Как выжить в Эквестрии

"Как выжить в Эквестрии" - полное руководство по выживанию в незложелательной среде. Брошюра научит вас - что просто обязательно надо делать после случая с попаданием в Эквестрию, какие нюансы стоит знать и что делать, если всё случилось наоборот. А может быть, вы попали в Пустоши? Руководство посвятит этому отдельную тему. но тем не менее - оно научит вас выживать среди поняшек, будь вы всё ещё человек или понифицированным.

Другие пони ОС - пони Человеки

Возвращение блудных Пай

Приближается двадцатый день рождения Блинкадетт Розалины Пай, и ей прекрасно известно, чем это грозит. На Каменную Ферму приезжают её сёстры. Старшая — всемирно известная виолончелистка и композитор, а младшая спасала Эквестрию, как минимум, три раза. А Блинки… она управляет семейными финансами (точнее расчётами с поставщиками и кредиторами). И у неё столько проблем, что её самое заветное желание — чтобы всё это поскорее закончилось.

Пинки Пай DJ PON-3 Другие пони Октавия

Сдохни, ананас!

Не стоит угрожать принцессе Луне, даже если ты ананас!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дружба - это чудо. Диктатор

Представьте, что в знакомый вам Мир Эквестрии попадает человек из реальной жизни. Он режиссер, сценарист, а главное, политик, до этого никак не относившийся к миру пони. Время действия - сразу после 7 сезона.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Дискорд Старлайт Глиммер

Подоконник

О самоуничижении, страхах и самолично удушенной мечте

ОС - пони

Вечер первого снега

Снег... Белые небесные хлопья несут вниз стужу и радость, разнося о прибытии зимы свою многоголосую весть. И именно в этот момент стоит задуматься о том, что мы, по сути, даже и не замечаем...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Первый полёт

Рэйнбоу Дэш, само воплощение скромности, самоотверженно согласилась дать Скуталу несколько уроков полёта. Однако у Твайлайт Спаркл возникли некоторые сомнения…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу

Сборник рассказов: странных и неоднозначных

Сборник легендарных рассказов, читайте и наслаждайтесь мозг включать а так же относится к этим произведениям как к чему-то серьезному - не желательно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Магистика

Эквестрийское фентези. Твайлайт по непонятным причинам убегает из дома, а подруги спешат ей на помощь. Мир магии, который поддерживается в хрупком равновесии, снова под угрозой! Что же предпримут Принцессы?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Нас делит океан

История про то, как чрезмерное желание выслужиться и быть замеченным может выйти боком тому, кто не знает границ дозволенных знаний. Иногда секреты должны оставаться секретами.

Принцесса Селестия Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund
"Общий сбор" "Как Армена по телевизору показывали"

"Сдвиг по фазе"

Из личных записей Э. Кларк.
[Почерк менее разборчив, но вполне понятен]

...Темно...
Как-то сыро даже...
Ветром, будто, повеяло...
Послышался голос... А если точнее — шёпот...

Сначала бессвязно, потом всё громче, чётче и слышнее:

— Где?.. Куда оно делось?.. Будто сквозь Полотно кануло... А оно важное... Очень важное... Считай, почти что самый главный элемент в будущей истории...

Затем другой голос ему ответил:

— Главный? Гораздо выше я бы поставил здесь Фиолетовую... Ну, или по-крайней мере организацию...

— Ты смотришь глобально! А тем временем, в пространственной канве вновь дыра... — первый голос стал громче, и даже будто бы выше тоном...

— Ты хочешь сказать, что сюда попало нечто материальное? — во втором слышалось явное удивление.

— Именно! А если оно здесь, значит оно не сможет повлиять на события! — теперь было отчётливо слышно, что первый голос обладает высоким, будто перезвон колокольчиков тембром. Он сердился...

— Ну так верни его обратно... Что ты ко мне привязался... — тем временем, тон второго почти никак не изменился за весь разговор.

— Это особый случай. Придётся тревожить Эна. А что если он опять... Опять... — фраза прерывается звуками, похожими на бурное всхлипывание, и чуть ли не плач.

— Эм, успокойся. Успокойся, говорю тебе... Хорошо, я посмотрю, что можно сделать... Найду... Кому его вернуть-то?

— Верни... Ей...

Голоса затихли... Теперь сознание наполнял белый шум, и этакая какофония терзала мозг так долго, что какие-либо мысли вообще перестали появляться. Пока не стали маячить картинки...

Виделся Кантерлот, с его шпилями, виделся какой-то потрёпанный и избитый временем поезд (наверное, из старых моделей эквестрийского экспресса). Мелькали снежные вершины гор... На несколько мгновений проявился недавний знакомый, джентельпони из гостиницы...

А потом началось непонятное. Ощущения словно пропали, а восприятие затопила тишина. Мгла окутала всё, заполнила изнутри и даже как будто стала там копаться... Появилось чувство, что самоё подсознание вывернулось на изнанку, если такое вообще возможно. В то место, где должен был находиться мозг, ударила волна одновременно и ледяного, и согревающего, а перед глазами крайне быстро замелькали сцены...

Вот я слежу за каким-то пони... Вот я прогуливаясь с фотоаппаратом по сводчатой пещере... Срисовываю какие-то символы... А потом... Дыра... Будто вырезанный кусок из плёнки... И сразу далее — вижу, как договариваюсь с МакДаффином о новой статье, а он плюётся, говорит, ересь это всё, надо бы исправить... А вот о чём статья? Не припомнить…

Вообще, на самом деле, все эти видения можно было бы и достаточно легко объяснить, если бы что-то подобное хотя бы раз происходило в реальной жизни...

И тут меня настигла самая жёсткая галлюцинация... Сначала всё тело скрутило, а потом как будто вывернуло в обратную сторону. Глаза открылись и я увидела...

Родной дом... Уютный, обставленный со вкусом, комфортом, оснащённый светом, водой... Всё что надо, и без излишеств. Я вдохнула, наполнив лёгкие пыльным, затхлым воздухом. Надо будет произвести уборку... Глобальную... Подойдя к окну, я магией сдвинула занавеску. Но форточку открывать побоялась...

На одной из главных кантерлотских площадей, куда выходили мои окна, творилось нечто невообразимое. Лиловое марево густым туманом окутало жилые дома, магазины, салоны... Пони же вообще вели себя крайне странно... Одни визжали, как ненормальные, другие прыгали, носились и... Летали... Причём далеко не пегасы... Будто бы отрекшись от силы притяжения, единороги, совершенно не используя какую-либо магию, поднимались в воздух... Земнопони изрыгали пламя изо рта, а пегасы размахивали огромными, как у старейших драконов, крыльями...

— Ну всё, всё, хватит уже!

Это восклицание вырвало сознание из череды безумных видений, и тело тут же на что-то шлёпнулось (получается, я висела в воздухе? Забавно...). Поверхность этого "чего-то" оказалась гладкой, словно бы одна огромная монолитная плита... Голова гудела, копыта лежали безвольными тряпками... Надо обождать и потом...

Послышался странный скрип... Будто бы металлический... Я открыла глаза и увидела нечто. И было это Нечто круглое, да о трёх ногах. Хотя, скорее шарообразное... Ни окраску, ни более точной формы я определить не смогла, так как меня слепил ярчайший, будто самоё Солнце, свет... Ножки у Нечта были тонкие, длинные, а заканчивались не копытом, а твёрдой "подставкой"... И как он только на них держался?

— Оччччень интересно... — прошипело Нечто. — Интересно, что ты появилась именно здесь... Значит, смерть не естественная... Да и не убийство... Может, суицид? Но для них же отдельная комната... Почему здесь? Загадка... Так... Ну ты это, встань что ли?

Я, последовав совету говорящего, попыталась подняться на четыре копыта, и, что крайне странно, сделала это без особых усилий.

— Ооо... — протянуло Нечто, — подними-ка голову... [Задираю подбородок... Сама удивляюсь своей податливости] Ух ты... Экий порез... Взгляни-ка...

Нечто достаёт из-за спины что-то (здесь мои выразительные средства весьма скупы, так как я совершенно не могу описать словами, то, что вижу) святящееся. Я вижу себя (видимо, это таки было зеркало), в целом, обычную, но с широкой рваной раной, проходящей через горло и открывающей не самый приятный вид на мои внутренности.

— Вряд ли ты сама эдак... Несчастный случай? Это какой же? Для вашего мира такое совсем не характерно... Надо будет покопаться в архивах...

Наконец, свет на фоне приглушили, и я смогла осмотреть место, в котором находилась. Оно было обширным, с высоким потолком, очень тёмным, с зеленоватыми стенами и полом. С одной стороны виднелась большая, двустворчатая дверь, а другой конец помещения скрывался далеко во мгле. Нечто же смотрелось вместе со всей этой мрачностью весьма забавно. Передвигалось оно на первый взгляд неуклюже, но крайне проворно. Сначала оно на долю секунды прикоснулось ко мне, а потом стремительно промчалось к правой стене и... Воткнуло в неё одну из конечностей, которая не встретила совершенно никакого сопротивления... В такой вот странной позе Нечто замерло почти что на минуту, давая мне возможность как следует его рассмотреть.

Окраску оно имело серую, металлическую, в целом однотонную, но на мгновение мне показалось, что верхушка шара переливается сразу множеством разных цветов одновременно. Видимо, от преломления света... На... Теле его имелось несколько отверстий, одним из которых он только что старательно разглядывая мой порез. Сам шар был не такой монолитный, как, например, пол, а имел некие прожилки, соединяющие разные выемки по площади его поверхности...

Тем временем, Нечто "отсоединилось" от стены и вновь повернулось ко мне:

— Что ж... В новых поступлениях тебя не записано, да и в списке незаписанных тебя не записано... Скажу больше, ты вообще всё ещё числишься среди живых... И я даже узнал кто ты! Твоё имя — Эмили Кларк. Ты известная столичная журналистка, активно поднимающаяся по карьерной лестнице! Молчаливая, местами угрюмая, любишь записывать мысли... Кстати, я, кажется, разгадал причину твоего появления здесь... Ну, заодно и смерти... Умерла ты как раз из-за "перерезанного горла", а вот появлением своим обязана сильнейшей передозировкой ТЭ. Повторюсь, сильнейшей! Не знаю, где ты взяла такой концентрат, но... А может ты... Участница Эксперимента? Невероятно! Не может быть! Да это же счастливейший случай в моей практике! Хотя... Наверное, я рано радуюсь... Ещё ведь ничего не подтвердилось... Надо сообщить! А если не сообщать? Какие возможности, какие возможности!.. Ух!.. Знаешь... Я тебя пока...

Тут всё тело "Нечта" (пусть это пока будет-таки склоняемое имя собственное) затряслось, задёргалось, и оно резко стукнуло себя одной из ног. Послышался глухой шорох, будто бы доносящийся прямо из шара, а потом трёхногий стал этому шороху отвечать...

— Да-да, здравствуйте, Мастер Эн! Что вы говорите? Какая пони? В том отсеке, в котором я нахожусь? Но... Тут никого нет... Совсем... Как это лгу? Я априори не могу лгать, да и тем более вам... Ещё поискать? Немедленно переправить? Сами зайдёте? Но... Хорошо, Мастер Эн... Сейчас... Ежеминутно...

Вибрации заканчиваются, и Нечто вновь обращается ко мне:

— Итак, Эмили... Можно я буду звать тебя Эмили? Вот и славненько! А ты зови меня Нейробирд... Просто и кратко, правда? Так вот... Сейчас сюда могут прийти не очень хорошие существа и переправить тебя в не очень хороший мир... Это для тебя, как несложно, наверное, заметить, не очень хорошо... Но у меня есть идея! Следуй за мной и, возможно, нам удастся выбраться Наверх и избежать других бирдов... А Наверху, там... Прекрасно! Там — настоящий Эдем! Что я тебе рассказываю, сама увидишь... Ладно, времени мало, выбирай, ждём плохих ребят, или пытаемся сбежать от системы?

Говорил он какими-то будто заранее заготовленными, не раз использованными фразами. Я очень сомневалась в этакой "феноменальной нехорошести" тех, кто должен был сюда прийти, но этот самый Нейробирд действовал на меня словно профессиональный гипнотизёр... Моя голова сама собой склонилась в одобрительном кивке...

— Так и знал, что ты не сможешь устоять! Скорее, за мной!..

Он вновь подбежал (если к нему вообще применимо такое слово... Пока буду писать о нём в жеребцовом роде, если что, потом исправлю...) к правой стене и стал что-то в ней нащупывать. Нейробирд медленно продвигался вдоль монолита, пока очередная его попытка не закончилась тем, что он буквально провалился сквозь эту самую стену. Тут же послышалось восхищённое восклицание:

— Есть! Значит, не врал Психо насчёт лаза... Сюда, Эмили, не будем терять времени!

Я послушно, будто марионетка, подчинённая магии кукловода, запустила копыто в сплошной монолит. Тот на удивление легко пропустил меня, и я, следуя примеру моего предшественника, упала в темноту.

— Сейчас, сейчас... Как же это... Ага! — тут же одно из отверстий в туловище Нейробирд испустило яркий луч света. Оказалось, что мы находимся в узком коридоре, в котором и я-то с трудом помещалась, что уж там длинноногий Бирд. Существо не двигалось:

— Тихо! — прошептал он. Я замерла, и услышала оглушительный гул. Видимо, открылась двустворчатая дверь. Странный гундосящий голос проговорил:

— Ну и где он? Они? Куда все делись? Ищите, глюкавые, чего встали!

Послышался перестук нескольких десятков металлических ножек. В эту же секунду Нейробирд весь заелозил и стал перебираться в глубь прохода. Я последовала за ним.

Спустя минуту (если не больше) подобных перетрубаций, мы вылезли в каком-то пустынном, но гораздо более обширном коридоре. Шар на ножках сразу стал продвигаться вдоль него, ведомый одному ему известным лабиринтом.

— Значит так, — начал говорить он на ходу, — веди себя естественно. Не глазей по сторонам, не говори ни слова, просто иди за мной. Надеюсь мы как можно быстрее проскочим главную магистраль, а потом уже всё станет гораздо проще...

Вдруг, прямо по среди коридора я увидела... Ещё одного пони! Моей радости не было предела... Это был жилистый единорог, серошёрстный, зачем-то одетый в закрывающий почти всё туловище длиннополый костюм. Грива у него была каштановая, а сам он весь сжался, как пружина. Движения совершал резкие, постоянно оглядывался. Самое забавное я заметила потом — единорог оказался полупрозрачным.

— Что это ещё за?.. Как он сюда попал? В мою-то смену... — Нейробирд вновь прижал одну из конечностей к шару, — эй! Ку-ку? Вы меня слышите? Третий пост, срочно проследуйте в Тихий коридор! "Гуляка" тут, что-что! Срочно говорю! Да, чтоб вас...

Всё это время я издалека наблюдала за полупрозрачным единорогом, а он за нами. Не знаю, сколько бы это ещё продолжалось, но как только Бирд стал вызывать некий пост, пони совершил несколько молниеносных манипуляций с копытом и... Пропал! Растворился в лёгкой дымке... Шар был вне себя...

— Да что же это такое?! Хотя... Если третьего поста не будет на основном входе, тогда... Слушай, это же гениально! Легче всего нам будет пробраться сквозь сортировку! Скорее же, за мной!

Мы свернули в очередной узкий проход, но ненадолго. В конце коридорчика оказалась неприметная круглая дверь, которую Нейробирд поспешил открыть.

Мы оказались будто бы на громаднейшем проезжем тракте, только окружённом со всех сторон металлом. Туда и сюда сновали двойники Бирда, на самом деле, практически от него неотличимые. Пока мы шли сквозь этакий поток шарообразных существ, я даже однажды чуть не потеряла своего провожатого. Тот лишь успевал сыпать фразами: "А, это? Так я на пересортировку веду! Да-да! Нейробирда не видел... Ищут? Надо же!.. А что он натворил? Пошёл против центральной системы и нарушил несколько сотен законов Кодекса Бирдов? Ужас-то какой!"
Как только мы более или менее отделились от основной толпы, Бирд вновь заговорил со мной:

— Ты вот, наверное, в недоумении насчёт своего земляка, которого мы только что встретили? Как он здесь оказался? Для меня это, увы, тоже загадка... Но кое-что другое я вполне могу пояснить. Ты наверняка заметила, что этот пони был несколько... Менее реален, чем мы с тобой? Знаешь, что это значит? Не ведаю, как он попал на здешний, технический уровень, но он — гость сверху! На самом деле, он не находится в этом месте также, как мы с тобой. Он сейчас просто напросто уснул... Мы же видим лишь его астральную сущность, то бишь — подсознание! Как и почему всё происходит именно так, а не иначе — долгий разговор, так что пока обойдусь кратким пояснением... Ты же не против?

И тут я увидела громадный, наверное, больше чем сам кантерлотский дворец Проём. Двигались мы именно туда. Когда же до арки оставались считанные метры, мне на глаза попалось следующее...

Множество треногих шаров перемешались с ещё большим множеством странных, никогда ранее не виданных мною существ. Были они похожи и на наших эквестрийских пони, другие — на птиц, на рыб, на медведей... Опять же, здесь мой словарный запас весьма тускл, хотя количество разнообразных красок, в буквальном смысле ослепивших моё сознание и воображение, было огромным.

Основные скопления толпились у проёмов поменьше, над каждым из которых имелась большая, чуть ли не в полстены, надпись. Всего их было три: "Реинкорнация", "Аннигиляция", и "Метаморфоза". Рядом с каждым из таких вот мини-проёмов красовалась небольшая дверца со табличкой "Премиум". Всё это было крайне странно, но тут внимание моё переключилось на рану. Она затягивалась, причём весьма стремительно! Это было невероятно...

Лавируя между кучками разномастных существ, я приметила странную деталь — под вывеской "Реинкарнация" существа имели какое-то отрешённое, бессмысленное выражение лиц (если я, опять же, правильно охарактеризовала их части тела)... Те же, что направлялись к "Аннигиляции" наоборот, будто бы умудрились с годами. Каждый из них одним своим видом показывал, что несёт огромный багаж опыта и знаний...

Занятая подобными наблюдениями, я даже не заметила, как мы молча пересекли громадное помещение и вновь оказались в каком-то тёмном коридоре. Нейробирд резко свернул направо. Там горел яркий свет.

Мы зашли в некое небольшое помещение, на одной из стенок которого виделся ряд кнопок. Бирд нажал на самую верхнюю...

— Значит, моя маленькая поняшка, минуты через две мы окажемся на свободе... Аллилуйя!

Комната покачнулась, и, судя по небольшим "окошками", стремительно понеслась куда-то вверх. Я даже по началу не удержалась и свалилась на поразительно мягкий пол. Нейробирд помог мне встать...

— Итак, Эмили, считаю своим долгом донести до тебя следующую информацию... Наверху мы разойдёмся... Нет, это не моя прихоть... Так случится с девяносто девяти процентной вероятностью. Процесс будет необратим. Но я, что бы ни случилось, постараюсь найти ближайшую дыру и перетащить тебя к себе как можно скорее. Главное, не выходи за черту... Ясно?

Я кивнула. Конечно, я практически ничего не поняла из его странноватой "терминологии", но "внутренний голос" будто бы приказал мне согласиться...

Внезапно, словно со всех сторон сразу послышался одновременно и оглушающе громкий, и сладостно-вкрадчивый голос, обратившийся к шару на ножках:

— И до чего же ты докатился, Нейробирд? Разве для этого тебе давалось частичное самосознание? Я вполне могу вернуть тебя в состояние рядового бирда... Свободное перемещение? Потоки мыслеформ? Всё это будет в прошлом...

Нейробирд стал резко поворачиваться то в одну, то в другую сторону, видимо, пытаясь отыскать источник звука. Тем временем, голос продолжал:

— Это уже не первое похищение тобою межпространственного путешественника, Нейробирд. Ты, может, уже и не помнишь, но не так уж и давно ты пытался тайно вывести с подуровня важнейших Послов иных Миров... Да-да, тех самых, постоянно спорящих друг с другом... А теперь вот, прельстился к этой маленькой пони. Ну что тебе ото всех от них надо? Не возомнил же ты из себя нового мессию? Мало нам Психобирда, так теперь у нас есть и наслушавшийся его речей фанатик!..

Трёхногий шар, наконец, вставил и свою реплику:

— Психобирд отрёкся от ТЭ, и поэтому стал...

— И поэтому свихнулся... — перебил Нейробирда голос, — ты помнишь, какой ценой ему это досталось? Сколько путешественников он погубил, сколько разрушил прекрасных моделей? Ты что же, плывёшь к тому же причалу? Хочешь стать разыскиваемым серийным убийцей, не побоюсь этого слова?

— Он стал свободным, и именно поэтому даже Ты не можешь найти его в своём идеальном мире! Может, именно для этого мне и нужна эта по... В смысле... — шар запнулся и "посмотрел" в мою сторону.

Мне совершенно не нравилось, куда идёт этот диалог, и поэтому я вжалась в угол. Ну, оттуда лучше просматривалось помещение...

— Нет, Эмили не слушай Его... Он просто шутит, Он у нас такой шутник... — голос Нейробирда стал будто бы прерывчатым.

— А вам, мисс Кларк, давно пора вернуться обратно... Вам предстоит совершить ряд немаловажных поступков, чтобы закруглить, наконец, эту историю... С Нейробирдом я разберусь отдельно, а вот вас стоит переправить немедленно...

— Этого уже я не позволю! — трёхногий стремительно рванулся ко мне и дотронулся одной из своих тонких конечностей до моей головы. Сначала я не увидела в этом действии совершенно никакого смысла, но потом во мне будто что-то сломалось. Уши наполнились странного рода шипением, а глаза ослепли от невероятной иллюминации, заполнившей небольшую комнату....

Не знаю, как долго всё это продолжалось, но закончилось "происшествие" моим падением на пол. Спустя мгновение я заметила скукоженное тело Нейробирда, лежащее в углу. Помещение, судя по всё тем же окошками, буквально готовилось пересечь сверхзвуковой барьер — мелькали какие-то бесконечные конструкции, сооружения. Из под потолка доносился скрежет, сквозь который постепенно проступил всё тот же голос:

-... надо же, сам себя вырубил... Не задача... Куда сейчас едет лифт? [Слышится чей-то сдавленный шёпот, не разобрать] Как это уже? Уже там? Как такое вообще возможно??? Несколько сотен километров за долю секунды? Да вы мне... [Вновь шёпот] Хотя, и вправду... Этого нельзя допустить... Что же делать, что же делать?.. А, к чёрту, включайте питание! Да, именно, центральное питание! В точности! Просчёт до миллионных долей! Полная замена! Ну же, ну же...

Тем временем, тёмный и мрачный ландшафт за окошками стал меняться на... Ничто... Этакое белое ничто... Я попыталась встать, но меня замутило, закачало, и я вновь бухнулась на пол. Последним, что я услышала, была следующая фраза, произнесённая каким-то совершенно иным, едким и проникающим в самоё мозг, тоном:

— Так проснитесь, мисс Кларк, проснитесь — немалые свершения ожидают вас Наверху!


— ...Флай? Чувствуешь? Это... Это пульс!

— Не дури, Клогг, она же уже полчаса как мёртвая...

— Если бы она умерла, доктор Шароварофф давно сказал отвезти её куда следует...

— Ну ты сам подумай — не может же он за всеми уследить...

— Да что ты споришь-то со мной? Сам возьми и проверь...

Вы когда-нибудь испытывали чувство, будто вас продавливают невидимым прессом? Мнут, будто глину для лепки? Нет?

Примерно так я себя и ощущала в этот момент, и поэтому поспешила открыть глаза и сообщить господам о своих не самых положительных эмоциях:

— Ну хватит уже, изверги, совсем что ли ошалели?!

— Мать моя Селестия, чтоб гореть тебе в Тартаре, нечистая сила, — один из единорогов, одетых в белые халаты, с грохотом свалился с табурета. Другой тут же вскочил и начал поднимать его, а как только закончил, выбежал в коридор и стал кого-то зазывать.

Так. Белые халаты?.. Вполне возможно, что я в какой-то больнице...

Уже всего лишь минуту спустя, в кабинете собрались штук десять врачей, несколько медсестёр, медбратьев и даже двое полиспони. Сначала они просто смотрели на меня, а потом один, видимо, главный, заговорил:

— Как я вижу, мисс Кларк, вам уже лу...

— Да что вы с ней канителитесь, она же преступница, государственная изменница! Да она... — встрял старший полицейский. Форма на нём висела мешком, зрачки метались во всевозможные стороны от "праведного" гнева. Он явно усмотрел в моих действиях какой-то глубоко аморальный подтекст... Осталось лишь дождаться предъявления обвинений.

Голова моя соображала туго, поэтому на ответы к их репликам я не расщедрилась.

— Но ведь ничего ещё не доказано, господин полицейский... — вступился за меня врач, но тут же был прерван режущим слух восклицанием единорога в форме.

— А вот тут-то вы и не правы, док... Шамиль, доставай вещдоки!

Шамиль, за всё это время не произнесший ни единого слова, остался и теперь верен своему "кредо". Из чёрного портфеля вылетели осколки того самого флакона с тёмно-синей жидкостью, разбившегося в номере злополучного отеля. В моей голове всё ещё больше перемешалось, а правда и вымысел воссоединились и превратились в весьма взрывоопасный коктейль...

— Не постесняюсь такого выражения и скажу — газовая атака! При чём не простая, а с целью отравления царственной особы! — полиспони уже пребывал в победном триумфе, но именно после этих его слов я, наконец, не выдержала.

— Какой ещё... Особы?.. — связная речь давалась мне с трудом.

— Вы что, не видите? У неё же шок! — вновь вступился за меня доктор, и вновь тщетно.

— Да что вы все из меня дурака делаете? — полицейский вспылил не на шутку. — [Оборачивается ко мне] Вы, урождённая Эмили Кларк, вступив в сговор с эмигранткой Роуз Глейд, а также с портье гостиницы "Пять золотых подков", пронесли в номер 316 бутыль с ядовитым веществом, мгновенно вступающим в реакцию с воздухом и превращающимся в смертоносный пар. Ваш план был прост — любым способом отправить на тот свет преосвященную принцессу Твайлайт Спаркл, которая должна была остановиться в этом номере буквально на одну ночь, а потом переехать во дворец. Но что-то пошло не так — как результат, бутыль разбилась, отравив весь персонал отеля... В том числе и вас. И тут появляемся мы!...

Послышался гулкий перестук копыт. На мгновение, за многочисленными и не менее многоумными головами докторов промелькнула синяя фуражка, и перед носом у полиспони появилась записка.

— Ха... — он явно был озадачен, — вот это поворот... Не знаю, причастны к этому вы, мисс Кларк, или нет, но только что к нам поступила неожиданная информация. Ваша "подруга" Роуз найдена повешенной на люстре в собственном доме...

Он говорил что-то ещё, но тут мой мозг, видимо решил, что для него уже предостаточно информации и благополучно отключился.

Перед глазами всё поплыло, и меня вновь окутало приятное забытье...



...повис белый в крапинку диск луны, окружённый звёздным светопреставлением...

Я внезапно осознала, что чувствую себя гораздо лучше, и вполне могу ворочать языком, а что главное — конечностями. Мысли мои, наконец, собрались в кучку, и я решила поразмыслить над сегодняшним (или уже вчерашним?) днём, в котором, скажу без всякого лукавства, было не мало удивительного. Значит, Роуз дала мне яд? Но зачем? Зачем ей, пони, живущей в своё удовольствие, травить принцессу, а потом ещё и вешаться? Как-то не верится даже... Хотя... Теперь-то уже не спросишь... Далее. Кем был тот "галантный" джентельпони из номера? Каким-нибудь спецагентом, или очередной галлюцинацией? Отравился ли он вместе со всеми остальными? Вряд ли... С его-то способностями... Потом. Этот странный, но такой реальный сон... Что он мог означать? Предостережение? Бред? Может, он вовсе был вещий? Тьфу, я же не верю во всю эту мистику... И куда меня понесло?

Вдруг, ко мне пришла преинтересная идея. А именно, потрогать копытом горло...

Слава Селестии, никакой равной раны там не было. За то был шрам, при чём ещё ноющий тупой, приглушённой болью.

И во что теперь верить? В таинственного джентельпони с острым ножом, или в трёхногие шары, исцеляющие любые болячки? (Пойду, дам интервью, аля "Известная журналистка подтверждает существование инопланетян! Пришельцы похищают даже городскую элиту!")
Одно было ясно — палата пуста, а значит надо бежать. Благо, мне хватило ума додуматься, что долгосрочная встреча с полицией мне совершенно ни к чему... Тем более, веских причин мне верить у них нет.

Я пошевелила копытами, а затем медленно, аккуратно, встала на ноги. Магией открыла прикроватную тумбочку, и обнаружила там блокнот. Оказывается, всё это время, прямо в ящике, карандаш записывал в него мои мысли... Надо же... Но главное потрясение ждало меня дальше — глаза мои встретились с письмом. Тем самым, с каллиграфическим "К"...

Взор помутился, а в ушах вновь зазвучал шёпот: "Непременно доставить... Самая важная часть истории... Потерялось... И нашлось..."
Наваждение пропало так же мгновенно, как и настигло мой разум. Наверное, отравление таки не прошло для меня впустую...

Я забрала блокнот, письмо (всё же улики) и бесшумно переступая копытами по паркету, двинулась к выходу. В коридоре было темно. Я замерла, дожидаясь, пока глаза свыкнутся с мраком, и двинулась дальше. Скрываясь под тенью, я незаметно прокралась к лестнице начала спуск к первому этажу. К моей удаче, ночного вахтёра не было на посту. Я стремительно бросилась к парадному входу, дёрнула за ручку, но он, срывая всю мою тайную операцию, оказался заперт на ключ... Я подошла к окну и сдвинула щеколду... Стараясь скрипеть деревянно-стеклянной конструкцией как можно меньше, я, наконец, оказалась на улице...

Кантерлот встретил меня яркими осенними огнями... Намечался некий праздник. Интересно, какое сегодня число?

Домой, наверное, заходить не стоит. Но куда тогда податься?

Можно к Расти. Он примет меня в любом случае... Не зря же тогда я публиковала для него путевые заметки какого-то там доктора после очередной горной экспедиции...

Стараясь двигаться по не самым освещённым улицам, я медленно свыкалась с новым образом — образом сбежавшей опасной преступницы...