Автор рисунка: MurDareik

Веселье было утроено!

Несмотря на то, что было за полночь, Флаттершай никак не могла уснуть. Она ворочалась в постели с боку на бок, её ушки дёргались при каждом звуке, доносящемся как снаружи, так и изнутри коттеджа. Почти все её питомцы давно спали; она слышала их уютное сопение и тихое дыхание, а также бормотание медведя Гарри: во сне он мечтал о мёде, который собирался достать из пчелиного гнезда при помощи воздушного шарика. Однако спали не все. Флаттершай слышала, как совы, собравшись на очередное заседание во дворе, осуждают поведение ворон; кто-то из них посоветовал воронам брать пример с кенгуру, но пегаска сомневалась, что их будет легко отыскать.

Сна не было ни в одном глазу. Она прекрасно понимала, что надо поспать, ведь завтра ей предстояло преподавать доброту в Школе Дружбы, но она до сих пор лежала, считая кенгуру. Что же до овец, Флаттершай уже пробовала считать их, но это не помогло. Она даже принималась считать фруктовых мышей-вампиров, но от этого лишь разболелись зубы.

В конце концов она встала с постели и начала расхаживать взад и вперёд, надеясь, что устанет и захочет спать. Ничего подобного. Застонав от разочарования, пегаска прислонилась к шкафу и сползла на пол.

С громким скрипом дверца шкафа распахнулась. Флаттершай вздрогнула и мигом вскочила на все четыре копытца. Обернувшись, она заглянула внутрь, чтобы не быть застигнутой врасплох.

Убедившись, что бояться нечего, пегаска облегчённо вздохнула. В шкафу висела лишь пара платьев, а также недавнее пополнение её скромной коллекции одежды — деловой костюм, который она носила во время своего недолгого пребывания в Мэйнхэттене, когда присматривала за бутиком Рэрити. Он состоял из рубашки, жакета и пары широких брюк. Строгий, официальный, но не такой уж неприступный.

Сильнее всего Флаттершай завораживали штаны. Она припомнила, что мало кто из пони носил их, этим предметом гардероба пренебрегал даже Фэнси Пэнтс[1]. Улыбнувшись своим мыслям, она достала из шкафа костюм и представила, что пришла в нём в школу. Студенты точно обратили бы на неё гораздо больше внимания, чем обычно.

Взглянув в сторону окна и заметив, что оно задёрнуто занавеской, Флаттершай надела костюм. Затем, завершая образ, она подошла к зеркалу и стянула гриву в тугой пучок.

— Добро пожаловать на занятия, — сказала пегаска, отвернувшись от зеркала. — Темой сегодняшней лекции станет практическое применение доброты и её роль в мире бизнеса. Эй, вы там, на последней парте! Чем это вы занимаетесь?

Внезапно дверца шкафа распахнулась вновь. Однако скрип, раздавшийся при этом, был совсем не похож на прежний: как будто её петли никогда не знали смазки и наглухо заросли ржавчиной. Звук дерева, трущегося о металл, напоминал потрескивание льда в озёрах далёкой Арктики, по которому отваживались ступать лишь северные олени.

Из шкафа вышла ещё одна Флаттершай. Несмотря на то, что в домике было почти темно, она моргала, словно от яркого света; пегаска была одета в чёрное платье и белую рубашку со складчатым воротником. Одно из её ушей, видневшееся из-под растрёпанной гривы, было украшено пирсингом.

— Что ты делаешь в моём шкафу? — спросила Флаттершай, одетая в деловой костюм.

— Я нашла идеальное место для сна, — ответила вторая пегаска невыразительным голосом. — Он больше всего похож на гроб; буду спать в нём, пока мы не достанем настоящий.

— Тогда чего же ты не спишь? — укорила её строгая, но не такая уж неприступная Флаттершай. — Это, вроде как, необходимо нам, дорогая, чтобы завтра проснуться и петь.

— Я сплю только днём, — вздохнула траурная пегаска.

— Просто неслыханно, — возмутилась Бизнесшай. — Ты знаешь, как подобный режим вредит твоей коже? Хотя, моя готичная пони, с таким количеством туши это уже не имеет значения… Не смей ко мне подкрадываться!

— Кто, я? — удивилась Флаттергот.

— Нет, не ты, — презрительно усмехнулась Бизнесшай, поворачиваясь к зеркалу. Каким-то образом оно успело исчезнуть, а вместо него возникла жёлтая кобылка в очках с толстой оправой; её розовая грива была заплетена в косу. На гостье была модная фиолетовая шляпка и жакет, явно подобранный в тон. — Ты!

— Привет, девчонки! — воскликнула третья Флаттершай. — Типа, рада увидеться снова и всё такое!

— Хм… я тоже рада тебя видеть, — неприветливо буркнула Бизнесшай.

— Приветствую, — мрачно изрекла Флаттергот, подняв копыто. — Что нового в мире живых?

— О, всё, типа, просто отпадно! — Подойдя к ней, третья Флаттершай обняла пегаску. С тем же успехом она могла обнять сосульку. — Девчонки, нам надо прошвырнуться! Типа, за покупками, или выпить кофе, нажраться, закинуться, или, типа, устроить оргию, или просто зависнуть где-нибудь…

— Я как-то пыталась повеситься, — пробормотала Флаттергот, — но самоубийство не выход для той, кто уже мертва глубоко внутри.

— За покупками? — спросила Бизнесшай. — Напоминаю, мы работаем в магазине. И чем больше я на тебя гляжу, тем больше мне хочется повесить на дверь табличку «Хипстерам вход воспрещён» или типа того.

— Я тя умоляю! — Закатив глаза, Хипстершай повернулась к Флаттергот. — Давай ненадолго притворимся, что ты, типа, не такая жуткая, лады? — Взглянув снова на Бизнесшай, она продолжала: — А ты реально перестань изображать, будто проглотила линейку, и притворись, что у тебя есть чувство юмора. Только глянь, какая, типа, отпадная ночь, и мы в этом классном деревенском домике…

— Так вот почему здесь так воняет, — проворчала Бизнесшай.

— …и тут такая энергетика! — невозмутимо продолжила Хипстершай. — Тебе ведь здесь нравится, да? — Мило прищурившись, она снова обратилась к кобылке в чёрном платье: — И я знаю, что ты любишь кофе, моя маленькая готичная подруга.

— Да, — подтвердила Флаттергот. — Чёрный.

— О, а я та-а-ак люблю рисовать рожицы в чашке с латте! — воскликнула Хипстершай. — Реально, нам надо тусоваться почаще.

— Мы и так постоянно вместе, мы ведь практически одно целое, — сказала Бизнесшай. — Чтобы стать ещё ближе, нам, разве что, осталось пожениться.

— Только не это, — вздрогнула Флаттергот. — Мне же придётся надеть белое.

— По-моему, брак, типа, переоценивают, — пожала плечами Хипстершай. — Я тут пообщалась с нашей подругой Трихаггер. Она считает, что свободная любовь — это отпад и, типа, лучшая штука на свете.

— А, тогда понятно, почему так трудно было избавиться от блох, — почёсывая зад, невозмутимо сказала Бизнесшай. — Похоже, несколько ещё осталось…

— А вот это, типа, уже мелочи, подруга. — Хипстершай обняла строгую лошадку копытом, отчего та поморщилась. — Свободная любовь — это реально круто. Готова поспорить, она даже Готи заставила бы улыбнуться.

— Идёт. — Бизнеспони взглянула на Флаттергот и усмехнулась.

— Что? — удивилась Хипстершай.

— Я поспорю с тобой. Если ты заставишь её улыбнуться, я…

— Ты ведь в курсе, что я тоже здесь? — нахмурилась Флаттергот, что, впрочем, почти не отличалось от её обычного выражения лица. — И я никому не позволю вступить под своды моей…

— Эй, я не о твоих, типа, сводах, сладкая, — успокоила её Хипстершай, погладив по голове, — я о твоей ва-пи-пи. В конце концов, она, типа, почти такая же, как у меня, думаю, будет нетрудно доставить тебе удовольствие.

— Мне неведомы удовольствия, — буркнула Флаттергот.

— Мы заметили, — вздохнула Бизнесшай, — и я думаю, тебе, типа, стоило бы попробовать хоть некоторые из них. — Она поморщилась и неприязненно взглянула на Хипстершай. — Ну вот, теперь и я это говорю!

— Типа того, — усмехнулась пони в шортах. Облизав губы, она посмотрела на Флаттергот. — Мы можем оторваться так, что тебе и не снилось…

Мрачная кобылка не улыбнулась, но её глаза засияли чуть ярче, словно крохотные звёзды в окружении сверхмассивных чёрных дыр.

— Сомневаюсь. Тьма в душе моей не позволит мне… — Хипстершай поцеловала её, и пегаска осеклась.

— Прекрасно, — похлопала им Бизнесшай. — Может, вам будет удобнее на диване?

— Ага, —  ответила Хипстершай. — Смотри-ка, она покраснела!

— Я не умею краснеть, — сказала Флаттергот, забираясь на диван и укладываясь на спину.

— Как бы не так. — Хипстершай сняла свою шляпу и задрала платье Флаттергот. — Ого… а это, типа, не больно?

— Что? — удивилась Бизнесшай, придвинувшись поближе.

— У неё пирсинг, типа, прямо на сладком тако, — хихикнула Хипстершай.

— И правда, — приглядевшись, кивнула Бизнесшай. — Я не ожидала, что у нас окажутся, эмм… какие-нибудь физиологические различия.

— Я люблю боль, — пробормотала мрачная кобылка, отодвигая платье, так и норовившее закрыть ей лицо. — Она напоминает мне о… — Пегаска застонала, когда Хипстершай потыкала в пирсинг копытцем.

— Не очень-то похоже на боль, — заметила Бизнесшай.

— При ходьбе он реально трёт её хозяйство, — сказала Хипстершай, склонив голову. Её мягкое дыхание шевельнуло нежную шёрстку Флаттергот. — Так ведь?

— Иногда посреди ночи я играю с ним, размышляя о своей кончине, — ответила Флаттергот. — А потом мне приходится отмывать гроб.

— Играешь, да? — Хипстершай облизнула губы и провела языком вдоль киски Флаттергот, а затем вокруг пирсинга. — Типа, пока не кончишь?

— М-хм, — буркнула Флаттергот.

— Меньше слов — больше дела, грязная любительница кобылок, — сказала строгая пони и надавила Хипстершай на затылок, отчего та ещё плотней уткнулась в промежность Флаттергот, вовсю работая язычком над клитором пегаски. Затем, она засунула его глубже, пробуя на вкус любовные соки, которых становилось всё больше; коснулась губами нежной кожи между задних ног, оставив на шёрстке слабый след слюны.

Крылья Флаттергот дёрнулись, она глубоко вздохнула и обхватила голову ласкающей её кобылки передними копытцами, прижимая к себе. Коса Хипстершай потеряла весь лоск, несколько прядей даже выбились из-под резинки. Но несмотря на это, она самоотверженно продолжала вылизывать киску Флаттергот; запах её возбуждения кружил ей голову.

— Хорошая девочка, — прошептала бизнеспони. — Подвинь чуть-чуть свою ногу…

Внезапно Хипстершай почувствовала, как ей на спину капнуло что-то горячее и липкое. Вздрогнув, она подняла голову. Прямо над ней парила Бизнесшай, запустив одно из передних копыт между задних ног. Спереди её штаны были покрыты подозрительными потёками.

— Ты что, типа, решала тут поразвлечься за наш счёт? — возмутилась пони в очках. — Отстой! Нет бы спуститься и помочь…

— У меня есть идея получше. — Пегаска приземлилась и положила копытце на розовые шорты Хипстершай. — Знаешь, дорогуша, они выглядят довольно нелепо. Было бы здорово полюбоваться, как ты уделаешь их своими выделениями, — с этими словами пони шлёпнула попку в розовых шортиках, — но я уверена, что без них ты будешь выглядеть круче.

— И кто бы говорил, — буркнула та в ответ, подняв голову от промежности Флаттергот и показав на брюки Бизнесшай. — Тебе лучше поискать вместо них что-нибудь, типа, более подходящее.

— У меня уже есть кое-что на примете, дорогая, — ответила она, сняв штаны и подойдя к кровати. Пегаска вытащила из под неё маленький ящичек и сдула с него пыль.

— Убиться об стену, — воскликнула Хипстершай, глядя на неё расширившимися глазами.

— Убиться? Это хорошо, — заинтересованно приподняла голову Флаттергот.

— Знала, что понравится. — Бизнесшай встала на задние копыта, чтобы они смогли получше разглядеть свисающий у неё между ног страпон. — Да, Хиппи, у меня найдётся кое-что совершенно убийственное. Помимо всего прочего. — Она снова потянулась к ящику и достала из него анальную пробку.

— Похоже, ты просто обожаешь запихивать в пони разные штуки, — нахмурилась Хипстершай. — У тебя, типа, фетиш на домино?

— На домино? Никогда не слыхала о таком, хотя некоторые пони такие затейники… Полагаю, ты имела в виду доминирование. — Бизнеспони ухмыльнулась и облизнула губы. — Кроме того, наша Готи, похоже, совсем подвисла…

— Если ты, типа, превратишь это в ещё одну историю неудавшегося самоубийства, я плюну на всё и уйду, — пронзив Флаттергот взглядом, предупредила Хипстершай.

— Неа, я как раз собиралась сообщить, что в моём влагалище сейчас жарче, чем в Тартаре, — произнесла та самым скучным, монотонным голосом, на который была способна.

— Значит, пора к нему вернуться, — сказала Хипстершай, опустив копытца на диван и вновь склоняясь над готичной пегаской. Тем временем Бизнесшай, подобравшись сзади, стянула розовые шорты, предварительно резко дёрнув их вверх, отчего они больно врезались в пах хозяйки.

— О да, используй зубы… — простонала Флаттергот.

— Чего? — Бизнеспони прекратила смазывать анальную пробку, натирая ею свою промежность, и неуверенно взглянула на пегаску.

— Походу, я нечаянно её укусила, — буркнула Хипстершай. Её голос прозвучал приглушённо: она сосала клитор Флаттергот.

— Класс. Теперь она подхватит от тебя какую-нибудь хипстерскую заразу. Ну и плевать, — ухмыльнулась Бизнесшай, наклонившись к Хипстершай и раздвинув её ягодицы. — Осторожно, пробка на подходе! Бьюсь об заклад, твоей заднице ещё не доводилось испытывать ничего подобного…

— Куда там, — ответила пегаска. — Я засовывала туда разные штуки ещё до того, как это стало мейнстримом…

— Тогда посмотрим, как ты справишься с этим… — Недрогнувшим копытом она продвинула затычку вперёд. Пони в очках зашипела сквозь зубы, почувствовав, как игрушка упёрлась ей в зад. Надавив как следует, строгая пони пропихнула её внутрь и потрепала Хипстершай по щеке. — Вот теперь ты выглядишь как настоящая модель: хвост пистолетом и улыбка на лице…

— Ну а ты всё ещё выглядишь так, словно тебе в зад засунули указку, — проворчала Флаттергот. — Просто трахни её, пока она безуспешно пытается меня удовлетворить.

Бизнесшай посмотрела на страпон, а затем на Хипстершай, увлечённо работавшую над киской Флаттергот. Отодвинув её хвост в сторону, она увидела анальную пробку и потоки смазки, стекающие по слегка дрожащим задним ногам. Не раздумывая ни секунды, она схватила пони за основания крыльев и взгромоздилась ей на спину, направив страпон прямо в её нежные складочки.

Та судорожно выдохнула прямо в промежность Флаттергот, отчего по её спине пробежала дрожь; распахнувшиеся крылья Хипстершай задели лицо бизнеспони.

— Ёп-п… — вырвалось у пони в очках.

— Вот именно, дорогуша, — ухмыльнулась Бизнесшай. Её некогда строгая причёска давно стала каскадом розовых волос, а рубашка промокла от пота. Подавшись назад, она почти вытащила страпон из вагины Хипстершай, а затем резко загнала его обратно, толкая её на Флаттергот.

Хипстершай застонала. Она уже успела заметить, насколько сильно текла Флаттергот: её соки заляпали ей очки, а рот был просто переполнен вкусом, сводящим с ума. Бизнесшай, не останавливаясь, билась об неё своими бёдрами, заставляя содрогаться от наслаждения при каждом движении искусственного члена. На полу уже появилась небольшая лужица.

Язык пегаски безраздельно завладел клитором Флаттергот. Хипстершай почувствовала, как напряглось тело траурной пони, и поняла, что та уже на пределе. Подняв голову, она посмотрела ей в лицо и увидела, что весь готичный макияж смыло слезами, льющимися из закрытых глаз. Дрожащими копытцами Флаттергот нащупала голову партнёрши и крепче прижала её к своим нежным губкам.

Бизнесшай посмотрела на лежащую пегаску. Она слышала, как та стонет и тяжело дышит, запрокинув голову и широко распахнув крылья. Смытая слезами тушь испачкала её лицо и расстёгнутую помятую рубашку; платье было давно отброшено куда-то в сторону. С растрёпанной гривой Флаттергот была самой очаровательной замарашкой из всех, что она видела в жизни.

Впрочем, умилялась она недолго. Спустя несколько секунд, обратив свой жадный взор на Хипстершай, она резко двинула бёдрами и загнала искуственный член даже глубже обычного. Её партнёрша взвизгнула; бизнеспони почувствовала, как другой конец страпона упёрся ей в клитор, отчего у неё из глаз брызнули слёзы. Застонав, она изо всех сил вцепилась в крылья пегаски.

— Если ты, типа, вырвешь хоть одно из моих перьев, я реально засуну эту жопную затычку тебе в зад и пну её так, что она вылетит изо рта, — прошептала кобылка в очках, чьё лицо было всё ещё погребено где-то в глубинах паха Флаттергот.

— Может, попробуем это позже, дорогуша… — задыхаясь, пробормотала Бизнесшай и взглянула на готичную пони. — Почему она до сих пор не кончила?

— Вообще-то… — Стон Флаттергот сменился приглушённым криком. Из её киски внезапно ударила струя любовных соков, угодив Хипстершай прямо в лицо, отчего та, моргая, подалась назад. Бо́льшая часть попала на очки, но и того, что оказалось во рту, было достаточно, чтобы пони чуть не захлебнулась.

Конечно, этого не хватило бы, чтобы увести за грань, но при её непроизвольном движении страпон, глубоко внутри, задел одно весьма чувствительное местечко. Ноги пегаски задрожали; она чуть не задохнулась от наслаждения. Теперь уже её соки хлынули рекой, пятная шёрстку Бизнесшай.

Всё ещё задыхаясь, она рухнула на пол, чувствуя, как из неё выскальзывает искуственный член. Флаттергот уселась и попыталась стереть тушь с лица, но в результате размазала её ещё сильнее.

— Просто класс, — проворчала Бизнесшай. — Обе кончили, а до меня им и дела нет.

Она посмотрела на мокрый блестящий страпон, весь покрытый смазкой Хипстершай, и повернулась к Флаттергот.

— Ты. От твоего рта сегодня было мало пользы, верно?

— Мой дух скитается меж тёмных галактик и ещё не вернулся на эту крошечную холодную планетку, — вздохнула готичная пегаска, а в её глазах реальность межилась с вымыслом, заставляя их ложе парить в необъятных просторах космоса.

Бизнесшай подошла к дивану и улеглась на спину; страпон покачивался между её широко расставленных ног.

— Я помогу тебе вернуться, если ты сперва поможешь мне его отчистить, — сказала она.

— Не, видали? — Хипстершай уселась на пол, непринуждённо размазывая остатки своих выделений копытцем по животу. — Типа, нацепила фальшивый хер и реально думает, что теперь… Ого, ну и мерзость! — воскликнула она, увидев, как Флаттергот взяла игрушку в рот, заглотив почти целиком. При этом она ласкала фланки Бизнесшай своими крыльями.

Пони в очках сделала вид, что её тошнит. Флаттергот издала тот же звук, правда по совершенно другой причине. Она подняла голову; от её губ к страпону протянулась ниточка слюны. Затем, к немалому удивлению Бизнесшай, она вскочила на ноги и прыгнула на искусственный член, оседлав его с неподдельной страстью.

Бизнесшай широко распахнула глаза. Короткий конец страпона тёрся о стенки её вагины, не говоря уже о клиторе, рассыпая искры наслаждения по всему телу. Зрелище было завораживающее, она с трудом верила в то, что видит — Флаттергот вовсю скакала на резиновом члене, закрыв глаза и громко постанывая от удовольствия.

— Видишь? — спросила Хипстершай, продолжая лениво поигрывать анальной пробкой. — Мы разбудили в ней реально демона. Жаль, что это оказался демон секса, или что-то типа то…

Ответом ей был приглушённый вопль наслаждения. Бизнесшай, выгнув спину, хватала ртом воздух, неистово растирая клитор сквозь сбрую страпона.

— Походу, пора и мне присоединиться к веселью, — хихикнула Хипстершай.

Тем временем из тёмного угла комнаты кролик Эйнджел наблюдал за разыгравшейся перед ним сценой со всевозрастающим омерзением. Хотя он был кроликом и отцом как минимум полусотни маленьких крольчат, он до сих пор находил брачные игры пони довольно отвратительными.

Несмотря на то, что он старался особо не вникать в эту тему, Эйнджел чувствовал, что с недавних пор поведение Флаттершай во время мастурбации стало несколько необычным. Раньше всё быстро заканчивалось оргазмом и несколькими минутами тихих всхлипываний. Сегодня же на это ушло несколько весьма напряжённых часов, после чего пегаска рухнула на диван, потеряв сознание от истощения. Кролик считал это бессмысленной тратой жизненных сил. Особенно если учесть, что кроме них в комнате никого не было, и, насколько он знал, у неё не было ни одного шанса зачать потомство от ящика с игрушками для взрослых пони.

Эйнджел вздохнул и, совсем по-понячьи, покачал головой. Иногда Флаттершай бывала ну очень странной.


Fancy Pants, т.е. пижон, стиляга, а буквально Роскошные Штаны.

Комментарии (25)

+8

Как-то это грустно, от одиночества дойти до "секса" с тульпами.

А Энжел — чёртов ханжа. Другие за такое зрелище даже платить готовы, а он недоволен.

glass_man #1
+3

Да, мне рассказ тоже показался довольно грустным.
А кролика можно понять — у этого вида радикально иной подход к сексу, как к процессу, так и к его целям )

Randy1974 #3
+4

Ей лучше так не баловаться, а то и до разтроения личности не далеко. Если не уже.
Спасибо автору и переводчику!

Dream Master #2
0

Пожалуйста)

Randy1974 #4
+2

Неплохо, но энергозатратно:)

Freend #5
+6

Отличное отношение к клопфикам, это прежде всего смешно.

Skuzl #6
+2

Ну не только, совсем не только. Сюжет, милота и красота слога тоже очень важны. А ещё лучше, когда есть всё это сразу.

wing_regent #7
0

У Сэйми где-то попадается и дарковая клопота, например в Мэйнхеттен Блюз, по-моему.
Но такое точно не по мне, я за "Make Love Not War!" :)

Randy1974 #8
0

В Блюзе просто изнасилование без лишних подробностей, клоп-сценой это назвать трудно, а вот в Berry Punch Takes Manehattan сцена с Винил, её братом и Октавией была куда более подробной и интересной.

wing_regent #9
0

Я специально нашёл в своё время эту главу и прочитал ) Там нормальный клоп, без насилия. Мне эта история про Берри Панч в целом показалась скорее комедией, чем даркотой, но я особо не вчитывался.

Randy1974 #10
0

Эм...никто не хочет в Эквестрию...?

Радужный Вихрь #12
0

Смотря в какую. В Эквестрию LSS, Неспящей (по крайней мере в местный Мэйнхеттен) или FoE лучше пару раз подумать стоит ли тебе туда, или нет.

wing_regent #13
0

LSS — не смог расшифровать.

glass_man #14
0

Long Story Short, Things Went Down. Если в кратце, то это что-то в стиле Сэмиевского цикла про медсестёр, но меньше юмора половой тематики и намного больше насилия и социопатии.

wing_regent #15
+3

бормотание медведя Гарри: во сне он мечтал о мёде, который собирался достать из пчелиного гнезда при помощи воздушного шарика

Советский Винни Пух, ты ли это?!

root #16
0

Автор — поляк и живёт не так уж и далеко от нас)

Скорее всего, Советского Винни он видал.

Randy1974 #17
0

Сказку Милна знают и там все же.

Кайт Ши #18
0

Не знал, что там тоже был эпизод с шариком. Я думал, это наши сценаристы придумали.

Randy1974 #19
0

Мультик снят, конечно, по пересказу Заходера, но не сочинял же он для английской сказки новые эпизоды.

Кайт Ши #20
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...