Автор рисунка: Devinian

Один день из жизни дантиста

Ветер дул мне прямо в лицо. Звёздное небо разлеглось надо мной, и я смотрела на звёзды в ночи. Трава слегка шелестела под моими копытами, а кресло-качалка потихоньку убаюкивало меня. Люблю сидеть тихими ночами и смотреть на небо. Ах, как это прекрасно. Ветер снова подул на меня, моя сине-белая грива едва качнулась и заслонила мой взор. Я подняла свою ногу и убрала кончик своей гривы подальше от моих глаз. Где-то вдалеке сидел сверчок, и изредка насвистывал свою мелодию. Мои глаза снова уставились на эту звезду. Почему я так редко её вижу? Все звёзды были одинаковыми, какие-то больше, какие-то меньше. Но одна всегда привлекала моё внимание. Я пыталась найти хоть какую-нибудь информацию об этой звезде. Я даже спрашивала у принцессы Твайлайт. Но она ответила, что не знает об этой звезде, и никогда её не видела. Интересно, а она сейчас тоже смотрит на небо? Я повернула свою голову, и посмотрела в сторону библиотеки. Она была далеко, и её скрывало несколько домов.

— Менуэтт? – лиловая кобылка вышла на задний двор, и тихонько подошла ко мне.

— Что? – я повернула свою голову на неё.

— Ты идёшь в дом?

— А? Да-да – я снова посмотрела на небо – иду.

Встав с кресла-качалки, я обратила свой взгляд на Бэрри Панч. Это была очень весёлая земная пони со своими причудами. Она ужасно любила алкоголь, что мне жутко не нравилось. Сама я ни разу в жизни не пила. И не собираюсь.

— Менуэтт, пошли в дом – Бэрри, повернувшись, стала медленно направляться к дому.

— Да, пошли – устало зевнув, сказала я.

И я двинулась за своей подругой. Запах свежескошенной травы манил меня остаться ночевать на улице, как это обычно бывает по выходным, но завтра мне надо на работу. Я работаю дантистом в клинике. Мне это нравится, хотя моя кьютимарка и не связана с зубами. Я вообще не знаю, с чем связана моя кьютимарка. Она выглядит, как песочные часы, но я в душе не чаю, что это означает.

— О чём задумалась? – улыбнувшись, спросила Бэрри.

Я зашла в дом, и захлопнула за собой стеклянную дверь.

— Да так, ни о чём.

— Ну, тогда ладно. Пошли спать.

— Ага.

Лиловая кобыла стала подниматься наверх, а я, посмотрев ей вслед, повернула свою голову назад, и

подошла к стеклянной двери.

— Что же ты обозначаешь? – тихо прошептала я, глядя на таинственную звезду.

Посмотрев на неё ещё с полминуты, я снова зевнула и пошла в кровать. Поднявшись на второй этаж, я зашла в ванную. Левитировав к себе зубную щётку и пасту, я выдавила остатки пасты на щётку, и начала чистить зубы. Равномерно, и медленно. Зуб за зубом, я вычищала каждый труднодоступный сегмент, пока не почувствовала, что всё чисто. Удовлетворительно посмотревшись в зеркало, я хмыкнула и, выкинув пустой тюбик из-под пасты в мусор, стала мыть щетку. А затем сложила её на её место, и вышла из ванной. Бэрри снова храпела в своей комнате. Селестия, что она за грязнуля? Мало того, что моется раз в неделю, так ещё и зубы чистит раз в два дня. Как так можно жить? Я вздохнула и, бросив взгляд на дверь комнаты Бэрри, пошла в свою. Я отворила дверь, и зашла внутрь комнаты. Внезапный холодный ветер растрепал мою гриву, мои глаза раскрылись от удивления.

— Что? – растерянно спросила я.

Окно было открыто нараспашку, а на подоконнике лежал странный предмет.

— Что за шутки? – я оглядела комнату, и подошла к окну. Предмет был завёрнут во что-то.

Я окутала его своим полем, и тут же меня кольнуло в области лба. Я приложила копыто к голове и потёрла свой лоб.

— Что за?

И тут я увидела странную картину. Какой-то силуэт пони стоит перед прудом и смотрит на него. А

затем он прыгает в воду, и тут видение обрывается. Я зажмурилась и помотала головой.

— Какого чёрта?

Я посмотрела на подоконник и обомлела. Свёртка не было. Мои ноги задрожали, а под шкурой

пробежались мурашки. Что это означает? Слегка успокоившись, я снова осмотрела комнату, никого не было. Всё было, как всегда. Я, бросив последний взгляд на подоконник, легла в свою кровать и накрыла себя одеялом. Затем, я закрыла глаза, и стала вспоминать детали той картины. Может это от того, что я много работаю? Может ли быть такое? Примерно на этих мыслях закончился мой день. Сон взял своё, и я уснула…

***

Утро было самым обычным утром среды. Я проснулась в странной позе. Каким-то образом мой круп, с моими задними ногами, лежал на полу, а вторая часть тела спала на кровати. Видимо мне что-то снилось, что я так сильно ворочалась. Улыбнувшись своим мыслям, я поднялась на свои ноги и зевнула. А затем я подошла к окну и посмотрела на улицу. Самая обычная картина ранним утром. Большинство пони ещё спят и нежатся в своих кроватях. Сегодня я проснулась даже раньше, чем прозвенел будильник. Вау, необычно для меня. Обычно такое происходит, только если я не сплю всю ночь. А это бывает часто, так как я очень люблю засиживаться в подвале, и учиться играть на гитаре. Это моё хобби, Бэрри говорит, что у меня неплохо получается, но я пока не хочу нигде светиться. Таких как я много, меня просто засмеют, ведь я самый обычный единорог. Кстати, играть копытами у меня получается даже лучше, чем магией. Хотя, те песни, что исполняют Ponnspions с помощью магий, мне нравятся. Вообще у нас есть два популярных стиля игры на гитаре. Это вкопытную, мастерами этого дела можно считать таких пони, как Аарон Понсли и Пегас Кэш. Но совсем недавно стал популярен стиль «Магической гитары». В основном на нём сидит молодёжь, но я тоже не прочь послушать такие группы, как Пониталлика и Пон Пегассат. Бэрри, хоть и любит смотреть, как я играю на гитаре, но она не любит эти группы. Она говорит, что это слишком громко для её ушей. Бэрри предпочитает классику, совсем недавно она ходила на концерт одной понивильской виолончелистки, как же её зовут? А, не важно. Кстати, на следующей неделе к нам приезжают Horn’s And Rose’s, и я иду на их концерт! Когда я узнала, что успела урвать один из последних билетов, я чуть не завизжала, как маленькая кобылка.

Когда я, наконец, проснулась окончательно, я направилась в ванную. И по привычке я левитировала к себе зубную щётку и пасту. Только вот пасты не было.

— Чёрт – я растерянно смотрела на чистую щётку, и пыталась вспомнить, куда я убрала пасту.

А потом до меня дошло, что она закончилась. Мне стало немного обидно. Для меня, если день начался не с такой процедуры, как чистка зубов, означает, что этот день окажется неудачным. Ну, ладно. Посмотрим, что, да как будет. Я снова зашла в свою комнату и стала собирать свою сумку. И тут на улице раздались ужасные звуки, которые буквально долбили мои уши. Я подбежала к окну и выглянула. Дом, в паре кварталов от моего, как будто шатался, от этих звуков. Послышался очень громкий крик какой-то кобылы.

— ВАЙНИЛ!

Затем музыка резко стихла, и мои уши перестали сжиматься в трубочку. Что это за фигня? Кто додумался включить свою аудио систему в… шесть утра! Чёрт, да это же целый час до того времени, когда все встаю и выходят на работу! Какого чёрта? Думаю, что сегодня все встанут чуть пораньше. Ну, или минимум половина города встанет сегодня пораньше. Хорошо, что я проснулась сама. Не люблю, когда меня будят подобным образом. Собравшись, я посмотрелась в зеркало. Удовлетворительно хмыкнув, я вышла из своей комнаты, и постучалась в дверь Бэрри.

— Эй! Вставай соня. Пора на работу!

В ответ послышался стук падающего тела, и недовольные причитания. Затем я услышала стук копыт, и дверь открылась. Сердитая мордочка Бэрри бросила мне упрекающий взгляд, и осмотрела меня.

— Ты уже пошла? – растерянно спросила она.

— Да, а что?

— Ну, сейчас как-то рановато.

Интересно, а как её те ужасные звуки не разбудили?

— Да, но дома делать то всё равно нечего.

— Как знаешь – хмуро сказала лиловая кобыла. А затем она пошла в ванную.

— Пасты нет.

— Я не за этим – усмехнулась она.

— А зачем?

— Не важно.

Дверь ванны захлопнулась, и я услышала щелчок. Я удивлённо уставилась на дверь, и постучалась.

— Бэрри, всё в порядке.

— Да-да, иди, давай.

— Стоп – я сердито топнула ногой – ты ведь там не пьёшь?

— Нет, что ты – едва заметный хохоток выдал её.

— А НУ ОТКРЫВАЙ! ТЕБЕ ЕЩЁ НА РАБОТУ ИДТИ!

Дверь открылась, и Бэрри лукаво посмотрела на меня. Я отстранила её и вбежала в ванную.

— Где бутылка?

— Какая бутылка? – лиловая кобыла подняла глаза, и насвистывала себе что-то под нос

— Я знаю, ты пила! – моя голова вертелась, ища следы, которые могла оставить Бэрри.

— Не понимаю о чём ты – она невинно пожала копытами.

Я смерила её сердитым взглядом, и стала открывать все шкафчики. Она никак не реагировала. Значит

это не тут. Но, где?

— А! – я хлопнула себя по лбу.

— Что? – Бэрри слегка обеспокоилась.

— Ничего – я ехидно улыбнулась, и мой рог засветился.

Бэрри слегка отошла, и я начала перемещать каждый предмет. Много на это ушло времени, но я так ничего и не нашла. Положив последнюю вещь на место, я вздохнула.

— Хорошо, на сей раз ты победила. Не представляю, где ты могла спрятать бутылку.

Лиловая кобылка хохотнула.

— Чего? – я растерянно посмотрела на неё.

— Ты такая милая, когда ушки опускаешь.

— Ну, спасибо – я слегка смутилась, а затем резко подпрыгнула, и чуть не ударилась головой от

потолок – СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ?!

Бэрри вышла из ванной и посмотрела на часы.

— Ну, семь пятнадцать.

— Я ОПАЗДЫВАЮ! – резко выбежав из ванной, я стала спускаться по лесенкам – ПОКА, ВЕЧЕРОМ ЕЩЁ

ПОГОВОРИМ!

После этого я вышла из дома и стала направляться к месту своей работы…

***

К счастью я не опоздала. Запыхавшись, я отметилась на вахте и, пошла в свой кабинет. Тяжело дышав, я зашла в кабинет №729 и села на своё рабочее место. Левитировав к себе пустой стакан, я наполнила его из кулера и выпила. Всё, я в своей тарелке. Теперь можно… начинать работать. А работа у меня была не пыльная. Раз десять в день ко мне заглядывают те, у кого какие-то проблемы с зубами, и всё. У меня есть некоторая база постоянных клиентов. Мало просто чистить зубы, надо ещё не злоупотреблять сладким, к несчастью не все это понимают. Но утром обычно никого не бывает, поэтому я встала со стула и села на диван. А затем я левитировала к себе газету и начала её читать. Каждый день свежая газета всегда лежала около входа в мой кабинет. Не знаю, кто это делает, но спасибо ему. Заходить утром за газетой не очень удобно, а заняться чем-нибудь ещё в течение дня просто невозможно. Конечно, я могу читать книгу, но это слишком увлекательный процесс, в ходе которого ты можешь пропустить и обед, и пациента. Очень уж я сильно втягиваюсь в книгу. Когда я читаю, оторвать меня сложно. Я даже не сразу реагирую, если меня кто-то зовёт. В газете, как всегда, не было ничего интересного. Куча рекламы и немного свежих, но скучных новостей. В сахарном уголке, как же я не люблю это место, опять проводилось день рождение какой-то кобылки. Устраивала праздник, как всегда Пинки Пай. Кстати, эта розовая кобыла занимает первое место в списке моих постоянных клиентов. У неё постоянно проблемы с зубами, отчего мне приходится тратить на неё огромное количество зубогеля, ну это такое магическое вещество, которое заполняет пробелы в зубах. Пломба, конечно, гораздо дольше держится, но вот только, когда таких пробелов больше 10, то ставить пломбы становится сложно. Боюсь представить, сколько Пинки Пай есть сладкого, что у неё такие проблемы с зубами. Хотя, в последний раз всё было не так плохо. Но ей следует кое-что поменять в своём рационе. В кабинет постучались, и я моментально встала с дивана, и, спохватившись, накинула на себя халат.

— Да-да, войдите – сев на свой стул, сказала я.

— Здравствуйте, док – в комнату зашла земная пони с кьютимаркой морковки. Кажется, её зовут Кэррот Топ.

Рыжая земная пони, улыбнулась, и я сразу поняла, в чём проблема.

— Кариес, я так полагаю? – слегка повернув на неё голову, спросила я.

— Не знаю – виновато ответила кобылка, а затем широко открыла рот и тронула больной зуб своим языком – вот этот болит. Совсем недавно начал.

— Как часто зубы чистим?

— Ну – кобылка опустила глаза, и слегка растерялась – точно не могу сказать.

— Садитесь – вздохнув, попросила её я.

Она кивнула, и, подойдя к столу, залезла на него. Я подошла и своим магическим полем придвинула лампу поближе к ней.

— Широко откройте рот, будем смотреть, что там у вас.

— Ага – кобылка послушно открыла рот, и я начала осматривать зуб.

Да, это был средний кариес. Одна из самых частых форм, которые встречаются на моей практике. Он происходит от того, что пони забывают о такой вещи, как чистка зубов. Ну, и запускают свой рот. Сначала идёт малый кариес, ну или поверхностный, он не причиняет боли, но боль возникает от того, что ты ешь горячую или холодную пищу. Обычно, никто не замечает таких мелочей. Боль начинается только на стадий среднего кариеса, и вот тогда все уже спохватываются и бегут ко мне. Такой кариес, к счастью, очень просто лечится.

— Будем ставить пломбу. Вы готовы?

— Угу – промычала кобыла, и кивнула головой.

— Тогда начнём…

Спустя пять минут рыжая кобылка стояла перед зеркалом и любовалась своей новой пломбой.

— На будущее – я стала записывать пациента в журнал – почаще чистите зубы, и не запускайте всё так.

— Хорошо, спасибо вам док! – она улыбнулась, и, помахав мне ногой, вышла из кабинета.

Я снова уселась на диван и стала читать газету. Мой день проходил, как обычно. Сегодня ко мне опять заходил Филси Рич, и просил снова вставить ему пломбу. Он их что, продаёт? Хотя, смотря на его кьютимарку, я бы не удивилась. Ещё ко мне зашло около 5 пони, а потом мой рабочий день закончился. Закрыв за собой дверь кабинета, я стала спускаться по лесенке на первый этаж. Мимо меня начала проходить медсестра, и, когда мы с ней пересеклись, мы слегка заговорились. Оказывается, что недавно к нам перевели одного пегаса с ужасной травмой крыльев. Ещё она поведала мне пару сплетен о любовных играх хирурга и другой медсестры, но меня не интересовали такие подробности. Попрощавшись с ней, я спустилась на первый этаж и, отметившись, вышла из больницы. Посмотрев на небо и оглядевшись, я направилась в сторону дома. Надеюсь, что Бэрри не напилась в хлам на работе. А то она может. Ну, я думаю, что она всё же соображающая кобыла и не станет так делать. Я надеюсь на это. Идя по улице, я заметила, как серая земнопони стоит на двух задних ногах, и, скрестив копыта на груди смотрит на стоящую рядом с ней белую единорожку с синей гривой.

— Тави, ну что ты начинаешь! Оно само случайно включилось.

Земнопони подняла бровь и смерила единорожку суровым взглядом. Я прошла мимо них, не увидев, чем закончилась сцена. Где-то я уже видела их, ну да ладно. Пройдя ещё пару кварталов, я оказалась около своего дома. Подойдя к двери, я левитировала к себе ключи из моей сумки, и открыла дверь. В доме пахло чем-то подгорелым. Селестия, что эта кобыла опять натворила? Я быстро забежала на кухню и удивилась. В раковине лежала сковородка с сильно подгоревшей яичницей. Кажется, кто-то хотел позавтракать, но слишком сильно увлёкся. Что же ладно, но отмывать она сама её будет. Я открыла окно, что бы проветрить помещение, и стала подниматься наверх. В моей комнате всё было так же, как и утром. Бэрри ничего не разгромила. И то хорошо. Эта кобыла готова была разнести наш дом к чертям. Вообще, это дом покойной бабушки Бэрри, который достался ей по наследству ещё лет пять назад. Бэрри мой друг с пелёнок. Ещё когда мы ходили вместе в школу, у нас была мечта жить отдельно от взрослых. Только мы с ней, в одном большом доме. Где никто не указ. Так сказать, ничто не истинно, всё дозволено. Ну, и когда она получила этот дом в наследство, она предложила мне переселиться сюда. Я не сразу решилась на это. Во-первых, мои родители не совсем это одобряли. Ну, а во-вторых, мне самой не особо хотелось жить в доме покойной бабушки Бэрри. Но эта кобыла умеет уговаривать. Да и кроме того это была наша мечта. Хотя дом и оформлен, по документам, на Бэрри, но она всегда говорила, что он наш общий. Я всегда была ей благодарна за это, ведь она могла брать с меня аренду. А зарплата у дантистов так себе. И так не хватает. Прибравшись в своей комнате, я зашла в комнату к Бэрри. Да, тут был полный кавардак. Кучи грязной посуды и мусора лежали вперемешку с одеждой, которую Бэрри никогда не носила, а использовала, как полотенца. Вообще пони не слишком часто носят одежду. Но, холодными и тихими вечерами лучше надеть какой-нибудь свитер, что бы ни простудиться. У Бэрри же была куча ненужной одежды, которую она не использовала. Когда я закончила с комнатой Бэрри, я левитировала кучу грязной посуды вниз. Сложив её в раковину к сковородке, я вернулась в комнату за мусором. Окутав мешок своим магическим полем, я вышла на улицу и пошла в сторону мусорного бака. Закинув туда мешок, я вернулась домой. День проходил как обычно. Самая повседневная уборка. Разве, что в комнате Бэрри я прибираюсь редко. Я спустилась в подвал, и, расчехлив свою гитару, воткнула провод от неё в… не знаю, как эта штука называется. В общем, гитара подпитывается из волшебной коробки, которая содержит в себе магическую энергию, и заставляет гитару играть громче. Эту коробку периодически нужно носить на дозаправку, но так как я не часто играю на гитаре, то для меня это примерно, раз в полгода. Усевшись поудобней на диван, я начала наигрывать кое-что из Horn’s and Rose’s…

Продолжение следует...

Комментарии (2)

0

Как жаль что Колгейт никогда не была по настоящему в роли главного героя.Как же жаль,ведь настолько не раскрытый персонаж что можно делать с ним всё что захочешь.Изменять его характеристику как хочешь,менять даже его кьютимарку(что не позволительно с остальными персонажами).Та же история с Берри Панч.

KpoLik
#1
0

Ну, на фимфмикшине есть несколько интересных рассказов с Минуэт. Что характерно в двух из них Минуэт встречает Колгейт, а в третьем в неё реинкарнирует Доктор Хувс.

wing_regent
wing_regent
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.