These flaring eyes

Короткое произведеньице, навеянное Sin City. Воспринимать исключительно в черно-белой стилистике.

Другие пони

Зомбиведение

Немного о школьном образовании.

Эплблум Диамонд Тиара Черили Другие пони

СБЛЧН

Немало необъяснимого связано с Кейденс и Шайнинг Армором: их неожиданное появление до «Королевской свадьбы»; пригодность для правления Кристальной империей, оказавшаяся очень кстати; на удивление короткая беременность; даже быстрая смена гнева на милость после просьбы Спайка простить Торакса. Твайлайт Спаркл прекрасно известно, насколько глубоко простирается заговор — как-никак, она была там, в самом его начале.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

По ту сторону

Дискорд - один из самых загадочных персонажей Эквестрии. Но что может случиться, если он обретет новых друзей и столкнется лицом к лицу с неведанной до селе опасностью? Лишь их помощь и немалая доля удачи помогут ему в преодолении проблем.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Фотография

Они дружили с детства, но одно событие изменило всё...

Флаттершай Пинки Пай Другие пони

Самый страшный враг

Что будет, если огромный звездный крейсер прилетит в Эквестрию, намереваясь поработить её?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Тьма

Тьма сгущалась.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Истории из шляпы Трикси: Бумажные журавлики

Великая и Могучая Трикси исколесила со своим фургончиком всю Эквестрию, удивляя и радуя её жителей своими яркими представлениями. Вместе с ней всегда был её старая подруга – Волшебная шляпа. Если чудесная фокусница отдыхает – шляпа мирно лежит на трюмо. Вы можете прикоснуться к ней – и услышите одну из множество историй, которые она помнит…

Диамонд Тиара Снипс

На ошибках учатся

Небольшой анекдотец о первых нелегких днях Твайлайт в роли принцессы

Твайлайт Спаркл

Консервированная морковь

Нервозность и раздражённость подавляется с помощью консервированной моркови, затерявшейся среди морепродуктов.

Рэрити Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава 2. Чудовище для красавицы

Глава 1. Забирай!

Солнце поднималось над Понивилем с каждой минутой все больше и больше, освещая город и прогоняя ночь. Лучи проникали в дома сквозь окна и шторы, пробуждая их обитателей ото сна. Вот они добрались до дома на окраине города, где проживали, с первого взгляда, два ничем не примечательных пони. На кухне суетилась желтая пегаска с гривой цвета утреннего неба, на кончиках покрашенная в фиолетовый цвет, накрывала на стол для себя и своего “непутевого” братца.

— Вайт, — крикнула она, когда закончила последние приготовления к трапезе. — Вайт!

— Чего тебе? — раздался голос недалеко от нее. Обернувшись, она увидела единорога с зубной пастой на лице, удерживающего в магическом поле зубную щетку. — Чего кричишь с утра пораньше?

— Я думала, ты все еще спишь, — ответила сестра. На её памяти Вайт так рано вставал всего-то пару-тройку раз.

— Как видишь, нет, — сказал темный пони и, вернувшись обратно в ванную, продолжил чистить зубы.

— Чего ты сегодня так рано? — спросила Фастер расстроенно. — Лишил меня возможности поднять тебя как всегда.

— Фефо фефо, — послышалось бубнение из ванной комнаты. — Форд посфал феня.

— Чего? — переспросила кобылка и заглянула в ванную. Жеребец сплюнул пасту в раковину и прополоскал рот.

— Ворд позвал меня для... — Вайт наткнулся на осуждающий взгляд сестры. — Чего? Не нравятся драконы?

— Иди завтракать, — отрезала Фастер и, не говоря ни слова больше, улетела в сторону кухни. Она еще не забыла про тот неприятный случай.

— Зря ты дуешься. Ну и что, что он тогда напугал тебя? Он ведь пытался тебе понравится. — Подхватив расческу телекинезом, единорог поправил гриву, свалявшуюся за ночь, и пошел вслед за сестрой. — Ты так и будешь обижаться на него до конца жизни? — спросил он, но Фастер его не слышала или не хотела слышать.

На кухне его уже ждал завтрак в виде ромашкового чая и парочки бутербродов. Усевшись за стол напротив сестры, он подхватил один из них копытом.

— Ммм... — протянул жеребец откусив кусочек. — Спаржа на этот раз. Ты как всегда бесподобна. Умеешь удивлять, как мама.

Фастер, сидящая напротив него, заерзала на стуле от смущения.

— Спасибо, сестренка, — покончив с завтраком, сказал Вайт, и отвесил поклон, — я побежал.

— Пижон, — ответила пегаска, дождавшись, когда он скроется за дверью, и тихонько вздохнула.

— Чуть не забыл, — дверь резко распахнулась, кобылка вздрогнула от неожиданности. — Буду к ужину. Рано не жди. — Сразу после этих слов Вайт умчался на встречу.

Желтая пони допила остатки слегка остывшего чая и, откинувшись на стуле, задумалась.

— Раз он будет поздно... — сказала она, вращая копытом пустую чашку, — значит, у меня в распоряжении весь день. Точно, снова приглашу Свити, Скуталу и ЭплБлум. А чем займемся, пусть решат они. — Тут она вспомнила про сыщика, которого не раз видела на страницах комиксов брата. — Будем играть в Метконосцев-детективов. — И, подражая книжным злодеям, издала короткий злодейский смех.


Вайт шел по лесной тропинке, что вела прямиком к горе драконов, и раз в несколько минут осматривался по сторонам. Кусты и высокие деревья, а также большое количество теней отбрасываемых ими, создавали не самое лучше впечатление об этом месте, особенно если ходишь тут в первый раз. Благо, единорог тут бывал уже ранее и, хоть он знал, что риск наткнутся здесь на кого-нибудь не очень доброжелательного невелика, осторожность была не лишней, и он был готов применить все свои боевые заклинания при необходимости. Но вот лес кончился, и он оказался перед горой, в которой и обитал его друг.

Подходя к берлоге Ворда, единорог увидел цветные всполохи на своде и услышал странные звуки. По началу решив, что ему показалось, он, словно минер по минному полю, ступая на "цыпочках", подошел ближе и, заглянув внутрь, обомлел — под потолком, в окружении летающих вокруг него драгоценных камней, висел шарик света. Камни отбрасывали на стенки пещеры цветные всполохи, и под эту калейдоскопическую игру света и тени дракон напевал песню:

“Кого только нету в лесу у меня: и феникс, и лось, и барсук.

Даже пегас, услышав песню мою, взлетает на толстый сук.

И еж по дорожке спешит, семеня к хорошим друзьям на обед,

Но нету грифона в лесу у меня, грифона веселого нет.”

Пони, стараясь не шуршать мелкими камнями, попадающими под копыта, потихоньку прокрадывался внутрь. Дракон же, увлекшись сим таинством, лежа на спине и положив одну лапу под голову, другой руководил летающим хороводом лапотворного "северного сияния". Камни сменяли позиции одна за другой, и узоры, отбрасываемые на стены, чередовались самым непредсказуемым образом.
"С чего у него такое настроение? Насколько я знаю драконов, оно у них всегда паршивое, и есть огромное желание с кем-либо подраться. А этот, видимо, что-то у кого-то смог отобрать. Иначе с чего он такой?"
Ворд же не замечал присутствие жеребца и продолжал петь:

“Мне еж вышивает рубаху крестом и песни мурлычет баском,

Лисица мой двор посыпает песком, в пещере метет хвостом,

И солнце летит надо мною, звеня, и пони мой друг и сосед,

Но нету грифона в лесу у меня, грифона веселого нет.”

Продолжая прокрадываться внутрь, Вайт подошел почти в плотную к голове дракона и осторожно, подогнув под себя ноги, присел, смотря что вытворяет друг. Неожиданно дракон зашевелился, и шарик света погас.

— Понравилось? — задал вопрос Ворд, переворачиваясь на живот. Посыпались прилипшие к чешуе золотые монеты и драгоценности, звон которых эхом отражался от стен пещеры.

— Ага. Ты сочинил?

— Если бы. Когда летал по миру, выкупил у одного бедного бродячего менестреля за скромный мешочек драгоценностей с его голову. Он называл себя Белый рыцарь.

— Наверное, он был рад? — вновь осведомился единорог.

— Не то слово, — отмахнулся дракон. — Едва не полез целоваться, но вовремя остановился вспомнив, кто я, и что мы там были не одни.

— С чего ты тогда такой веселый? Ведь не от песни же?

— Верно заметил. Угадай, что в любой момент дня и ночи может изменить настроение любого дракона Эквестрии?

— Уж явно не бутерброд с ромашкой, — начал рассуждать пони.

— Тепло, — прокомментировал дракон.

— Если взять как пример домашнего дракона Твайлайт то... Стоп, — жеребец широко раскрыл глаза, — Драгоценности! — воскликнул он, — Если быть совсем точным, то драгоценные камни. Они любимая еда любого дракона.

— Верно! — торжествующе ответил чешуйчатый. — С чем вас и поздравляю.

Ворд потянулся к лежащим рядом камешкам и достал из кучи один рубин размером с копыто пони.

— Не велик, — заметил единорог.

— Зато качественный и... — Дракон отправил кристалл в рот и, прожевав, ответил: — Вкусный.

— Это не объясняет твое настроение.

— Хе, хе, — коротко выдохнул хищник. — Ладно, не мучайся. Удачно позаимствовал часть добычи алмазных псов.

— Удачно? — переспросил жеребец.

— Ну подумаешь, какие дела, — показно обидчивым тоном ответил друг. — Для нас так поступать вполне нормально. Я же ведь дракон. Дождался момента, когда один из них останется охранять добычу, и объяснил ему, сколько у него может быть проблем, если не поделится.

Вайт не стал уточнять подробности и решил перевести разговор на другие "рельсы".

— Ты мне лучше вот что скажи, ты меня сразу заметил, как я вошел, или потом? — спросил единорог, поднимаясь.

— Почти сразу. Я действительно тебя не видел, — ответил ящер, приподнимаясь на лапах и стряхивая не опавшие сокровища.

— Тогда как ты меня все же обнаружил?

— Эх, Вайт. Тебе еще учиться и учиться. Во-первых, я тебя почувствовал, когда ты оказался рядом. А во-вторых, — дракон несколько секунд раздумывал, — смотри.

Чешуйчатый дыхнул на лапу пламенем и слегка шлепнул ей по полу. Тотчас вся пещера осветилась загадочными, витиеватыми рисунками и узорами. Через несколько секунд все погасло.

— Что это было? — задал вопрос пони, подбирая свою челюсть с пола.

— Собственная система безопасности и защита от непрошеных гостей.

Еще немного постояв на месте и задумавшись, Вайт все же решил спросить о том, ради чего он сюда и пришел.

— Лучше скажи, зачем звал? — спросил пони, садясь на круп. — Идти до тебя не близко, да и не совсем безопасно.

— А я думал, ты и не спросишь. Когда я летал тут и там, — дракон помахал лапой сначала в одну сторону, потом в другую, и продолжил: — я нашел одно замечательное место.

— Чем же оно привлекательно?

— А это, мой дорогой друг, сюрприз.


Небо с большой скоростью рассекал дракон, взмахивая большими крыльями, чем сильно пугал сидящего у него на спине единорога, который не привык к таким перелетам, и при каждом новом взмахе у него создавалось впечатление, что сейчас он упадет и разобьется. Правда, чем дольше они летели, тем меньше он обращал на это внимание, понимая, что за все прожитое время друг научился пользоваться тем, что растет у него на спине.

— Не свалишься? — спросил дракон, минуя воздушную яму.

— Никоим образом, — ответил единорог, продолжая держаться передними копытами за спинной гребень.

— А сидеть-то хоть удобно? — продолжал донимать его хищник.

— Вполне, — ответил жеребец, ерзая крупом на чешуе.

— Я ведь чувствую, что тебе страшно.

— И что с того? — возразил пони, прижавшись сильнее во время очередного маневра друга. — Я же не пегас, который в воздухе подобно рыбе в воде. Мне, единорогу, свойственно бояться высоты.

— Хочешь поговорим? — предложил Ворд, чувствуя, что Вайта продолжает колотить от страха.

— Сам напросился, — съязвил пони и призадумался. — Так, что мы имеем... — сказал он, глядя на “боинг” местного произрастания. — Дракон обыкновенный, родина происхождения вида — западная часть Эквестрии. В центральной части появились путем миграции. Прочие виды такие, как лун, накер, амфитер и живут в других... ой, — вздрогнул единорог, когда мимо него, как пуля, пролетела ворона. — На какой мы высоте?

— Примерно пару километров.

— Итак, продолжим, — сказал пони и на всякий случай, создав вокруг себя щит, сдвинул очки, позаимствованные у одного пегаса за пару серебряников, на лоб. — ...частях нашей необъятной родины. Вероятнее всего, все западные драконы являются родственниками.

— Эй, — крикнул дракон, — ты откуда взял эти сведения?

— Из книги Твайлайт.

— А кто автор?

— Секунду, — попросил жеребец и задумался. — Так, кажется, его зовут Эрнест Дрейк.

— Напомни мне, когда приземлимся, поймать его и зажарить. — Чешуйчатый хрустнул суставами обеих лап и вновь поджал их под себя, как самолет — шасси.

— Не думаю, что выйдет, — возразил единорог. — Судя по дате, автор книги жил примерно лет двести назад.

— Ему крупно повезло, — Ворд зарычал от негодования. — Я бы на его месте после “родственников” боялся бы выйти на улицу.

— Извини, что спросил, — начал пони.

— Мог бы и не извинятся, — осадил его дракон, — я привык и к более грубому подходу.

— Мое воспитание не позволяет поступать по-другому, — контратаковал единорог.

— Мягкотелые, — буркнул себе под нос хищник, но “заботливый” ветер донес слова до ушей пони.

— Чего ты там бормочешь? — спросил его Вайт, и вместо оправдания дракон предпочел “перевести рельсы”.

— Что там еще было? — спросил он и вместо ответа снова услышал вопрос.

— Ты мне лучше скажи, откуда я помню все это? Я ведь книгу-то видел всего пару раз, да и то, страницы перелистывал мельком.

— Наверное, это из-за меня.

— То есть? — переспросил жеребец.

— Все драконы обладают хорошей памятью, — начал пояснять Ворд, закладывая налево, ловя восходящий поток воздуха.

— Но это не объясняет то, что я ее помню, да еще и так четко, — возразил жеребец и осекся, почувствовав на себе осуждающий взгляд друга.

— И так, драконы обладают хорошей памятью и прекрасно помнят все, что происходило с ними в течении всей жизни, в том числе обиды и нанесенные оскорбления. Так вот, что касается твоих воспоминаний. В связи с тем, что связь между нами крепнет, то, когда ты находишься рядом, мой мозг считает твой своим продолжением и потихоньку восстанавливает все подтертые участки памяти. Считай ты все вспоминаешь, словно прочел книгу пару минут назад.

— Борода Селестии. Видела бы сейчас меня мама, то…

— То ее хватил бы инфаркт, — закончил за него фразу Ворд. — Драконов не боишься только ты и тот Эрнест Дрейк. Жаль, что он не дожил до наших дней. Ладно, — неожиданно оборвал повествование хищник, — что там еще было в той книге?

Вайт закрыл глаза, и перед внутренним “серым экраном” вновь возникли страницы.


— Прилетели, — сказал Ворд приземляясь. — Благодарим вас за использование нашей воздушной компании и надеемся на дальнейшее сотрудничество.

— Где это мы? — спросил пони, спрыгивая со спины дракона и осматривая древние руины, заросшие лианами, которым даже на первый взгляд можно было дать не один десяток тысяч лет.

— Некие древние неизвестные мне развалины, — чешуйчатый расправил крылья, отчетливо хрустнув суставами.

— То есть мы пришли сюда поглазеть на груду древних камней? — спросил пони, вглядываясь в остатки колонн и сильно разрушенные от времени каменные блоки.

— А ты посмотри на это по-другому, — предложил Ворд, складывая "опахала".

Вайт закрыл глаза и подождал пока успокоится дыхание. Когда он открыл их взору, предстала такая картина — потоки энергии ручейками серебристых звездочек струились повсюду. Плавно, словно вода, обтекая обломки, они закручивались вокруг единорога и дракона, частично поглощались ими.

— И что здесь такого? — спросил Вайт, глядя на буйство энергии. — Обычное место, полное магии.

— А сколько таких мест ты знаешь? — спросил чешуйчатый глядя на пони. — Не говори, я отвечу за тебя — ни одного. — Жеребец согласно кивнул головой.

— Ты нес меня через всю Эквестрию, чтобы показать это? — пони обвел копытом видимую часть развалин.

— Агась, — ответил хищник невозмутимо.

— Полетели домой, — разочаровавшись, предложил пони.

— Эх, Вайт, — вздохнул дракон. — На этом самом месте я разработал и испытал одно из своих самых лучших заклинаний. — Единорог вопросительно посмотрел на дракона. — Помнишь то, как я являлся к тебе не привлекая внимания? — Жеребец снова кивнул. — Так вот, здесь все и случилось.

— Все равно, — упорствовал Вайт, — чем бы это место не было примечательно, не очень это удобно. Путешествие к твоей пещере отняло часа полтора, и полет до сюда — еще полчаса. Далековато выходит. При всем желании я не смогу быстро вернуться домой, если и стану бывать тут.

— Вопрос решен, — ответил Ворд, криво ухмыльнувшись, от чего у пони на затылке инстинктивно зашевелилась грива и, щелкнув пальцами, извлек из воздуха серебристого цвета амулет. — Я думал, ты никогда не спросишь.

— Что это? — спросил единорог смотря на красивую побрякушку с фиолетовым кристаллом в центре.

— Пока что еще не завершенный проект. Осталось добавить точку привязки, откорректировать погрешности положения в пространстве и зарядить.

— И что это даст? Погоди ты же не...

— Да, ты все правильно подумал. Ты сможешь путешествовать сюда прямо из Понивилля, — перебил Вайта дракон и принялся манипулировать с кристаллом.

Смотря на кристалл, как снайпер через оптический прицел, Ворд тыкал когтем в камешек. От таких манипуляций порождение недр планеты издавало "тренькающие" звуки, похожие на звуки пианино, когда жмешь на отдельные клавиши. Вайт отвлекся от созерцаний окрестностей, кои представляли собой однообразную картину каменных обломков, частично покрытых местной растительностью, похожую на лианы, и пробивавшимися через редкие трещины мелкими травинками.

— Готово, — ответил дракон, протягивая кристалл. — Точка привязки задана. Активируется сие касанием копыта. В амулете достаточно энергии на пару прыжков, но со временем она восстанавливается. Так что думай внимательно.

— Агась, — ответил Вайт, принимая подарок.

— Если хочешь, можем сразу к делу, — предложил ящер.

— Погоди ты, — осадил его пони. — Предлагаю сперва осмотреться.

— Как пожелаешь, — согласился Ворд.

Джунгли, кои представали перед взором, состояли в основном из сплошных переплетений лиан и прочих диковинных растений этих широт.

— Забавная штука, — сказал жеребец, указывая копытом на странный цветок бордово-малинового цвета с белыми прожилками.

— Вайт, ты всегда так бездумно поступаешь?

— Что не так? — спросил единорог, смотря на предмет, будораживший его взор.

— На этот раз все нормально, — успокоил его друг. — Сие растение классифицируется как Rafflesia arnoldii.[1]
— Чего? — переспросил пони, услышав непонятное название.

— Для тебя это ровным счетом ничего не значит, кроме того, что не стоит во все незнакомое тыкать копытом. Кто его знает, чем оно питается? — лукаво заметил чешуйчатый.

Жеребец испуганно отдернул ногу и уставился на дракона.

— Все нормально, — успокоил его Ворд, — пони оно не ест, но все, чем оно питается, заимствуется у растения хозяина. Смотри, — клыкастый потянул лиану показав висящий на ней цветок.

— А это что такое? — едва произнес пони и сразу смолк.

— Вайт? — отвлекся дракон от созерцания цветка, ища глазами, куда делся пони. — Вайт! — крикнул он громче, пугая всех местных пернатых обитателей, но единорог не отзывался. На смену уверенности пришла паника.

— Вайт!!! — крикнул хищник во всю мощь легких, но ответом был только шум джунглей, доносящийся со всех сторон.


— Умф, — простонал пони, потихоньку поднимаясь на ноги. — Где это я?

Зрение постепенно приходило в норму, и взору открывалась такая картина: серое “убранство” подземной каверны[2] пронизывали корни растений. Воздух был пропитан сыростью и сладковатым привкусом гниющих остатков неведомых кореньев.

— Ворд! — позвал пони друга, но дракон не ответил. "Ворд!" — снова позвал жеребец, но и на мысленный призыв ответом было молчание.

— Так, Вайт, не паниковать. В лаве не пропал, и здесь не потеряюсь. Интересно, где это я? — сказал он вслух, понемногу успокаиваясь.

Подземный ход, куда провалился пони, вел глубже под землю. Потолок пещеры сотрясали непериодические удары, которые сопровождались минутами затишья, после чего повторялись снова.

— Надеюсь, это он, — думал жеребец, глядя на сыплющиеся с потолка комки земли. — Ворд! — крикнул пони, дождавшись затишья. В ответ донесся знакомый рык приглушенный толщей породы и земли. — Точно он! — обрадовался единорог.

— Вайт, — донеслось до ушей, — ты жив?

— Агась, — крикнул темношкурый.

— Никуда не уходи, — донеся до него совет, — я прокопаю проход и вытащу тебя.

— Агась, — снова ответил белорогий пони. — Раз мне пока что делать нечего, кроме как ожидать, пройдусь и осмотрюсь.

Спустившись глубже на величину собственного роста, жеребец заметил, как проход перегораживает “пленка” колеблющегося воздуха. Предупреждением интуиции, что все незнакомое может представлять опасность, пони пренебрег и, не смотря на то, что сердце подрагивало от волнения перед неизвестностью, жеребец зажмурил глаза и сделал шаг. Оказавшись на той стороне единорог обернулся — дрожащая пленка оставалась на прежнем месте. Решив не рисковать понапрасну, Вайт попытался покинуть незнакомое место, но не тут-то было — стена “воздуха” не пропускала его обратно, на поверку оказавшись прочнее камня. Запаниковав по началу, жеребец сделал несколько безуспешных попыток вернуться, однако результат был все тот же: неизвестное поле не пускало его обратно. Оставив эту бесплодную затею, он решил успокоиться. Приведя дыхание в порядок, пони обернулся и заметил странную поверхность — ровную, почти без признаков влияния времени, серо-бежевого оттенка. Подойдя ближе, он попытался дотронуться до поверхности, как та вздрогнула, и стена неизвестного происхождения отъехала, обнажив темный провал за ней.

— Ау! — крикнул пони в открывшийся проход, но в ответом была тишина и еще более затхлый воздух. — Ау, — крикнул он еще раз, но темнота твердо хранила свои секреты. — Ну ладно, — сказал жеребец себе под нос. — Раз назад дороги нет… Стоп, деревянная я голова, — обругал он себя. — Амулет!

Вайт попытался активировать подарок, но тот лишь пискнул в ответ.

— Бракованный? — подумал пони вслух и попробовал еще раз. Но, как и в первый раз, кроме вялого писка ничего не произошло. — Хм, — единорог посмотрел на кристалл, лежащий на копыте. — Не думаю, что Ворд сплоховал. Скорее всего та штука, которая меня не выпускает, не дает ему нормально работать. Вот бы ее отключить, — мечтательно сказал Вайт, ступая в темный прямоугольник открывшегося прохода.

Пространство тут же осветилось ровным бледным светом, явив взору продолговатый проход на несколько метров заканчивающейся в одну сторону сплошной наклонной стеной, а в другую непонятным окном и огромной панелью перед ним с парой кресел, которые — даже с первого взгляда было ясно! — не принадлежали пони. Однако единорог почти без ощутимого дискомфорта расположился в одном из них. Смотря на непонятные символы, словно баран на новые ворота, пони силился понять их. Некоторые знаки были похожи на буквы эквестрийского языка, но, не смотря на это, понятные уму слова не складывались.

— Да как же тебя понять! — воскликнул в сердцах жеребец и стукнул копытом, попав по прозрачной клавише.

Окно перед глазами осветилось, явив взгляду непонятную схему, на которой висела написанная красным цветом надпись.

— Красный — цвет опасности или предупреждения, — рассуждал Вайт, — а значит, если я что-то еще потрогаю, то могут случится вещи несовместимые со здоровьем. Но все равно, как понять это?!

Внезапно символы на экране забегали и стали складываться в понятные предложения. Единорог, по мере выстраивания тарабарщины во что-то удобоваримое, автоматически, словно попугай, читал.

— Внимание, системе жизнеобеспечения недостаточно энергии. Рекомендуется немедленная эвакуация.

— Но я не могу уйти отсюда! — воскликнул жеребец. Слова на экране снова сменились.

— Рекомендуется отключить поле растяжения времени. — Рисунок экрана сменился, показывая копию того, что было перед глазами пони.

— Так, если я правильно понял, то надо нажать сюда. А есть выбор? — спросил он у самого себя. — Что хуже — сидеть и ждать когда тебя спасут, или попытаться спастись самому? Лучше второе!

Зажмурив один глаз, единорог, словно нажимая на кнопку самоуничтожения, дрожащим копытом коснулся указанной клавиши. Сразу же снаружи что-то негромко зашипело и тут же стихло. На экране вновь возникла надпись красного цвета.

— Инерционные дампферы отключены, поле растяжения времени отключено. ВНИМАНИЕ! Избыточное давление на корпус, до полного разрушения одна минута двадцать две секунды. Выполнить активацию аварийного барьера...ОШИБКА! Генератор барьера поврежден, согласно протоколу 0712 объявляется эвакуация!

На панели перед пони отъехала крышка, под которой в зажимах находился кристалл. На экране цифры угрожающе стремились к нулю.

— Хм, — лихорадочно рассуждал единорог, — поскольку все это место летит в Тартар, то прихвачу с собой это как сувенир. — Тут взгляд пони упал на грудь на которой висел амулет. — А они похожи, та же прозрачность, та же…

Рассуждения прервал звук аварийной сирены. Оставив прочие домыслы на потом Вайт рванул на выход. Едва он покинул это странное место, как за ним рухнула стена с ужасающим скрежетом. Потолок над головой вздрогнул, и весь туннель залил громогласный голос дракона:

— ВАЙТ!

— Я здесь! — крикнул жеребец что есть мочи, удерживая в магическом поле находку.

Пони вернулся к тому месту, куда упал, и увидел, что потолок над ним разрыт, и оттуда выглядывает перемазанная в земле и одновременно перепуганная морда друга.

Дракон скинул вниз длиннющий кусок лианы, и Вайту ничего не оставалось, как ухватится за нее зубами. Одним рывком хищник вытянул на свет ношу.

— Ты где был? — начал было Ворд, но единорог его остановил.

— Это место сейчас рухнет в Тартар. Убираемся отсюда.

Не говоря больше ни слова, чешуйчатый закинул ношу на спину и за пару взмахов взлетел.

— Уже ночь? — удивленно спросил его единорог.

— Ты где был? — спросил ящер в ответ, игнорируя предыдущий вопрос. — Тебя не было несколько часов.

— Ты шутишь? — переспросил его жеребец. — После того как ты меня позвал я отошел всего на несколько минут.

— Неправда, — упорствовал друг, — я потратил уйму времени на раскопку и много магической энергии. — Единорог задумался.

— Хм, та штука внизу говорила о растяжении времени. Может быть из-за этого?

Дракон что-то прикинул на когтях и утвердительно “угукнул”.

— А еще я там нашел это, — сказал Вайт, показывая кристалл добытый в подземелье.

— До Понивилля на моей скорости лететь примерно час. Как приземлимся, покажешь.

— А что, если использовать это! — воскликнул жеребец указывая на кристалл на груди.

— Эх, что ни говори, а это совсем вылетело из головы. Заставил ты меня поволноваться. Погоди, — предупредил дракон.

Сбавив скорость Ворд снизился над лесом и приземлился на небольшую полянку, возле которой был ручей. Жеребец, помня, как учил его друг, коснулся амулета.


— Показывай, — попросил его Ворд. Пони протянул находку. Дракон долго вертел его в лапах, несколько раз бросал гневные взгляды на друга. — Ты хоть знаешь что нашел? — спросил он.

— Нет, — ответил пони.

— Я тоже. Не возражаешь, если я возьму его исследовать?

— При всем уважении, но это не тебя там внизу чуть не завалило.

— Хорошо, — задумался дракон, потирая подбородок. Тут его взгляд упал на Вайта. — Дай-ка это. — Попросил он, указывая на амулет на груди. Единорог молча протянул подарок. — Поскольку эта штука в теперешнем состоянии бесполезна, а учитывая произошедшее, еще и опасна, я использую ее по-другому. — Ящер щелкнул пару раз по кристаллу, и тот отозвался надрывным “дзынь”. — Готово, все стерто. — Пони глядел на все эти действа с почти полным безразличием. Казаться еще и глупым в такой ситуации ему не хотелось. Мама ему не раз говорила: молчи, за умного сойдешь. И сейчас как никогда жеребец следовал этому совету. — Так, а теперь сюрприз, — сказал Ворд, аккуратно беря кристаллы и держа один напротив другого.

— Что ты хочешь сделать? — спросил единорог, не сдержав любопытства.

— Чтобы этот кристалл не содержал, я просто скопирую это сюда, — ящер потряс заготовкой амулета. — Приступим. Между кристаллами побежали молнии, короткими вспышками разгоняя тьму сгустившихся сумерек. Через минуту все прекратилось. — Держи, — сказал чешуйчатый, протягивая Вайту его находку. — Все в целости и сохранности.

— Тогда на сегодня все? — спросил жеребец

— Агааа...аа...ась, — зевнул Ворд. — До завтра. — И за пару взмахов скрылся за верхушками деревьев. Жеребец же потихоньку поплелся домой.


19:02, на орбите Земли.

Шатл стремительно набирал скорость, все больше и больше отдаляясь от планеты. Вот прошла еще пара секунд, и он оказался за пределами атмосферы Земли и устремился вперед в сторону луны.

— Это “Пегас 01”. 1500 по Зулу, покидаем воздушное пространство планеты. На базе будем через три минуты, конец связи, — отчеканил фестрал и нажал синий кристалл на панели управления. Шаттл начал ускоряться.

— Это база, вас понял, “Пегас 01”, ждем через три минуты. Отбой, — раздалось из устройства связи в виде парочки фиолетовых кристаллов, скрепленных между собой материалом бежевого цвета. Жеребец нажал еще пару кнопок на панели управления, после чего нажал на один из фиолетовых кристаллов, что находились там же, и произнес:

 — Принцесса Луна, мы уже подлетаем к базе, приготовьтесь к посадке.

Шатл начал замедлятся по мере приближения к космическому телу. Очень скоро спутник земли перестал казаться просто огромным желтым диском, и теперь можно было отчетливо видеть множество кратеров и разломов на поверхности. В одном и таких больших кратеров находилось кое-что, что для обычных пони может показаться фантастикой: огромный пятиэтажный комплекс раскинулся в самом центре кратера, и это была лишь вершина айсберга. Часть комплекса еще не была готова, и около недостроенных секторов летали фестралы в защитных скафандрах и с защитными полями от солнечной и космической радиации, достраивая и доделывая то, что не закончили в прошлый раз. Шатл сбавил скорость и начал снижаться над стыковочным шлюзом. Еще пара мгновений и послышался звук защелкивающихся фиксаторов и шипение кислорода, заполнявшего стыковочный шлюз.

 — Кислород есть, давление... восстановлено. Можете выходить, Ваше Высочество, — все так же в микрофон сказал пилот и нажал копытами пару клавиш, после чего дверь шаттла открылась. Принцесса Луна вышла из шаттла и, миновав стыковочный шлюз, оказалась в еще не законченном ангаре, который был закрыт снаружи силовыми полями, где её сразу встретили несколько фестралов, один из которых был управляющим базы в отсутствие Луны.

 — Рады вас снова видеть, Ваше Высочество. Ваши вещи как обычно доставят в ваши покои. Также я подготовил отчеты о той работе, что была проделана в ваше отсутствие, — отчитался управляющий.

 — Это все хорошо, Гаррет, но сейчас я просто хочу отдохнуть, — ответила Луна. Видок у нее был не очень: глаза красные, вся растрепана и едва держится на ногах от усталости. — Пусть мне принесут ужин через тридцать минут. — После этих слов Луна вышла в один из коридоров и отправилась в свои покои.

 — Вы все слышали? — обратился Гаррет к двум фестралам, что стояли рядом. Те согласно кивнули. — Ну так выполняйте, а не стойте на месте, как истуканы. Остальные свободны.


— Ладно, если мои расчеты верны… а они наверняка верны… — серая единорожка-фестрал немного задумалась. — Окей, просто включу установку и посмотрю что из этого выйдет!

Кобылка метнулась к консоли и нажала пару клавиш, после чего вытащила один красный кристалл и заменила его прозрачным. Огромная установка занимающая добрую часть её лаборатории, так любезно выделенной ей самой принцессой Луной, загудела и, испустив столп искр, начала свою работу. Желтые и красные кристаллы огромных размеров, из которых состояла большая часть установки, начали переливаться, заполняя своим необычным и завораживающим светом лабораторию. Фестралка сразу же перебежала к другой консоли с мониторами.

— Мощность 35%, слишком мало. Нужно поднять… — Повернув регулятор на 50 градусов влево, она снова уставилась на мониторы — 48,1%, все еще мало…

Метнувшись к другой консоли, она убрала кристалл-ограничитель и вернулась к мониторам.

 — 49,3%, 49,5%, 49,7%, давай же…

 — Внимание, перегрузка! — оповестил её компьютер женским голосом, после чего установка сразу же отключилась. — Да ладно? — сказала она, стукнув от волнения копытом по столу. — Я же все проверила семь раз, быть того не может! — Единорожка перебежала через всю лабораторию к своему компьютеру и открыла последний файл с расчетами. После семи минут созерцания сложных арифметических формул и алгоритмов она закрыла файл и снова повторила:

— Бред какой-то, должно было сработать. Ничего не понимаю… Ладно, попробую отсканировать ту часть подпространства, из которой машина должна качать энергию.

Снова перебежав через всю лабораторию фестралка вернулась к мониторам и, переключив их с отображения состояния установки на сканеры, запустила процесс.

 — Обнаружена неизвестная энергетическая сигнатура, — вновь оповестил женский голос по истечению десяти минут сканирования.

 — Так, что тут у нас… — Сделав размашистое движение по воздуху копытом, она “вытянула” голографическую проекцию перед собой. Графики и диаграммы с множеством данных предстали её взору. — Компьютер... Покажи-ка мне энергетическую сигнатуру подпространственного генератора во время работы. — Спустя мгновение количество графиков на голограмме увеличилось. Сравнив формы кривых кобылка сильно удивилась, а глаза невольно поползли на лоб.

— Мне... срочно нужны дальние сканеры[3]! Если перенастрою их, то смогу получить больше данных, — с этими словами она выбежала из своей лаборатории и побежала в центр управления базой. По пути ей попадались другие фестралы, причем большая часть их них была весьма недовольна тем, что их чуть не сбили с копыт. Перед самым входом в центр управления фестралка врезалась в одного из ученых, сбив его. Свое недовольство последний выразил в виде проклятий и прочих неприличных слов в адрес молодой ученой.

 — Полковник Гаррет, — с ходу начала единорожка, — мне срочно нужны сканеры дальнего действия, кажется, у нас серьезная проблема.

— Твила, Дискорд тебя подери, ты что себе позволяешь? — осадил он кобылку. Не каждому понравилось бы, когда его прерывают во время важных дел. — Ты ворвалась в командный центр во время испытания наших новых орудий и все сорвала! Кто её сюда пустил?! — заорал Гаррет так, что, наверно, не слышно его было только в покоях Луны. — Кто, мать вашу? — в контрольном помещении повисла гробовая тишина, только тиканье разных приборов и компьютеров нарушало её. — А тебе, Твила, вообще запрещено находиться в контрольном помещении без моего разрешения, которое я тебе не давал! Свободна! Майор Маркс, продолжайте подготовку орудий. — Гаррет обернулся — Ты еще здесь? Рядовой, — обратился он к жеребцу, что стоял рядом, — проводите её до своей лаборатории и позаботьтесь о том, что бы она ближайший час её не покидала.

— Есть, сэр! — отдал он честь.

Ни слова не говоря, Твила вышла из контрольного помещения вместе со своим новым “охранником” и отправилась в свою лабораторию.
”Ладно, раз не вышло по-хорошему, то сделаем по-моему. Взломаю программу управления и воспользуюсь сенсорами из своей лаборатории. Ох и влетит мне за это…”
— Орудия заряжены, сэр! — отрапортовал Маркс, сидя за консолью наведения.

— Отлично. Есть астероиды поблизости?

— Есть, в ста километрах от нас.

— Наводите на него и стреляйте, — скомандовал Гаррет.

— Сэр, дальние сенсоры отказали! Похоже, сторонняя программа перехватила контроль.

— Что? Как?! — заорал Гаррет. — ТВИЛА, ЧТОБ ТЕБЯ!!! Вы, двое! За мной! — обратился он к двум жеребцам и побежал в сторону лаборатории вышеназванной особы.

 — Не могу точно понять в чем дело, — сетовала кобылка глядя на приборы, — но, кажется, у меня проблема. Таких сильных завихрений в подпространстве раньше не было. Такое впечатление, что в нем образуются какие-то бреши, — рассуждала вслух Твила. — Компьютер, наши сканеры достанут до планеты?

— Подтверждаю, — сухо ответил компьютер женским голосом.

— Отсканируй все, куда дотянешься.

— Неверный запрос, повторите.

— Долбанная же ты жестянка... Отсканируй планету по заданным энергетическим сигнатурам. — Нервно приложив копыто к лицу, отдала команду Твила.

— Сканирование завершено, — оповестил компьютер спустя две минуты. Голограмма снова предстала перед взором единорожки.

— А вот это уже плохо… — пробубнила она себе под нос. — Если это то, о чем я думаю…

— ТВИЛА! — неожиданно раздался голос Гаррета у нее за спиной. — Из всех твоих дерзких и наглых выходок эта переходит все границы!!!

— Гаррет, успокойся! Ты не в себе! — кричала в ответ, кобылка перепрыгнув стол и бегая вокруг него от жеребца. Двое фестралов, что взял с собой Гаррет, просто стояли у входа и с улыбками на лицах наблюдали за тем, как их капитан пытался поймать “мелкую и наглую”, с его слов, пони.

— Да тебя под трибунал отдать мало! — вопил Гаррет.

— Если не забыл, то я гражданское лицо, военным не подчиняюсь! — кричала в ответ молодая ученая.

— Ну тогда сошлю тебя на землю!

— А это не тебе решать! — вновь огрызнулась Твила.

— ЧТО ЗДЕСЬ ТВОРИТСЯ?! — раздался громогласный Кантерлотский голос, которым владели лишь два существа во всей вселенной. — ВЫ МЕШАЕТЕ НАМ СПАТЬ!!! — шокированные Гаррет и Твила замерли на месте и повернули головы в сторону входа в лабораторию. Там, на пороге, в ночной пижаме и со светящимся глазами в воздухе парила Принцесса Луна. Судя по всему, даже магическая шумоизоляция не защитила её покой. — А теперь вы объясните нам, что здесь произошло!

— Ваше Высочество! Я… — начал было жеребец

— Молчать пока тебя не спросили! Твила! Отвечай нам, что здесь случилось!

— Ааа... просто полковник Гаррет мешает мне работать.

— Что?! Ах ты… — возмутился фестрал.

— ЭТО ПРАВДА?! — снова своим Кантерлотским голосом рявкнула Луна так, что всех присутствующих чуть не сдуло потоком воздуха.

— Ваше Величество, позвольте я все объя…

— ДА ИЛИ НЕТ?

— Принцесса… — вновь было начал Гаррет, однако, поймав на себе гневный взгляд Луны, решил замолчать.

— Оставь нас! — обратилась она к полковнику и тот сейчас же “испарился”. — Потом с ним разберусь, — уже более спокойно ответила принцесса ночи.

— Вот что Твила, меня абсолютно не волнует, что ты сделала, главное, чтобы это было не зря. Завтра предоставишь мне отчет обо всем, что тут произошло, — и с этими словами Луна покинула лабораторию.

— Фух... На этот раз пронесло, — шумно выдохнула фестралка. — Ладно на чем там я... ах, да! — Твила снова вернулась к созерцанию результатов сканирования планеты. — Очень странно… такие скачки энергии… что ж, если я еще раз перехвачу управление сканерами, то мне точно крышка, так что… Шаттл на землю отлетает через два часа, надо захватить с собой научное оборудование, и, кажется, я знаю, кто мне может помочь... — как всегда вслух рассудила Твила и побежала за специальным кейсом.


Единорог шел, зевая так, что в рот могла бы залететь ворона. По ночному городишку бродили редкие пони и не обращали на одинокого путника никакого внимания. Темный жеребец потер глаз и более уверенным шагом продолжил путь. Неожиданно перед ним из потока яркого света, что на несколько мгновений ослепил белорогого пони, появилась кобылка. Вайт решил, что ему показалось из-за усталости, но видение беловолосой кобылки с темно-синими прядями никак не желало исчезать даже после нескольких морганий.

— Ты откуда взялась? — спросил он у явления.

— Неважно, — коротко ответила пони осматриваясь по сторонам. — Отсюда не видать.

— Постой! — удивился жеребец, глядя кобылке в глаза. — Ты кто? — Взгляд ее глаз что-то напоминал единорогу, что-то знакомое. Смотрящая на него кобылка имела глаза цвета морской волны, но, не смотря на это взгляд, выдавал в них что-то другое. — Ты кто? — повторил он вопрос, но кобылка была невозмутима.

— Это секрет, красавчик, — попыталась флиртовать та. — Лучше скажи, как пройти в библиотеку?

— В три часа ночи? Нашла время!

— Фу, как грубо, — резюмировала незнакомка, смотря на городские часы. — К тому же, сейчас не так поздно.

— Дальше по улице никуда не сворачивая, — невозмутимо продолжил жеребец игнорируя выпад визитерши. — Увидишь большой дуб — считай ты на месте.

Белая единорожка коротко кивнула в ответ и направилась дальше.

— Странно, однако, в такое время интересоваться книгами? Уж не задумала ли она чего плохого?

Сон слетел с Вайта и тот, стараясь не попадаться нахалке на глаза, двинулся следом.


— Надоело, все надоело, — говорила богиня дня, ходя туда и сюда по кабинету и время от времени прихлебывая из чашки чай с весьма многозначительной надписью: "Я ненавижу понедельники".

— Что случилось, сестра? — спросила вошедшая принцесса ночи.

— Устала, — ответила правительница всея Эквестрии. — За всю тысячу лет когда ждала тебя с луны. Это скоро меня добьет. И еще этот сон.

— Опять? — спросила ночная богиня. — Что на этот раз?

— Если вкратце, я на балконе смотрю на Понивилль…

— И он снова исчезает?

— Почти. Его накрывает тьма, я слышу крики горожан, но силюсь что-то сделать и… просыпаюсь.

— Опять пытаешься изменить будущее? У тебя не получится. Ведь ты знаешь, что все действия и решения приведут к одному и тому же результату. Да и к тому же, как знать, — вдруг это просто твой кошмар?

— Что ты предлагаешь, сестра?

— Посмотри на себя в зеркало, — начала темная принцесса игнорируя вопрос. — Уставшая, с красными глазами и растрепанной гривой. Ты больше похожа на свою тень, нежели на прежнюю Селестию, которую я знала тысячу лет назад. Еще немного — и даже эти сходства исчезнут. Тебе пора в отпуск, хочешь ты того или нет.

— А страну оставить на тебя? Ты шутишь? Для меня ты все еще маленький жеребенок.

— Ключевое слово: для тебя. А я, между прочим, уже давно выросла из пеленок и могу принимать серьезные решения.

— Не смеши мои подковы, сестренка. Я как сейчас представляю тебя в качестве правителя Эквестрии, то меня в дрожь бросает.

— А меня в дрожь бросает от твоего вида. Ты сколько дней не спала? Три? Семь? Или, может быть, десять?

— Больше, намного больше.

— Ты сама все понимаешь. Ты сама осознаешь, что тебе нужен отдых, но ты просто боишься что “маленький жеребенок” все провалит. А между тем ты сама начинаешь все портить. Сегодняшние переговоры с грифонами прошли хуже некуда. Если так и дальше пойдет, то о светлом будущем нашей страны всем придется забыть.

— Я сомневаюсь. Ты же ни разу не вела переговоров, ни разу не отправлялась с дипломатическими миссиями в Седловскую Арабию, ни разу не принимала послов.

— Всегда стоит попробовать и с чего-то начинать, — возразила темный аликорн.

— Какова цена за такое решение?

— Доверие, сестра, доверие.

— Может быть, ты и права, — задумалась солнечный аликорн. — Думаю мне действительно стоит отдохнуть. Но если что-то пойдет не так, немедленно сообщи мне, договорились?

Луна утвердительно кивнула, потом, повертев в магическом поле пустую кружку, поставленную на стол Селестией, хихикнула в копыто и вышла прочь.


Прячась между домами, как партизан, единорог следовал за ночной визитершей словно тень. Кобылка несколько раз останавливалась, словно чуяла ведущуюся слежку, но, не находя ничего подозрительного, следовала дальше. Когда до библиотеки оставалось несколько шагов, Твила услышала приглушенный взрыв, и дом-дерево основательно тряхнуло. Не теряя не секунды единорожка рванула к библиотеке со всех ног и, не дожидаясь разрешения войти, просто вломилась внутрь, едва не выбив дверь к дискордовой матери. Вайт же, не видя более причин оставаться в тени, забежал следом и едва не снес с ног странную незнакомку.

— Ты что здесь делаешь? — спросила кобылка, едва завидев “знакомое” лицо.

— Я к Твайлайт зашел в гости.

— Ночью? — переспросила белая единорожка..

— Так ты тоже к ней не на чай зашла.

— Можно было бы и повежливее, эээ… — протянула кобылка глядя на жеребца.

— Хорн, — произнес тот, погладив шерстку на груди. — Вайт Хорн.

— Твила, — произнесла в ответ юная единорожка.

— Итак, мисс Твила, что мы делаем в библиотеке ночью?

— Предлагаю отложить на потом наши споры и сперва выяснить, что взорвалось.

Жеребец в ответ коротко хмыкнул и, кивнув головой, молча согласился. Из подвала тянуло дымом, и слышался сдавленный кашель. Наружу, кашляя, словно паровоз, выполз Спайк и, опираясь на стену, пополз на кухню, не обращая никакого внимания на непрошеных гостей. Следом за ним, ползя по ступенькам, как солдат под обстрелом, выползла фиолетовая пони.

— Что случилось, Твайлайт? — спросил темный единорог, помогая подняться страдалице.

— Проводила один эксперимент, пытаясь увеличить емкость накопителей для эксперимента Лайта, но все закончилось провалом и сгоревшей проводкой. — В это время вернулся дракончик, неся стакан воды. Кобылка залпом осушила его. Заботливый помощник номер один тут же унес его.

— Твайлайт, а где Лайт? — спросил темный пони. — Почему он тебя заставляет заниматься такими опасными вещами?

— Он спит у себя в лаборатории, — ответила фиолетовая кобылка. Единорог сделал удивленное лицо, но почти сразу “сбросил” гримасу.

— На него это не похоже. Заставляет других заниматься своими делами.

— Не суди так строго, Вайт, — осадила его волшебница. — Он не спал почти два дня.

— Жестко, — прокомментировала Твила, до сих пор молчавшая. Вайт смотрел на ночную гостью иным взором и находил ее ауру странной для этой пони — она словно бы состояла из двух слоев разных цветов.

— Увы, но это так. Я очень боюсь за его здоровье, — сказала фиолетовая кобылка.

— К тому же, — начала визитерша, слегка кашлянув от дыма, — емкость кристаллических накопителей конечна из-за свойств кристаллов. Никакими заклинаниями ее не поднимешь. Ее можно увеличить, лишь добавив в пакет новые порции. — Послышался скрип на кухне — Спайк открыл форточку, и дым стал уходить.

— Попалась! — неожиданно сказал белорогий пони, от чего Твила и Твайлайт удивленно уставились на него.

— Ты о чем, Вайт? — переспросила волшебница.

— Твайлайт, — начал жеребец, — не дай себя одурачить. Она, — тут он кивнул в сторону визитерши, — не та, за кого себя выдает.

— Это еще почему? — нагловато сказала Твила, двинушись в сторону жеребца. У того от кратковременного прилива гнева по гриве пробежали языки пламени и тут же исчезли, Твила отшатнулась.

— А никто не говорил из чего у тебя твои изобретения, Твайлайт, — заявил он. Белошерстная кобылка коротко зашипела на нахала. Из кухни выглянул Спайк посмотреть, от чего начался шум. — Пусть покажет, кто она на самом деле.

— Хорошо-хорошо, — заявила гостья, — раскусили. — Она отошла на пару шагов и коснулась копытом груди. “Изображение” белошерстной кобылки растаяло, словно апрельский снег, и явило после себя иной облик.

Тут ученица Селестии наконец обратила внимание на пони, стоявшую напротив нее, и сказать, что она была удивлена, значит ничего не сказать. Перед ней стояла почти полная ее копия учитывая разницу в окрасе шкуры и природные особенности вида — клыки, серую шерстку, остроконечные уши с кисточками на концах и рог, присущий любому единорогу.

— Твайлайт, знакомься, это Твила, — невозмутимо сказал темный пони. — Твила, знакомься, это Твайлайт.

— Откуда она тут взялась? — икнув, спросила фиолетовая кобылка.

— Явилась передо мной как мимолетное видение в ярком свете.

— Я пришла сюда потому, что мне нужна помощь с одним делом. И более лучшей кандидатуры чем твоя, Твайлайт, быть не может. — Фестралка поправила темно-фиолетовый нагрудник, в который был вмонтирован амулет в виде глаза дракона.

— Откуда вы обо мне знаете? — спросила волшебница.

— Шутишь что ли? — ответила белая единорожка, вскинув бровь. — Да про тебя вся Эквестрия знает, как о хранительнице шестого Элемента Гармонии, и о твоих подвигах я немало наслышана.

Лучшая ученица Селестии смутилась до покраснения. Видя реакцию Твайлайт, Вайт решил смягчить ситуацию.

— А если ты так хорошо знала Твайлайт, — не унимался жеребец, — то почему спрашивала дорогу?

— А где Спайк? — поинтересовалась волшебница не обращая внимания на выпад жеребца. — Куда он запропастился?

— Я тут, — услышали все и увидели, как из-за двери кухни осторожно выглядывает дракончик.

— Ты что там делаешь? — спросил единорог. — Проходи.

— Я ее боюсь, — ответил тот указав на серошкурую пони.

— Проходи, я не кусаюсь, — ответила обладательница “оружия природы”.

Чешуйчатый, двигаясь, словно ниндзя, подошел к весьма разношерстной компании и сразу же спрятался за свою хозяйку.

— Не бойся Спайк, я смогу защитить тебя, — сказал Вайт полируя копыто о собственную шерстку. В ответ на эту сентенцию Твила скорчила “страшное лицо”, от чего еще больше напугала дракончика, и тот немедленно ретировался на кухню.

— Чего же такого случилось, что вы пришли ко мне ночью? — спросила Твайлайт у Твилы.

— Да еще и в три часа, — съязвил жеребец. Спайк и Твайлайт как по команде посмотрели на часы. — Шутка, — поспешил оправдаться Вайт.

Твила молча полезла в седельную сумку и достала оттуда странный прибор бежевого цвета с сенсорным дисплеем и прозрачным кристаллом установленным с тыльной части. Удерживая его в поле телекинеза, она ввела в него пару команд, после чего изображение на дисплее сразу изменилось. Ничего не говоря, она протянула прибор Твайлайт.

Занятная штука, — сказал Хорн глядя на “игрушку” ночной гостьи, но кобылки пропустили слова мимо ушей.

— Я знаю про ваше путешествие во времени, господа, — начала фестралка, — и скажу проще: почти такие же энергетические колебания, как сейчас, были при вашем прыжке во времени.

— Твайлайт, — затянул “песню” единорог, — о чем это она? Какое такое путешествие?

— Хорошо, — сказала волшебница, — думаю ты должен знать про это. Помнишь те три дня когда Понивиль исчез с лица Эквестрии?

— Угу, — буркнул жеребец.

— Так вот, Понивиль тогда улетел далеко в будущее.

— Зря спросил, — сказал Вайт. — Теперь буду завидовать, что не был с вами.

— Тогда не было ничего веселого, — вздохнула фиолетовая пони. — Шанс остаться “тогда” навсегда был велик. Жеребец некоторое время подумал и задал каверзный вопрос мучавший его давно.

— А откуда взялся Лайт? Насколько я знаю, в городе такой пони не жил никогда, иначе бы Пинки его помнила.

— Если хочешь подробностей, спроси у него самого, но сейчас я скажу так: он такой же пострадавший, кем тогда был Понивилль. Я ведь по его чертежам работала.

— Он тоже путешественник во времени? — удивился белорогий. Твайлайт молча кивнула.

— А из какого времени он тогда? — не унимался единорог.

— Примерно двести лет назад и несколько месяцев от данного мгновения, — ответила лучшая ученица Селестии.

— Однако! — еще больше удивился Вайт.

— Тогда я очень попрошу тебя, Вайт, и вас...

— Будем подругами, — ответила фестралка, — Не стесняйся, зови меня Твила.

— … и тебя, Твила, не распространяться об этом на каждом углу. Официальная версия о неудачном магическом эксперименте по невидимости известна всем. Надеюсь вы меня поняли?

— Заметано! — ответил жеребец.

— Зуб даю! — добавила фестралка. Твайлайт облегченно вздохнула.

— Именно про эти колебания я и веду речь, — завела свою пластинку серошкурая пони. — Нечто такое я фиксировала некоторое время назад. Я полагаю вы продолжаете шлифовать свой эксперимент? — Фиолетовая кобылка утвердительно кивнула.

— В основном сейчас этим занимается Лайт.

— Тогда, я полагаю, это ваших копыт дело? — потрясла сканером Твила.

— Не думаю, — ответила волшебница. — Лайт до сих пор ничего не испытывал, а пока он был занят расчетами, все это время накопители были у меня.

— Тогда откуда взялось это? — трясла прибором клыкастая.

— Дамы, — попытался вмешаться Вайт. Кобылки прекратили едва начавшийся разговор и посмотрели на жеребца. — Если я хоть что-то в этом, — тут он указал на сканер Твилы, — понимаю, то это точно такое же явление, как и разрывы во времени и пространстве, которые я видел в параллельном Понивилле.

— Ты преуменьшаешь свои умственные возможности, — прокомментировала фестралка. — И что за параллельный Понивилль?

— Во-первых, не перехвалите, — уклонился от прямого ответа белорогий, — я просто бываю сообразительным… иногда, а во-вторых… спросишь у Твайлайт, если надо.

— Так вот, — продолжила серошкурая пони, мысленно метнув молнию в сторону нахала, — одна из аномалий находилась на юге Эквестрии, а другая...
“А сегодня мы с Вордом были примерно в той области, — подумал единорог. — Неужели она знает про это? Вряд ли.”
— ...самая ближайшая к нам, находится на горе драконов.

— Лишь бы только не просили меня проводить их туда, — бубнил жеребец себе под нос.

— Ты о чем Вайт? — спросила Твайлайт, отвлекшись на бормотания единорога.

— Да так, мысли вслух, — попытался отшутиться тот.

— Ты что-то об этом знаешь? — спросила Твила, глядя на то, как начинают виновато рыскать глаза жеребца.

Вайт скосил взгляд на Твайлайт, и та поняла все сразу, посмотрев в сторону части дома, где сейчас прятался Спайк.

— Прежде чем я что-то скажу тебе, — темный пони сознательно сделал ударение на слове, — Твила, я должен взять с вас обещание ничего не рассказывать никому, даже самому близкому вам пони.

— Мои друзья, — кобылка потрясла перед носом единорога прибором, — вот эти приспособления.

Вайт еще секунду колебался и извлек спрятанный в гриве за ухом кристалл. Глаза Твилы сразу стали показывать “размер гайки”, и даже неопытному наблюдателю было ясно, что вещица была ей знакома.

— Это я сегодня раздобыл, когда путешествовал со своим другом, — пояснил жеребец, — но где и когда — не скажу, ибо тайна о семи печатях.

Фиолетовая пони, будучи в курсе, о ком идет речь, умоляюще закатила глаза к потолку, стараясь как можно мягче реагировать на эту выходку единорога, но не произнесла ни звука. Твила же, не говоря более ни слова, выхватила находку и, достав кристалл из прибора, вставила текущий. Дальнейшее состояние фестралки менялось, словно тающее мороженное. От невозмутимо спокойного, до состояния близкого к “научному” экстазу. Через несколько секунд прибор серошкурой пони пискнул и отключился, но ночная гостья, нажав несколько кнопок, вновь запустила его.

— На анализ того, что ты нашел, уйдут годы.

— Простите мисс, я вам пока что недостаточно доверяю, чтобы оставить это у вас, и вообще, мне домой пора. Как никак, поздно, да и завтра мне предстоит много работы по городу. То тут, то там требуются крепкие копыта.

— О тебе справлялась сестра, — как бы невзначай сообщила Твайлайт.

— Тогда мне тем более пора и… — Тут он протянул копыто. — Вы позволите?

Нехотя, словно Вайт грабил золотой запас страны голыми копытами, юная фестралка протянула кристалл владельцу и проводила его жадным взглядом, как голодная собака — кусок колбасы.

— Вот же жадный, однако! — буркнула Твила себе под нос.

— Я так не думаю, Твила. Я за это рисковал жизнью, а вы хотите получить все просто так.

— Что я должна сделать, чтобы ты изменил решение, милый? — стрельнула глазками серая кобылка.

— Бесполезно, — отрезал Вайт, — я женат, и этот фокус не прокатит. Придумайте что-то получше. С вашего позволения, дамы, — тут жеребец эффективно “испарил” кристалл, — я пошел домой.

— Он всегда такой? — спросила фестралка у единорожки, когда темный пони вышел за дверь.

— Только когда рядом нет Пинки.

— А куда он дел... — хотела спросить серая кобылка, но лучшая ученица Селестии предпочла уйти от ответа.

— Я скажу проще, Твила, он комок сюрпризов, и даже не смотря на это, к нему можно привыкнуть.

Тут организм волшебницы дал о себе знать, напоминая о том, что устал, протяжным зевком Твайлайт.

— Предлагаю идти спать, — сказала фиолетовая пони ночной гостье. — Хочешь, я найду и для тебя место?

— Не стоит утруждать себя, — ответила серошкурая и извлекла из одной из седельных сумок сложенный спальник. — Я расположусь тут.

— Тогда доброй ночи, — сказала Твайтайт и жестом пригласила Спайка, который все время молча слушал разговор, осторожно выглядывая из кухни.

Укладываясь спать, Твила пожелала всех “благ” недавнему знакомому жеребцу и уже через минуту тихо засопела.

1 — Раффлезия Арнольда.
2 — пещера.
3 — сканеры дальнего действия.