Автор рисунка: BonesWolbach

Андезитно согласна

— За мной, Мод! «Сладкое яблоко» там!

Подпрыгивая от восторга, Пинки Пай вела старшую сестру на самую знаменитую яблочную ферму в Эквестрии. Она страшно обрадовалась, когда прочла в письме Мод, что та снова приедет в Понивилль. Прошлый раз всё прошло просто замечательно, хоть и не обошлось без камней преткновения. Камней! Пинки рассмеялась, но скорее не из-за случайной игры слов, а от радости, что наконец покажет Мод любимый город целиком.

Мод, в свою очередь, радовалась не меньше. Она предвкушала осмотр достопримечательностей, что показывала, ничуть не таясь, бесстрастным взглядом и невозмутимым видом. Ратуша, местный бутик и другие знаменательные места уже помогли ей понять, почему Понивилль так много значит для Пинки. Смело можно сказать, что Мод в полной мере оценила городские красоты. Перед ратушей рассыпано несколько исключительных образцов осадочных пород, в бутике было великое множество изысканных драгоценных камней, и даже у входа в Каминный магазин (пусть его название, как выяснилось, написано без ошибок) лежал на редкость любопытный булыжник.

Но как Мод ни старалась, она не могла взять в толк, что же такого особенного и удивительного Пинки находит в яблочной ферме. Да, сестру нетрудно привести в восторг, а тяга к фермам закономерна, но яблоки? Это нелепо. Яблоки не камни. Ничего плохого в яблоках нет, но они лишены как выразительной красоты камней, так и широчайшей области их применения. Однако лучше подыграть сестре, ведь Пинки развлекала её, не жалея сил. Пусть даже речь идёт о простой яблочной ферме, Мод попробует хорошо провести время.

Вскоре сёстры подошли к холмистым зелёным просторам фермы «Сладкое яблоко». Размытым розовым пятном Пинки взволнованно прыгала тут и там, указывая то на одну яблоню, то на другую. Хотя по одному лишь взгляду на деревья было понятно, что это именно яблони, сестра упорно говорила «это яблоня!» у каждого дерева. Честно говоря, Мод привыкла к подобной нелепице. С Пинки это было неизбежно. Иногда Мод задумывалась, так ли уж плохо фонтанировать эмоциями на пинкин манер, но тут же прогоняла такие мысли. Она вполне довольна собой и своим темпераментом.

Мод окончательно потеряла интерес к экскурсии при виде небольшой груды камней. Как ни силилась Пинки привлечь её внимание, едва ли на ферме найдётся что-то столь же величественное. Она наклонилась к одному из камней в основании груды и принюхалась, а сестра, по всей видимости, не заметила, что осталась без слушателя. Мод со всё возрастающим восторгом рассматривала изумительные камни. Они, должно быть, пролежали на этой ферме очень много лет. По одному только запаху было понятно, что перед ней не простые голыши. Кому нужны скучные яблони, когда есть они? За пределами фермы никогда ещё ей не попадались такие потрясающие образцы. Мод почти улыбнулась.

Болдер просто обязан это увидеть. Ему понравится. Она достала из кармана своего любимца и поднесла его к каменной груде, чтобы дать присмотреться к собратьям, и Болдер пристально глядел на них. Мод очень любила вулканические и осадочные породы, но метаморфическим в её сердце отведён особый уголок. Болдер был метаморфическим камнем, камни из груды тоже. Время, что они провели за созерцанием, было бесценно.

Внезапно Мод почувствовала лёгкий толчок сзади, качнулась вперёд, но поймала равновесие и устояла на ногах. А вот Болдеру, у которого не было конечностей, не так повезло. Мод смотрела, как её любимец падает на груду камней, и казалась безразличной. Она не собиралась прямо сейчас играть в Камуфляж, но похоже, что у Болдера — и у того, кто её толкнул — были другие планы. Она обернулась и встретилась взглядом с большим красным жеребцом.

— Извиняюсь, — просто сказал он.

— Всё в порядке.

Молча они смотрели друг на друга, и тишину нарушал только лёгкий ветерок и слабый звук голоса Пинки, которая всё ещё расписывала ферму несуществующей аудитории.

— Я уронила свой камень на эту груду камней.

— Агась.

Ещё одно мгновенье тишины. Жеребец жевал соломинку. Его шкура была ярко-красного цвета, при виде которого ей вспомнился цвет шлаковых обломков вулканического происхождения, хотя вулканические шлаки были немного светлее. И всё-таки цвет напоминал о шлаках, а шлаки были её любимым типом вулканических камней.

— Его зовут Болдер, — сообщила Мод жеребцу. — Это мой питомец.

— Агась.

Жеребец перевёл глаза на груду камней, по всей видимости, чтобы бегло прочесать её взглядом в поисках Болдера, и снова посмотрел на Мод.

Мод промолчала. Что уж тут скажешь.

— Помощь нужна?

Мод задумалась. Ветерок трепал гривы пони. Издалека доносился голос Пинки, которая что-то рассказывала о кукурузном поле Эпплов. Мод не обращала внимания на посторонние звуки, она размышляла над предложением жеребца. То, что он не знает, как выглядит Болдер, конечно, никак не поможет его найти. С другой стороны, Болдер совершенно уникален и найти его будет несложно, а играть в Камуфляж с другими пони интереснее, чем одной.

— Да, — наконец ответила Мод. — Это камень. Маленький, серый.

Жеребец снова посмотрел на груду камней. Все они были серыми, хоть и отличались друг от друга оттенком и размером. Мод видела, что ни один из них не похож на Болдера. Болдер был необыкновенным, единственным в своём роде, и она надеялась, что услужливый жеребец сможет его распознать.

— Агась, — сказал жеребец.

— Спасибо.

Жеребец снова сказал «агась» и подошёл поближе, чтобы присмотреться к камням. Мод наблюдала за ним, силясь понять, знает ли этот пони, на что смотрит, и удивлялась. Как можно остаться равнодушным при виде груды чудесностей, когда та лежит перед самым носом? Положим, не все пони могут оценить камни по достоинству, но то, что такую красоту можно проглядеть, не укладывалось в её голове. Мод верила, что жеребец наконец очнётся и обратит внимание на волнующее зрелище. Она изучала его мужественный взгляд, его неоднозначно поджатые губы. Как он только может... сохранять спокойствие?

— Подсобить собираешься? — вдруг спросил жеребец. Мод моргнула, осознав, что не просто провела всё это время, наблюдая за жеребцом, но и была поймана в момент преступления. С лихорадочной скоростью её разум искал идеальное объяснение, почему она смотрит на него, позабыв о поисках любимца.

— Безусловно.

Она сосредоточилась на груде камней. Та по-прежнему была удивительной, по какой-то неведомой причине даже более удивительной, чем раньше. Странно, что она увидела в камнях дополнительную прелесть, когда так часто отвлекалась на красного жеребца. Очевидно, что она смотрела на него, чтобы не пропустить момент, когда тот наконец осознает величие груды камней... но Мод не была глупой кобылкой. Если в первый раз, когда она на него взглянула, он не выказал интереса к камням, если не было интереса во второй раз и в третий, крайне маловероятно, что в четвёртый раз что-то изменится.

И всё же она не могла не поглядывать в его сторону. Было что-то любопытное в его тяжёлом, каменном взгляде, но что именно, Мод объяснить не могла. Его неподвижный взгляд не был лишён некоторого изящества, отчуждённые зелёные глаза скрывали проблеск незаурядного ума. Он напоминал ей... она не могла сказать, о чём, но он точно напоминал ей о чём-то хорошем.

Тут Мод обнаружила Болдера, который лежал на самом виду, у основания груды. Она потянулась к нему, но замерла, когда её копыто соприкоснулось к копытом жеребца. Неужели он узнал Болдера по одному лишь описанию? Это возможно, ведь она описала его довольно подробно, но всё же Мод была поражена до глубины души. Её взгляд остался прежним, хоть и выражал теперь всё её удивление.

— Вуаля, — сказала Мод.

— Агась.

Ни один из них не заметил размытого розового пятна вдалеке, которое металось между домом и амбаром. Их внимание сосредоточилось только лишь друг на друге.

— Твой камышек? — спросил жеребец.

— Да.

Он узнал его. Он сумел отличить Болдера от других камней. Вот что произошло. Может, он понимает красоту камней так же, как и она.

— Хорошо, — сказал жеребец. Уголки его губ изогнулись в сдержанной, спокойной улыбке. Мод нашла мимику жеребца на редкость выразительной.

— Хорошо, — отозвалась Мод. Она наклонилась было, чтобы поднять Болдера, но жеребец наклонился первым. В его большом копыте Болдер напоминал крохотную гальку.

— Держи.

Мод протянула копыто, и жеребец вложил в него Болдера. Прикосновение было удивительно нежным для такого крупного пони.

— Спасибо.

— Агась.

Довольно долго пони смотрели друг на друга. Наконец Мод убрала Болдера в карман.

— Тебе нравятся камни? — спросила Мод. В её глазах нельзя было разглядеть и тени надежды. Жеребец пожал плечами.

— Агась.

Мод силилась понять по его мимике, правда ли это, и когда уверилась в том, что он не лжёт, то продолжила разговор.

— Мне нравятся камни. — Мод взглядом указала на груду. — Те камни – метаморфические.

— Агась.

— Это значит, что они появились при трансформации других типов камней, — Мод подняла глаза на жеребца.

— Агась.

— Болдер тоже метаморфический камень, — сообщила Мод жеребцу.

— Агась.

Мод была ошеломлена. Она ни разу не встречала пони, кроме, конечно же, членов семьи, которые бы разбирались в камнях и не возражали против разговоров о них, и решила проявить немного настойчивости.

— Я пишу стихи, — сказала Мод. — Хочешь послушать стихотворение о метаморфических камнях?

— Агась.

Жеребец слегка улыбнулся, чем ошеломил её вновь. Она никак не могла привыкнуть к тому, насколько выразительной была его улыбка. Мод прочистила горло.

— Метаморфический камень, — начала Мод. — Ты получился при трансформации других типов камней. Многие камни стали тобой. Ты сделан из многих камней. И всё-таки ты другой. Другой камень, не такой, как остальные камни. Ты новый камень. Это метаморфизм.

Мод застыла, ветерок теребил её гриву. Ветер был отличным дополнением к финальным строчкам стихотворения. Она посмотрела на жеребца, который непоколебимо жевал свою соломинку, и спросила, поймав его серьёзный, глубокомысленный взгляд:

— Тебе понравилось стихотворение?

— Агась.

— Хочешь, прочитаю ещё одно?

Её внешнее спокойствие хорошо скрывало надежду.

— Агась.

Мод не могла поверить в свою удачу. Она никогда не предполагала, что встретит жеребца, который будет так заинтересован в ней и в её стихах. Этот пони по-настоящему её понимает. За время, проведённое на каменной ферме с семьёй, она не слишком часто сталкивалась с другими пони. У Пинки славные друзья, но они не похожи на пони, с которыми можно вести долгий серьёзный разговор. А этот жеребец... совсем другой. Что-то в его поведении, в его натуре было ей по душе. Мод прочистила горло и начала читать второе стихотворение, её душа пела, когда она видела, как пристально жеребец ловит каждое слово. Она закончила второе, начала третье. И ещё одно. Внимание жеребца не ослабевало. Он оставался спокойным, иногда вставляя поощрительное «агась» после очередного стихотворения. Великолепный собеседник.

Минуты казались мгновениями, пока Мод читала лучшие свои стихи о метаморфических камнях. Когда она закончила пятнадцатый, то остановилась, рассчитывая на одобрение жеребца.

— Тебе нравятся мои стихи?

— Агась, — ответил жеребец, — хочешь послушать мои?

Мод посмотрела на него в упор. Подумать только, он тоже поэт.

— О чём они? — спросила Мод.

— О яблоках.

Мод задумалась. Она не большой поклонник яблок, но жеребец слушал её внимательно и учтиво, стоит оказать ему ответную любезность. Кроме того, она не прочь провести ещё немного времени в его компании.

— Безусловно.

Жеребец прочистил горло и открыл рот, чтобы начать читать.

— Вот ты где, Мод! — прервала его Пинки, неожиданно возникнув между ними. — Я тебя обыскалась! Всё это время думала, что ты идёшь за мной! Я рассказывала тебе обо всей ферме, а тебя даже не было рядом! Вообще-то, это забавно!

Мод и жеребец уставились на Пинки.

— О, ты встретила Биг Макинтоша! — подпрыгивая, сказала Пинки. — Биг Макинтош, это Мод, моя сестра!

— Приятно познакомиться, — сказала Мод, переведя взгляд на Биг Мака.

— Агась, — ответил Биг Мак, посмотрев на неё в ответ.

— Он очень славный! — Пинки подпрыгнула и взъерошила гриву Биг Мака. Ни он, ни Мод не сказали ни слова. Они оба хорошо знали Пинки.

— Эй, пойдём! — Пинки легонько подталкивала Мод в нужную сторону. — Нам ещё нужно осмотреть ферму!

Пинки увидела взгляды, которыми они обменялись, и остановилась. Она и без того улыбалась, а тут улыбнулась пошире.

— Если только вы не хотите поболтать, — предложила Пинки, почти не сдерживая хихиканья. Они встретились взглядом, потом посмотрели на Пинки, потом снова встретились взглядом. По одному лишь виду друг друга они могли сказать, каким будет ответ.

— Безусловно.

— Агась.

Пинки убежала, подпрыгивая и заливаясь радостным смехом. Она никогда не видела, чтобы сестра была в таком восторге.

Комментарии (10)

0

Лети на главную, хорошая работа.

Will_O_The_Wisp #1
0

Вот так Висп поговорил с моим переводом))

lasgalen #2
0

Шикарно.

evilpony #3
0

Диалоги в этом произведении просто бесценны)

storm19980508 #4
0

хороший фик!!!

я раньше не задумывалась о возможности вышеописанного, но идея классная!

ametista #5
0

Отличный фанфик и перевод,спасибо автору и переводчику!

Пони Любитель #6
0

лайк и на винт. особое спасибо за название ;))

xvc23847 #7
0

Так постойте, раз Пинки Пай и Эпплджек кузины.

То разве, это слегка не пахнет инцестом?

А так, все хорошо.

muskdeer #8
0

muskdeer, они очень дальние родственницы, да и то не наверняка. В комментариях к оригиналу это, кстати, тоже подметили, так что я немного схалтурила и украла ответ отттуда :)

lasgalen #9
0

Хей!Это же тот фанфик,который я давно читал на everypony.ru в рубрике "Сказлбатт рекомендует".Прикольныйй фанф был,ну ка,иди сюда,в избранное!

CrazyPonyKen #10
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...