Автор рисунка: Stinkehund
По ту сторону ...и подчинитесь

Доверьтесь мне...

— Ар-р-р-ргх!

Сдавленный крик и жуткий скрежет когтей по стеклу разразился на весь этаж, где находились комнаты ожидания совещания, предназначавшиеся для наиболее важных персон. В одной из них грифон, облаченный в величественную золотую броню и длинный плащ с эмблемой Империи, схватившись одной лапой за шею, жадно хватал воздух и молотил свободной по стеклянному столу, на котором стоял полупустой графин с глинтвейном и пара закусок.

На подкашивающихся лапах он поднялся с небольшого кресла в котором сидел и, опираясь о стену и судорожно дыша, побрел к выходу из помещения. Его взор был застлан пеленой, пространство перед ним плыло и тело отказывалось слушаться и подчиняться элементарным приказам. Все внутри него горело, а эпицентры — желудок и глотка — огненными валами посылали боль во все нервные окончания.

Спустя пару шагов грифон упал на колени и его вывернуло наизнанку. Кровь вперемешку с его завтраком и недавно выпитым обдала пол и нижние пластины его брони, превратив блестящую поверхность доспеха в красно-бурую ржавчину. Оперевшись лапами на окровавленный пол, грифон собирал в себе силы чтобы не потерять сознание от пытки отравой, которая выжигала все внутренности и грозилась добраться вместе с рвотой до легких. С трудом поднявшись, он сосредоточился и одним рывком долетел до двери, выбил ее и упал в просторный коридор. Не успело его тело коснуться пола, как рядом с ним появился один из стражников, дежуривших на этаже. Он подхватил его и, заикаясь, истошно завопил:

— Н... н... немедленно, все сюда! Императору ну... ну... нужен врач!

Четверо мигом подоспевших грифонов и один понь окружили их. Долговязый белоснежный грифон первым перенял страдальца из рук первого стража и начал деловито осматривать его. Двое других стремительно ворвались в комнату и, обнажив мечи, принялись обыскивать помещение. Понь начал перебирать какие-то склянки в одной из своих седельных сумок. Оставшийся же грифон вылетел в коридор за подмогой.

Закончив осмотр и стерев кровь с клюва Императора, белоснежный одним движением выдернул из сумки флакон с фиолетовой жидкостью и влил в глотку своему повелителю детоксин. Тот, проглотив и прокашлявшись, встал, опираясь о своего спасителя, и медленно побрел внутрь комнаты, из которой недавно вырвался.

— Нисого вы зесь не назете, — пробормотал он. — Мезя отравили.

Затем он кивком указал поддерживающему его грифону на графин с глинтвейном. Тот, в свою очередь, подал знак пони, чтобы он проверил отравленное пойло. Понь вынул из сумки несколько пробирок, разлил в них содержимое графина и принялся колдовать над ними.

Спустя пять минут махинаций он торжествующие поднял копыто и начал изъяснять:

— Сакситоксин. Залили немало, но вам повезло, что смешивать начали с подогретым алкоголем. Большая часть успела разложиться. Но все же выводить его надо, иначе через пару часов может наступить дыхательная и сосудистая недостаточности, — он вынул еще один пузырек и протянул его белоснежному.

Тот понимающе кивнул, взял склянку и повернулся к Императору.

— Фа мной се форядке, — еле слышно пробубнил пострадавший. — Фоко языка хе щуствую.

— Это очень скоро пройдет, — оптимистично заметил пони. — Сейчас главное вывести остатки, чтобы последствия отравления не усугубились.

Император отстранился от поддерживающего его грифона и сел на небольшой диван рядом со столом, на котором находился злополучный напиток. Пару раз чавкнув онемевшим языком и сплюнув очередной сгусток крови, он устремил свой взгляд на остальных.

— Уже прошло. Девут, — он подозвал его к себе, забрал склянку с противоядием и осушил ее одним залпом, — прикажи оцепить весь этаж и задержать всех, кто входил сюда или ходил по близости. И принеси мне новую броню.

— Мой Император, — Девут преклонился перед ним, — вам не следует в такой ситуации участвовать в конференции. Мы попросим ее перенести на более поздний срок или...

— А мне кажется, Империя только выиграет, если я своим появлением покажу, что Императора нельзя сломать каким-то ядом и грязными уловками. А раз нельзя сделать это с олицетворением величия Империи — то нельзя сделать ни с одним из ее жителей. Ты слышал, что тебе приказано. Исполняй.

Девут молча поклонился и исчез в дверном проеме.

Бредя в одиночестве по коридору, он вспоминал события нескольких последних часов. Грифон ходил лично осматривать помещение, предназначавшееся для его повелителя. И именно он видел, как какой-то понь прошмыгнул мимо треплющихся охранников и проник в комнату. Долг подсказывал, что следует позвать охрану и приказать скрутить и допросить шустрого нарушителя, но ему почему-то захотелось посмотреть, что именно пони хочет сделать. Он так же прошел мимо бдящей охраны (по пути запомнив их, чтобы затем казнить) и незаметно устремился за шпионом. Добравшись до комнаты, тот отпер ее ключом и шмыгнул внутрь.

“Откуда у него ключ? — грифон возмутился про себя. — Здесь замешан не только этот пони. Ничего, гильотин хватит на всех.”

Дэвут слегка приоткрыл дверь и заглянул в комнату. Он увидел, как лазутчик подбежал к столу и магией извлек из под накидки небольшой пакетик с бесцветным порошком и высыпал практически все содержимое в графин, затем подхватил магией сам сосуд и начал медленно взбалтывать жидкость, чтобы не оставить остатка. Закончив процесс, он довольно улыбнулся, поставил его обратно и зашагал к выходу. Девут отстранился от двери и быстро нырнул в одну из других комнат, чтобы не быть замеченным. Единорог аккуратно выглянул, убедился что никого нет и незаметно покрался к лестницам вдоль стены.

Девуту было не по себе. Ему следовало немедленно вырваться, схватить пони и рассказать о отраве, но что-то внутри него, в глубине его сознания опутало разум и не давало ему обнаружить себя. Непонятное волнение сковало тело, зашило клюв и затормозило реакцию. Оцепенев, он наблюдал, как нарушитель удаляется по одной из лестниц. Но даже после того, как тот пропал из поля зрения, контроль над собой не вернулся к грифону. Он медленно менял взгляд то на лестницу, то на вход, где стояла охрана, то на комнату, предназначенную Императору. Его сознания раздирало на несколько частей долгом, преданностью, совестью. Но они не могли перебороть черную зависть, обиду, желание власти и мысль о том, насколько станет легче Империи, если она избавиться от отпрыска тирана.

Он вышел из комнаты, прошел по коридору и остановился напротив тех двух стражей. Они, завидев его, поняли, насколько сильно прокололись, занервничали, вытянулись в стойке и один из них нервно выпалил:

— П-просим прощения, сэр Девут.

Тот лишь презрительно фыркнул и одарил их злым взглядом из под пернатой челки, а затем побрел прочь. У него все еще была возможность предотвратить покушение, но он почему-то не делал этого. Он и не хотел делать это.

И сейчас, после провала, Девуту стало еще хуже. Множество эмоций и чувств одновременно боролись за власть над его разумом. Он ненавидел самого себя за то сомнение, которое фактически сподвигнуло его на измену. За идиотское желание “посмотреть, что будет, если Империя лишится своего наследника” вперемешку с завистью, заставившее его предать того, кому он клялся в безукоризненной преданности и для кого должен быть безотказным инструментом и опорой в управлении вверенной ему страны.

“Кретин. Следовало ожидать, что этот грифон не сломается от какого-то яда. Пусть даже целого графина, — мысли медленно пожирали его. — И яд не то, что не убил его, даже не ослабил! Еще и эта чертова охрана... Походу, после моего прохода у одного из тех идиотов все-таки включились мозги. Приказать казнить их? Ага, сказав, что упустили шпиона, заодно выдав себя. А если проболтаются? Хм, нет, они будут молчать. Должны, если не хотят, чтобы их головы сняли с плеч вместе с моей. Черт, что же я...”

С каждой мыслью ему становилось все труднее. Он должен был быть лучше. Он должен был предугадать, что это не сработает, и выполнить свой долг. Но что сделано, то сделано. Позорное клеймо предателя тяготило его, и Дэвут прекрасно понимал, что обратной дороги уже не будет. Либо заставить себя забыть об этой оплошности, либо... Довершить начатое до конца.

* * *

В форте “Варор” царили хаос и суматоха. Предстоящее заседание больше носило характер сбора с пометкой "срочно". На нем должна была решится текущая ситуация с зонами, на которых есть Аномалия Пустоты, и с участившимися пропажами различных реликвий из Эквестрии и Империи. Поэтому каждый, кто должен был в нем участвовать, старался как можно скорее попасть в огромный зал, где будет проходить собрание.

Сам процесс заседания был достаточно формален — высокопоставленные личности из участвующих сторон поднимали интересующие их вопросы и давали на них исчерпывающие ответы в бурной дискуссии. Император и Селестия хоть и должны были делать то же самое, но зачастую они лишь были наблюдателями всего действа и изредка отвечали на наиболее каверзные броски оппонентов. В таком ключе проходило все заседание, за которым следовал банкет и салют, если собрание было успешным.

К двум часам зал был практически полон. Опаздывающие старались незаметно занять свои места, не нарушая молчаливую гармонию, ненадолго воцарившую в помещении. В центре зала находился огромный резной стол в форме треугольника, все три стороны которого были заняты представителями сторон: пони, грифоны и зебры. Их было примерно одинаковое количество, разве что зебр было чуть больше — на заседании должен был присутствовать делегат от каждой республики, и этих республик было не мало.

За спинами пони на двух небольших тронах восседали Селестия с Луной, а за грифонами — Хаст. Он был облачен в новую платиновую броню, которая перламутровым отблеском отвечала на каждый лучик света, что на нее попадал. Как бы он не старался выглядеть невозмутимым, мельком проскальзывающие морщины выдавали его.

Грифон был в гневе — шпиона так и не удалось найти, свидетелей и зацепок не было. Хаст приказал допрашивать всех, кто служил на кухне и кто приносил ему еду в комнату до тех пор, пока они либо не заговорят, либо не потеряют сознание. Также, сначала он хотел сослать двух часовых, дежуривших тогда на этаже, колоть камни на север Империи, но после того, как поиски неудавшегося убийцы закончились провалом, приказал повесить их. Эти двое, как и все, долго сопротивлялись и пытались что-то возразить, но более расторопные стражи скрутили их, позатыкали им клювы и увели на исполнение приговора. И в дополнение к всему, Нокса с самого рассвета преследовала жуткая головная боль. Те места, откуда росли рога, горели огнем, и именно эта боль поселила в Императоре непонятное сомнение. Ему казалось, что что-то на этом собрании и сегодня в целом должно пойти не так. Он долго не мог понять, почему именно это, но утреннее покушение развеяло в нем сомнения — таким образом его шестое чувство пыталось его о чем-то предупредить. И что бы это не было, оно не представляет из себя ничего хорошего.

Большинство в зале знало, что всего несколько часов назад Императора пытались отравить, но редкое шептание на эту тему сменилось хором вздохов и отпавших до пола челюстей, когда он сам вошел и занял место на своем троне. Эффект, на который он рассчитывал, был достигнут.

Селестия, сияя свойственной ей добротой, наблюдала за копошащимися за столом дипломатами, лишь изредка переводя свой взгляд то на Императора, то на свою сестру, а Луна, вжавшись в трон, старалась выглядеть выдержанно, но это у нее получалось плохо. Похоже, ей не особо прельщали такие шумные мероприятия, но, так как она стала немаловажной частью Эквестрии, должна была держаться подобно ее сестре.

Как только последний из участников занял свое место за столом, двери в зал захлопнулись, и их перегородила охрана из стражей Эквестрии и Империи. Форт находился в аккурат между границами этих государств и был сильно отдален от республик зебр, поэтому именно пони и грифоны взяли на себя обязанность по организации безопасности заседания. Но такой расклад нравился далеко не всем — зебры чувствовали себя ущемленными, ведь они были вынуждены решать вопросы о своем будущем фактически на территории своих соперников. Окруженные ими со всех сторон. Но как бы то ни было, это место уже неоднократно использовалось для подобных целей, и поиски лучшего заняли бы слишком много времени.

— Итак, дамы и господа, коллеги, — земнопонь в желтом фраке приподнялся со своего места за столом, — Великий Император, прекрасные Принцессы, уважаемые представители Республик, — он учтиво поклонился в стороны тронов и мест зебр, — позвольте объявить наше заседание открытым!

* * *

За 30 часов до этих событий.

Больше всего в своей работе Детонатор ненавидел вечерний разгон заключенных по камерам. Из-за них в сборном пункте творилось Дискорд-знает-что, и выполнять свои прямые обязанности ему было невозможно. Он должен был пересчитать большую часть инвентаря, обойти все секции, проверить работу, выполненную в Кристаллическом Цехе, забрать списки и почту и проверить склад у того же Цеха.

В этот раз зеки постарались и сломали неимоверное количество инструментария за один день, что означало, что земнопони ждала куча писанины на выделение нового. Он допоздна сидел в складском помещении и, скрипя зубами, выводил очередную статью в бланке, а когда вся работа была практически завершена, и надсмотрщик было решил отправится в свою каморку, он услышал, как за его спиной кто-то еле слышно остановился. Обернувшись, он увидел перед собой бело-серого единорога.

Долго думать он не стал и в ту же секунду отпер один из ящиков стола, что был за его спиной и, нащупав в нем оружие, резким тоном осведомился у гостя:

— Кто такой? Быстро назовись, иначе отверстий в голове добавлю.

Единорог не ответил. Он даже не шевельнулся. Детонатор прищурился, чтобы в полутьме склада разглядеть его.

— Ты меня не понял? — грозно проговорил земнопони. — Али тебе помочь напомнить, что с лишними дырками не живут?

Было плохо видно, но то, что он успел разглядеть, заставило надсмотрщика занервничать. На госте не было какой-либо брони, формы или отличительных знаков. Значит, это был заключенный. Но и кольца на роге тоже не было.

— О да... — еле слышно прошептал единорог. — Твоя помощь мне сейчас действительно не помешает.

Хоть Детонатор и был готов к нападению, это ему не помогло. Из полумрака на него молнией вылетело два белесых облачка, одно из которых, превратившись в челюсть, сомкнулось на его рте, не дав ему закричать, второе прокусило ногу, которую тот держал в ящике, а затем круто развернуло его и повалило на пол. Спустя секунду на его спину обрушились копыта нападающего и окончательно пригвоздили пони к полу. Одно из копыт повернуло голову надзирателя в бок, и он столкнулся с лицом неприятеля. Это был тот бледный единорог, который что все время таскался с Бричи.

— Окажи услугу, надсмотрщик... — хрипло прошипел Колорлэс. Его глаза потеряли свой цвет и сузились. — Поделись частью себя.

Последним, что Детонатор видел, перед тем как весь мир вокруг него погрузился во тьму, была широко разинутая пасть Колора.

~ ~ ~

Бричи все никак не мог взять в толк, куда подевался Колор и зачем он просил у него инструменты, чтобы снять кольцо с рога (хотя он постоянно жаловался на боль и зуд из-за него). После того разговора на счет побега единорог замкнулся в себя и все время пребывал в задумчивом состоянии. Тосс постоянно интересовался, все ли с ним в порядке и связано ли это с его обещанием помочь в вопросе с добычей взрывчатки, но тот либо отмалчивался, либо говорил невнятное “может да, а может и нет”.

И вот вчера, когда они должны были пересечься в сборном пункте, единорог не явился к их обыкновенному месту встречи. Вместо него туда пришел Детонатор и сказал, что уже забрал его к себе на склад, чтобы тот якобы помог ему с какой-то бумажной волокитой. Стражи не придали особого внимания этой детали и пошли разгонять остальных по камерам, но вот розового земнопони это весьма озадачило и он решил, что надо бы спросить у надзирателя, почему он взял с собой именно Колора, ведь раньше все мелкие дела для него выполнял Бричи. Но тот настолько быстро скрылся из поля зрения заключенного, что этот вопрос розовобокому пришлось отложить до завтрашнего дня.

И вот нас следующее утро Бричи одним из первых выбежал в сборный двор и принялся высматривать Детонатора. К его удивлению, на его месте стоял обычный страж, считающий заключенных. Земнопонь подскочил к нему и спросил:

— А где Детонатор?

— Тебе какое дело? — покосился на него пегас, но через секунду узнал в розовом теле обыкновенного спутника надзирателя. — Ему в Кратере работы подбросили, так что сегодня он занят. Иди, не задерживай меня.

Бричи был в замешательстве. Сначала Колор, теперь Детонатор. Их одновременное отсутствие было связано, но вот только как, было решительно непонятно. Придя к Кратеру, он обнаружил, что там действительно кипит какая-то работа, но вот охраны у входа стало меньше. Этот факт немного поднял ему настроение, и понь побрел вдоль тропы у входа, чтобы попытаться разглядеть чего-нибудь внутри, но засмотревшись, врезался в кого-то впереди себя. Тряхнув головой, он увидел Детонатора.

— Слава Селестии! — воскликнул Бричи. — Вас-то мне и надо.

— Заткнись и иди за мной, — сухо проговорил тот.

Тос опешил от такого поворота. Нет, надзиратель был строг и имел гонор, но обычно он так не разговаривал. Повинуясь, земнопони поднялся и побрел вслед за ним. Они прошли через все секции, пока не дошли до склада. Зайдя в каморку, Детонатор закрыл за ними двери и безэмоционально уставился на своего помощника.

— Эмм, Детонатор, а в чем дело? — тревожно осведомился Бричи.

— Скажи, ты не замечаешь никаких изменений?

— Чего? — понь недоумевал.— Какие еще изменения?

— Ну, например, во мне? Голос, цвет, рост?

— Детонатор, — он сделал шаг назад. — с тобой все в порядке? Твои слова меня пугают. — Увидев, что лицо надзирателя стало угрюмей, все же решил ответить. — Н-нет, ничего такого, кроме вопросов...

— Эх, — земнопони вздохнул, — значит, эта штука до сих пор идеально работает.

Детонатор подошел к одному из шкафов в помещении, открыл в нем дверь и копытом подозвал к себе Бричи. Тот осторожно подошел к нему и заглянул в шкаф. То, что там было, заставило его отскочить от него и шокировано уставиться внутрь. Внутри лежал еще один Детонатор, только его шкура поблекла, коричневые пятна на ней стали серыми, и сам он немного уменьшился в размерах. Он еле заметно дышал и находился в глубокой отключке, никак не реагировал ни на свет, ни на их разговоры.

Клон закрыл дверь шкафа и посмотрел на оторопевшего пони.

— Никаких отличий?

Земнопони мало что мог ему ответить. Он и не понимал, что за ситуация перед ним развернулась.

— Нароста от рога практически нет, — Детонатор прикоснулся копытом ко лбу, — и метка даже есть, — он подошел поближе к Тосу. — Бричи, это я, Колорлэс.

Бричи вопрошающе посмотрел на надзирателя. Не, он много раз видел, как от работы у зеков едет крыша и как они после этого лезут за стену и пробивают себе головы кирками, но чтобы ум за разум заехал у такого пони, как Детонатор, ему верилось слабо. Однако, тот сейчас стоял прямо перед ним и нес такую ересь. К тому же, в шкафу напротив лежит его клон, и поэтому ко всему происходящему было трудно вообще как-либо относиться.

— Знаю, непросто понять, — заговорил тот, — но в шкафу лежит настоящий Детонатор, а я лишь... позаимствовал его облик, голос и память.

Выражения лица Бричи не изменилось.

— Аргх, — прорычал клон. — Мне что, еще доказывать, что это действительно я? Твой план побега, помнишь? Видишь, я выполнил то, что обещал. Теперь у нас есть ключ и доступ к складу, — он оглянулся. — Но это ненадолго, поэтому действовать нам нужно быстро и решительно. Что ты собирался делать после выполнения моей части?

Но его собеседник не отвечал. Он с открытым ртом глазел на него, периодически переводя взгляд на шкаф, а затем обратно. Это продолжалось примерно минуту, пока он наконец не вышел из транса и не затараторил:

— Но куда делся твой рог и почему?!.

— Давай без вот этих вопросов, ладно? — оборвал его Колор. — Это... сложная магия, именно для нее я просил снять кольцо. Просто поверь мне.

— Х-х-хорошо...Пускай это все и очень странно, — сдавленно пробубнил Бричи. — Если у нас теперь есть динамит, то его нужно растыкать в щели на стенах и отнести немного в Кратер, плюс собрать вещи для побега. Но как ты...

— Без вопросов, — приказал единорог. Он скинул полотно с груды ящиков в одном из углов комнаты, обнаружив на каждом из них надпись “TNT”. Затем достал пару сумок, распихал в них шашки из ящиков, прихватил тележку с инструментами и какие-то бумажки со стола. — Начинать нужно как можно раньше. Ты готов?

— Эм, ну, наверное, да, — земнопонь замялся.

— Тогда пошли. Сначала — Кратер. Затем, как ты говорил, нам кто-то поможет с остальным?

— Да, это грифон с обгоревшим крылом, правда, где он сейчас я...

— Копает рвы за стенами. Там его и заберем, — Колор накинул сумки, толкнул такие же Бричи, взял телегу и вышел из комнаты. — За мной.

Они в абсолютном молчании прошли через все секции до Кратера. На входе в него Колор пихнул стражам те бумажки, после чего их пустили внутрь. Там они сгрузили немного инструментов из телеги и шашек, после чего забрали грифона с раскопок за стенами. Он, услышав про план из уст стоявшего перед ним Колора в облике Детонатора, хотел было придушить розового пони за такой нож в спину, но услышав пару коротких комментариев от единорога, с недоверием согласился помогать. Так, втроем, они весь оставшийся день циркулировали по всей площади тюрьмы, и под видом технических работ закладывали заряды. Когда шашки закончились, на Эквестрию уже опустились сумерки и эта троица вместе со всеми разошлась, чтобы собрать кой-какие вещи в дорогу и на следующий день осуществить задуманное.

До реализации плана оставалось меньше суток.