Автор рисунка: Siansaar
Старая закалка Доверьтесь мне...

По ту сторону

Сон был тем необходимым лекарством, в котором так нуждался Колорлэс. После случая с соседом по коридору, единорог все же поработал над ответными репликами для зеленого капитана и, прошептав про себя какую-то мольбу, мгновенно отключился на своем железном ложе.

Пробуждение выдалось довольно неприятным — два охранника, чеканя шаг, стуча рукоятями клинков по дверям и крича во всю глотку, оповещали заключенных о том, что их отдых закончился и скоро им пора будет приняться за работу. Потом, один из них что-то продекламировал про долг, искупление и какие-то высшие инстанции, а второй, заржав, проговорил:

— Хорош уже, ты каждый день им это докладываешь. Если бы хотя бы один из этих дегенератов тебя послушал, я уверен, мы бы уже кутили с парой девчонок в "Старом Бочонке", а не занимались подобной херней."

Второй презрительно фыркнул в ответ, и они удалились из коридора.

С трудом открыв глаза и поднявшись с кушетки, единорог глянул в оконце. Утро, похоже, только-только начиналось, и свет цеплял лишь потолок камеры. Оперевшись о стену, Колорлэс все-таки решил осведомиться у своего тела, как его самочувствие. В ответ пришла ноющая боль, голод с жаждой, чесотка и какое-то непонятное раздражение вокруг рога. Да и вообще, голова, несмотря на сон, раскалывалась, и рог как будто сверлом терзал несчастный мозг бледного узника. Схватившись копытами за голову, он согнулся и попытался перебороть дробление его черепа, но бесполезно. Боль никуда не ушла.

Внезапно дверь камеры распахнулась, и в нее влетел пегас в знакомой матовой броне. Он бросил презрительный взгляд на бледного пони и раздраженно сказал:

— На выход.

Колорлэс повиновался. А что еще делать, не бодаться же с ним. Выйдя в коридор, он обнаружил, что большинство дверей было распахнуто, а значит, других тоже забрали куда-то. У соседней камеры, принадлежащей ночному нарушителю спокойствия, она тоже была раскрыта, и самого "посетителя" там не было. Серый брел за пегасом, пытаясь высмотреть хоть кого-то в таком же положении, как и он сам, но, кроме стражей и пары ученых, во всех пройденных коридорах и лестничных пролетов никого больше не встретил.

Когда они спустились к обширному залу и подошли к воротам, пегас обошел его и приказал идти вперед. Единорог пролез в небольшую дверцу, и в его лицо тот час ударил ветер. Зажмурив глаза, он попытался высмотреть, куда его подталкивает страж. Перед ним был довольно большой двор, огороженный высокими стенами, внутри которого было крупное скопление народу. Земнопони, пегасы со связанными крыльями, грифоны, единороги, стражи, какие-то фигуры в халатах и очках. Кто-то толпился у многочисленных выходов, кто-то,скорее всего, заключенные, таскали кирки, лопаты, дрели и другой инвентарь, стражи размеренно бродили вдоль стен, изредка кидая косые взгляды на зеков, ученые копошились вокруг какого-то огромного фиолетового кристалла или алмаза, тыкая в него копытами и еще какими-то приборами. В общем, каждый был занят своим делом.

— Иди к левому выходу, — приказал голос за спиной единорога.

Колорлэс медленно побрел к небольшому проему, перед которым стоял немолодой земнопонь с планшетом в копытах. Увидев его, он удивился и задумчиво произнес:

— Дружище, а разве тебе не в Кристаллический Цех надо топать? Али дорогу туда забыл?

— Он новый. Его ненадолго решили распределить поближе к камням и подальше от магии, — прокомментировал голос пегаса позади. — Под твою ответственность, до тех пор, пока Капитан Велум не разберется с ним. Исполнять.

— Эх... — Тяжело выдохнул земнопонь, взял в зубы карандаш и поднял глаза к единорогу.

— Кахаво тфое имя?

— Колорлэс.

Земнопонь что-то быстро черкнул на планшете, сунул его в седельную сумку и указал на проход:

— Сюда.

Заключённый зашагал в проем, а вслед за ним и новый надзиратель. Минув небольшой коридор, они попали в другой двор, но там было еще оживленней. Повсюду сновали узники. Нагруженные камнями, корзинами или тележками с кристаллами, они устремлялись то в туннели посреди двора, то выходили оттуда. Какая-то часть из них работала на стене Барьера, латая в камне дыры, обновляя бетон или просто крася ее. В общем, досуг у попавших сюда, по-видимому, имелся, да еще какой.

— Значит, слушай сюда, — громко сказал надзиратель. — Меня звать Детонатор, я заведую этими шахтами и кристальным карьером. На мне лежит обязанность проложить для таких как ты светлый путь к искуплению перед Эквестрией через службу на ее же благо. Конкретно у меня — это разработка шахт близ этих стен, работа в том кратере, — он указал копытом в сторону льющегося из-за соседней стены фиолетового света, — техобслуживание, уборки всей этой территории и кучи приятных мелочей. Киркой махать умеешь?

— Никогда раньше не доводилось.

— Оно и понятно. Ты ж единорог, откуда вам знать, что такое физический труд, — язвительно заметил Детонатор.— Ладно, хрен с ним, научишься. Выбора-то у тебя все равно нет, раз уж так распределили. Короче, основное, что тебе нужно знать...

Не успел Детонатор начать говорить, к нему подлетел розовый земнопони с голубой гривой.

— Детонатор, здорова! У нас тут это, сверла кончаются.

— А, понял. Я щас подойду, только с новичком разберусь.

Розовый изучающее осмотрел единорога. Через пару мгновений, его глаза расширились и он затараторил:

— Ты! Тот новенький, что разнес стену и привел сюда Порождение!

Потом обратился к надзирателю:

— Давай я ему тут все покажу! И ты освободишься, и я с такой интересной личностью потолкую.

— Почему бы и нет. Только смотри, если этот молодец даст тебе по роже и убежит — пеняй на себя.

Когда Детонатор скрылся из виду земной энтузиаст повернулся к Колорлэсу:

— Здорова, это я тебе ночью в камеру стучал. Я Бричи Тос, меня сюда тоже не так давно упекли — всего месяц назад. Пойдем, покажу, чё да как.

Он зашагал в сторону входа в туннели. Колорлэс двинулся за ним. Уж лучше этот буйный, чем злобный страж да престарелый подрывник-надзиратель. Он обратил внимание на метку Бричи — восклицательный знак, от которого во все стороны расходились стрелки.

"Мда, не одному мне везет с именем", — отметил единорог про себя.

— Тут, короче, что-то типа исправительной колонии, только режим — мама не горюй, — заговорил его "экскурсовод". — Сюда свозят всех, кто в десяти окружных секторах попадается: пони, грифоны, зебры, один раз даже дракона пристроить хотели, но он половину стражи сожрал. В шахтах в основном работают земнопони и грифоны — у них с кирками лучше обращаться получается. В кратере и Кристаллическом Цеху — единороги, там вроде как магия нужна. А вот пегасы... пегасы попадают за стены. Только вот непонятно, кому хуже, — откомментировал он, заметив непонимающий взгляд ведомого, — нам, под надзором стражи и работой, или им, которых заставляют лезь чуть-ли не за километры от Барьера, буквально в пасть Порождениям. Оттуда не сбегают, там сразу погибают. Хотя туда ссылают не только пегасов да грифонов... Грустно все это, потом как-нибудь расскажу, — он прервался на некоторое время, а потом резко продолжил, указав куда-то копытом. — Там — столовая, а тут, — он указал в коридор, откуда пришел единорог, — сборный пункт. Ну, в общем, это все, что тебе пока нужно знать. Пошли, посмотришь шахты и кратер.

Прогулка по шахтам оставила у Колорлэса нехорошее впечатление — все, что он там увидел — это только озлобленные или безнадежные взгляды заключенных, которые, матерясь, молотили стены шахт, разбивая лапы в кровь и стирая копыта и зубы в порошок. Бричи, правда, активно здоровался с большинством из них, но лишь единицы отвечали ему, и половина из них — дружеским "пошел нахер".

А вот кратер выглядел довольно впечатляюще. Это была огромная яма, в центре которой возвышался огромный фиолетовый кристалл, и от него в различные стороны расползались другие "щупальца" — кристаллы. Все они излучали яркий свет и поэтому большинство персонала здесь носило защитные очки. Вокруг этих минералов носились то пегасы, то единороги, и все как один в белых халатах, очках и с планшетами в копытах.

Они что-то лихорадочно записывали, тыкали какими-то штуками в камни и с интересом наблюдали за нулевой реакцией. Из рабочих здесь были разве что пара единорогов, которые по приказу яйцеголовых откалывали тоненькими зубилами крошки от кристалла, а потом аккуратно левитировали их в пробирки.

В какой-то момент Колорлэс заметил, что его спутник с интересом вглядывается в эту работу, но он тут же терял интерес и возвращался к своему трепу о местной жизни.

За таким бессмысленным шатанием с Бричи и прошел его первый день. Тот показал ему все основные места работы (кроме Кристаллического Цеха), рассказал о распорядке дня, местных "понятиях" и с кем нужно и не нужно общаться, хотя общение было последним, чего здесь хотел Колор, и еще кучу мишуры. Так время растянулось до ужина, на который отводилось десять минут, после чего следовал разгон по камерам и отбой.

Колорлэс молча дожевывал свое сено. Оно было жестким, безвкусным, колючим и резко пахло паленым. Это была самая отвратная еда, которую он когда-либо пробовал (ну, кроме Хакарла, но тот считался деликатесом), и перспектива сидеть на сене и воде еще Дискорд-его-знает-сколько не особо радовала. Он уже собирался бросить попытки заткнуть в себя эту хрень, как к нему подсел Бричи.

— Ну что, как оно?

— Не видно? — угрюмо покосился на него единорог.

— Эх, да знаю, что жратва тут не ахти и водой после нее не напьешься, но что поделать, это лучше, чем работать за идею, — оптимистично заметил розовобокий. — Все хочу тебя о кое-чем спросить, это ты сам все устроил?

— Что именно?

— Ну, заварушку у стены.

— М-м-м, отчасти.

— То есть? — удивленно спросил Бричи.

— Голем сам пошел за мной. Я не приводил его специально.

— Значит, — земнопонь задумчиво смотрел на свои копыта, — ты не волшебник пустоты?

Это имя на секунду показалось серому забавным, но, вспомнив слова Велума, оно снова приобрело свое старое значение.

— Нет, не волшебник.

— А как же тогда ты смог поднять на уши всю смену и даже заставить работать парней в башнях?

— Я... не знаю. Это, в общем, долгая история, — и тут же добавил, чтобы прервать возможные вопросы, — а ужин короткий.

— Как-нибудь расскажешь.

— И вообще, — начал единорог, — почему ты так активно помогаешь незнакомому тебе пони устроиться в этом поганом месте, да еще и без вероятности, что я тебя отблагодарю и вообще как-либо отвечу на твою самодеятельность?

Розовый на секунду задумался, а затем, улыбаясь, проговорил:

— Ну знаешь, ты пока первый, кто на мое желание помочь не послал меня в зад к Селестии. Да и на вид ты не законченный уголовник, который срежет мою кожу себе на плащ. Если хочешь здесь хоть как-то существовать, то нужно искать себе товарищей. Дружба, как магия, поможет тебе.

"Ох, ну что за срань он несет?” — мысленно хлопнул копытом себя по лицу единорог.

— И к тому же, я не говорил, что это все за просто так. Взамен мне нужно будет немного твоей помощи.

Колор уставился на него:

— Это какой же?

Бричи задумчиво закатил глаза, а потом тихонько начал:

— Скоро, очень скоро узнаешь. Пока тебе важно понять одну вещь — легально эти стены ты не покинешь. Я слышал твой вчерашний разговор с Велумом, и ты должен знать, что он не тот, кто даст тебе просто уйти отсюда. С виду он кажется разумным, но это только на первый взгляд. На самом деле, как только он узнает, что ты виновен в приписанных тебе деяниях, он заставит тебя пожалеть, что ты родился на свет. Ты будешь копать в шахтах пока не разобьешь себе копыта, а когда ты наконец сотрешь их до кости, тебя выкинут за стену, чтобы под гиканье ученых тебя сожрало какое-нибудь Порождение. Тебе еще повезло, что ты не зебра.

— Это ты к чему?

— А к тому, что Трайд — жуткий расист. Как думаешь, почему тут нет ни единой зебры?

Колорлэс оглядел столовую. Действительно, среди множества заключенных не было ни одного полосатого тела.

— Они не живут тут дольше одного дня, — кисло добавил Бричи. — Их либо на следующий день после доставки уводят за стены, либо их забивают, травят, заставляют разминировать старые ловушки стражники. Или ими занимается сам Велум. Их после этого никто не видит, а в рапортах к их пропажам или смертям привязывают различные несчастные случаи. Доводилось видеть, как стражи, стоя на стенах, вслух придумывали очередное оправдание для "пропажи". Мерзость. В общем, ты должен поразмыслить над этим.

"Мда-а-а, вот уж повезло", — пронеслось в голове единорога.

— Извини, что нагоняю тоску на ночь глядя, но такова реальность. Ладно, давай заканчивай с ужином, а то на нас начинаю косо глазеть. Завтра утром я тебя встречу у входа. Пакедова.

И с этими словами розовый ком упрыгал (серьезно, прыжками) в толпу у выхода из столовой.

Единорог выплюнул ненавистное сено, запил водой и побрел к толпе. Там надсмотрщики разделили заключенных на группы и повели их по камерам. В конце они их силой заталкивали в эти четыре стены, слушая в ответ угрозы и мат, и лишь злорадно улыбаясь в ответ с обещанием "не дать дожить до начала следующей недели". Единорог, огребя пинок от ведущего надзирателя и залетев в камеру, угрюмо оглянулся на своего обидчика.

— Оу, крошке единорогу не нравится, как дядя пегас с ним обращается? — начал страж, хотя по размерам был чуть ли не меньше самого Колорлэса. — Ща я тебя так отмудохаю, что хмурить свое рыло сможешь еще не скоро.

Только было пегас двинулся к заключенному, другой стражник намотал его хвост себе на копыто и с силой дернул на себя, впечатывая агрессора в пол. Тот с глухим "ай" рухнул на бетон и, спустя секунду, уставился на прервавшего его месть.

— Ты хули творишь?

— Тебе че, мало той пегасихи, до которой ты четыре дня назад дорвался? — заорал на него второй. — Из-за тебя весь наш батальон чуть нахер не вышвырнули за периметр к Порождениям. Хочешь за все свои изнасилования и амбиции поделиться кусочком себя с монстрами за стеной?

Тот на секунду опешил от такого внезапного наезда и уже хотел что-то бросить в ответ, но передумал и побрел за вторым, лишь кинув злой взгляд на память единорогу.

Арестант про себя порадовался, что избежал драки. Они еще никогда его ни к чему хорошему не приводили, и результат разборок был всегда непредсказуем. Он забрался на нары и уснул с мыслями о том, что же может попросить в замен его необыкновенный друг, который сам его нашел в этих стенах.

* * *

В таком тоне протянулись следующие несколько недель жизни нашего героя в заключении. Каждое утро его встречал Бричи, они шли в шахты и как послушные арестанты исполняли поручения, которые давал им Детонатор: махание киркой день напролет, приказы "подай — принеси", перенос инвентаря и заделывание швов в стенах бетоном — лишь малая их часть. Велум, не смотря на свое обещание, так и не явился к Колору, чтобы допросить его, и спустя неделю единорог перестал каждый вечер ожидать появления уже не такого уж и хорошего, после рассказов Бричи, капитана. Благодаря активности его розового друга все было назревающие неприятности с "коллегами по цеху" обходили единорога стороной, и он уже ощущал себя должником перед этим странным земнопони.

В один из таких уже ставших однообразными дней они кололи очередную секцию в одном из туннелей. Работа кипела уже несколько часов, и Бричи решил организовать небольшой перерыв. Он и Колор расположились за ближайшей стеной, где их не могли углядеть охранники, и с облегчением бросили проевшие плешь своим звоном по камню кирки. Бричи достал из небольшой сумки с инструментами как-то затесавшееся туда яблоко, и кинул своему товарищу. Тот с небольшим интересом посмотрел на плод и, откусив кусок побольше, пробубнил:

— Фпафива. Ахуда оно у фибя?

— У охраны стащил. Не им же одним есть свежее. Ты так на него смотришь, как будто впервые видишь.

— Фам, отфуда я, — единорог дожевал, — не принято есть фрукты. Ну, то есть, есть их можно, но яблоки — не частые гости на столе.

— Печально жить без яблок. Кстати, о доме...

Колорлэс чуть не поперхнулся, когда понял, о чем сейчас пойдет разговор. Ему надо было придумать, как уйти от темы, и желательно быстро. Но его опасения оборвались.

— У нас скоро появится возможность туда вернутся!

— Это как же так, ты же сам говорил... — опешил серый.

— Помнишь, ты спрашивал, какую услугу я хочу в замен моей помощи тебе здесь? Ну так вот, — дальше он говорил шепотом, — я и пара парней собираемся бежать отсюда, и я хочу, чтобы ты помог нам в этом.

Единорог аж поперхнулся. Может, этот непредсказуемый парень и был здесь дольше Колора, но он не видел всего того ужаса, что творился за стенами Барьера. Только если не...

—Ты собираешься бежать в Эквестрию?

— Да. А как ты догадался? — искренне удивился Бричи.

— Потому что за стены добровольно полезет только псих, ты и сам мне это говорил. Тебя не смущает тот факт, что стражи и регулярные силы начнут искать тебя?

— Не-а. Это проверенная схема, — они забьют на поиски через день — два, передав это в Кантерлот и города, а тем и своих проблем по горло будет хватать, чтобы искать пару — тройку сбежавших зеков, которые и серьезного-то ничего не натворили.

"Ничего серьезного? Особенно про меня это очень подходит, — отметил про себя единорог. — Да и к тому же, я до сих пор не знаю, за что он здесь..."

— И еще, не "меня", а "нас", потому что ты тоже пойдешь с нами. Не оставлять же тебя на суд этого зеленого расиста, — с легким смешком сказал земнопони.

"Та-а-а-ак... — пронеслось в голове бледного пони, — это было... ожидаемо? Или он хочет использовать меня в качестве отвлекающего маневра? Хрен его знает, что у него там на уме."

— Ладно, допустим. И каков твой план?

— Под Кристаллическим Кратером тоже есть шахты. Когда меня сюда только привели, они еще были открыты, и несколько дней я там работал. Но на раскопках один из грифонов случайно пробил стену туннеля и обнаружил, что буквально в паре десятков сантиметров за ними есть старые ходы, прорытые алмазными псами. Заключенные ломанулись туда в попытке сбежать, но половину из них перестреляли прямо в там, кого-то — на выходе, а кто-то, говорят, просто потерялся в многочисленных коридорах этих рудокопов. Сейчас вход туда закрыт, а пробитую стену замуровали. Но мне удавалось пару раз туда проскользнуть, и я видел, что кое-кто из ученых вместе с Детонатором там возятся с чем-то. Значит, дом алмазных псов они не завалили и там есть еще что-то интересное.

— А сами псы?

— Их давно уже нет. При постройке стены большинство удрало, а тех, кто не захотел уходить, заставили.

— Ладно. И что с этими шахтами?

— Они — наша прекрасная возможность сбежать! Чтобы пробить стену — работы одному на полчаса, а там дальше — в коридоры и на волю. Только тут вырисовываются несколько серьезных проблем:

Первая — в них очень хорошая акустика. От одного удара кирки или даже чиха раздастся эхо такой громкости, что у грифоньей границы будет слышно. Я так один раз чуть не спалился, когда уронил там отвертку. И поэтому, чтобы открыть там проход, нужно сделать это быстро. Но все равно будет громко.

Вторая — ее постоянно охраняют. Четыре охранника круглосуточно там дежурят в несколько смен, и пускают туда только надсмотрщика и пару яйцеголовых. Просто пройти туда будет уже сложно, а если мы еще и начнем там колотить стены — огребем моментально.

Я нашел выход из этой ситуации, вот только он упирается целиком в одну личность — Детонатора. Так как он основной заведующий всеми строительными работами — только у него есть ключ от склада с инвентарем и взрывчаткой.

— Откуда тут взрывчатка?

— А почему бы ей не быть здесь? Раньше с ее помощью рыли особо труднопроходимые участки породы, выравнивали ландшафт, копали ямы под ловушки за стенами. Да и просто в случае обороны пригодится. Но не суть.

С динамитом мы смогли бы провернуть отвлекающий маневр — подорвать по команде пару особо важных мест, и тут же — стены в нужном нам коридоре. Пока стража будет отвлечена от шахт разгребанием завалов и установлением порядка наверху, мы драпаем в открывшуюся брешь, и только нас и видели. Пол дня бега — и мы будем далеко отсюда.

Склад находится рядом с Кристаллическим цехом, — земнопони махнул копытом в его сторону. — И даже если мне каким-то чудом удастся украсть ключ, то переть достаточное количество динамита через сборный двор в Кратер — еще тот идиотизм. Если стражи застанут ночью земнопони, тащащего через несколько секций на себе ящики с динамитом — с расстрелом не промедлят.

Я перебирал уже десятки других вариантов, но тут слишком много охраны, да и орудия на стенах не оставят нам шансов, если мы попытаемся сделать все напролом. Поэтому надо что-то придумать с уже имеющимся планом.

— Погоди, а от меня-то что требуется?

— Если честно, пока не знаю, — развел копытами земнопони. — Просто хочу, чтобы ты был в курсе дела и если что, был готов к действию. Да и вдруг идеи какие появятся — тоже будет неплохо. Но времени у нас не особенно много — Велум пропал не надолго, и он вернется, чтобы добраться до тебя.

Бесцветный принялся анализировать информацию. План был не то что ненадежный, скорее, даже отдавал бредом — обезвредив одну из самых заметных личностей этой тюрьмы, при помощи его ключа (это в том случае, если он у него будет при себе) украсть большое количество взрывчатки, чтобы неведомым образом пронести ее сначала в закрытые для доступа шахты, а затем еще и растыкать по всей площади каталажки. А дальше — суметь грамотно ее подорвать, чтобы сбежать в бывшее логово псов, в котором, кстати, можно будет просто потеряться, а не то, что скрыться. Да и никто не гарантировал, что выходы из него уже давно не завили и что у орудий на стенах не хватит дальности, чтобы достать по выбегающим из нор заключенным.

Но в данной ситуации эта идея казалась для него самой логичной. Как уже сказал Бричи, тут было слишком много силы, способной подавить открытое восстание пусть даже большинства заключенных, и, пускай, не совсем тихий, но незаметный побег двух из них все же имеет шансы на успех.

Единорог приподнялся и, оглядевшись, произнес:

— А если удастся достать динамит, ты точно будешь знать, что делать?

— Зуб даю. К тому же, есть один перец, который нам будет помогать. Он знаток в диверсиях ну или типа того. А что, ты можешь...

Земнопони посмотрел в лицо своему товарищу. Хоть в полутьме и не было отчетливо видно, но он был готов поклясться, что зрачки Колора сузились, а сам он побледнел настолько, насколько ему позволяла и так светлая шкурка, пока он произносил следующую фразу:

— Я могу решить проблему с Детонатором.