Автор рисунка: Stinkehund
Глава 27. Новые открытия. ч.2 Глава 29. Первая кровь и отшельник

Глава 28. Час "К". Да воздастся вам

Поймать Кризалис? Да как два копыта....

Глава 28. Час "К". Да воздастся вам

Кантерлот. Дом Арзеса.

"Вы когда-нибудь задумывались над последствиями своих действий? Я не о тех

последствиях которые являются ключевыми в определении дальнейших поступков и

реалий, я о другом. Вот вы берёте кружку с чаем или напитком, отхлебнули. А

как и куда вы её поставили? Играет ли это роль в определении дальнейших

событий? Вся наша жизнь, я имею в виду у смертных, биологически смертных,

состоит из таких мелочей. Мы косвенно, так или иначе, влияем, даже такими

незначительными, казалось бы, поступками, на неё и на жизни других и события

нашего мира. От любой, казалось бы, незначительной мелочи, можно провести цепь

событий, которые окажут влияние на будущие, уже глобальные события. В моём

родном мире есть такой принцип: "эффект бабочки". Если где-то, маленькая и

красивая бабочка махнула крыльями, то где-то произойдёт ураган. Всё это, я вам

рассказываю не для того, что бы "загрузить вам мозг". Каждый из вас, таких

разных слушателей, должен понимать, что следование шаблону, даже столь важному

как боевой устав, может навредить больше, чем проявление инициативы. Но помнить

нужно следующее: оценивайте обстановку как бы со стороны, старайтесь подойти

к ней непредвзято, подумайте, что в данной ситуации "не так" и "не стандартно",

возможно, вы увидите те факторы, что и приведут вас к логическим действиям не

по шаблону и, в конце концов, к правильным поступкам."
Арзес стоял на балконе своего "расписанного" дома и вспоминал куски своей
"минилекции по развитию интеллекта у офицеров", которую он прочитал сегодня

утром в штабе городской стражи. Он вспоминал сегодняшнюю тренировку гвардейских
"добровольцев" и к своему неудовольствию ощущал ноющую боль в крыле. Да, он не

успел вовремя увернуться от атаки пегаса-капрала, который очень быстро выучил

урок "выламывания крыльев в воздухе". Ученики быстро схватывали болевые приёмы.

Захваты, удары в связки, подсечки и другое. Не у всех всё получалось как надо,

но Эндрю надеялся, что через недельку у них всё будет получаться на "автомате".

Сегодня белый аликорн закончил занятия на два часа раньше. Сегодня, его друг,

Дэн фон Бюррен, прибудет в город для подготовки ночной операции против такого

необычного объекта, как королева перевертышей Кризалис. В шкафу, на первом

этаже, лежала синтезированная сеть, для захвата объекта. Как и кто будет

работать сетью, это они будут решать уже на месте. Но Арзеса всё тревожила

мысль о возможностях Кризалис, о её атакующей магии. "В принципе можно её

вихревой воронкой схватить, но она телепортом вырвется. А как тогда? Можно

использовать `магическое зеркало`, но телепорт-то не заблокировать."
 — Эй! Задумчивый! — раздался снизу знакомый голос. — Я пока твой дом нашел

замаялся. Стража либо играет в "немогузнайство" либо вообще на вопросы не

отвечают. В дом пригласишь или мне без приглашения вломиться? — Арзес перевёл

взгляд вниз. На площади, перед домом, стоял черный аликорн с белой гривой и

хвостом, с ярко-красными, как раскалённые угли, глазами и кожистыми

перепончатыми крыльями. Через спину у черного был перекинут серый ремешок и на

нём, слева, болталась седельная сумка.

 — Дэн! — радостно закричал с балкона Эндрю. — Здравствуй. Иди к двери, сейчас

открою.

Белый аликорн, со скоростью ветра спустился на первый этаж и приложив копыто

к кругу на двери активировал процедуру открытия.

Дэн зашел, оглядел разукрашенные стены дома, хмыкнул, повернулся к Арзесу и,

чуть наклонив в сторону голову, ехидно прищурился и спросил:

 — Художники ещё живы?

 — Мне сказали это модно. — с кривой улыбкой ответил Эндрю и задал уже свой

вопрос. — Ну, как сам?

 — Да брось ты! — черный аликорн улыбался "во всю ширину улыбки". — Нормально

всё. Ты помнишь за чем мы сегодня пойдём?

 — За приключениями на свой круп, не так-ли? — ехидно заметил белый.

 — Ой, вот только не надо, а? — Дэн скривился. — Ты сеть сделал?

 — Да, в шкаф положил. — Эндрю указал копытом на шкаф в прихожей. — Усилил там

кое-чего, не порвёшь.

 — Нужно ещё кое что синтезировать. — "фон" стал серьёзным. — Ты помнишь про

минерал — блокиратор магии?

Эндрю Арзес Новер сел на круп от неожиданного вопроса. Перебрал свою память

и, к своему удивлению, нашел формулу...

 — Помню. — погрустнев ответил белый аликорн.

 — Что враз постарел? — черный был серьёзен.

 — Да иди ты! — раздраженно заметил Арзес, вставая с пола и отмахиваясь от

Дэна копытом. — Ты хоть понимаешь что ты просишь? — и Эндрю поглядел в глаза

черного аликорна.

 — Надо, Федя, ну надо! — чуть улыбнувшись ответил "фон".

 — Из воздуха сделать не получится. Очень энергозатратно. — заметил Арзес.

 — Ну, дык, пошли в пещеру. Я уже выяснил где много всего лежит. — похоже Дэн

время зря не терял. — Я туда, правда, сам не ходил, но мне на карте один мой

пегас-охранник показал. Правда он хитро как-то лыбился, боюсь там что-то не

так.

 — В горы? — просто для проформы уточнил Эндрю. — Так мы туда часа за три

только доберёмся... — добавил он и осёкся, его и Дэна начало окутывать черное

пламя.

 — Мой телепорт надёжнее. — услышал белый аликорн от черного.

Через мгновение они стояли на склоне какой-то весьма не маленькой горы, на

вершине которой, в милях двух выше по склону, белела снежная шапка.

 — Нам, вроде, по описанию, сюды. — Дэн приглашающе махнул копытом в сторону

двух жандармов* и плоского каменистого плато нависающего над ними.

Подойдя к указанному месту, Дэн и Арзес обнаружили низкий вход в пещеру. Когда

они туда вошли, им пришлось наклонить головы и идти друг за другом, так как

проход был недостаточно широким и высоким. Так они прошли минуты три, в темноте

и в сгущающемся воздухе; вентиляции здесь не было. Серо-коричневые, гранитные

стены узкого коридора, резко пошли вверх и в стороны и, взору двух аликорнов,

открылась пещера, что была немного освещена каким-то странным бледным светом

исходящим от стен и потолка, чем-то напоминающая хранилище какого-либо банка

или алмазного фонда. Все стены были утыканы самоцветами, как кожанная куртка

заправского металлиста — заклёпками. Весь пол, усыпан драгоценными, и не очень,

камнями столь разной раскраски и размеров, что напоминало раскрытую огромную

пачку "M&Mс" с некалиброванными и, покрытыми глазурью, орехами. Обилие цветов

зашкаливало все разумные пределы, а фигуристость некоторых камней была такой,

что казалось, будто их изготавливали на заводах LEGO.

 — Вашу Эквестрию! — в принципе Дэн сказал верно, только он добавил ещё такое,

что... В общем не в сказке сказать, ни клавиатурой нащёлкать.

 — Это точно. — поддержал друга Эндрю, с расширившимися глазами осматривая

стены и пол пещеры. — Даже у наших кураторов такого не было.

Легкий ветерок свежего воздуха гулял по залу, стояла гнетущая тишина, и

до звона в ушах аликорны прислушивались; нет ли здесь охраны или ещё странных

посетителей.

 — И тишина... — опять хохмил Дэн.

 — Только мерт...- хотел добавить Эндрю и осёкся. Из глубины пещеры, тихо и

слегка подсвечиваясь зеленоватым светом, вылезла костлявая фигура какого-то

существа, чем-то напоминающая пони. Когда это привидение, чуть приблизилось,

то аликорны разглядели: это был почти голый скелет единорога, с кое-где,

висящей на костях, полусгнившей органикой, с пустыми, мёртвыми глазницами, и

кривым загнутым рогом.

 — Про-о-о-о-очь и-и-из мо-о-ое-е-е-й пе-е-е-ще-е-е-еры-ы-ы-ы! — прошумело

растянуто привидение.

Дэн многое повидал, и его это явление совсем не смутило. Он глупо хихикнул,

пробурчал под нос что-то типа: "вспомнишь дерьмо, вот и оно", и, гордо встав

впереди белого аликорна, выпятил грудь и, как можно более страшным голосом,

произнёс:

 — Я, Дэн фон Бюррен, повелитель загробных сил и тьмы, — Дэн сохранял полную

серьёзность. — Повелеваю тебе, призрак: назови себя и слушайся хозяина. — и

рог черного аликорна сверкнул черным, в воздухе ощутимо запахло серой.

Арзес знал о "возможностях" друга, но вот такое... В принципе белый аликорн

уже приготовил фаерболл, осталось только произнести "ист", что бы закончить

заклинание, но он решил подождать, вдруг Дэн справится?

 — Я — Эллерос Странник. — ответил призрак остановившись. — Я слушаю тебя,

мой повелитель. — и привидение изобразило поклон.

 — Я обещаю тебе, Эллерос, что твоя пещера останется в твоём ведении после

нас. — на Дэна было даже страшно смотреть, он "вошел в роль". Его грива и хвост

сами собой начали развеваться и окрасились в красный цвет, глаза, что и так

красные как раскалённые угли, стали светиться ярче. Да и вокруг черного

аликорна как будто бы стала сгущаться тьма, чем-то напоминающая лёгкий дым

от сигарет, только черного цвета. Голос "фона" тоже изменился и звучал подобно

далёкому раскатистому грому. — Ты останешься хранителем этих богатств ещё на

десять лет. Потом, я, Дэн фон Бюррен, освобожу тебя от этой ноши. А теперь,

оставь нас на полчаса. — призрак развеялся.

Арзес всё глядел на своего друга. У черного аликорна, тем временем, грива и

хвост приняли обычную раскраску и перестали развеваться. Облака тьмы рассеялись,

и Ден, повернувшись к белому аликорну, сказал уже обычным голосом:

 — Видал, местную достопримечательность? А ведь не зря это пегас-охранник

хихикал. — он оглянулся на выход. — Вернусь, крылья пообрываю. — черный аликорн

повернулся к белому. — У тебя полчаса на синтез минерала, надеюсь здесь все

камни есть. — "фон" отвернулся и пошел в глубь пещеры.

Арзес, тем временем, с помощью магии сканированния искал необходимые минералы.

Но Дэн это не Дэн если молча что-то будет делать.

 — Интересно, как образовался этот "госхран"? — черный аликорн наклонился к

полу и его рог засветился желтым светом. — Явно кто-то сюда это всё натащил или

как Хоттабыч — "трах-тибидох", и вот вам пещера. — он перестал светить рогом и,

став серьёзным, громко добавил. — Я, вать машу, Эллерос сказал нас оставить, тыж,

козёл бесплотный всё здесь! — вокруг рога Дэна стала опять сгущаться тьма. — Я

ведь могу и разозлиться, так прокляну, что вовек в камне сидеть будешь и только

по спиритическим сеансам разговаривать сможешь! А ну брысь, improbus umbra!

Донесся тихий вздох и грустный удаляющийся голос:

 — Уж и посмотреть нельзя...

Тем временем, белый аликорн, телекинезом, уже сложил рядом несколько

разноцветных камушков, но всё ещё продолжал искать, так как видно не все

ингредиенты были собраны. Дэн подошел к кучке собранной Эндрю, перевернул своим

копытом несколько камней, наклонился, рассматривая их поближе. Черный аликорн

хмыкнул, поднял голову и посмотрел на Арзеса, точнее на его действия.

 — Ты что ещё ищешь, может помочь? — Дэн решил немного ускорить процесс.

 — Пьезолит нужен, а тут видать всё есть, кроме этого. — грустно отозвался

белый аликорн.

 — Ты не на полу смотри, а на стенах. — посоветовал "фон" и опять засветил

рогом.

Наконец, усилия белого аликорна увенчались успехом. Получив по копытам зарядом

статического электричества, Арзес с воплем "Нашел!", выковырнул из стены пещеры

небольшой серо-матовый кристалл. Телекенезом, отнеся его к кучке уже собранных

минералов, Эндрю сел рядом на круп, и засветил своим рогом. Процесс перестройки

и сплавления начался. Дэн, продолжая рассматривать стены и минералы на полу, к

чему-то прислушивался, аккуратно поворачивая ушами как локаторами. Увидев

оранжевое свечение, исходившее из рога Арзеса, "фон" чуть хмыкнул, пробормотал

что-то типа: "алхимик — камикадзе", и отошел в самый дальний конец пещеры, где

через маленькие, как паучья сеть, трещины в стене, сочилась чистейшая и ледяная

вода, которая стекая на пол, терялась среди груды наваленных самоцветов.

 — Арзес, — обратился черный аликорн к белому. — Я тебя не отвлеку, если вопрос

задам?

 — Ты его уже задал. — прокомментировал натуженным голосом Эндрю. — Пока не

лезь.

В пещере ощутимо похолодало. Фон Бюррен поёжился, неприятно стало, как на

мороз выгнали в одном исподнем.

 — Слышь, колдун-алхимик, это ты температурой играешься? — Дэн смотрел в

сторону белого аликорна.

 — Энергию на переплавку где брать? — всё ещё натуженным голосом ответил

не поворачиваясь Арзес. — Солнца нету, нет жары как в пустыне. Да что я тебе

объясняю? Отстань!

Черный аликорн снова повернулся к стене с трещинами из которых сочилась вода.

Неожиданно, рог Дэна сверкнул фиолетовой вспышкой и черный луч устремился в

стену. Несколько секунд ничего не происходило. Когда картина застеночного

пространства нарисовалась в голове черного аликорна, его челюсть устремилась

к полу, а глаза расширились до невероятных размеров.

 — Ээээ... — подал голос черный аликорн. — Может пойдём отседова, а, Арзес?

 — Что такое? — перестав светить рогом, обернулся белый аликорн.

 — За стеной озеро, огромное озеро воды. — Дэн повернул голову к Эндрю. — Если

стена не выдержит, утонем как кутята. А вода ледяная, градуса три не больше.

 — Ладно, — Эндрю подхватил телекинезом оранжевую болванку, и добавил. — Я

внешний вид уже снаружи могу сделать. Пойдём, трусишка.

В ответ донеслась нецензурная брань черного аликорна и, краткая и ёмкая,

характеристика "соображалки" у Арзеса.

Через несколько минут оба аликорна уже были снаружи и чуть в стороне от

выхода из пещеры.

 — Как идиоты влезли в ловушку. — прокомментировал приключение Дэн.

 — Ну, дык, стена-то не враз рухнет, — белый аликорн слегка прищурился. — Или

ты думаешь это твой "призрак" химичил?

 — Знаешь, — черный выглядел смущённым. — Все эти "духи" очень своенравные,

вроде слушаются, но вредность так и прёт, а если бы буйный попался? Я ведь

только практикуюсь общению с ними, сто процентной гарантии дать пока не могу.

Ты хоть представляешь себе что было бы, если бы мы встретили сто процентного

лича? И как он бы на тебя среагировал, такого красивого "светлого"? — "фон"

хмыкнул. — Его мгновенно не развеять, учти.

 — А газовым фаерболом? — Эндрю ехидно прищурился.

 — А защита от атаки?

 — А чего там сложного? — Арзес аж заулыбался.

 — Ты, друг Эндрю, умный, — черный аликорн криво улыбнулся, но в глазах у

него была грусть. — Но дурак. В тебя шесть стихий закатали, а я про этих личей

знаю намного больше. — Дэн стал серьёзным. — Учти, схватит сквозь плоть за

сердце — реаниматологи будут бессильны. Правда я тоже дурак. Кто мешал мне

просканировать пещеру? — черный аликорн посмотрел в сторону входа.

 — Как же не хватает Лариски! — грустно выдал белый аликорн и вновь засветил

рогом. Болванка поднялась в воздух и начала меняться: удлинилась, в ней

появилось отверстие. После незаметных внешних воздействий, ярко-оранжевая

болванка стала напоминать кристаллический чехол для рога.

 — Ну-ка, кэп, подойди ближе. — позвал Эндрю своего друга, отошедшего к краю

поляны перед скалами и изучающего местную флору, наклоняясь к цветам и с большим

удовольствием их нюхая и иногда даже их жуя.

 — За каким? — отозвался Дэн, в очередной раз с шумом втянув в себя запах

очередного цветка и, так и не обернувшись.

 — Надо проверить, кое что. — серьёзно ответил Арзес.

Черный аликорн вздохнул, повернулся к другу и неспешно подошел, издалека

изучая "стакан", который держал в воздухе с помощью телекинеза Арзес.

 — Ну и чего? — Дэну явно было "не в кайф" становиться подопытным.

 — Хоп! — выкрикнул Эндрю, нацепив стакан на рог черного аликорна. — Ну-ка,

попробуй что-нибудь.

Дэн зажмурился, произнёс заученную фразу, вспышка рога, гораздо слабее

чем обычно, и черный аликорн, застонав, рухнул на траву как подкошенный.

 — Бл..! — выкрикнул он. — За такой эксперимент надо по ушам надавать!

Ты, экспериментатор хренов, сам бы на себе попробовал! Боль как от удара

резиновой кувалдой промеж глаз. Уё... Моя голова...

 — Всё-всё-всё. — успокаивал друга Арзес, снимая "блокиратор" с рога

лежащего черного аликорна. — Ну это просто побочный эффект. Извини. Об этом

кураторы не предупреждали.

 — В задницу этих кураторов. — "фон" с трудом встал на ноги и теперь тряс

головой. — Бл... То Селестия мозги выворачивала, теперь ты тут... Так идиотом

станешь с вами.

 — За то каков сюрприз для Кризалис будет! — ехидно заметил белый аликорн

пряча в седельную сумку "новое оружие". — Ну что, пойдём теперь в город,

знакомить тебя кое с кем буду. Давай теперь нас к моему дому телепортируй.

Черный аликорн встал рядом с Арзесом, их окутало черное пламя и, через

мгновение, только примятая трава и сорванные лепестки цветов напоминали

о том, что здесь кто-то был пять минут назад.

Черное пламя возникло перед входом в дом-пейзаж. Когда пламя угасло, два

аликорна черного и белого цвета, осмотрелись и пешком направились с площади

на поперечную улицу, не обращая внимания на охи и визги местного населения

которое они немного напугали своим прибытием. Розовый, одноэтажный дом, на

той улице, они нашли быстро, однако дверь там была заперта.

Белый аликорн стукнул в дверь три раза копытом и громко позвал:

 — Костас, выходи, пришло гестапо. — и глупо хихикнул.

 — Это что за "Костас"? — спросил черный аликорн Дэн фон Бюррен.

 — Ща всё узнаешь, "торопыжкин". — тихо ответил Эндрю.

Некоторое время была тишина, и, казалось, что дом как вымер, но через

некоторое время, за дверью послышалось ворчание, щелкнула щеколда и на пороге

возник серый земнопони с красными глазами. Разглядев гостей, он сначала ойкнул,

и едва не захлопнул дверь перед носом аликорнов, но Дэн был шустрее и, чуть

подставив копыто, не дал хозяину дома закрыть дверь.

 — Тихо-тихо, чувак. Ты ведь нас в гости приглашал? — манера разговора Дэна

в миг привела Костаса в чувство. Он распахнул дверь шире, улыбнулся, и произнёс

слово "заходи", с таким "кавказским" акцентом, что черный аликорн сразу всё

понял.

 — Да, блин, Костян, — "фон" сразу дал понять, что конспирация этого жителя

нифига не годиться. — Не ожидал что здесь найду соотечественника. Ты тут как

оказался? Стреляли? — и, проходя мимо Костаса в дом, чуть толкнул хозяина.

Эндрю шустро проскользнул следом, а серый пони, закрыв на защёлку дверь и

развернувшись к посетителям, весело заметил:

 — Вот теперь можно и на троих. — весело хихикнул он и добавил, отвечая на

вопрос черного аликона. — Случай, молния и неизвестное явление. Тебя как звать?

 — Дэн фон Бюррен. — немного торжественно ответил черный аликорн.

 — Значит либо Данила, либо Денис, либо Дмитрий. — заметил земнопони.

 — Во, бл... Шерлок Холмс, йопть! — весело прокомментировал Дэн.

 — Да, а ты умеешь удивлять, Костас. — включился в диалог Арзес. — Ну ладно,

ты хозяин, так что банкуй, тьфу..., угощай и спрашивай.

На столе появился штофчик с крепким сидром, несколько овощных сэндвичей и

острый морковный салат.

Все уселись, и естественно, первым задал вопрос Костас:

 — Зачем вы здесь?

Арзес и Дэн улыбки убрали, медленно пережевывали сэндвичи и смотрели в

столешницу.

 — Ну хоть намекните! — попросил серый.

 — Коротко? — спросил Дэн, с усилием проглотив сухой комок еды застрявший в

горле. — Ну так слушай. Где-то в космосе есть буйные ребята, которым нужны

ресурсы этой планеты. А возможно, и не нужны. Просто играют мускулами. Наверное

не встречали ещё никого крупнее таракана. Дальше продолжать, или сам два на три

помножишь?

Серый земнопони помрачнел, отставил в сторону стакан с сидром, и угрюмо

посмотрел на Арзеса. Тот, перехватив взгляд, коротко подтверждающе кивнул, а

когда Костас кивнул в окно и моргнул, белый аликорн погрустнел и отрицательно

покачал головой. Хозяин дома вздохнул и вопросительно посмотрел на черного

аликорна, но тот сначала не замечал взгляда, расправляясь с очередным сэндвичем

и стаканом сидра. Потом, Дэн заметив, что на него смотрит Костас, сделал легкое

движение плечами, типа "я не знаю", но потом всё-таки ответил:

 — Ты на меня так не смотри, — "фон" нахмурился. — Во дворце все кто надо уже

знают. Вам не говорят, чтоб не сеять панику, времени у нас в запасе — полгода

примерно. Что ещё интересует? — и он опрокинул в рот очередной стакан.

 — Сколько? — коротко спросил Костас, с надеждой и грустью глядя на черного

аликорна. Тот отставил стакан, поглядел в потолок, повернулся к белому,

ткнул его копытом и, когда тот посмотрел в ответ, Дэн кивнул головой в сторону

серого земнопони, мол "отвечай ты".

 — В городах до шестидесяти процентов, если сразу не смоются, может быстро

дойти до девяноста. — ответил Эндрю и отвернулся в угол коморки. Вздохнул, и

уже тише добавил. — Альтернативы нет, к сожалению. Этого пока здесь не знает

никто. — последние слова Арзес произнёс едва слышно.

 — Но единороги... — начал возмущаться Костас.

 — Ты, бл..., м%%%к или родом так?!! — взорвался черный аликорн, грозно глядя

на серого земнопони. — Они через весь космос припрутся, неужели их остановит

что-то такое, что могут единороги? Или ты думаешь что здешняя Селестия с ними

справится? Она, вать машу, за свои века, с проблемой, крупнее чем метеорит, не

сталкивалась. А сюда такое прилетит, что даже они с сестрой не унесут. И это...

Ты случаем не болен? Или так здешней атмосферой проникся, что веришь в этих

сказочников о прекрасном? Мне дальше разжёвывать или сам проглотишь уже?

 — Харэ орать, Дэн, — остановил своего друга Арзес, ткнув копытом под ребро

черного аликорна. — Наш новый друг, осознал глубину своего падения в навозную

кучу, и сейчас включит свои мозги. И потом, это мы у него в гостях, а не он у

нас. И он не твой подчинённый. — белый аликорн повернулся к Костасу и, хмыкнув,

спросил. — Посоображать самостоятельно можешь?

Серый земнопони, с красными и влажными глазами, уткнулся взглядом в дубовую

столешницу. Губы его рта беззвучно шевелились, и тишину комнаты нарушало только

шумное сопение ещё не успокоившегося черного аликорна. Наконец, Костас слегка

улыбнулся, поднял взгляд, поглядел на Дэна, перевёл взгляд на Арзеса, тихо

ответил:

 — Тут уже соображать нечего, вас тоже может не хватить. — серый поглядел на

часы, потом уже серьёзным взглядом вцепился в глаза Арзеса. — Я вот думаю, чем

вам помочь?

Дэн и Арзес переглянулись, потом белый аликорн, кашлянул и опять уставился

на серого пони.

 — Мы тут ещё не решили, — Эндрю криво улыбнулся. — Ты вряд-ли пригодишься,

только как физическая сила, а так...

 — Извини меня, Костян, — "фон" скорчил виноватую гримасу. — Чего-то на меня

нашло... Надоело недопонимание, все тупят, да ещё ты тут...

Некоторое время компания сидела молча.

 — О! — тут белый аликорн аж подпрыгнул. — Ты, Костас, здесь давно, может

подскажешь где здесь кладбище для единорогов?

 — Вы уже и труп на ру... копытах имеете? — удивился земнопони.

 — Ха! — весело отозвался Дэн. — Мы мирные пони, мы ещё никого до смерти

не доводили. Правда, если нас будут сильно подкалывать, труп появится, прямо

здесь и очень быстро.

Если бы не улыбка "фона", то Костас бы точно очконул, так как в этот момент

он явственно увидел взгляд ярко-красных, горящих, глаз, направленных как бы в

душу серого. Костас мельком взглянул на круп черного аликорна и едва не рухнул

со стула, он быстро "просёк фишку" о "впечатляющем багаже заклинаний" которым

обладал Дэн фон Бюррен.

 — А ты действительно маг смерти? — с недоверием спросил черного аликорна

серый земнопони.

 — Ну я бы так не сказал, — Дэн мечтательно поглядел в потолок. — Скорее

повелитель тёмных сил. Но мертвых поднять могу. Ну так как с кладбищем? — опять

вернул беседу к конкретной ситуации "фон", снова переведя взгляд на Костаса.

Серый поглядел на Арзеса, молча стал убирать со стола и перетаскивать стаканы

к раковине, что бы помыть посуду. Когда, на половину опорожненный, штоф с сидром,

перекочевал в шкаф, Костас обернулся и ответил:

 — Я вас провожу, это недалеко.

Городские постройки сменились тисовой аллеей, дорога была не ухоженная, и её

давно не убирали, и под копытами двух аликорнов и серого земнопони похрустывали

сорвавшиеся с деревьев и уже подзасохшие листья. Приближалась осень. Но птицы,

словно не замечая изменения в природе, продолжали, сидя на ветвях, выводить

свои трели. Наконец, путешественники подошли к массивным, решетчатым воротам,

которые были чуть приоткрыты. Первым, в полуоткрытую створку, проник серый

земнопони Костас Крю, следом за ним, проскользнули аликорны Эндрю Арзес Новер

и Дэн фон Бюррен.

 — А народу тут много лежит. — заметил черный аликорн, оглянувшись вокруг.

Серые надгробия с памятниками возвышались над ровным, ухоженным газоном; на

постаментах и просто надгробных камнях были выбиты, или выложены специальным

материалом, имена усопших. Но не было того, к чему обычно привыкли пришедшие

сюда: дат. Именно отсутствие дат рождения и смерти лежащих здесь, создавали

некоторую особенность данного места. "Может так здесь заведено, тут ведь всё

по другому?" — подумал Арзес.

 — Костас, — Дэн фон Бюррен обратился к серому пони. — Иди-ка ты домой, не

стоит тебе это видеть. И это... Спасибо тебе, дружище.

Серый пони с красными глазами, медленно побрёл к воротам кладбища, в воротах

он последний раз оглянулся и громко, так что бы его услышали, пожелал:

 — Дэн, ты тут не переусердствуй. — он хихикнул. — Родственники этих мертвых

на тебя могут рассердиться. — и скрылся за воротами.

 — А он быстро схватывает. — весело заметил белый аликорн. Потом повернулся

к черному и спросил. — Тебе сколько скелетов понадобиться, ты прикинул?

Дэн ещё раз окинул взглядом кладбище, посмотрел в небо, словно хотел там

увидеть подсказку, потом повернул голову к Арзесу, и, улыбнувшись, ответил:

 — Думаю скелетов пятьдесят-шестьдесят. — черный аликорн поглядел в сторону

городской стены, в которую упиралось кладбище. — Уходить на точку буду

телепортом, больше объектов мне не потянуть. Через ворота, как ты сам

понимаешь, мне с моим воинством не пройти, тут сразу вся гвардия сбежится

на спектакль.

 — Ну а мне что делать? — белый аликорн смотрел на ближайшую надгробную

плиту.

 — А ты, — Дэн посмотрел на Арзеса. — Отдай мне блокиратор, положи мне его

в мою сумку, сам лети за сетью, чтоб через час был у западной скалы, у

водопада. Да, и по дороге, заскочи к ночным стражам, Флаттер обещал поддержку,

ты ему скажи обо мне, просто напомни, а сам к водопаду. Да, Луне передай, в

полночь я её жду у водопада тоже.

 — А по по не по?** — весело спросил Эндрю, хитро прищурившись глядя на своего

товарища, попутно телекинезом перекладывая из своей сумки им-же созданный
"чехол для рога", в сумку Дэна.

 — Не, не успеют. — коротко ответил "фон", и, став серьёзным, добавил. — У

тебя осталось пятьдесят девять минут, время пошло, действуй. — и белый аликорн,

подмигнув Дэну, сверкнул рогом и пропал в сером мареве.

Оставшись один, Дэн фон Бюррен ещё раз осмотрел кладбище. Кладбище пересекали

дорожки, одна основная, на которой стоял Дэн и две поперечные. Таким образом,

всё кладбище делилось как бы на шесть секторов, только они даже не были

обозначены. Черный аликорн пригляделся к могильным памятникам и плитам, где-то

лежали цветы, где то, уже рассыпавшиеся на крошки, куски пирога, где то, среди

уже потемневших плит и памятников не было ничего. "Старые захоронения" — отметил

про себя Дэн. Вот на эти могилы "фон" и нацелился. Проходя вдоль могил, аликорн

рисовал возле каждой пентаграмму и несколько знаков. Времени эта операция

заняла немного, но минут пятнадцать походить по кладбищу пришлось.

Встав на пересечении двух дорожек, Дэн нарисовал большую двойную пентаграмму,

встал в её центр, закрыл глаза и стал негромко читать заклинание. Грива и хвост

черного аликорна сменили цвет с белого на огненно-красный и стали развеваться

в отсутствии ветра как у Селестии или Луны. Облачка черного густого дыма, как от

горящей резины стали клубиться над могилами, у которых Дэн нарисовал пентаграммы.

Вокруг аликорна сгущалась тёмная материя, она как густой туман окутывала его

со всех сторон, и фигура Дэна едва просвечивала через этот туман, как если бы

аликорн находился в сильно накуренной комнате.

Пентаграмма, на которой стоял "фон", вспыхнула бардовым светом, и как эхо,

или отблески далёкого фейерверка, вспыхнули пентаграммы у захоронений. Раздался

шум и треск, и из под земли начали выбираться скелеты давно умерших единорогов.

Когда из всех отмеченных пентаграммами захоронений повылазили те, с кем Дэн

решил "брать Кризалис", черный аликорн перестал читать заклинание. Темные облака

не то тумана не то дыма быстро рассеивались. Когда воздух над кладбищем снова

стал прозрачным, у каждой из могил, отмеченных пентаграммами, стояло по скелету

единорога. Они не шевелились, пустыми глазницами смотря в одну точку перед собой,

они как будто бы ждали чего-то приказа. Черный аликорн, со всё ещё развевающейся

гривой, громко и чётко, голосом подобным далёкому грохоту океанских волн,

накатывающихся на берег, произнёс:

 — Все, кто когда-то жил здесь, всем кто когда-то умер здесь, всем кто сейчас

вышел на мой зов, слушать меня, Дэна фон Бюррена, и беспрекословно подчиняться.

Если вы поняли меня, всем поднять правую переднюю ногу. Dixi!

Сотня скелетов застыла с поднятыми копытами. Медленно успокаивались грива и

хвост аликорна, потом они сменили свой цвет на обычный, белый с прокатывающимися

по ним всполохами красного пламени. Дэн не торопясь обошел своё воинство, на

несколько секунд задерживаясь рядом с каждым скелетом и критически осматривая

их на возможные повреждения. Аликорну не нужна была такая большая армия, он

вызвал их, что бы отобрать лучших.

Когда Дэн замечал в скелете какой-либо изъян, он просто рядом со скелетом, в

воздухе, копытом, рисовал знак "Z", произносил какую-то фразу и скелет, как

карточный домик беззвучно рассыпавшись, исчезал с поверхности менее чем за

секунду.

Наконец черный аликорн встал в свою двойную пентаграмму и громко произнёс:

 — Мои воины, ко мне! Строится передо мной в три шеренги, исполнять!

Гремя костями, оставшиеся у могил скелеты, стремглав бросились исполнять

приказ своего повелителя. Наконец, три шеренги, по двадцать скелетов в каждой,

выстроились на дорожке перед аликорном. Тот критически осмотрел своё послушное,

теперь только ему, войско.

 — Ну что ж солдаты, — тихо начал свою речь Дэн фон Бюррен. — Сегодня мы с вами

должны совершить подвиг во имя Эквестрии. — "фон" поперхнулся и со стыдом

подумал: "Боже, какую чушь я горожу!". Но быстро придя в себя, продолжил: — Я

хочу, что бы вы, не смотря на трудности, выполнили свой долг до конца. Враг

должен быть схвачен и повергнут ниц перед нами. Вперёд, во славу их высочеств

принцесс Селестии и Луны! Да сгинут их враги в забвении!

Одобрительный топот копыт подтвердил, что столь пафосные слова были восприняты

скелетами правильно.

 — Встаньте как можно ближе ко мне, солдаты. — громко приказал аликорн. — Мы с

вами идём на поле битвы. — скелеты плотно окружили Дэна, черное пламя вырвалось

из земли, окружило аликорна и скелеты, скрыло их от постороннего взора, а потом,

метнувшись на метра три в высоту, через три секунды резко опало утихая. Когда

пламя исчезло, то посреди кладбищенской аллеи уже никого не было, лишь едва

заметная, как будто обожженная, пентаграмма на мощёной дорожке, напоминала о том,

что здесь, Дэн фон Бюррен, провёл какой-то ритуал.

Окрестности Кантерлота. Водопад у западной скалы.

Под вечерним, лениво ползущим на Запад, Солнцем, на вершине, покрытой сочной

и высокой травой площадки у водопада, появилось черное пятно с языками черного

пламени по периметру. Оно всё расширялось и расширялось, захватывая всё новое

пространство, пока радиус пятна не стал более пяти метров. Пламя взметнулось

выше одиноких деревьев, что окружали, вместе с кустарниками, эту маленькую

поляну. А когда пламя утихло, то посреди, странным образом не сгоревшей травы,

стояла группа скелетов единорогов, во главе с черным как смола аликорном.

Он, как старший группы, осмотрелся, произнёс какое-то заклинание и начал

тыкать копытом в некоторые, замершие как изваяния, скелеты. У того, до которого

дотрагивался копытом черный аликорн Дэн фон Бюррен, над рогом вспыхивала

магическая аура, с цифрой от одного, до девяти.

 — Всем построится в три шеренги, — снова скомандовал Дэн. Когда шесть десятков

скелетов выполнили его приказ, он продолжил. — Тех, кто получил свой номер,

прошу быть внимательными. Вы — старшие групп, по шесть единиц вместе с вами.

Теперь вы связаны со мной телепатически, я буду отдавать вам команды на

расстоянии. Мои команды выполнять сразу, без промедления. Разбиться на шестёрки

самостоятельно. Dixi!

Некоторое время была суета. Наконец все построились заново с учётом того, что
"псевдоруководители" шестёрок стояли во главе своих подчинённых. Дэн махнул правым

копытом и номера, только что светившиеся над головами скелетов, пропали. Но

теперь, на черепах у них появились соответствующие цифры.

 — С первого по третий — вон в те кусты. — указав на заросли, произнёс "фон",

и группа из восемнадцати скелетов, прогромыхав костями, скрылась в зарослях.

Дэн продолжил. — Четвёртый и пятый, вон там другие кусты, туда. — и двенадцать

скелетов единорогов ускакала к месту своей дислокации. — Шестой и седьмой, марш

за стену водопада, сидеть и не греметь. — ещё одна группа сорвалась в указанном

направлении. Черный аликорн отдал последний приказ. — Восьмой и девятый, у вас

вон те два дерева, у каждой шестёрки своё. Сидеть на ветках как сучки и не

шуршать, чтоб вас раньше времени не срисовали. — опять группа скелетов, быстро

разделившись пополам, прогромыхала по направлению к деревьям. Очень было забавно

наблюдать как скелеты, помогая друг другу, быстро забирались по стволу, а потом

распределялись по ветвям. Скелеты аккуратно, поджав под себя копыта, ложились

вдоль ветвей, и через пять минут, лишь специально приглядевшись, можно было

заметить посторонних на ветвях дерева..

На поляне осталась последняя шестёрка скелетов, им не назначали старшего и

они ждали отдельного приказа.

 — Ваша группа, будет рядом со мной в траве, и как подниму копыто, вот так, — и

Дэн подняв правое переднее копыто параллельно земле, вытянул его вперёд, — Вы

набрасываетесь на объект, на который я указал копытом. А пока лечь, вон в той

травке, и не отсвечивайте. — скелеты наперегонки бросились в траву.

Пока Дэн фон Бюррен распоряжался скелетами, Солнце быстро, не без помощи её

высочества принцессы Селестии, опустилось за горизонт и вокруг ощутимо потемнело.

Над головой Дэна, в тёмном ночном небе, стали проявляться одна за другой первые

звёзды. Ветерок, что теплыми волнами прокатывался по поляне и слега шелестел

листьями кустов и деревьев, сменился на ночной и прохладный бриз, и только шум

водопада не сменил своей тональности и всё так же однотонно, с грохотом и звоном

падал с огромной высоты на камни.

Ещё не успел последний скелет единорога скрыться в траве, как рядом с черным

аликорном из вспышки появился ярко-белый, друг Дэна, Эндрю Арзес Новер. Его

седельная сумка топорщилась, показывая, что он прибыл с полезным грузом, тонкой

армированной сетью.

 — Ну рад что ты успел, дружище. — весело поприветствовал друга Дэн. — Иди вон

к тем кустам, старшему первой группы отдай сеть, сам возвращайся и заныкайся

где-нибудь подальше, чтоб Кризи тебя не учуяла. Пусть она считает что я один.

 — А где остальные? — весело спросил белый аликорн, заметив в траве рядом

шестёрку скелетов единорогов.

 — Ты их не видишь просто, а так, везде где можно, по полтора десятка в кустах

и по шестеро на деревьях. — гордо ответил "фон".

 — Ну ладно, — ответил Арзес и потрусил к кустам. Там он выложил сеть перед

скелетами, в ответ те все разом развернулись к аликорну и вперили в него свои

пустые глазницы. "Группы один, два и три, это свой. Старший первый, возьми сеть,

будешь со своими накрывать ей объект атаки. Dixi!" — напряженно думая про себя

говорил как бы в пространство Дэн. Ответ он почувствовал не словами в мозгу, а

как бы ледяной волной, что слегка коснулась его рога. Через минуту вернулся

Эндрю.

 — Бр-р-р, — потряс головой белый аликорн. — Жутковато твои ребятки смотрятся.

Думаю Кризалис вообще обделается если они на неё бросятся, хи-хи.

 — А ну замолчал! — "фон" строго посмотрел на друга. — Весь спектакль сорвёшь.

 — Какие будут указания, сэр? — прокричал сверху, незаметно подлетевший,

лейтенант ночных стражей Флаттер Громинг.

 — Все по местам! — громко крикнул черный аликорн. — И чтоб без моего сигнала

не светились здесь! Дозорные на месте?

 — Да, за мили три я пост отправил. — доложил лейтенант, направляясь к серому

небольшому облачку, зависшему в миле от водопада.

 — Ну, в добрый час! — сказал Дэн и занял своё место на поляне.

Всё замерло, лишь ночное светило, освещало затихшую поляну.

Королева перевертышей, не спеша, в ночной тишине, подлетала к западной скале.

Ей просто "не терпелось" ещё раз увидеть этого странного черного аликорна. В её,

поглощенным тьмой и злостью, мозгу теплилась одна мысль: поиграться и поймать.

Кризалис даже улыбнулась своим мыслям, они давали ей силы, тепло и надежду,

что это путешествие в Эквестрию будет успешным. Ах, если бы она только знала,

как глубоко она ошибалась, но это всё придёт потом. Что ей стоило просто

прикинуться другой пони и как бы случайно прийти на ту поляну? Но королева

была слишком самоуверенна, и не сделала просто элементарной разведки. Она в

принципе не могла подумать, что кто-то, так на неё не похожий, окажется

коварнее её в этом мире.

Шум водопада заглушал все звуки, но королева нацелилась на тепло живого тела,

и не прогадала. Рядом с кустами, на поляне перед водопадом, в лунном, мерцающем

свете стоял он. Тот самый аликорн-чудак, что наткнулся на неё в нижнем парке

и так бесцеремонно с ней разговаривал. "Ну что ж, красавчик, это твоя последняя

ночь!" — подумала про себя Кризалис, и медленно, как садящийся вертолёт,

опустилась позади аликорна, который, казалось, так и не заметил прибытия

королевы.

Однако, она ошибалась, сильно ошибалась, думая что её не заметили. Ещё на

подлёте к скале, мили за три её засёк патруль Шэдоуболтов. Там быстро сложили

три и два и по эстафете, зажигая узконаправленные лучи на фонарях, передали

о прибытии "объекта `К`". Дэн фон Бюррен, тот самый черный аликорн, что стоял

сейчас в семи футах от королевы, знал о её прибытии за десять минут до того,

как сама королева увидела аликорна. Дэн, весь обратившийся вслух, и пользуясь

своими новыми возможностями, вычленил лёгкое потрескивание крыльев Кризалис от

шума водопада. Аликорн знал что она рядом, но не поворачивался, он просто

ждал, и королева не видела, как он торжествующе и злорадно ухмыляется. План

сработал на все 100%, остались лишь мгновения захвата. И как только, Кризалис,

собралась неожиданно поприветствовать черного "дурачка", как тот сам,

мгновенно, как на шарнирах, развернулся к ней, сверкнул своими красными, как

горящие угли, глазами, чем немного напугал королеву, и улыбнувшись широкой

улыбкой от уха до уха, четко и громко сказал:

 — Приветствую тебя в Эквестрии, дорогая Кризи, — он сделал шаг к королеве и

продолжил, чуть склонив голову и изобразив недовольство и смущение, тихо

продолжил. — Я уж думал ты не придёшь, на свидание со мной.

 — Ха-ха-ха. — засмеялась Кризалис страшным зловещим смехом. — Это твоё

свидание, станет для тебя последним, глупец.

 — И чем же я тебе не мил? — вслух ответил Дэн, а сам отдал приказ скелетам,

которые всё сидели в засадах. "Группы два и пять, выдвинуться на расстояние

броска, до этой черной королевы, группы три и четыре, выдвигайтесь на расстояние

восьми футов до неё. Группа один с сетью, занять позицию сразу за группой два.

Ждать вспышки красного цвета." Вслух, черный аликорн тянул время. — Зачем ты

так сразу на меня наезжаешь, а? Что я сделал плохого тебе лично, Кризи? Да

неужели я тебя вообще никак не интересую? Тебя что, ни разу не приглашали на

свидания? Ни разу не признавались в любви? Не той мимолётной, а вообще?

Кризалис опешила. С ней никто и никогда так не разговаривал. Какое-то

давно забытое чувство шевельнулось в глубине её столь тёмной души, но она с

усилием всё давила и давила в себе это чувство. "Я должна его посадить в

кокон, должна!" — говорила сама себе королева, но борьба с самой собой не

давала ей сосредоточится на окружающем пространстве, и она не заметила группы

скелетов, что почти полностью окружили её.

 — Ты мне нужен только как еда для моих подданных! — громко возвестила черная

королева, и её рог засветился зелёным светом.

Гримаса торжествующего гнева и злости перекосила лицо черного аликорна, он

сделал ещё два шага и, встав почти вплотную к Кризалис, грозно произнёс:

 — Ты сама решила свою судьбу! — и сверкнул из рога красной вспышкой.

То что произошло дальше, Кризалис так и не смогла восстановить в памяти.

Десятки скелетов единорогов накинулись на неё, обхватывая королеву со всех

сторон, выламывая ей крылья и не давая взлететь и двигаться, а потом, на её

роге оказался какой-то странный предмет, а саму её окутала какая то сетка,

которая даже не смотря на очень сильное сопротивление так и не рвалась,

сделанная из какого-то странного материала. В последней попытке, королева

перевертышей произнесла заклинание телепортации, но... Но у неё в голове как

будто бы взорвался ледяной шар, мгновенно опалив мозг и заставив Кризалис

завизжать от боли. Боль была такой сильной, что королева стала терять сознание.

Кризалис, глазами полными ужаса, который она испытала лишь однажды, ещё когда

она была принцессой, глядела на черного аликорна, а тот, видя беспомощность

своей пленницы, торжествующе улыбался. Королева ещё успела услышать от него

фразу, которую она так и не поняла:

 — Да воздастся вам по заслугам вашим... — и спасительная темнота накрыла

сознание черной королевы.

Над потерявшей сознание королевой Кризалис, "упакованной" в сеть так, что

она не могла даже шевельнуть ухом, возвышались три аликорна: черный — Дэн фон

Бюррен, ярко-белый — Эндрю Арзес Новер, и тёмно-синий — принцесса Луна.

 — Я обещал тебе, Луна, что сделаю подарок? — чуть прищурившись, спросил

довольным голосом Дэн.

 — Да. — тихо ответила принцесса ночи. — Но это так неожиданно...

 — А он всегда такой "неожиданный". — подколол белый аликорн. — Ладно, я тут

лишний. Я спать, пока. — и, сверкнув рогом, он пропал во вспышке.

В воздухе барожировала ночная стража, в качестве охраны. Возможно их

присутствие и было лишним, но вдруг перевертыши захотят освободить свою "гулящую"

королеву?

 — Ты только вон тот пенал оранжевый, — черный аликорн указал копытом на

блокиратор магии, который был надет на рог королевы. — Ни в коем случае не

снимай с неё.

 — А что это? — спросила принцесса, с интересом разглядывая предмет.

 — Это блокиратор магии. — Дэн смотрел на Луну, и улыбался. — Арзес сотворил,

он у нас любитель "вытворять", вот и сделал. Так что это его поделка. — он

видел как принцесса хотела бы попробовать что это такое, и решил что надо её

предупредить. — Не советую экспериментировать. Голова заболит. Кризалис вот

разок попробовала, и теперь ей доктор нужен.

 — Ого! — удивилась принцесса ночи, потом быстро повернулась к черному аликону

и сказала. — Я никогда не видела как единорогов слушаются скелеты, в нашей

стране такой магии не было никогда. Ну во всяком случае я её не видела. — она

посмотрела на Кризалис. — И что теперь с ней делать?

 — Ну это вы сами решайте, ваше высочество. — с улыбкой ответил "фон". — Я

здесь винтик маленький. Моё дело поймать, ваше — решать судьбу. И потом, я

бы хотел вернуть всех скелетов на место. А то не хорошо выходит, вроде как

украл чьих-то родственников. — и черный аликорн хихикнул. — Тут у вас за кражу

скелета ничего не предусмотрено?

 — В наших законах такого нет. — немного подумав, ответила принцесса ночи.

 — А то я из такого мира, что там и не такое придумывают. — "фон" хихикнул.

 — В смысле? — Луна взглянула на черного аликорна с удивлением.

 — Ну например: в одной стране есть закон, — Дэн решил что США лучший пример

законного идиотизма. — Запрещается будить зимой медведя, чтобы его

сфотографировать. Наказание — один год тюрьмы.

Реакция Луны была однозначной, юмор у неё был на высоте и она громко и

заливисто засмеялась, оценив стиль написания "закона".

 — Там много подобных, все не перечислишь. — черный аликорн поглядел на звёзды

и тихо спросил. — Ну так я пойду? — и он посмотрел на тёмно-синего аликорна.

 — Иди, я отпускаю тебя, Дэн фон Бюррен. — мягко сказала принцесса. — Сегодня

в полдень, мы с сестрой ждём тебя во дворце. Приходи, награда будет ждать тебя.

 — Спасибо. — поблагодарил Луну черный аликорн, потом развернулся к своим

костяным солдатам и прокричал. — Солдаты мои! Эквестрия вас не забудет, вы

честно исполнили свой долг. Спасибо вам!

Принцесса Луна слушая это обращение хихикала.

 — Все встали как можно плотнее ко мне, быстро! — скомандовал Дэн, и с

деревьев, кустарников и водопада повалила к нему ещё большая толпа скелетов.

 — До завтра, ваше высочество! — попрощался с Луной черный аликорн и высоченное

черное пламя окутало его вместе со скелетами единорогов.

Через несколько секунд пламя угасло, и на поляне, кроме лежащей без сознания

и связанной сетью королевы Кризалис и рядом стоящей принцессы Луны, уже никого

не было. Лишь примятая трава, напоминала о том, как разворачивались здесь

события каких-то десять минут назад.

На кладбище Дэн прибыл быстро. Он отдал приказ всем скелетам разойтись по

своим могилам, прочитал новое заклинание, сверкнул рогом и сделал в воздухе

знак "Z". Скелеты, стоящие рядом со своими могилами, рассыпались в прах, и лишь

слегка повреждённый дёрн рядом с захоронениями, напоминал о том, что кто-то

и когда-то выбирался здесь из земли на поверхность. "Зарастёт через недельку,

другую." — подумал черный аликорн, поглядел в ночное небо, хихикнул и,

неторопясь, пошел по аллее прочь, тихо подпевая себе под нос Rammstein — Engel.

***********************************************************

* Жандарм — альп. жарг. одинокая скала или скальный участок

** "А по портрету не получишь?" — отсыл к — Лев Кассиль. Кондуит и Швамбрания