дверь. Хотя он привык

просыпаться от малейшего шороха, но в этот раз... Короче он спал, как это по

местному: без задних копыт. И вот результат, Арзес вскочил, бросился открывать

дверь, и, забыв что он не человек, сверзнулся вниз по лестнице с соответствующим

грохотом. Ну забыл он как переставлять копыта по лестнице, с утра точнее не

вспомнил. Грохот был знатный, типа шкафа спущенного по пролёту лестничной клетки.

Хорошо что Эндрю крылья прижал поплотнее, вот и остался цел.

В дверь всё стучали, причём настойчиво. Арзес, кряхтя, встал на четыре копыта

и, подойдя к двери, прислонил одно к изображению подковы. Опять звуковое

сопровождение возвестило об открытии дверного прохода и взору белого аликорна

предстали две миловидные кобылки в передниках горничных. Первая, единорог,

ядовито-лимонного окраса с тёмно-синими гривой и хвостом, с изумительными

ярко-бордовыми глазами, сновавшими туда сюда осматривая Арзеса. Вторая, пегас,

бледно-розового окраса, с ярко-голубой гривой и хвостом, с тёмно-фиолетовыми

глазами, которыми вновь прибывшая смотрела в пол. Кьютимарки обеих изображали

сковороду и веник, положенные крест на крест, с той лишь разницей, что у

единорожки сковорода была большего размера.

 — Синниса — представилась единорог, с ударением на первое "и".

 — Лаванерро — с ударением на последнее "о", представилась пегаска, одновременно

немного картавя и показывая свой не здешний акцент.

 — Хай! — по глупому поприветствовал их Арзес. — Простите. Эндрю Арзес Новер.

Вы ко мне? — видимо побудка ещё не привела мозги белого аликорна в порядок, так

как за такой вопрос, в нормальной обстановке, он бы себя давно бы отругал.

 — К вам, сэр. — в один голос сказали кобылки. И продолжили в один голос, но

с разной тональностью и произношением. — Каждому одинокому офицеру гвардии

в ранге капитана, проживающему не в казармах, положены две горничные. Это ваш

статус. Мы будем следить за порядком в доме, готовить завтрак и ужин, стирка,

глажка, всё входит в нашу работу. Жалование мы получаем во дворце, и вас оно

не касается. Обед, это за отдельную плату, продукты и бельё, закупаются за счёт

вашего жалования.

 — Стоп, стоп, стоп, дамы! — Эндрю поднял копыто. — Пусть говорит одна, очень

трудно с утра разобрать различный говор. Давай ты, Синниса.

 — А мы, вроде, всё сказали... — потупив глазки ответствовала единорожка.

 — Вроде у Мавроди. — недовольно пробурчал Эндрю, не заботясь о том, понимают

ли его. — Кто вас ко мне приставил, по чьему указу? — наконец спросил аликорн,

нахмурившись: тревожные сомнения терзали Арзеса.

 — А! — встрепенулась лимонная. — Указание, её высочества принцессы Селестии.

Она очень просила за вами присматривать, что-бы вы реже посещали различные

заведения. — весело добавила она, широко улыбаясь.

Сомнения переросли в уверенность. Селестии уже доложили о похождениях белого

аликорна в ближайшем кафе. "Ну, Тия, хочешь чтоб с меня волосок не упал, или

хочешь чтоб с других не падали?" — Эндрю задумался. — "Поговорим с тобой, опять

приватно. Потом."
 — Ну что-ж. — белый аликорн сделал вид, что задумался. — Я конечно рад, что

столь красивые кобылки будут меня обслуживать. — после этих слов "горничные"

прямо расцвели. — Хочу спросить: вы обязательно будете приходить сразу вдвоём?

 — Толико когта много рапоты. — ответила с акцентом пегаска.

 — Вот что, милашки, — Арзес хмыкнул. — Давайте устраивать "аврал" по уборке

раз в неделю. Я живу один, знакомых мало, гостей не вожу. Делаем вывод; бардака

у меня не будет. А ежедневный сбор пыли не нужен. Вы всё поняли? — кобылки

кивнули в утвердительном жесте. — Как и когда устраивать аврал, решайте между

собой. Так-же выбирайте: кто будет приходить с утра, кто вечером. Мне, лично,

всё равно. Ой, — спохватился Эндрю. — Чтож мы на пороге-то? А ну, залетай,

здесь договорим. — и он шагнул в сторону, пропуская двух горничных.

"Если когда-нибудь вам предложат расписать стены дома в стиле авангардизма,

ни за что не соглашайтесь!" — этот вывод сделал для себя Эндрю когда впустил

двух горничных внутрь дома. Их реакция была эмоционально-говорящей: отпавшие

челюсти и широко раскрытые глаза. Причём Лаванерро выдала своё происхождение

фразой: "Е delizioso!". Единорожка же ограничилась вообще общеэквестрийским
"Вау!". Арзес тут-же решил уточнить, что это они имели ввиду:

 — Что, очень страшно?

 — Вы не представляете себе насколько это красиво и модно! — с восторгом

запричитала Синниса. — Не все это могут себе позволить. — она грустно вздохнула

и продолжила. — Ну одну комнату, ну стену... А у вас весь дом! Это прекрасно и

восхитительно!

 — Si! О! Да! — закивала утвердительно пегаска.

 — Вам нравится? — глаза белого аликорна расширились и челюсть едва не отдавила

копыта.

 — Вы не представляете себе на сколько! — влюблённым и восторженным взглядом

Синниса смотрела на домовладельца. — Кто этот художник, что расписывал вам дом?

 — Его имя Альферо Хувс. — коротко ответил Арзес, и сам уставился на рисунки на

стенах. "Дискорд вас побери! Это же надо? Я и не знал... Надо извиниться перед

художником-то... Не прав был я. В принципе, Ван Гога то же никто сначала не

признавал, а вот потом..."
 — Так, дамы. — аликорн смотрел на горничных. — Продуктов у меня нет, так что

не знаю что я буду есть на завтрак. Но вот вам бабло, тьфу... деньги, — Эндрю,

телекинезом подтащил свою поясную сумку, что бросил накануне пярмо на стул у

входа, из сумки достал двести пятьдесят бит. — Я, думаю, этого хватит на закупку

необходимого?

 — О, та! — воскликнула пегаска, крылом приняв средства, закинула их в свою

седельную сумку, и молнией вылетела на улицу.

 — А ты чем займёшься? — криво улыбнувшись, спросил аликорн.

 — Позвольте осмотреть дом? — Синниса изобразила поклон. — Я оценю масштаб

работ.

 — Да пожалуйста. — ответил Арзес.

Под весёлый перестук копыт, горничная, широко улыбаясь, умчалась на второй

этаж. Эндрю с грустной улыбкой смотрел ей в след: "Детская наивность, взрослые

дети. Как мало им нужно для счастья. И ведь они не ведают что их ждёт. И даже

если я им расскажу, никто из них не поверит. Нельзя мне разрушать их покой,

никак нельзя. Пусть пока живут в неведении."
Пока аликорн размышлял, единорожка спустилась сверху, заглянула в ванную и

уборную, зашла на кухню, выглянув оттуда, она сказала: "Надо перемыть посуду!",

и снова скрылась в дверном проёме кухни.

Арзес поглядел на часы, что висели на стене в прихожей. Это были не просто
"ходики" или заводные часы. Это была модель на магическом камне. Они могли лет

пять идти без замены камня, для Эндрю, это было что-то новенькое, он-то привык

к батарейкам и у кураторов видел только миниреактор. "У меня в запасе от силы

час. Потом надо в штаб городской стражи, первая лекция. А спустя ещё час надо

быть в замке, начинаются первые занятия." — распланировал своё утро Арзес. Он

перевёл взгляд в окно: по улице, мимо дома всё чаще проходили местные жители.

Кто-то спешил на работу, кто-то шел с ночного клуба спать. "Стоп!" — дернул

самого себя Арзес. — "А как горничные дверь будут открывать? Замок-то на меня

только реагирует."
 — Синниса! — позвал единорожку белый аликорн. — Подь сюды, красавица, дело

есть.

 — Да, господин... — выскочила из кухни горничная, продолжая удерживать

телекинезом мокрую тряпку. — Вы завали меня, сэр?

 — Звал, — Эндрю кивнул головой. — Первое: давай без "господинов". Зови меня

просто — "мистер Арзес". Во вторых: Замок на двери у меня магический, реагирует

на моё копыто, как будете с подружкой входить и выходить?

 — О! Это не проблема, мистер Арзес. — Синниса улыбнулась. — Я прислоню своё

копыто к замку с этой стороны, а вы с той. Только вы первый. Потом мы меняемся

местами. Я с той стороны, вы с этой. И, после этого, замок будет слушаться меня.

 — Замечательно. — хмыкнул Эндрю. — Иди, пока, занимайся своим делом. — и

лимонная единорожка убежала обратно на кухню. — Не перестаю поражаться местным

абракадабрам. — хихикнул аликорн.

Арзес собрался идти в ванную, хотя-бы умыться, но в дверь снова постучали, и

опять очень настойчиво.

 — Открыто! — громко крикнул Эндрю, прислоняя своё копыто к изображению

подковы на двери. Под мелодичный звон, через открывшуюся дверь, с полными

седельными сумками продуктов, влетела, ну не влетела, просто быстро вбежала,

пегаска-горничная.

 — Сир, сдача в прафой сумке. — быстро сказала она, останавливаясь рядом с

аликорном.

Арзес заглянул в сумку, там лежали бумажные пакеты с мукой, картошкой, перцем

и на самом дне, примерно восемьдесят семь бит, мелкими монетами. Аккуратно

захватив телекинезом монеты, стараясь не задеть всё остальное, белый аликорн

переправил денежные средства в свою сумку, что продолжала лежать на стуле.

 — А ну, разгружайся, хватай подружку и сюда. — Эндрю очень нравилось

командовать. Но в данный момент, это его даже забавляло. — Буду дверной замок

под вас настраивать.

Когда операции с дверью все были проделаны, о чем возвестила немного другая

мелодия, белый аликорн решил спросить:

 — Так, уважаемые барышни, чем вы думаете кормить с утра вашего хозяина?

 — Э... Картош.. — начала Синниса.

 — Стоп, красавица. — прервал её Арзес. — Сделай яичницу с луком и всё. Увы,

дамы, — добавил он, видя их кислые мины. — Времени у меня нет. Я ведь на двух

работах работаю. Так что давайте, вдвоём и пошустрее. Я пока в ванную. — Эндрю

чуть кивнул и поспешил к умывальнику.

Черз пять минут белый аликорн вышел из ванной и заспорил с горничными о месте,

где он будет завтракать. Арзес настоял, что есть он будет на кухне, и ему

сервировать стол "по особому" не надо. Не велика разница где завтракать, на

кухне или в гостиной. Да притом что убирать посуду, крошки с пола и со стола

проще.

Эндрю в один присест проглотил яичницу, запил чаем с фруктовым тостом, тепло

поблагодарил улыбающихся кобылок и направился к выходу.

 — Девочки, до вечера, а может и до завтречко, может я поздно вернусь, тогда

ужин оставьте на плите. — уже в дверях, кое как нацепив на себя поясную сумку

и медальон, попрощался Эндрю с такими милыми горничными. Он закрыл за собой

входную дверь, хмыкнул, вспомнив, какими взглядами, украдкой, одаривали его

эти милые кобылки. "Эх, милашки, не ваш я, не ваш." — подумал Арзес спускаясь

с крыльца. — "И вам хороших вторых половинок." — мечтательно добавил он и,

сразу погрустнев, закончил. — "Только бы вы дожили до них." Впереди аликорна

ждал трудный, но, возможно, очень интересный и насыщенный событиями день.

Оглянувшись на свой дом, Эндрю Арзес Новер в который раз, улыбнулся, осмотрел

улицу, шумно втянул ноздрями свежий утренний воздух, резко выдохнул и направился

к штабу городской стражи.

Понивиль.

Когда Лэра Фёст подходила к Понивилю, она заметила что чуть-ли ни на каждом

углу, на каждом мостике через местную речку стоят как минимум по два гвардейца

белого или серого цвета. По мере приближения к понивильской библиотеке,

стражников становилось всё больше. В воздухе летали гвардейские патрули, а у

самой библиотеки стояла золоченая колесница, запряженная шестёркой белых

пегасов, и десяток гвардейцев во главе с офицером.

ЗЛ: "Классно здесь встречают."
ИИ: "И провожают по морде. Ты не поняла ещё что это нас побаиваются?"
ЗЛ: "Нормально всё. Не зависай, всё будет хорошо."
Перед ярко-синей кобылкой аликорном возник серый единорог в золотых доспехах

с офицерскими атрибутами.

 — Вы Лэра Фёст? — строго спросил он киборга.

 — Да, офицер. — кивнув головой ответила та.

 — Вас просят пройти в библиотеку её высочество принцесса Селестия. — серый

говорил с нажимом и строго. — Все попытки неповиновения будут пресекаться

и строго наказываться. Следуйте за мной. — он подал какой-то знак, и по бокам

и сзади Лэры, как по мановению волшебной палочки, оказались четыре стражника с

копьями "наизготовку".

ЗЛ: "А это залёт 100%"
ИИ: "Ну я предупреждала."
Отряд из десяти гвардейцев как по команде ощетинился копьями и повернулся

фронтом в сторону киборга.

ЗЛ: "Чего-то они слишком уж..."
Процессия, возглавляемая офицером, подошла к двери библиотеки, над киборгом,

тем временем разрасталась перепалка, и главным действующим лицом там была

Райнбоу Дэш.

 — Ты, черепаха в доспехах! — горячилась Райнбоу. — Почему это я не имею

права идти со своей подругой?

 — Приказ принцессы. — твердил пегас в офицерских доспехах, каждый раз телом

перекрывая путь пегаске.

Дверь в библиотеку со скрипом открылась внутрь, офицер сделал шаг влево

и приглашающе махнул в сторону входа копытом.

Сделав несколько шагов, киборг оказалась в знакомом помещении. Там её уже

ждали. По середине зала библиотеки, на подушке, сидела принцесса Селестия с

развевающейся гривой, рядом, уткнувшись в книгу, с грустным выражением на

личике лежала, поджав под себя копытца, Твайлайт Спаркл. Взгляд принцессы

был немного напряженным и оценивающим. В пространстве ощущалась посторонняя

энергия, и Лэра заметила, что рог белого аликорна слегка светился.

 — Ну заходи, чудо другого мира. — негромко сказала принцесса. — Подойди

ближе, не бойся, я не кусаюсь. — взгляд Селестии сменился на мягкий и

добрый. — Расскажи нам с Твайлайт о своих ночных приключениях, а то мы не в

курсе.

 — Приветствую вас, ваше высочество. — преклонив колено и чуть нагнувшись

произнесла ярко-синяя аликорн. Потом она поднялась, подошла ближе, села перед

Селестией на круп, и чуть проанализировав вопрос солнечной принцессы и сложив

данные о путешествии и встрече с принцессой Луной, она продолжила. — Вам, ваше

высочество, наверное принцесса Луна рассказала о нашей встрече? Я продолжу с

места нашего расставания...

 — Погоди, Лэра. — перебила её Твайлайт Спаркл, оторвавшись от книги. — Расскажи

как ты добралась до замка Найтмер Мун.

 — Давайте я вам лучше покажу? — предложила киборг, слегка прищурившись.

Челюсть Твайлайт упала на пол, а глаза расширились до невероятных размеров. А

вот солнечная принцесса даже не повела бровью, лишь улыбнувшись реакции своей

ученицы.

 — Ну, удиви меня! — наконец справившись с удивлением, весело сказала фиолетовая

единорожка.

Перед принцессой и Твайлайт возникло плоское, висящее прямо в воздухе, немного

не чёткое черно-белое изображение приближающегося Вечнодикого леса. По краям

изображения мигали какие то цифры и датчики, сообщающие скорость киборга, нагрев

сервоприводов, температуру воздуха, влажность, загрузку реактора, стороны света,

силу и направление ветра и т.п. Именно в этот момент, ярко-синяя аликорн заметила

первое удивление у принцессы.

 — Примерно так я вижу мир из своих сенсоров. — коротко прокомментировала Лэра

текущее изображение.

 — А... — подала голос опять "сильноудивлённая" Твайлайт. — Можно остановить

показ? — в ту-же секунду изображение замерло.

 — Что тебя заинтересовало, моя ученица? — наклонив к фиолетовой волшебнице

свою голову, спросила солнечная принцесса.

 — Что это за цифры? — и единорожка ткнула копытом в ряд цифр по краям серого

виртуального изображения.

Несколько минут ушло у киборга на объяснение что обозначают те или иные цифры

на экране. Но Твайлайт не унималась:

 — А это что? — она ткнула копытом в маленькую врезку, по середине которой

с азимутальной сеткой выделялась яркая белая точка.

 — Мини радар, сто футов примерно. А точка, это я. — прокомментировала Лэра.

 — Продолжай показ, пожалуйста. — наконец сказала ученица Селестии.

Опять изображение задвигалось, но через несколько секунд оно замерло, и лишь

цифры, изменяющиеся по краям изображения показывали что съёмка всё идёт.

Неожиданно изображение сменилось на цветное и пятнистое.

 — Ой! — Твайлайт аж подпрыгнула, — Что это?

 — Инфракрасное зрение. — коротко ответила киборг, но потом решила пояснить,

так как заметила приподнятую бровь принцессы. Поставив на паузу воспроизведение

видеоотчёта о путешествии, ярко-синяя аликорн продолжила. — Чем светлее овал,

тем теплее объект. Ночью многие хищники так и видят, кстати. Видите, нет очень

ярких пятен, значит живых организмов нет. Ведь любой из вас излучает тепло, не

так-ли?

 — Дальше. — негромко попросила Селестия.

Несколько минут меняющееся пятнистое изображение, сопровождалось лишь тихими

вздохами Твайлайт Спаркл, и любопытным взглядом принцессы Селестии: ещё бы, они

никогда такого не видели; ночной Вечнодикий лес в инфракрасном диапазоне.

Вот кадр возникшей на пути Лэры мантикоры, на мини-радаре к яркой белой точке

приблизилась красная, а на изображении возникли очертания скорпионо-льва, причём

чем дальше от контура, тем расцветка изображения была темнее. Вот удар копытом,

вот какое-то сообщение поверх изображения, и опять мелькание цветных картинок.

 — Это ты зачем? — не громко спросила принцесса.

 — Как вам сказать, ваше высочество, — киборг не прервала трансляцию, но немного

пошевелилась и изображение задёргалось. — Я не стремилась убить мантикору, я

просто дала ей понять, что связываться со мной, себе дороже. Каждого уговаривать

трудно, а хищников почти невозможно. Да, я ударила её, но если-бы я этого не

сделала, она бы на меня напала, а увернуться в чаще от агрессивного хищника

достаточно сложно. И потом, у меня есть план, я должна добраться до ночного

замка, а время на всяких хищников терять, которым почему то не спится, это верх

расточительства.

 — Оставим пока эту тему, — чуть холоднее сказала Селестия. — А что там было

за сообщение?

 — Отчёт о том что фото этого животного и его параметры сохранены в моём

архиве, доступ к которому возможен как к справке. — ответила Лэра.

Тем временем картинка сменилась на горную тропку. Вот уже и площадка, осмотр

моста, и по изображению, в правом верхнем углу, снизу вверх побежали строчки

цифр и надписей.

 — А это что? — опять нетерпеливо спросила фиолетовая единорожка.

 — Характеристика моста: грузоподъёмность, надёжность канатов и материала. Ну

и расстояние от одного края пропасти до другого. — ответила киборг не двигаясь.

 — Я думаю, достаточно. — чуть улыбнувшись, остановила трансляцию Селестия.

Изображение погасло, и киборг, слегка изменив положение головы, посмотрела

с улыбкой на хозяйку библиотеки.

 — Как быстро ты бежала? — спросила солнечная принцесса.

 — Сначала семьдесят пять миль в час, — ярко-синяя аликорн посмотрела на

принцессу. — Потом, в гору, медленнее. Не более шестидесяти. Была опасность

оползней.

Селестия с интересом разглядывала Лэру. Если-бы не её не мигающие глаза

и отсутствие дыхания, ну прям вылитая обычная пони. Конечно, разговаривает

она немного специфично, но возможности у неё действительно невероятные. "А вот

давайте сейчас проверим кое что?" — решила солнечная принцесса и спросила:

 — Как ты считаешь, Лэра, — Селестия наклонилась в сторону киборга. — Зачем

я тебя сюда пригласила столь странным способом?

Несколько секунд ничего не происходило, даже фиолетовая единорожка затаила

дыхание, пытаясь "услышать" как думает эта "пони-голем".

 — Анализируя ваш вопрос, а так-же ваше эмоциональное состояние, — начала свой

ответ киборг. — И проведя тщательный разбор ситуации вокруг библиотеки, в городе

и подсчитав общее количество вооруженной охраны, делаю вывод: вы очень боитесь

за свою ученицу, за жителей этого городка и наконец вы боитесь меня, точнее

моих поступков, ваше королевское высочество. — Лэра чуть склонила голову и

поглядев на Твайлайт, другим тоном спросила. — Ты тоже меня боишься, Твайли?

У фиолетовой единорожки что-то оборвалось внутри. Опять юная волшебница

не знала что предпринять, вроде и страшно, а вроде и полное доверие к этой

немного странной пони. И Твилайт Спаркл приняла решение. Она вскочила на

копыта, подошла к ярко-синей кобылке, привстала на задние копытца, а передними

обняла Лэру за шею и прошептала:

 — Теперь я не боюсь. — единорожка поглядела на свою наставницу. — Я верю

в неё и не боюсь, принцесса. — Твайлайт поглядела снизу вверх в немигающие

глаза киборга. — Я раньше боялась, а теперь нет.

 — Вот и всё что я хотела услышать. — повеселев заметила Селестия, вставая с

подушки. Она поглядела на "обнимашки" своей ученицы, тихо хихикнула, ткнула

копытом ярко-синюю кобылку аликорна и добавила. — Я теперь за вас спокойна,

и мне пора обратно в Кантерлот. — она поглядела на единорожку. — Твайлайт, не

проводишь меня? — дверь пред принцессой раскрылась настежь сама, даже не

заскрипев. Правительница Эвестрии покинула библиотеку и направилась к своей

колеснице. Чуть отстав от неё, на два-три шага, семенила её лучшая ученица, а

следом за ней шла ярко-синяя кобылка аликорн, внимательно осматривая

окрестности и одновременно сканируя пространство возле библиотеки.

Принцесса забралась в экипаж, повернулась к Твайлайт и сказала:

 — До встречи, моя ученица, жду тебя в Кантерлоте через две недели. Билеты

я тебе пришлю. — Селестия повернулась к Лэре Фёст. — Ты, Лэра, приезжай вместе

с Твилайт, мы с сестрой будем рады тебя видеть во дворце. Прощайте! — и,

сверкающий золотом экипаж, рванул в небо.

Принцесса солнца возвращалась в Кантерлот. Нельзя сказать что её мысли были

ясны как и солнечный день вокруг. Да, она выяснила для себя что Лэра Фёст

не причинит вреда обитателям Понивиля; да, она добилась того, что её ученица

поверила этой странной пони; да, она увидела возможности новой жительницы,

но... Именно это "но" немного омрачало мысли Селестии.

Когда-то, на заре Эквестрии, она полагалась на свою силу, на силу единорогов

преданных ей до последнего вздоха, и принцесса знала, что этих сил будет

достаточно для любого врага, которого она знала на тот момент, что бы его, если

не разгромить, то удержать от вторжения в страну. А потом... А потом случилось

нежданное путешествие на планету "людей". Ну кто-же мог подумать, что простая

телепортация, как естественное заклинание, не всегда нормально работает на

большие расстояния? В Эквестрии прошло не больше трёх дней, а "в гостях" она

была почти месяц. Да, она увидела многое, но только благодаря помощи местного

жителя, который укрывал её и чуть-ли не неделю ей рассказывал и показывал свой

мир, Селестию не поймали. Она тогда поняла, что ещё не скоро люди достигнут их

мира, и беспокоилась только потому, что она так и не сказала куда отправилась.

Но теперь... Она увидела "начинку" ярко-синей кобылки аликорна: её технические

возможности поражали воображение. Да, многие единороги имеют заклинание

восприятия. Что-то сродни "радару", как назвала-бы это Лэра Фёст. Но не всем

это доступно, и потом, определить что недалеко враг могут многие, но вот
"разглядеть" что ел вчера или сегодня враг, что у него за оружие, какого он

веса и здоров-ли он, это, используя все доступные на данный момент заклинания,

почти не возможно. Как защититься от будущего врага, который, благодаря своей

фантастически-технической мощи, может увидеть даже того, кто накинул на себя

заклинание невидимости? Да, можно подобрать заклинание абсолютного блокирования.

Но не все это заклинание знают, и уж тем более не все могут его применять. А

молния показанная Райнбоу Дэш? Как, пони, абсолютно лишенная магии может

сделать ТАКОЕ? И судя по всему это не предел мощности. А скорость анализа

обстановки, скорость и резкость движения, четкость зрения на такие расстояния,

разве это, с точки зрения жителей этого мира, не магия? И наконец: для чего,

как выражаются Дэн фон Бюррен или Эндрю Арзес Новер "их кураторы", прислали

вместе с ними эту псевдоживую пони? Только для демонстрации "техосилы" или для

другого? А записи она ведёт зачем? Шпионит или ещё для чего-то?

Принцесса очнулась от раздумий, когда один из пегасов-офицеров, летящих рядом

с повозкой прокричал:

 — Подлетаем к Кантерлоту. Ваше высочество, где садимся? Площадь, балкон или

внутренний двор?

 — Во двор. — строго приказала Селестия. — И вызови ко мне Шайнинга Армора,

мы с ним кое что обсудим. После посадки все свободны!

Летящая повозка, запряженная шестёркой белоснежных пегасов в доспехах, чуть

накренилась, и, со снижением, стала приближаться к замку.

Твайлайт Спаркл и Лэра Фёст долго стояли перед библиотекой, провожая взглядом

улетающую колесницу солнечной принцессы. Они не обращали внимания, как патрули

гвардейцев быстро собрались в одном месте по команде офицеров, построились в

колонну по пять и возглавляемые тремя офицерами единорогами тронулись на

вокзал. Там, всю эту бело-серую гвардию, ждал спецсостав для перевозки войск,

именно на нём прибыла в Понивиль не летающая часть гвардейского воинства.

Экипаж принцессы превратился в сверкающую желтую точку в небе, когда к

стоящим аликорну и единорожке присоединилась Райнбоу Дэш, которую уже не

сдерживал пегас стражник, потом подошел Спайк, изначально отосланный Твайлайт к

Рарити. Пони уже потеряли из виду колесницу принцессы, а вот киборг, всё ещё

следила, и стояла как вкопанная. Дэш, приземлившись рядом с Твайлайт, ткнув её

копытом, спросила:

 — Так почему принцесса приказала меня не впускать? У вас там секреты?

 — Дэш, — фиолетовая волшебница криво улыбнулась. — Это были государственные

тайны. Но главное, я могу сказать: теперь, — Твайлайт Спаркл перевела взгляд

на Лэру, всё ещё следящую за небом. — Я ни сколько не боюсь нашей новой

подруги. Нисколько. Раньше, у меня были сомнения, — и единорожка посмотрела

на Райнбоу Дэш. — Теперь их нет.

 — Ха-ха! — пегаска аж повалилась на траву. — "Сомнения"... Когда их у тебя

не было?

Единорожка не успела ничего ответить, как в разговоре приняла участие аликорн.

 — Твайлайт, — киборг-аликорн повернулась к волшебнице. — Как ты считаешь,

мэр уже пообедала?

Сказать, что окружавшие ярко-синюю кобылку персонажи сильно удивились, это

значит ничего не сказать.

 — Странно, что ты это помнишь, — хмыкнула Твайлайт.

 — Твайли, — киборг глядела точно в глаза волшебницы. — Я-то понадёжнее твоих

чек-листов буду. Память-то, абсолютная. — и Лэра моргнула одним глазом.

 — Ха! Так ты списки не составляешь? — весело спросил Спайк.

 — А зачем? — аликорн изобразила удивление. — План на день, составляю ещё

ночью, я-же не сплю. А план записан в памяти, ну как твой листок, — она кивнула

в сторону хозяйки библиотеки. — Уже сделанное, отправляется на удаление, но

если это что-то важное, сохраняется запись в архиве. Что-бы потом посмотреть,

как я справлялась с заданием. — Лэра повернулась к Райнбоу Дэш. — У меня к тебе

просьба: слетай к ЭйДжей, скажи что я задержусь на полтора часа, для беседы с

мэром. Потом я опять на ферму приду, доделаю работу.

 — Я мигом! — крикнула радужногривая пегаска, и пулей сорвалась в направлении

яблочной фермы. Как только она скрылась за домами, аликорн повернулась к Твайлайт

Спаркл.

 — Я сама дойду до ратуши. — киборг изобразила улыбку. — После работы у ЭйДжей,

могу зайти к тебе, если хочешь, конечно. — и аликорн, опустив взгляд, чуть

наклонила голову.

Окрестности Кантерлота. Дом на берегу реки.

Солнце давно пошло на снижение, но на поляне перед домом пять пони: два

пегаса и три единорога, и черный как смоль аликорн отрабатывали навыки

подсечек и коротких атак по болевым точкам. Ещё один, ночной пегас, сидел

на крупе чуть в стороне от группы занимающихся и потирал ушибленное плечо. Ну

да, сам виноват, черный аликорн предупреждал: "Я бью редко, но сильно. Если

меня атакуете, считайте что перед вами враг номер один. Не делайте скидок на

мою расу и знакомство. Бейте что есть силы, и не надо играть в игру `виртуозы

воздуха`. Чем проще удар, тем он эффективнее." Вот и результат, ушиб плечевого

сустава, болит шея и крыло. Этот Дэн фон Бюррен, черный аликорн, мог запросто

оторвать крыло пегасу, но он просто куда то даже не ударил, а просто надавил:

коротко, но очень болезненно.

Правда занятия начались около двенадцати дня, так как Дэн дрых почти до

одиннадцати. Сержант, ночной пегас, хмыкнул, вспомнив с каким жаром ночные

охранники рассказывали о прибытии принцессы Луны. Самое интересное, говорят

что она, ночью, несколько часов провела в обществе этого черного аликорна. Чем

они вдвоём занимались, никто не видел. Но вот то что Дэн фон Бюррен пришел

обратно улыбающимся, это видели все.

А разговор с дежурным пегасом сержантом, после того как черный аликорн встал,

это было нEчто. Таких заковыристых выражений о службе и умственных способностях,

заснувшего на посту в доме ночью, сержанта, ночной пегас ещё никогда и не

слышал. Даже любитель жестких словечек, шэф-сержант, и тот от удивления раскрыл

рот, когда после "фитиля" от Флаттера Громинга, за проштрафившегося, взялся

Дэн фон Бюррен. Аликорн, как он выразился "на пальцах", объяснял сержанту

чем пахнет пренебрежение уставом и обязанностями в "полевых условиях в боевой

обстановке". Теперь, тот самый сержант-пегас серого цвета, который ночью,

дежуря внутри дома, "случайно задремал", и вместо положенного дневного

отдыха, под приглядом капрала из дневной смены, чистил котёл, в котором

с утра, до этого, варился завтрак.

Правда, по секрету, ночной сержант пегас, узнал об ещё одном разговоре,

который состоялся между Дэном фон Бюрреном и Флаттером Громингом. То что

принцесса Луна прилетела к Дэну, это Флаттер узнал быстро, но вот по инструкции,

он должен был поднять тревогу и разбудить спящих, а он этого не сделал. Вот и

услышал лейтенант, незнакомое для себя слово, "лох". Но аликорн на Громинга не

сердился, он просто махнул на него копытом, и сказал: "По нашим уставам,

караульного, имеет право снять с дежурства только прямой командир части или

начальник караула с разводящим. И только. А ты как увидел принцессу, так сразу

полную кучу навоза навалил. Ладно, всё нормально, сейчас ещё не война, но ты

просто подумай над тем, что я сказал."
Крыло чуть успокоилось, шея ещё побаливала, но уже не стесняла движения,

сержант ночных стражей встал, чуть расправил крылья, подошел к тренирующимся

и громко спросил аликорна:

 — Сэр Дэн фон Бюррен, я в порядке. Разрешите продолжать занятия?

 — Второй раунд, сержант? — хитро прищурившись своими красными, как раскалённые

угли, глазами спросил черный аликорн. — Смотри, если что `дохтура` позову.

 — Я готов, сэр!

 — Ну что-ж, сержант, я рад. — Дэн фон Бюррен хмыкнул. Потом повернулся к

остальным и гаркнул. — Десять минут перерыв. Можете сходить под душ, полежать

к верху пузом на траве. Потом снова все сюда.

Впереди был долгий тренировочный вечер. Сержант поглядел на солнце, чему-то

улыбнулся, вздохнул и поглядев на аликорна, тихо спросил:

 — Дэн, научи меня твоему болевому приёму на крыльях, ну тот, без удара

который, а?

Дэн фон Бюррен, нахмурившись, поглядел на сержанта, слегка задумался, потом

тихо сказал:

 — Научу, только чур против своих не применять. — черный аликорн наклонился

к ночному пегасу. — Победа тогда считается полной, когда ради неё не прозвучало

ни одного выстрела. Надеюсь ты меня понял. — и Дэн фон Бюррен отошел на берег

реки.

Ночной пегас, с приоткрытым ртом, долго переваривал слова аликорна, потом,

он улыбнулся, поняв наконец фразу этого наставника, и, взмахнув крыльями, полетел

в сторону двора, надо было успеть под душ сходить, впереди ещё часа четыре

тренировок.

Кантерлот. Замок. Плац. Вечер.

На последние два часа занятий, первого тренировочного дня, пришли все пегасы

и единороги гвардейцы, что и были до обеда. Ярко-белый аликорн Эндрю Арзес Новер,

старший инструктор гвардии по боевой подготовке, критически оглядел стоящее

перед ним воинство. У двоих пегасов ссадины на ногах, у одного единорога фингал

под глазом, а уж ушибов и растянутых мышц вообще не счесть. Но никто не отступил,

все горят желанием постигать науку "борьбы без оружия".

 — И так, курсанты, — Арзес из называл "курсантами", так проще. — Мы с вами

убедились, что сила и магические возможности, при неожиданном нападении не

всегда спасают от травм и потери сознания. Поднимите правое переднее копыто,

и все дотронулись до своего подбородка! — скомандовал белый аликорн, он выждал

несколько секунд, что-бы все выполнили его распоряжение. — Теперь, круговыми

движениями копыта, двигайте его вдоль нижней челюсти к щекам, с максимальной

силой надавливая на челюсть.

То один, то другой "курсант" вздрагивал, случайно нащупывая болевые точки

на подбородке.

 — Так, — Эндрю решил что все всё нашли. — Для чего вы это делали, кто может

мне ответить? — и белый аликорн чуть прищурился и стал водить взглядом по

ширенге курсантов, как-бы вычленяя тех, кто первым сообразит. — Ну, "номер

восемь", давай. Отвечай.

Надо сказать, что по началу, примерно минут двадцать, все пегасы и единороги

очень воспротивились "обезличиванию" по номерам. Однако, Арзес сумел быстро и

аргументированно доказать, что данное обращение проще и точнее, чем заучивать

их имена, причём иногда состоящие из трёх слов. "Как вы будете в бою к друг

другу обращаться? Ты пока произнесёшь `Винтер Старринг Даст`, тебя или его

шлёпнут как манекена." Отсюда и пошло: первый...десятый, `палочки`, `один два`,
`счастливчик` и далее `один четыре`, `один пять`. Ну не стоит произность
`восемнадцатый` и `двадцать второй`, вместо коротких `один восемь` и `два два`.

И вот, ярко-белый пегас, сержант гвардеец, с зелёными глазами, без доспехов,

с кьютимаркой копья и щита, выступил вперёд.

 — Я думаю, — он обернулся, ища поддержки среди товарищей, но белый аликорн,

состроил строгую гримасу и показал копыто, любителям подсказок. И сержанту

ничего не оставалось делать, как продолжить. — Вы так показали нашу болевую

точку на челюсти.

 — За уменее мыслить, отлично, а вот за анализ, — Арзес криво улыбнулся,

вздохнул и закончил. — "незачёт"! В строй!

Легкий шум прошел по ширенге. Никто не мог понять, что не так в ответе этого
"номера восемь".

 — Как вы, отличаетесь друг от друга физически, — белый аликорн говорил тихо,

но четко. — Так и строение ваших черепов различны. И у каждого, его болевая

точка находится в уникальном месте. Так что нанося удар в "точку", на самом

деле, надо бить по площади от полутора, до двух дюймов. Кстати, а вот у пегасов

и единоргов есть свои уникальные точки. — Арзес улыбнулся, разглядывая своих

курсантов.

Ширенга притихла, осмысливая сказанное. Видно, как то один единорог, то

другой, чуть дотронулся до своего рога, а один из пегасов, раскрыв пошире крыло,

повернул голову, рассматривая свой бок.

 — Молодцы, — похвалил инициативных Эндрю. — В соображалке вам не откажешь. И

так, курсанты, на сегодня теории хватит. Приступаем к практике. Что бы сотворить
"удар задним копытом вперёд и в голову", надо тренировать растяжку. Или вы не

знаете что это такое? — белый аликорн хитро прищурился. — Значит, так, всем лечь

на живот. А вот копыта будем тянуть немного не в удобное направление. Показываю.

Много было стонов и проклятий, когда под руководством своего инструктора, все

курсанты на своём организме "прочуствовали", чем их обделила природа.

К концу занятий, у некоторых, в основном пегасов, из за немного более гибкого

строения скелета, кое что начало получаться, но в целом, ещё всё было не на

высоте. Через полтора часа занятий, Арзес решил что пора заканчивать на сегодня,

отпустил всех, и когда последний единорог-офицер, собрался уходить, белый

аликорн остановил его:

 — А тебя, Сиргл Стар, я попрошу остаться. — и к удивлению единорога, Арзес

глупо хихикнул.