Флатти

По мотивам рассказа Jbond «Флаттершай и кровожадный Энджел»

Флаттершай Эплджек

За окном шёл дождь и Пинки Пай

Незаметный застенчивый пони смотрел в окно.

Флаттершай Пинки Пай ОС - пони

Руки

Лира приглашает подругу навестить ее в Троттингеме, обещая показать нечто необычное.

Дерпи Хувз Лира

Соревнование

— Это называется «Тсс!», — сказала Флаттершай. — В этой игре побеждает тот, кто дольше всех промолчит. Думаете, это забавно? Я, между прочим, чемпион мира! Флаттершай не из тех пони, что сочиняют всякие небылицы. Она действительно чемпион мира по Игре в Молчанку. И вот, настало время защитить свой титул вместе с лучшими подругами, Твайлайт Спаркл и Рэрити.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Энджел

Мечтай обо мне / Dream of me

Две пони сидят рядом. Одна молчит, другая говорит. «Когда мы говорили... Я слышала тебя, но не слушала. А сейчас, когда не осталось ничего нерассказанного, я больше не слышу тебя. Но все еще слушаю»

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл

Хрупкая Принцесса

«В самый длинный день через тысячу лет, звезды помогут ей сбежать.» Селестия была готова столкнуться в битве с Найтмер Мун. То к чему она не была готова, так это столкнуться с ней, лежащей в больничной кровати.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Не кричите на принцессу!

Не стоит забывать о манерах, когда разговариваешь с принцессой. Иначе...

Принцесса Селестия ОС - пони

Sweetie

Воспоминания Свити о том, что когда-то давно прошло, оставшись лишь ярким пятном в памяти.

Твайлайт Спаркл Свити Белл

Ковыляй потихонечку

Хорошо, наверное, оказаться попаданцем в Эквестрию! Да не просто попаданцем, а попаданцем в аликорна. Нет, ну правда же, это должно быть здорово. Вот и этот парень так думал. А ему сказали…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Месть интернов

Интерны. Множество больниц по достоинству ценит их тяжёлый труд. Бесстрашные, они идут туда, где не ступало копыто доктора. Ничто не в силах испугать их. Незадачливые любовники, летающие на авось пилоты, истеричные сиделки и жеребята, мечтающие стать супергероями – медсёстры Рэдхарт и Райм достойно ответят на любой вызов. Внимание: содержит картофель. Лицам с аллергией на крахмал стоит читать этот рассказ на свой страх и риск.

Другие пони Сестра Рэдхарт

Автор рисунка: Noben
Глава 5. Писательский контракт Глава 7. Нам нужен доктор!

Глава 6. Яд

Джек и Солнышко направляются от подножий Кантерлота в Понивиль, по пути наблюдая падение Эквестрийской столицы. Дорога ведет их в Вечнодикий лес, где им предстоит угодить в засаду.

Шаг за шагом мы пробирались по неровному тоннелю, ведущему куда-то наверх. Солнышка скакала впереди. Слава Небу, что мне больше не надо было тащить ее на спине, мне и так идти было нелегко – каменное крошево то и дело впивалось в трещины на моих копытах. Отвратительнейшее ощущение. В темноте я не видел, но прекрасно чувствовал, что эти раны начинают кровоточить.

-Я первая! Я выбралась! Я победила! – радостно завопила впереди кобылка.

-А во что мы играли?

-Как во что? Убеги из темницы! – как то обиженно удивилась она.

— О, точно – подыграл ей я – Тогда слава победителю!

Действительно, тоннель, созданный специально для нас, закончился. Вытянутая расселина выпустила меня из чрева скалы, и стоило мне ступить на покрытую травой землю снаружи – как скала заскрипела и сомкнулась, закрывая за собой одну из величайших и ужаснейших тайн Эквестрии. Я и сам-то не думал, что однажды увижу кладбище пони. Нет. Лучше назвать его Великим кладбищем пони, или хранилищем смерти? Да ну его! Я еще успею отдохнуть в этих каменных залах, но не сейчас.

Сейчас же я полной грудью вдыхал ночной прохладный, а главное свежий воздух. Этот любопытный ребенок суетился вокруг, как ни в чем не бывало.

-А почему луны нет? Разве принцесса Луна не должна была ее вытащить на небо? – вдруг спросила Солнышко.

— Мне кажется у Луны, то есть у луны должен быть свой график. Как такого можно не знать? – Вдруг я стал улавливать в своей речи обычные нотки: мои попытки сказать ей «отстань» или «заткнись!». И мне стало даже несколько стыдно. Все время, что мы были знакомы, я воспринимал ее как помеху или обузу. Как магнит неприятностей. А эта маленькая девочка нашла в себе смелость попросить для незнакомца новый рог. Вот так просто задаром! Я вздохнул. – Фух, Солнышко, ты это… Спасибо тебе.

— За что? – посмотрела на меня она, слегка наклонив голову набок.

-Ну за… — Я коснулся своего нового рога, который рос теперь куда-то в сторону и вообще имел непривычную извилистую форму. Рог так себе, но я чувствовал, как волшебные потоки сосредотачиваются на его вершине. Или на вершинах?

-За рог? Ну, я подумала это меньшее, что я могу сделать для своего друга. Мы же друзья?

О Селестия! Она была так искренна! Совершенно как в этих старых преданиях о магии дружбы, взаимопомощи, любви. А тогда, в подземельях, я соврал ей насчет дружбы специально, чтобы успокоить ее.

-Конечно, друзья. – Улыбнулся я.

-Ну так, Джек, что делаем дальше? – деловито и восторженно спросила Солнышко.

— Дальше мы должны узнать, где мы вообще есть?

-В горах. – Зажмурившись, кобылка сообщила мне самую очевидную вещь на свете!

Ну да, мантикора ее побери, все эти торчащие со всех сторон скалы и отвесные склоны, и эти ледяные шапки на них. Что бы это могло быть?

Ради разведки я предложил своей спутнице небольшую прогулку. Бежать трусцой по мягкой траве было блаженством для моих копыт. Эти изменения, что с ними приключились. Может, это было последствием моей очередной гибели? А может это все же действие разумного яда? Но с этим я разберусь потом.

— Слушай, Солнышко – как бы невзначай спросил я – А в твоей сказке не упоминалось нечто под названием «Хромономнум»?

-Хромо-ням-ням? – удивилась Солнышко – Вообще звучит как название мороженого. Но нет. А где ты это услышал?

— О, да так, просто вертится на языке. Сам не помню, откуда я это взял?

— Снова врешь, Джек?

— Нет – нахмурился я. Для ребенка она была слишком проницательна – Я действительно не знаю, что это?

— Ну как скажешь – подозрительно фыркнула кобылка.

Долго плутать в поисках нам не пришлось и очень скоро мы наткнулись на целую реку света! Это была целая орда пони. Освещая себе путь фонарями и волшебными искрами, они медленно спускались вниз по склону. Одни из них тащили тележки, другие – тяжелые сумки. Судя по их роскошным нарядам и аксессуарам, все эти пони были представителями далеко не бедного класса. Жители Кантерлота?

Мы поспешили влиться в это течение. Поравнявшись с одной пожилой парой пони, я решил разузнать причины этой процессии.

— А куды мы все идем, ась? – я постарался сделать свой акцент деревенщины наиболее правдоподобным. И это сработало.

Престарелая седая пони посмотрела на меня и Солнышко, как на червяков в ее яблоке. Шаблонная представительница зазнавшейся знати. И как зазнавшаяся знать в ее возрасте она решила отнестись снисходительно к отбросам, на которые мы сейчас с Солнышком были похожи.

-У вас естественно не работает связь в этих диких местах, верно? Вы же с дочерью живете здесь одни?

-Агась, агась – закивал я, прикрывая Солнышку рот копытом, чтобы та не сболтнула лишнего.

— У, как все убого. Так вот знайте, мы идем подальше от этого сумасшедшего дома!

— Откуда? – удивился я.

— Из Кантерлота разумеется, дурень! – прохрипел рассерженный старик.- Разве здесь есть другие дороги, ведущие из других мест?

Я оглянулся. Широкая трасса, пылающая сотнями фонарей, змеей убегала вверх, на вершины хребта. Там, на темном фоне неба среди звезд можно было различить несколько башен. С этого ракурса было трудно рассмотреть весь Кантерлот – скалы и горные вершины скрывали его.

И точно. Как сказал Горный Король – скоро на Кантерлот должны напасть. И нам лучше не быть «здесь» в этот момент. Это значило, что самые страшные катакомбы в Эквестрии находятся прямо под ее оплотом? Забавно.

— А! Понятно! — Я хлопнул себя кровоточащим копытом – Генерал Гранит, так?

— Не знаю, о ком вы говорите, — пожилая леди вздернула нос. Кажется, вид моих увечий крайне раздражал ее – Я знаю, что весь север сейчас как в огне. Эти восстания, бунты! Чернь, собирающаяся в армии! Фу!

-Так вы бежите от войны?

— От резни! – вскричал старик. – А тебе что от нас нужно?

— Просто подумал, почему вы не поехали на поезде?

-Дороги перекрыты. Почти все. Что для автоповозок, что для поездов. Селестия, будь она неладна, решила мобилизовать все силы, задействовать всю технику.

-Последний поезд прибыл в Кантерлот пару дней назад и так и остался на вокзале. – продолжила идею мужа (или брата?) старушка – И вы разумеется не слышали про великий Эквестрийский транспортный коллапс?

— Конечно же нет, мэм! – воскликнул я и свернул в сторону.

-Какие грубые, нехорошие пони – Солнышка была явно недовольна разговором с этими двумя.

-Ну, ты же можешь сделать их добрее при помощи магии дружбы? – улыбнулся я.

-Джек, на что это ты намекаешь? – прищурилась кобылка.

— Ну, как тебе сказать. У тебя же теперь нет дома и тебе некуда идти? Верно?

-Вообще-то я подумала, что я теперь с тобой? – она скривила такую грустную мордашку, что мое сердце чуть ли снова не остановилось — А ты хочешь оставить меня с этими?

-Нет. Ну… -Нет вообще то я хотел. Но не по причине того, что она стала мне надоедать. – Понимаешь, у меня осталась работа. И я не могу ее не выполнить. А мне нужно в Понивилль.

-Ты ищешь своего друга, так?

-Да. – Кивнул я. А еще мне надо было выполнить заказ о доставке Секретного ингредиента самой принцессе, иначе мне грозила судьба Слепого. Интересно в моей крови вообще осталось хоть капля его? Мне показалось, что всю кровь из меня выпустили тогда, в поезде.

— Ну и что? Я все равно пойду с тобой! – чуть ли не разрыдалась девочка.

-Нет, ну ты понимаешь, что это может быть опасно? – я взглянул на нее как можно более сердито.

-Джек, ну мы же с тобой лицом к лицу столкнулись с самим Горным Королем. Ты поборол смерть. Теперь у тебя есть рог. Ты же сможешь меня защитить от каких-то убийц, верно?

Ага, учитывая, что эти же самые убийцы однажды меня уже отправили на тот свет.

-К тому же, — продолжила она свое недетское размышление — мне кажется, что я тебе больше пригожусь в твоем путешествии. Я же узнала твоего друга из книжки? Вдруг что-то еще узнаю? И еще – разве друзья не должны держаться друг друга, когда опасность и всякие кошмары кругом?

-Ты победила – смирился я.

Разумеется, мне было бы спокойнее оставить ее с богачами. Я бы смог их убедить, поверьте мне. Но я бы себе не просил. Это маленькое существо так уверовало в нашу дружбу, что рушить это было кощунством. С другой стороны – подвергать ее опасности тоже было неприемлемо. Но она была права – она что-то знала, что могло пригодиться мне. И, хоть я и сомневался, эта наша встреча с каждым разом начинала казаться мне не случайной.

-Чудесно, Джек! – Солнышко расплылась в улыбке – Я не подведу тебя, обещаю!

-Я не сомневаюсь — кивнул я – Только с этой минуты ты выполняешь все мои поручение, усекла?

-Агась!

-Ну и прекрасно, держим путь на Понивилль!

Поток пони двигался и двигался на юг, к подножью Кантерлотких хребтов. Когда же он достиг Копытных равнин вся знать, как по команде рассыпалась кто куда. Наш же путь с Солнышком лежал на юг. На Юго-запад, если быть точнее.

Благодаря тому, что Понивилль прекрасно виден с вершин Кантерлотских шпилей, а Кантерлотские дворцы отлично наблюдались из Понивилля, создавалось впечатление, что он совсем рядом. Но это было далеко не так. Даже на поезде из пункта П в пункт К, надо было добираться около двенадцати часов. И пусть сеть железных дорог огибала особо крутые холмы и глубокие ущелья, поезд все же ехал гораздо быстрее, чем пони на своих четырех.

Нам предстоял нелегкий путь. За себя я не переживал – с треснувшими копытами, или абсолютно здоровый я был готов преодолеть хоть всю Эквестрию по диагонали. Но вот ребенок в моей компании. Солнышка была стопроцентным гарантом того, что нам придется, хотя бы пару раз, завалится на 6-8 часовой отдых. Плюс надо было бы искать еду.

Девочка держалась молодцом. Не смотря на то, что ее живот урчал, как подкроватный монстр, она изо всех сил старалась показать мне, что ни пить ни есть она не хочет. А зря – голодную и страдающую от обезвоживания пони тащить на себе гораздо сложнее. И я был рад, когда нам на пути попалась дикая яблочная роща. Эти мелкие зеленые яблоки были невероятно кислыми, от чего жеребенок ужасно морщилась и жмурилась, но всем видом показывала, что рада такому угощению.

Я же получил возможность испытать свой новый рог. Магия была совсем не той, какой я привык ее наблюдать – пытаясь сорвать яблоки телекинезом, я внезапно осознал, что теперь не могу образовать вокруг объектов энергетического скопления. Я не чувствовал так же никакого магического моста, тянущегося прямиком из моего мозга к яблокам. Вместо этого я чувствовал, будто бы яблоко, что весело на самой верхушке достаточно высокого дерева, внезапно становилось совсем близким, если бы пространство между мной и им стягивалось и обрезалось невидимыми ножницами. Да яблоки буквально телепортировались оттуда сюда!

Ах да, заклинание света, такое полезное и такое необходимое сейчас, в безлунную ночь, у меня не выходило. Я чувствовал себя волшебным инвалидом, надо сказать спасибо, что я совсем не потерял волшебство.

Места, где мы оказались, только издалека выглядели дикими. Здесь, посреди ущелий и горных долин, словно эхо от Кантерлотского мегаполиса разбегалась цивилизация. Стальные опоры электрической сети, линии проводов связи, мосты-хайвэи, сотни строений непонятного назначения, вроде насосных станций и коллекторных узлов. Здесь же «красовались» горы мусора, вывозимые из города, и сбрасываемые в еле заметные овраги. В купе с бесконечной тишиной и непроглядной темнотой ночи – эта картина запросто могла быть названа «Мертвый мир». Или мир без пони, кому как нравится?

Бедная Святая Флаттершай. При виде этих отравленных мусором и канализационными сливами красот ее сердце, наверное, не выдержало бы.

-Мне здесь… Не по себе – опустив ушки буркнула Солнышко.

— Боишься темноты? – я несколько испугался, что сейчас мой спутница начнет ныть. Это уж точно не могло сопутствовать удачному переходу от Кантерлота в Понивилль.

— Уже нет. Просто здесь…. Разве не слышишь?

-Ничего не слышу. – Я нарочно остановился, чтобы стук копыт не отвлекал. Вокруг висела мертвая. Нет. Мертвейшая тишина! — Ничего страшного. Вроде бы.

-В это время года должны петь сверчки – пояснила мне кобылка.

Сверчки? Может все отравились мусором из Кантрелота? Но, правда, почему их не было слышно?

-Не устала? – Я постарался отвлечь ее от истории со сверчками.

Кобылка кивнула. Но ясно было видно, что она повесила голову и еле передвигает копытами. У нее был чересчур насыщенный день сегодня.

-Вот теперь ты врешь – поймал ее я. – Ладно, давай найдем нам место для привала?

По девочке было видно, что она согласна, хоть она и не сказала ничего по этому поводу. Я же стал глядеть в оба, пытаясь найти хоть что-то, что могло сгодиться для ночлега. Но трансформаторные будки, колючие кусты и проржавевшие остовы брошенных самодвижущихся повозок — не были идеальным убежищем. Особенно когда под боком вот-вот должны были начаться боевые действия. Но мне повезло, когда я наткнулся на железнодорожные пути.

Заросшие травой и молодым кустарником – они были практически не заметными. Казалось, ими не пользовались лет десять. Следуя по ним, я и Солнышко набрели на небольшое заброшенное здание вокзала. Типичный сельский вокзал – старинный, но построенный на века. Его кирпичные стены хоть несколько обветшали, но все еще готовы были выдержать и шквальный ветер, и адскую жару. Как здесь мог очутиться вокзал, при этом брошенный, я даже и не задумался. Главное что он был.

Выломав своим новым колдовством доски (я даже не понял, как у меня это получалось!), которыми была заколочена дверь, мы проникли внутрь. Внутри обнаружился небольшой зал ожидания с рядами разрушенных скамеек, а так же пару комнат для персонала. В одной из них даже оказался камин и некоторая старая кухонная утварь. Это было кстати. Доски из двери – тоже.

Где-то с тридцатой попытки я смог развести огонь. Проклятый рог не выполнял те команды, которые я ему давал. Но ничего, может быть мне просто нужна была тренировка? Солнышка тем временем нашла воду. Как она пояснила – в кране. Было странным, что водопровод здесь еще работал, но какая разница? Надо радоваться тому, что есть, и не задаваться вопросом – почему оно есть?

Набросав в кастрюлю немного диких яблок, я оставил ее на огне, стремясь получить немного более-менее вкусного питья.

Увы, Солнышка не дождалась компота и без задних ног уснула в старом, проеденном мышами кресле. У меня же появилось время поразмыслить о своих личных делах.

Компот получился удачным. Немного горьковатый привкус и ржавый цвет напитка позволял представлять его как какой-нибудь экзотический чай из Зебрии. Зачерпнув немного получившегося варева старой консервной банкой, я отошел к окну. Действительно – отсутствие луны на небе, молчание сверчков. Все это было не правильно. А в последние дни я видел слишком много неправильных вещей. То ли я не до конца понял жизненное устройство Эквестрии, то ли я находился очень близко к разгадке какой-то кошмарной тайны. И каждый шаг к ней был очередным шагом в ночной кошмар. А может, просто мир менялся?

Как сказал Горный Король – все должно меняться. Допустим он прав. Тогда почему больше чем за тысячу лет, со дня заточения Селестией своей сестры на луне и до нынешних дней изменилось так мало? Вот тут, быть может, прав Слепой со своей теорией, что время контролируется той же Селестией.

А еще меня волновало такое огромное множество совпадений. Моя смерть и смерть родителей Солнышка. Наша с ней встреча в месте, которого НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ. Ее осведомленность в этой непонятной мифологии, описанной лишь только одной неизвестной мне писательницей пони из Понивилля. Мантикора укуси ее за задницу – я просто обязан получить экземпляр такой книжки, если она описывает то, что происходит так подробно.

Нет, я конечно и ранее слышал о колдовских книгах. Одни в буквально смысле переносили читателя в описываемый мир. Другие же представляли сборище пустых листов, до тех пор, пока на них не взглянет тот, кто должен. В таком случае они открывали читателю его судьбу – от самого рождения и до самого конца. Может, Солнышку попалась именно такая книженция? Не даром существуют легенды про книги-убийцы, книги предсказатели и прочую литературу, ворующую вашу душу, стоит вам только их открыть. Говорилось, что такие книги издательство специально выбрасывают на рынок. То ли в качестве злой шутки, то ли как очень жестокую рекламу.

Я опять задумался о том, что Солнышко прекрасная кандидатура, для того чтобы быть «сестрой по свободе» сто одиннадцатого. И я опять полез к полому зубу в своей пасти…

Серый помятый конверт. Он был достаточно легким и тонким, чтобы понять, что внутри него находится именно один листок бумаги. Конверт был запечатан сургучовой печатью, без каких либо надписей и символов. Сам конверт так же не содержал ничего, что могло указать мне на того, кому письмо предназначалось. Старая добрая школа Тайных почтальонов. Иногда ты не знаешь, что нужно доставить адресату, и пытаешься найти это что-то, а иногда ты не знаешь адресата, но имеешь полное представление о посылке. Сейчас я не знал, что именно и зачем я доставляю и кому все это предназначено? Может быть, на конверте была какая-то магическая подсказка? Вот только мой дрянной рог не выдавал колдовство в таком виде, в котором я привык им манипулировать.

Но попытка не пытка. Я сосредоточил на конверте магический поток, который должен был сейчас создать между мной и этим куском бумаги энергетический мост…. Еще чуть-чуть, но….

По крайней мере в этот раз я смог бы оправдать свою неудачу: моя концентрация пошла мантикоре под хвост, когда воздух вокруг наполнился непонятным грохотом. Гром? Средь чистого неба?

Я высунулся из окна и огляделся. Все было чисто и спокойно, по-прежнему та же тишина, тот же незаурядный ночной пейзаж. И вот целая серия вспышек осветила кроны деревьев. Кантерлот, как я сразу не догадался? Там, на вершинах гор, где городское зарево подсвечивало витиеватые облака, одна за другой появлялись и гасли ярчайшие вспышки. Они превращались в языки пламени, на таком расстоянии казавшиеся зеленоватым светом свечей, что медленно гасли в струях дыма.

И вот гром снова дошел до стен нашего убежища. И не просто гром – рожденные взрывами ударные волны зашумели в листве близлежащих деревьев, как легкие порывы ветра. Старая черепичная крыша и не выбитые оконные стекла задрожали. В воздух поднялось облако пыли. Вспышки тем временем повторялись.

-Джек!!!- завопила Солнышка спросонья – Джек спасиии! Ты где!?

— Все нормально, это не здесь, это далеко – я постарался успокоить кобылку.

-Ты…Ты здесь? – удивленно заметила она. – Просто я открыла глаза, а тебя нет…

— Успокойся, я просто отошел… По делам. – Я вернулся назад, к камину и потрепал малышку по гривке.

-Я испугалась, что ты меня бросишь.

— Да куда же я от тебя денусь?

И снова волна грома накрыла наше убежище. На этот раз даже стены загудели. Солнышка взвизгнула и всеми четырьмя копытами вцепилась в меня.

-Что это?

-Гром – ответил я.

— Гром не шатает стены! – замечание кобылки было логичным. Наблюдательная маленькая сучка!

-Ну, тогда это Генерал Гранит и его восстание.

Почему то эта ужасная новость успокоила мою маленькую подругу. Может, потому что это было правдой?

Теперь уже мы оба осторожно выглядывали из окна. Там, над шпилями Кантерлота в небо поднимался черный густой дым. Да и с каждой вспышкой шпили рушились на город, как срубленные деревья. От грохота зачарованных снарядов скалы вокруг города обращались в камнепады, ледники срывались с вершин лавинами, снося все на своем пути. Горы стонали, и трескались.

Периодически над осажденным городом возникал свет, что был ярче молнии и солнца в зените. Видать повелительница дня сейчас просто испепеляла ряды нападающих! Но их, судя по всему было слишком много, так как за такой вспышкой следовала целая череда ударов, разносящих по улицам крепости пожары и сотрясающих окрестности. Небо же располосовали мелькающие нити свинцеметов, видимо охотящиеся за контратакующими звеньями пегасов. Даже отсюда было видно и несколько боевых дирижаблей. Скорее всего, увешанные тяжелыми автоматическими орудиями, штурмовыми пушками и пусковыми установками они забрасывали город под собой целым градом бомб. Свист снарядов эхом разносило по горным ущельям в округе. И, честно сказать, я уж точно не хотел сейчас быть там, в самом пекле этого сражения.

— Как ты думаешь – немного испуганно, но в целом спокойно спросила Солнышка – Селестия победит их?

— Наверное, ведь Селестия всегда побеждала? Хотя… Я не знаю.

И я действительно не знал. Я не знал, что будет дальше, я не знал, из-за чего началась эта резня? Вероятно кто-то в кристальной империи устал от власти Четверых? А может их всех вынудил сделать этот шаг начинающийся в стране голод? Впрочем, отчаяние, жажда власти, желание что-то изменить. Слишком мало смысла, но слишком много крови. Вот, что наполняло воздух сегодняшней ночи.

— Представь, что это просто праздничный фейерверк? – предложил я Солнышку.

Та кивнула. Но на фейерверк войны она смотрела не долго. Очень скоро усталость и тревоги взяли свое и кобылка, чувствуя мою непосредственную близость, уснула прямо у меня в копытах.

-Дети – мрачно озвучил я, делая глоток остывшего компоту.


Канонада продолжалась всю ночь. А ночь оказалась длинной. Все это время я настороженно смотрел в окно, где раз за разом всполохи над атакуемым городом освещали местность. Когда же гром войны поутих, занялось утро. Видать у канониров закончились тяжелые снаряды для того чтобы утюжить город, а может их всех смела Селестия с защитниками? Когда же у богоподобной появилась минута отдыха она и подняла солнце. Но все равно, что-то было не так. Солнце поднималось медленно, лениво, будто бы принцесса растратила все свои силы, или же была ранена?

Утро обрушилось на окрестности густым туманом. Он стекал с гор подобно киселю. Рассветное же небо застилала черная пелена. В помутневшем мире замаячили огни – небольшие группы солдат, грязных, измотанных, покрытых пятнами запекшейся крови и самодельными повязками. Они медленно выходили из тумана и уходили в никуда. По виду – они не были кристальными пони. Обычная стража Кантерлота, покалеченная, изуродованная вчерашней битвой, похожая на оживших мертвецов из Морга. Я не мог понять, отступают они или просто дезертируют? Да мне не было дела до этого.

-Мир изменился – одними губами проговорил я, вспоминая слова Горного Короля.

-Что? – Сладко зевнув, отозвалась Солнышка. Всю ночь она проспала у меня на копытах. Так было теплее, ведь одеял у нас с собой не было.

— Проснись и пой. – Поприветствовал я ее.

Петь девчонка, конечно, не стала. Она крайне не хотела просыпаться, это было видно по ее мордашке. Но меня она послушалась.

Позавтракав остатками горько-кислых диких яблок и допив компот, мы снова отправились в путь.

Я решил проследовать по заброшенной железной дороге. Рано или поздно она должна была привести нас хоть к какому-то объекту, откуда можно было двинуть прямиком на Понивилль. Кроме того, мне было любопытно, что в этом месте делала такая транспортная артерия как старая железная дорога?

День выдался отвратным. Туман не исчезал, небо не очищалось. Временами нам на головы сыпался черный снегопад пепла. Из-за всего этого видимость была низкой. С одной стороны – хорошо, ведь моя спутница не увидит то, что произошло с Кантерлотом. Хотя она должна была понимать, что ничего хорошего там не произошло.

— А что значит твоя кьютимарка – вместо разговоров о городе спросила она – Это…. Крестик что ли?

— Нет, это шрам – признался я.

-Шрам, как кьютимарка? Что она означает? Что ты оставляешь раны, или заживляешь их?

-Нет, просто шрам вместо кьютимарки. Я ее… Потерял. Несчастный случай.

Кобылка аж замерла на месте. Ее глаза округлились, как у совы, которой наступили на хвост.

-Разве такое возможно? Это же кьютимарка, это волшебство! Она просто так не уходит!

-Как видишь, уходит.

Солнышко была слишком озабочена этим вопросом. Вообще все просто – когда ты пустобокий жеребенок, кьютимарка для тебя наивысшая точка, цель, к которой ты должен стремиться. Нет ничего важнее получения кьютимарки. Когда же ты достигаешь определенного возраста, то понимаешь, что иногда дело не в кьюти, и твоя судьба у тебя в копытах: не кьюти делает твою жизнь, а то, как ты используешь свои таланты. А в моем случае так вообще наличие или отсутствие метки не играло никакой роли. За меня все решала семья – Ложа. Но если взять Слепого, то он смог избежать и контроля семьи. Стать полностью свободным.

— Это не правильно – со слезами в голосе протянула Солнышко.

— Ой, ну не тебе же одной пустобокой ходить – улыбнулся я. – Считай, что я тебя так поддерживаю. Ну, или подаю пример, что не все в жизни зависит от метки.

-А вот и все! – возмутилась Солнышко.

Я не стал ее переубеждать. Все же для нее это было свято. А сказать ей, кроме лишнего, я ничего и не мог.

Ходить по Эквестрии без карты было крайне неудобно. Я знал пару навигационных заклятий, но применить их не мог по понятным причинам. К тому же этот туман не давал обзора на самые привычные ориентиры, хотя бы тот же самый Кантерлот или Курящую Гору.

-Джек, а это нормально, когда трава растет на кирпичах? – задала очередной глупый вопрос Солнышка. Вообще она резво бегала вокруг меня, заглядывала под каждый куст, рассматривала цветы и такой странный «черный снег», что у нее не оставалось времени на идиотские вопросы.

-Не очень. – Буркнул я.

— А что ты скажешь, если узнаешь, что тут все растет на кирпичах?

-Стоп, что?- я подошел к Солнышку. Кобылка с любопытством копалась в грунте копытом, выгребая осколки кирпича и черепицы. Присмотревшись внимательнее, я стал замечать целые горы битого кирпича, россыпи стеклянных осколков, прогнившие щепки, которые некогда были деревянными балками.

Так же я обнаружил, что мы находились на достаточно большой поляне, практически идеально ровной, поросшей молодыми деревцами, которым от силы было несколько лет. Здесь железная дорога обрывалась так же внезапно, как и начиналась.

-Ты знаешь, что такое дежавю? – спросил я.

— Нет, а что?

— Да кажется мне, что я был здесь. – Странное ощущение, будто бы что-то в моей голове рвалось наружу, как газировка из отлично взболтанной бутылки. Моя бедная, изуродованная бесконечными зачистками память, она словно тыкала меня мордой в очевидное, пытаясь докричаться до моего сознания «Ты еще что-то помнишь, сто сорок второй!».

Вообще это было невозможным. Немыслимым! Заклинания очистки памяти работали на «ура», превращая ваш разум в чистый белый лист. Но, видимо, небольшое «хирургическое» вмешательство от Горного короля с его новым рогом растормошил мой мозг. Я закрыл глаза, поддаваясь внезапному порыву. В наступившей темноте я вдруг стал наблюдать, как из ниоткуда возникают стены домов, фонарные столбы, ограды. Я прекрасно видел перед собой ночной городок! Я бы с удовольствием списал это на игру воображения.

Но в этот самый момент я отчетливо услышал стук копыт по мостовой. Из темноты в клубах своего дыма выходил Слепой. Он осторожно озирался по сторонам, словно бы скрывался от кого-то. Наконец он стал возле меня и телекинезом опустил на землю недлинный увесистый сверток. Что это было? Подзорная труба? Дубинка? Но мне не дали это узнать. Мое видение стало жить само по себе, как картина давно минувшего прошлого, или как сон наяву.

— О, ты здесь брат? – Спокойно проговорил он, затягиваясь дымом из трубки. – Не ожидал, не ожидал. Ладно, я знаю, почему ты здесь. Все это, конечно, грустно, брат, но я знаю, что у тебя не было выбора. Слушай, ты прекрасно понимаешь, чем все это закончиться. Но вот эту штуку. – Он копытом указал на сверток – Постарайся найти. Чуть позже. И в другом месте. Не знаю, через, сколько времени ты снова прозреешь. Но найди это, хорошо, брат?

И слепой улыбнулся. Как-то нехорошо. От такой улыбки меня передернуло секундным ознобом. А затем вся картина поплыла у меня перед глазами. Откуда-то из глубины моего разума вырвался дикий крик, тонкий, протяжный, разрывающий саму ткань реальности, превращая маленький уютный город в сплошное крошево, стирая с лица Эквестрии все эти здания, тротуары, мосты и дороги, унося за собой сотни, а то и тысячи жизней. И мою в том числе.

-Джек… Джек! – раздался крик прямо у меня под ухом. Это была Солнышка. Вид у нее был напуганным. – Что с тобой?

-А что со мной? – стоило мне открыть глаза, как чувство реальности вернулось ко мне. Я снова был здесь и сейчас.

-Ты встал здесь как вкопанный и что-то бормотал. Прямо как старик Пипсквик… Но он выжил из ума уже давно, а ты?

-А меня просто посетило одно…. Очень плохое воспоминание, я думал, что я удачно все забыл….

-О чем оно?

-Не важно. Только вот теперь я знаю, где мы. Это Хуффингтон. Точнее то, что от него осталось. Его снесли с помощью очень сильной магии.

-Какая магия может разрушить целый город? Джек, разве такое можно сделать?

-Разрушать – не строить – покачал я гривой. – Это долгая история, но вот что я могу сказать. Некогда Хуффингтон, как и Понивилль находился на окраине Вечнодикого, если, конечно, его окончательно не вырубили. Мы практически нашли дорогу!


Вечно дикий, Вечно свободный. Некоторые называли его почему-то вечнозеленым, что было неверно. Осенью он все же сбрасывал листву, превращаясь в театр темных образов и зловещих теней.

Растущий в ширь и в ввысь Понивилль, расширение транспортных сетей, бесконечное строительство. Все это привело к тому, что целые участки этого самого странно места были вырублены, превращены в парки, очищены под небольшие города и плантации. На месте былых лесных массивов появлялись элитные поселки с роскошными виллами, сияющими супермаркетами, широкими аллеями. И вы думаете, это сломило лес? Скорее солнце свалится на голову Селестии!

Единственное в мире место, над которым не властна была сила ни одного пони. Никто не мог обуздать ни ветры, которые дули здесь сами по себе, ни деревья, которые росли так, как им захочется. Надо ли к этому добавлять, что в облагороженных участках Вечнодикого, на очищенных от него площадях начинали происходить совершенно непонятные вещи. Богатые хозяева покидали свои благородные дома, целые поселки пустели, плантации нищали, так как вместо культурного урожая на этих почвах росло, химера знает что! И все это, без каких либо достойных объяснений ни со стороны властей, ни со стороны науки. Необъяснимое скоро обросло такими легендами, от которых даже у лишенного страха бойца шерсть на холке встанет дыбом.

И да, в это самое место я и потащился с пустобоким жеребенком. По крайней мере – это был идеальный маршрут, на случай того, если за вами могли охотиться убийцы. Ну а если Кантерлот все же пал, то в Вечно свободном лесу можно было спрятаться от повстанческих патрулей кристальной империи.

И так, почему я знал, что лес будет прямо за последним разрушенным домом бывшего Хуффингтона? Почему я вообще знал, что это за город? Может я и действительно здесь был в тот момент, когда он прекратил свое существование. Был ли здесь расположен некогда аванпост нашей Ложи? Да я вообще не могу быть уверенным, что это мое видение было воспоминанием. В этом мире было столько чудес и странностей, что верить каждому первому видению было, по крайней мере, наивно. Но все же, почему мне казалось, что Вечнодикий теперь растет гораздо ближе, чем раньше? И главное когда это «раньше» было? Я попытался объяснить это самому себе тем, что за всю свою жизнь я истоптал больше половины всей Эквестрии и крайне возможно, что побывал и здесь и не раз. Просто я не помню это по понятным причинам.

Лесной массив казался непроходимым. Переплетенные ветви, окутанные паутиной, колючие кустарники, многовековые поваленные стволы деревьев. Но все это оказалось не столь ужасным. Между зарослями можно было обнаружить вполне себе проходимые участки, покрытые лесным песком и щебнем. Да, грязно. Но жить можно!

— Здесь прохладно – поежилась Солнышко.

Я лишь кивнул. Холодно не было, нет. Девчонке было просто боязно. Это становилось заметным по ее неуверенной походке, постоянно косящимся назад глазами. Она уже не бегала и прыгала вокруг, как ужаленная под хвост шмелем.

— Джек, а как ты думаешь, почему Сестры устроились жить посреди этого леса?

-Не любили гостей? – хмыкнул я.

— Да нет же, они все же были принцессами. Правили Эквестрией. К ним же должны были приходить всякие послы, вельможи….

Я понимал, что девочка говорит про старый замок двух сестер. Не спорю, место было брошенным. Но свято место пустым не бывает и из Понивилля к нему прорубили дорогу, а на месте старого замка вырос новый храм дружбы.

— Это было больше тысячи лет назад. Может, тогда и не было никакого леса? – предположил я. – А все это темная магия Найтмер?

— Магия может выращивать лес, которым нельзя управлять?

— Магия чего только не может. Уж поверь мне.

Темная магия – пришло мне на ум – темная магия, которая создает лес, который не подвластен никому. И то темное семя в моей голове. Эти два понятия вдруг объединились в один логический ряд. И почему то этот ответ стал для меня очевидной истинной. Может точно такое же семя некогда и создало эту уникальную для Эквестрии местность. Другой вопрос, а кто тогда дал Луне такое семя? Не та же непонятная сущность, с которой мне посчастливилось встретиться во сне? Вспоминать тот сон не хотелось. Хотя бы из-за неприятного ощущения внутри – что-то точило меня. Медленно и верно, проникало повсюду. Этот разумный яд, я снова ощущал его в себе. Чувство, что во мне поселился еще один пони, который выжидает своего часа.

Проклятие! И кому я должен всучить эту посылку, чтобы избавиться от этого неприятного ощущения? Увы, я пока что не встретил никого, кто бы подошел на роль «находящегося в начале пути». Даже моя маленькая спутница уже повидала за свою жизнь больше, чем довелось любому другому жеребенку в ее возрасте, а значит, хотела она того или нет, а по своей крошечной жизненной тропинке она уже прошла, и достаточно далеко.

Я решил просто идти. Динамика последних дней показывала мне, что, так или иначе я все равно на что-нибудь наткнусь. Неприятно было, конечно, ощущать себя игрушкой в руках судьбы. Но пока план был таков: дойти до Понивилля и завершить заказ для принцессы, если конечно она еще не улетела на какой-нибудь экстренный слет Четырех. А там у меня вдруг появится время на поиски «сестры по свободе» моего бывшего брата по Ложе…. Потом я должен был напасть на его след. Что делать дальше? Убивать друга и возвращаться обратно, за новым заданием о доставке?

Почему-то мне казалось это несколько глупым. Слепой никогда не был идиотом, он был одним из самых искусных Тайных Почтальонов, что я только видел. Он был способен растаять у всех на глазах, исчезнуть из пространства и времени, минуя все ловушки и опасности, а потом оказаться в нужном месте с нужным грузом. Строить очевидную цепочку из зацепок, ведущую к его местонахождению – не в его стиле. Тем более что Три Единицы знал, что за его кучерявой головой ведется охота. Ну и ладно, там видно будет.

— Т…Т…Там! – тихо пропищала вдруг Солнышко пятясь назад. Она дрожащим копытом указывала вперед, на небольшое болотце.

Там, за разросшейся осокой, наполовину погрузившись в мутную воду, валялось тело гиганта. Я принял стойку, удобнее опершись всеми четырьмя копытами на землю, и сосредоточил все магические потоки на своем новом роге. Колдовство вышло совершенно не таким, каким я ожидал – заросли травы вокруг топи вдруг завяли, лишившись сил и цвета. Осока обрушилась вниз, открывая нашему с Солнышку взору огромную мантикору. Глаза чудовища были приоткрыты, а раззявленная пасть приняла совершенно неестественный оскал. Мышцы под упругой кожей монстра были скручены и сжаты. Я не особо знаю медицину, но это напоминало мне последствие эпилептического припадка или столбняка.

-Кажется, мертв. – Прокомментировал я, когда подошел к мантикоре ближе и тыкнул ее палкой.

— Надеюсь, здесь не будет больше чудовищ? – с надеждой в голоске пропищала моя спутница.

Ответить на ее вопрос я уже не успел. Мне пришлось прыгнуть в ее сторону, сбить ее с ног и оттолкнуть тем самым от смыкающихся на ее шее челюстей. Это было лучше любого ответа: монстры пришли сами и при этом, крайне бесшумно. Сразу стало понятно, кто заживодерил одного дикого зверя – ну, конечно же, другие! Плавно и при этом достаточно быстро из густых крон вечно дикого спускались огромные пауки. Каждый с меня размером.

-Стой за мной – приказал я Солнышку.

-Но…

-Стой за мной, и смотри, чтобы кто-нибудь не подполз сзади!

Я попытался сотворить небольшую защитную сферу над нами, но энергия, пройдя сквозь мой старый рог, выплеснулась небольшой искрой, которая сразу перекинулась на новый рог. Раздался неприятный треск. Мне даже показалось на мгновение, что запахло горелой плотью. Магическая энергия холодным уколом пробила мой мозг, а затем ледяным потоком прошла в копыта. В копыта? Вот где магию не чувствовал ни один из единорогов.

Учитывая не самое лучшее состояние моих копыт, боль от такого движения магической силы была неимоверная. Я не удержался и ударил передними ногами о землю, чтобы хоть как-то избавиться от этого ощущения жжения. Эффект вышел, опять же, неожиданным: искра заклятия ушла в землю, а затем врывалась прямо под мохнатыми лапами гигантских членистоногих.

Судя по тому, как заскрипели их жвала – паукам это не очень то и понравилось. Кажется, они сейчас испытывали ту же боль, что и я за мгновение до этого. Мне даже стало любопытно, каким неповторимым эффектом может отразиться мое следующее заклинание. Эксперимент боем, так сказать. И следующее, что я попытался выдавить из себя, было заклинание пилы, что должно было срезать ветки над головами этих хищников.

На этот раз не было ни искр, ни грома, ни противного треска. Отдельные стволы, ветви и пеньки вокруг меня просто взорвались, осыпая нападающих тварей тучей древесных осколков. Для парочки пауков это стало фатальным, и они отправились в их восьминогий рай. Других же просто сильно покромсало. В сторону отлетели оторванные паучьи ноги, кровавые ошметки их хитиновой шкуры и прочие прелести членистолапой анатомии.

Самое удивительное, что ни меня, ни жеребенка эти острые деревянные снаряды не задели, а просто окружили плотным частоколом.

Когда оставшиеся в живых неприятели с диким скрежетом жвал расползались в стороны, я пробил нам дверь из этого деревянного круга и скомандовал своей спутнице бежать. Та засверкала копытами на ура, даже я не мог за ней угнаться.

— А….Почему…. У пауков – запыхавшись, спрашивала она – Кьюти… Кьютимарка как у принцессы Твайлайт?

-Глупая. У пауков не может быть кьютимарки – по-отечески отрезал я. Стоп. Или может?

И как меня вообще угораздило не заметить эти бегающие в траве вокруг мантикоры тени? Я же знал, что яд паука не сводит мышцы, а расслабляет их. И не кьютимарки то были, а простое клеймо! Я терял хватку. То ли старел, то ли что-то в моей голове повредилось под действием бесконечных заклинаний очищающих память и инородной магии черного семени.

Ну и конечно рев внезапно очнувшейся мантикоры, что за два взмаха крыльями догнала нас, для меня не стало неожиданностью. Вот только поздно. Эта магия теней, колдовство сумерек, поганое, грязное колдовство! Эти маги-тени запросто сливались с телами других существ, превращая их в контейнер для своего разума. Отсюда и все эти сведенные мышцы, придавшие мантикоре вид усопшего существа.

Я еле успел выдавить из себя защитное заклинание (хотя какого сена — все равно оно бы сработало как-нибудь не так!). Но только вот напрасно. Хвост мантикоры успел вонзиться мне в бок и влить внутрь достаточно яду, такого ледяного и такого колючего. Мое же колдовство вмиг обратило могучего зверя в обычный песок. Ну, хоть до Солнышка он не добрался. Меня же отбросило в сторону.

— Джек, Джек, Джек! – завопила моя подруга, прыгая на месте. Она очень скоро подскакала ко мне.

-Так, я живой, стоп. – Попытался я прервать ее панику. Я даже слегка привстал, и тут же получил достаточно увесистый удар всех ее четырех копытц.

-Не вставай! Я приведу помощь! – завопила она. – Нет, я сама тебе помогу!

И она присосалась к моей ране оставленной жалом.

— Твои подковы! – выругался я – так не делается….

-Я знаю, как делается! – фыркнула Солнышко, выплюнув на землю часть яда перемешанного с моей кровью. – Нас в школе учили!

Яд тем временем начинал действовать. Я понимал это по неприятному парализующему покалыванию в своих конечностях, на языке, на веках и в ушах. Но приподняться на два копыта я все же себе позволил.

Солнышко к тому времени уже высосала и выплюнула две порции яда и крови. А вот третью, кажись, проглотила, потому как замерла от страха на месте:

-Дежавю – пробубнил я, когда увидел их перед собой.

Двое – типичные элитные бойцы Сумеречной Стражи принцессы Твайлайт. Мало кто видел их в своей жизни дважды: на мордах маски «без лица», на телах темные сорочки с эмблемой Сумеречной Повелительницы, и эти колышущиеся тени вокруг. А третьей была самка. Ее тело было одним сплошным ожогом, словно ее пропустили через доменную печь. Ее грива свисала пучками, как трава на гнилом болоте. Она была покрыта многочисленными повязками и бинтами, а так же целым роем ползающих туда-сюда мерзких москитов и клещей. Ее изуродовало так, что мать родная бы не узнала. А вот я ее вспомнил.

Практически та же сцена в поезде, только на этот раз акт второй. Сто сорок второй снова умирает.

-Я же говорила, что приведу вас к ним! – неестественным голосом сказала девушка-убийца. Кажется ее голос, и, судя по ядовито-зеленому свечению глаз – зрение, поддерживались исключительно магией.

-Нужна только девчонка – прошелестел один из Стражей.

-Принцесса сдерживает обещание – прошелестел второй – Твоей наградой будет твоя жизнь.

-Но ты изгоняешься из Понивилля.

Я уже ничего не мог сделать, когда черные щупальца обволокли Солнышко черным коконом и потащили в тень. Мои копыта к тому времени уже были не способны шевелиться.

— Ты – неестественный голос убийцы резал слух, как стеклом по металлу. – Я тебя помню. Я убивала тебя уже!

Она приблизилась и, толкнув меня копытом в бок, перевернула на спину. Мне оставалось только смотреть, как она с силой прижала меня к земле.

-Да! Я убила тебя, и наблюдала, как ты подыхаешь! – В ее голосе появились нотки хищного наслаждения – Но я впервые вижу, чтобы кто-то вернулся назад, после того, как я отправляла его на Ту сторону.

-Хреново работаешь – я даже сам удивился, тому, что под действием парализующего яда смог говорить. Видать Солнышко действительно высосала из меня львиную дозу отравы. Только вот зачем?

-Заткнись! – глаза кобылицы вспыхнули зеленым пламенем. – Я сейчас разделаю тебя по кусочку, начну с задних ног!

-И выглядишь тоже хреново! – Игнорируя ее предыдущую угрозу, продолжил я – Наверное, по этому, твой нежно-копытный друг ускакал полировать чужое поле?

 — Я еще успею тебе рассказать, как убивала семью твоей подружки? – Кобылица попыталась ударить меня в «мягкое брюхо» и у нее получилось. Не смотря на то, что я годами вытравливал из себя всю эмоциональную составляющую, здесь я был задет. Может быть, я был опьянен ядом, а может я проникся идеалами, которыми жила эта малютка. Старыми идеалами дружбы и любви.

 — Да будь ты проклята – выплюнул я – Чтобы ты не смогла любить никого, кроме своих блох и комаров, и чтобы никто, даже они тебя не полюбили!

Вышло смачно. Не то, чтобы слова были такими уж болезненными. Эта психопатка могла прожить без любви, как мне казалось, и она запросто могла перерезать пол Эквестрии, и даже глазом не повести! Но сам эффект – мой рог (не тот, что был срезан этой сучкой, а тот, что мне воткнули в голову позже) на мгновение вспыхнул синим огоньком. И тотчас всю тишину разорвал нарастающий гул. «И грянул гром» можно было бы сказать. Пылающие глаза изуродованной кобылы породили два дымящихся потока слез. Ее рог зашевелился, будто бы это была огромная жирная личинка, а затем лопнул в нескольких местах, окропляя все вокруг неприятной зеленой жидкостью. Кобыла всхлипнула и схватилась за сердце, а ее многочисленные насекомые вдруг слетели с нее и закружились вокруг, подобно вихрю. Их становилось все больше и больше, туча из комаров вокруг моего бывшего палача становилась все темнее, пока не скрыла ее из виду. Когда же весь этот гнус разлетелся по кустам – кобылы и след простыл.

Я облегченно вздохнул. И только сейчас понял, что мое сердце снова останавливается. Интересно, много ли Шансов оставалось на моем счету?